<<
>>

ТОЛКОВАНИЕ ПРАВА ПО СУБЪЕКТАМ

Одна из основных классификаций толкования права произ­водится в зависимости от статуса субъекта-интерпретатора, наличия или отсутствия у него специальных полномочий на осуществление правоинтерпретационной деятельности.

По дан­ному основанию толкование права подразделяется на официаль­ное и неофициальное[80]. Следует помнить, что интерпретировать нормы права могут абсолютно любые граждане и их объедине­ния, независимо от принадлежности к органам публичной вла­сти. Между тем отдельные субъекты права наделены полномо­чиями по толкованию норм права и результаты такого толкова­ния обладают юридической силой (тогда как разъяснение смыс­ла норм права специально не уполномоченными на то лицами обязательного характера не имеет).

По мнению А. Н. Шепелева, основная «целевая аудитория», осуществляющая толкование права, - это государственные слу­жащие. Он считает бессмысленным особо говорить о гражданах как о лицах, толкующих положения нормативных правовых ак­тов, поскольку «...индивидуальный взгляд обычного граждани­на на интерпретацию того или иного закона представляет инте­рес в каком-либо государственном учреждении либо на судеб­ном заседании... сложно предположить, что законодатель зало­жил в текст закона некоторую неопределенность, двусмыслен­ность, чтобы передать возможность трактовки отдельным гражда­нам в надежде, что они сами во всем разберутся»[81]. Конечно, такая позиция выглядит радикальной, но имеет под собой реальные ос­нования - официальному толкованию права придается особое зна­чение при рассмотрении и разрешении любых юридических дел.

Осознавая важность рассматриваемого вида толкования права, Законодательным собранием Иркутской области был принят Областной закон от 12.01.2010 № 1-03 «О правовых ак­тах Иркутской области и правотворческой деятельности в Ир­кутской области». Глава 12 названного закона именуется следу­ющим образом: «Официальное толкование правовых актов обла­сти», а в ст. 61 закреплена следующая дефиниция: «Официальное толкование правовых актов области представляет собой властно­обязательное разъяснение содержания правовых предписаний этих актов правомочным правотворческим органом области».

Недостаток надлежащих официальных разъяснений, а так­же пробелы в теоретических знаниях К. В. Шундиков относит к причинам сбоев в механизме практического применения право­вых инструментов[82].

Официальное толкование права обладает следующими признаками:

1) осуществляется компетентными органами (государ­ственной власти или местного самоуправления) и организация­ми (государственными, муниципальными или частными), а так­же в исключительных случаях индивидами (индивидуальными предпринимателями);

2) закрепляется в специальных правовых актах (при этом «правотолковательное положение не может быть рассмотрено в качестве неотъемлемой части толкуемой нормы, поскольку это фактически ставило бы знак равенства между ними»81);

3) обладает юридической силой (отступление от данного вида толкования может повлечь негативные юридические по­следствия, оно имеет обязательное значение для тех, кто руко­водствуется разъясняемыми нормами права);

4) имеет своего адресата (определенных субъектов, либо заранее неопределенного круга лиц, соответствующего установ­ленным критериям);

5) как правило, осуществляется в ходе правоприменитель­ной деятельности (в случае, если толкование дается непосред­ственно в ходе применения права) или иного специального юрисдикционного процесса (обычно осуществляемого на основе общей процедуры деятельности субъекта-интерпретатора).

В зависимости от того, какой характер носит официальное толкование (общий или индивидуальный), различают норматив­ное и казуальное толкование права.

Нормативное толкование права.

- адресуется неопределенному кругу лиц;

- рассчитано на множественность (неоднократность) при­менения в конкретных юридических ситуациях;

- должно учитываться в деятельности тех субъектов, кото­рым оно адресовано;

- является дополнительным основанием (помимо нормы права) для принятия властно-управленческих решений; [83]

- основывается на разъяснении норм права и/или обобще­нии юридической практики.

