<<
>>

2. Психологические особенности формирования и функционирования организованных преступных групп

В последние два десятилетия специалисты говорят об организованной преступности как качественно новом социальном явлении, «пике» преступности. Особенно в последние годы организованная преступность тесно вплелась в экономику страны, вторглась в сферу национальных отношений, стремится контролировать властные, управленческие и хозяйственные структуры.

Организованная преступность пытается навязать обществу свои представления о системе ценностей и нормах поведения. Субкультура преступного мира проникает в различные слои нашего общества. Однако, представители органов уголовной юстиции и ученые-теоретики не разработали четкую концепцию понятия организованной преступности.

Обобщая мнение отечественных специалистов и ряда зарубежных стран, можно выделить следующие характерные черты, присущие организованной преступности – это объединения преступников, имеющие устойчивую внутреннюю структуру, которые в сообществе с коррумпированными представителями власти и бизнеса, используя методы насилия и запугивания или вступая в сговор с другими преступными объединениями устанавливают свой контроль в различных сферах незаконной деятельности и осуществляют ее на постоянной основе вцелях получения огромных доходов.

В качестве основы организованной преступности специалисты выделяют сложную систему преступных сообществ в виде организованных преступных групп и преступных организаций с характерными связями между ними. Исходя из этого, более подробно рассмотрим психологические особенности формирования и функционирования организованных преступных групп.

Проблема организованных преступных групп рассматривалась многими исследователями нашей страны: В.М. Бурыкиным, В.М. Быковым, Р.Р. Галиакбаровым, Г.А. Кригером, П.В. Тельновым, А.П. Самоновым и другими. Однако единой точки зрения на эту проблему до сих пор не выработано.

Одни ученые, как например, В.М. Бурыкин, В.Е. Зобов, В.И. Давыдов, Ю.Т. Деревягин, считают основополагающим признаком организованной преступной группы преступный опыт.

Другие, например, Р.Р. Галиакбаров, таким признаком считают стабильность преступной деятельности группы и распределение ролей между ее членами.

Однако, более полно раскрыл эту проблему А.П. Самонов,1 выделив следующие основные признаки организованной преступной группы:

1. наличие организатора;

2. распределение ролей между членами группы;

3. наличие иерархической структуры;

4. совместная разработка и обсуждение плана преступных действий;

5. наличие психологической и функциональной структуры;

6. создание специального денежного фонда, которым распоряжается организатор группы;

7. распределение «доходов» в зависимости от значимости преступной роли;

8. установление норм и правил поведения членов организованной преступной группы как в сфере преступной деятельности, так и вне ее.

Формулируя понятие организованной преступной группы, ряд ученых дает ей социально-психологическую характеристику. Так, В.М. Быков отмечает: “Организованная преступная группа – это объединение высокого психологического развития, сплоченное и устойчивое. Ее члены взаимно зависимы, подчиняются общим принципам и нормам поведения, принятым в группе. Это довольно тесный союз, в котором каждый находит себе эмоциональную поддержку, дорожит оценкой своей личности и поведения со стороны преступной группы.”1

Поддерживая позицию В.М.

Быкова, А.П. Самонова и других, М.И. Еникеев пишет: “Организованнаяпреступнаягруппа отличается общностью преступных интересов и умысла, устойчивыми внутригрупповыми связями и ролевой дифференциацией. Этот специализированный социально-психологический механизм направлен на систематическое осуществление преступной деятельности.”2

Из всего вышеизложенного вытекает вывод, что организованная преступная группа – это «устойчивое, сплоченное объединение лиц со специфическими криминальными навыками, связями, опытом, организовавшихся для систематического совершения тождественных или однородных преступлений».3

На основе проведенных исследований и обобщая мнения авторов ряда работ, А.П. Самонов4 дает психологическую характеристику кооперации в преступной деятельности организованной преступной группы:

· повышенная опасность групповой преступности определяется не только ее относительно высоким уровнем организованности, но и тем, что совершить преступление в группе значительно легче, чем в одиночку. Преступник получает как моральную, так и материальную поддержку членов группы. Часто такая поддержка выражается не только в советах, наставлениях, но и в предоставлении орудий и средств преступления;

· члены преступных групп оказывают друг другу психологическую поддержку, поэтому каждый чувствует себя в группе более уверенно, а это, в свою очередь, способствует принятию решений о совершении более тяжких преступлений;

· группе доступны такие характерные способы совершения преступлений, которые не может использовать преступник-одиночка;

· преступная деятельность группы может быть легко расширена как во времени ( не обязательно все участники группы действуют одновременно), так и в пространстве (участники группы могут действовать самостоятельно в разных местах);

· совместная преступная деятельность является важнейшей психологической характеристикой преступной группы и составляет ее основу. Успешная преступная деятельность обеспечивается высокой кооперацией путем слияния индивидуальных сил в групповую;

· в преступной группе наблюдается постоянное действие двух противоборствующих сил: одна направлена на дальнейшую интеграцию и сплочение ее членов, другая - на разобщение;

· чем выше уровень кооперации в преступной группе, тем отчетливее проявляются ее психологическая и функциональная структуры. Устойчивой и сплоченной группе свойственны четко выраженный принцип обособления и жесткая внутренняя организация. В ней завершается процесс интеграции индивидов, и объединение достигает равновесия, к которому стремится любая социальная система. Группа становится сплоченной, состав ее стабилизируется, деятельность сообщества утрачивает хаотические черты, происходит распределение ролей и функций между членами группы, устанавливается система взаимных обязательств;

· в результате преступной деятельности группы возрастает суммарный ущерб от совершенных преступлений, т.е. похищается большее количество денежных средств и имущества;

· в группе интенсивнее идет процесс передачи преступного опыта: если им владеет один член группы, то вскоре его перенимают и другие члены.

Кроме того, в процессе жизнедеятельности преступной группы складываются определенные антиобщественные нормы поведения проявляющиеся в форме воровских обычаев, обрядов и привычек. Нормы поведения, реализуемые в конкретных отношениях между членами преступной группы, создают антисоциальный психологический фон, например, вседозволенность и групповой эгоизм.

Каждый член преступной группы в соответствии со своими личностными качествами, авторитетом, статусом в преступной организации и ролью, которую он выполняет, занимает определенное место в системе групповой организации, в структуре группы.

Вершину этой иерархической лестницы занимает организатор или главарь антиобщественной корпорации, который благодаря своему высокому положению (статусу) выделяется среди всех соучастников и имеет право принимать ответственные решения, затрагивающие интересы всех членов группы. Иначе говоря, в организованных преступных группах возникает проблема лидерства.

При всех особенностях преступной группы ее организатор является центральной фигурой. Он, как правило, является организатором преступлений, разрабатывает план его совершения, подбирает участников, распределяет роли, руководит преступными действиями, формирует и устанавливает соответствующие нормы поведения в корпорации и образ жизни ее членов.

Типичный психологический портрет организаторов и главарей преступных групп характеризуется высокой выносливостью и работоспособностью. Они инициативны, решительны, честолюбивы. Их отличают серьезность и реалистичность, хорошее понимание обстановки, высокая требовательность к себе и членам группы. Склонны подчиняться групповым нормам и традициям преступных групп. Общая картина поведения характеризуется ощущением силы, энергичности, предприимчивости. Стремятся брать от жизни все, что только можно. Отличаются непринужденностью в межличностных отношениях, уверенностью в своих силах при осуществлении преступной деятельности. Некоторые из них склонны к риску. Как правило, они игнорируют общепринятые правила поведения в обществе, пренебрежительно относятся к моральным ценностям, ради собственной выгоды способны на ложь. Стараются иметь широкий круг знакомых, особенно в среде правоохранительных органов, управленческого аппарата министерств и ведомств. Легко сходятся с ними. Склонны переживать за успех дела и за своих членов преступной группы. Стараются оказывать моральную и материальную помощь им и членам их семей.

В настоящее время, в условиях появления и быстрого развития организованной преступности, проблема лидерства в преступном мире приобрела новые черты. Лидеры преступной среды выделяются в особую касту, образуя так называемую «бюрократическую надстройку».

«Ее представители не принимают прямого участия в противоправном «материальном производстве», аккумулируя функции создания и поддержания условий, обеспечивающих воспроизводство непосредственной криминальной деятельности, то есть деятельности, направленной на подготовку и совершение конкретных уголовных преступлений. Надстройка обеспечивает субъектам базового уровня режим наибольшего благоприятствования, решает задачи поддержания внутреннего порядка, улаживания конфликтов, защиты, установления и поддержания контактов с коррумпированными чиновниками, экономического и юридического консультирования, «отмывания» преступно нажитых средств, оказание других самых разнообразных услуг, обеспечивающих в конечном счете бесперебойного функционирования преступного конвейера».1

Наиболее характерными представителями «бюрократической надстройки» преступного мира являются «воры в законе». «В 1992 году на учете их состояло 276 человек, то есть около 10% от числа всех лидеров. Как правило, за ними закреплена определенная территория. В крупных административных образованиях, прежде всего в городах, «воров в законе» несколько.