Н. Н. Вопленко считает нормативное толкование наиболее распространенным, массовым и значимым для юридической практики праворазъяснением, на которое ориентируется дея­тельность правоохранительных органов и которое образует «ткань» правоприменительной практики. В этом толковании «... обнаруживаются и реализуются основные тенденции форми­рующейся юридической практики и ее влияние на систему ис­точников права»[84].

В нашей стране наибольшим значением обладает норма­тивное толкование, осуществляемое КС РФ[85], которое имеет си­лу Конституции России и распространяется на всех без исклю­чения субъектов права (начиная с высших государственных ор­ганов и заканчивая простыми гражданами). Между тем полно­мочиями по нормативному толкованию права также наделены и многие другие органы власти. Например, ВС РФ дает разъясне­ния положений действующего законодательства для нижестоя­щих судов, Центральная избирательная комиссия России упол­номочена давать официальные разъяснения отдельным положе­ниям избирательного законодательства и т. д.

Исходя из того, является ли субъект автором (правотвор­цем) тех норм, которые он толкует, нормативное толкование принято подразделять на аутентическое и легальное.

Аутентическое толкование (также именуется аутентич­ным, авторским) дается теми же самыми органами, которые приняли интерпретируемые нормы права. Так, в одном из своих актов Арбитражный суд Дальневосточного округа указал на то, что аутентическое толкование Правил рыболовства может да­вать лишь принявший их орган[86] - Министерство сельского хо­зяйства России. Общее (хотя и негласное) юридическое установ­ление заключается в том, что за субъектом, издавшим нормы позитивного права, автоматически признаются полномочия по их толкованию. С. Ю. Болонин по этому поводу высказался сле­дующим образом: «Право аутентического толкования логически вытекает из права издания нормативных актов. Если тот или иной орган обладает нормотворческой компетенцией, то он об­ладает и компетенцией толкования своих нормативных актов»[87]. Так, Государственная Дума России[88] может давать разъяснения принятым Федеральным Собранием России законам. Президент России - разъяснять положения своих указов. Правительство России - давать пояснения относительно принятых им поста­новлений, Генеральный прокурор России - доводить до сведе­ния подчиненных ему прокуроров содержание ведомственных приказов и т. д. Эта формула также работает на уровне местного самоуправления и частных организаций, когда, например, мест­ная дума комментирует свое решение об утверждении бюджета, глава муниципального образования разъясняет положения выне­сенного им постановления о благоустройстве территории, совет директоров частного акционерного общества формулирует для работников общества пояснения к тому или иному локальному акту и другие подобного рода случаи. К примеру, в ч. 3 ст. 7 По­ложения о муниципальных правовых актах Иркутска (утвер­жденного решением Думы г. Иркутска от 21.10.2004 № 004-20- 040012/4) содержится правило, согласно которому «органы и должностные лица органов местного самоуправления города Иркутска вправе давать официальное толкование как по соб­ственной инициативе, так и по запросам субъектов правотворче­ской инициативы путем принятия актов-разъяснений».

Легальное толкование права осуществляется уполномочен­ными субъектами, которые не принимали интерпретируемые нормы, но тем не менее наделены соответствующими полномо­чиями. В особенности это относится к судебным инстанциям, которые в силу закона могут давать обязательные разъяснения норм права, принятых иными органами. При рассмотрении кон­кретного дела Саратовский областной суд заявил: «...аутен­тическое толкование положений закона осуществляет орган, из­давший его, правом легального толкования норм действующего законодательства обладает суд»[89]. Между тем несложно пред­ставить себе и ситуацию, при которой общее собрание учреди­телей хозяйственного общества наделяет директора общества полномочием по разъяснению правовых актов, принятых собра­нием учредителей общества.