Наибольшее их число сосредоточено в Москве. Здесь находится так называемый «московский воровской центр», проводится их «коронация».

В Уфе и Башкортостане действую три «вора в законе», столько же их действует в Екатеринбурге. Вместе с тем, имеются территории (Кировская область), где постоянно находящихся «воров в законе» не зарегистрировано. Однако такие регионы курируют воры, отбывающие наказание, а также «воры в законе», проживающие в других местностях и специально уполномоченные для кураторства, получившие название «положенцев».

«Воры в законе» и другие лидеры уголовной среды активно занимаются укреплением воровских традиций. Этому придавалось и придается большое значение, особенно сейчас, когда в преступную среду вливаются новые многочисленные силы, незнакомые с воровскими правилами и проявляющие нередко непочтение к этим правилам. «Воры в законе», поддерживая между собой связь, хорошо осведомлены о процессах, происходящих в преступной среде».1

Современный «вор в законе», как пишет «Литературная газета», зиждется не на финке, «… а на количестве миллионов, которые контролирует. Сила его нынче не в кулаке, а в «общаке», в страховой кассе преступного мира, куда обязаны вносить свою дань все профессионалы – от одиночек-шулеров до главаря бандформирований».2

Отличительной чертой элиты современного преступного мира является то, что представители ее сами лично не совершают конкретных уголовно наказуемых деяний и даже не знают о них, но выполняют функции более общественно опасные, чем, например, совершение отдельных краж. Несмотря на это, привлечь их к уголовной ответственности на основании действующего законодательства, как правило не представляется возможным.

Продолжая рассматривать психологическую характеристику преступных групп, следует подробнее остановиться нагрупповыхнормах и образе жизни членов преступной группы.

Становление и формирование групповых норм создают своеобразное единение в поведении преступной группы : актуализируют антиобщественную ценностную ориентацию и мотивацию групповой преступной деятельности; устанавливают контроль за единым поведением соучастников; обеспечивают коррекцию и регуляцию поведения членов преступной группы; выступают как бы законодателем ведения определенного образа жизни.

Понятие образа жизни членов преступной группы содержит следующую социально-психологическую характеристику:потребности (особенно материальные), ценности и интересы, реализуемые в преступной деятельности и служащие мотивами и регуляторами антиобщественного поведения и деятельности; воровские обычаи и привычки, как типичные социальные нормы отношений между членами, складывающиеся в процессе преступной деятельности, социальной жизни и быта.

В преступной группе способ добывания материальных благ является образом жизни, определяющей единое поведение всех ее членов. Образ жизни непосредственно связан с системой потребностей, с конкретными нравственными и моральными ценностями членов преступной группы, которые выступают регуляторами преступной деятельности и поведения.

Таким образом, групповые нормы и образ жизни являются одним из важнейших факторов регуляции взаимоотношений и взаимодействия в группе, зависят от большого числа условий. Среди них по степени важности на первый план выступают антисоциальная направленность преступных действий, которая определяет группу как целеустремленную систему. Система формирует и устанавливает такие нормы взаимоотношений, которые обеспечивают ей выполнение преступной деятельности более или менее успешно, а главное – безопаснее с ее точки зрения. Система носит специфический характер взаимоотношений в зависимости от особенностей той отрасли, в которой она функционирует.

Раскрывая психологические особенности формирования и функционирования организованных преступных групп нельзя не отметить, что за последние три десятилетия в нашей стране в сфере экономики появилась и стремительно развилась качественно новая преступная группа, преступное сообщество – мафия.

«Мафия – это преступное сообщество лиц, организовавшихся из числа хозяйственных, государственных и правоохранительных органов, имеющих вооруженное формирование».1

Лидеры теневой экономики в целях совершения крупных хищений, безнаказанного совершения преступлений и непомерного личного обогащения начали подкупать отдельных работников правоохранительных органов, некоторых влиятельных лиц министерств и ведомств, других органов управления народным хозяйством. Фактически соответствующая часть должностных лиц названных учреждений перешла на службу преступного сообщества.

Со своей стороны, главари общеуголовных преступных групп, изучив коррумпированную преступность в стране, наличие в руках отдельных лиц огромного состояния путем психологического воздействия и физического насилия начали претендовать на часть доходов, т.е. паразитировать на незаконном обогащении преступных элементов.

В целях безопасного совершения преступлений и «законной» охраны нетрудовых доходов лица преступного мира теневой экономики заключили соглашение с главарями общеуголовных группировок.

Таким образом, уголовный мир тоже перешел на службу преступных сообществ в сфере экономики. Дальнейшее накопление денег в уголовном мире позволило им вкладывать суммы в «хозяйственную деятельность» этих преступных групп. И, как следствие, уголовные преступники стали заинтересованы в расширении преступной деятельности теневой экономики, оказывая им услуги как в охране их богатств, так и в борьбе с конкурентами.

А.И. Гуров определил следующие признаки мафии:

· наличие преступного сообщества с четкой структурой и иерархическими связями;

· наличие главаря, держателя кассы, связников, боевиков, разведки, контрразведки;

· системный преступный бизнес и т.п.

Мафия содержит охрану, наемных убийц, имеет свою систему контроля над «своей» территорией. И главное, имеет коррумпированные связи с должностными лицами в правоохранительных органах и государственном аппарате. Главарям мафии платят дань не только подпольные бизнесмены, но и сбытчики наркотиков, ночные торговцы водкой, проститутки, карманные воры, кооператоры и др.

Часть денег (по данным НИИ прокуратуры-2(3) уходят на наем крупных государственных чиновников. В последние годы мафия вкладывает денежные средства в кооперативы, чтобы «отмывать» их, легализовать.1

Наиболее характерным чертами преступных сообществ являются:

1. Приток новых членов, причем не только из числа лиц, утерявших социальные ориентиры, но также из числа различного рода специалистов ( юристов, экономистов, хозяйственников, финансистов т.п.).

2. Коррупция, охватившая отрасли хозяйства, органы власти и управления всех уровней.

3. Организованное сплочение преступной среды на основе укрепления и развития воровских традиций и законов. Причем увеличение числа «разборок» между организованными группами, убийства их лидеров, специалисты рассматривают скорее как механизм обеспечения организованного сплочения, нежели передел криминального влияния.

4. Переход представителей преступных сообществ, накопивших значительные средства, в легальную предпринимательскую и коммерческую сферу. Здесь налицо корректировка «воровских» законов, приспособление преступной среды к новым условиям. Прежние преступные связи не порываются, а даже укрепляются.

5. Активное развитие межрегиональных, международных связей между преступными сообществами.

6. Постоянное расширение сферы преступной деятельности, освоение новых видов преступных посягательств.

7. Возрастание роли, влияния групп и сообществ, созданных на этнической основе.

8. Вооруженность и техническая оснащенность организованных преступных сообществ.

9. Нарастание противодействия правоохранительной системе, психологического и физического воздействия на свидетелей и потерпевших, работников правоохранительных органов в целях их деморализации и дискредитации, а также склонения к преступному сотрудничеству.

10. Вовлечение в преступную деятельность несовершеннолетних в качестве исполнителей.

11. Возрастание дерзости и жестокости преступников.

12. Устойчивость и продолжительность существования.

13. Программирование преступной деятельности с учетом изменяющихся социальных условий, состояния рынка, состояния социального контроля, законности и правопорядка, создание благоприятных условий для этой деятельности.

14. Иерархичность построения и разграничения функций их членов.

15. Наличие общих материальных ценностей, определенных норм поведения и системы подчинения этим нормам.

<< | >>
Источник: Башкирский А.И.. Юридическая психология (психология в деятельности следователя): Курс лекций, 2004. 2004

Еще по теме 2. Психологические особенности формирования и функционирования организованных преступных групп:

  1. Экспертиза социально-психологических особенностей членов преступной группы.
  2. § 6. Участники организованных преступных групп[80]
  3. Психологические аспекты расследования преступлений в сфере организованной преступности.
  4. Особенности расследования преступлений, совершенных организованными группами
  5. 9.3. Социально-психологическая сущность организованной преступности
  6. Формирование групп психологической экспресс-помощи
  7. Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ)
  8. Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ)
  9. 3. Конфликты в преступных сообществах и их использование в борьбе с организованной преступностью
  10. 2. Современное состояние и основные направления влияния организованной преступности на общую преступность
  11. Психологические особенности преступных действий.