Относительно конституционно-правового регулирования интерпретационных полномочий органов государственной вла­сти в России Н. С. Малютин заметил, что несоблюдение прин­ципа разделения властей в данном процессе создает конкурен­цию результатов толкования права (особенно судебного и аутен­тичного). Исследователем предлагается корректировка законо­дательства России «в части исключения возможности осуществ­ления толкования нормативных актов законодательными орга­нами власти, а также исполнительными органами вне правопри­менительной деятельности»[90].

В отечественной практике также возникают вопросы, свя­занные с подготовкой отдельными ведомствами информацион­ных писем (указаний, инструкций, иных актов-разъяснений), содержащих рекомендации по применению нормативных право­вых актов[91]. Такое толкование может считаться легальным лишь при условии наделения ведомства полномочиями по разъясне­нию соответствующей группы нормативных правовых актов и при наличии прямого указания на это в учредительном акте ве­домства либо в законе.

Отдельными авторами предлагается разграничить легаль­ное толкование в узком смысле (даваемое представительными органами власти непосредственно в нормах права) и в широком смысле (даваемое любыми официальными субъектами толкова­ния права в своих актах)[92]. Легальное толкование иногда отож­дествляют с делегированным либо выделяют делегированное толкование как самостоятельный вид правоинтерпретационной деятельности и связывают его с казуальным[93].

Казуальное толкование права (от лат. casus - случай, де­ло)[94], в отличие от нормативного толкования:

- носит индивидуальный характер (адресуется заранее определенному, конкретному субъекту или субъектам);

- дается в рамках юридического процесса (дела) по кон­кретному случаю, является однократным;

- является обязательным лишь для субъектов, участвующих в юридическом деле (в той части, в которой он затрагивает их правовой статус: права, обязанности и ответственность);

- подкрепляет акт применения права аргументацией (дета­лизирует его содержание) либо имеет самостоятельное значение;

- выступает основой для дальнейшего нормативного толко­вания.

В. В. Лазарев отметил: «...при казуальном толковании, в отличие от нормативного, в едином интеллектуально-волевом акте указывается пояснение содержания правовых норм с объяс­нением конкретных субъективных прав и юридических обязан­ностей»[95]. Результаты такого толкования являются обязатель­ными лишь для участников соответствующих процессов. Как указал ВС РФ при оценке двух писем Министерства финансов Российской Федерации, «...оба письма изданы как акты казуаль­ного толкования; являясь ответами на индивидуальные обраще­ния граждан, данными уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в пределах своей компетенции, они не содержат предписания о правах и обязанностях персонально не определенного круга лиц, носят информационно-разъясни­тельный характер»[96] [97].

Казуальное толкование права в большинстве случаев осу­ществляется судебными и административными органами в ходе рассмотрения юридических дел и именуется правоприменитель­ным. Между тем решения высших органов власти и их долж­ностных лиц относительно конкретных дел нередко становятся образцом для нижестоящих органов, в силу чего может образо-

99

ваться так называемый прецедент толкования .

Называют и иные классификации официального толкова­ния права:

- в зависимости от характера власти субъекта', толкова­ние права, осуществляемое государственными органами и орга­низациями; толкование права, осуществляемое муниципальными органами и организациями; толкование, осуществляемое част­ными органами и организациями;

- в зависимости от уровня власти, к которому принадле­жит интерпретатор', толкование права общегосударственны­ми органами власти (в федерации - федеральными), толкование права местными органами государственной власти (в федерации они могут иметь статус субъектовых), толкование права органа­ми местного самоуправления, толкование права организациями (государственными, муниципальными, частными);

- в зависимости от принадлежности субъектов к той или иной ветви власти', толкование права органами законодательной власти, исполнительной власти и судебной власти[98] (в рамках самостоятельной научной дискуссии в нашей стране может быть выделено толкование права, осуществляемое органами прези­дентской власти, надзорной власти и др.);

- в зависимости от функционального предназначения субъ­ектов'. толкование права оперативно-исполнительными органа­ми (их подразделениями); толкование права правоохранитель­ными органами (их подразделениями);

- иные (в качестве оснований для других классификаций официального толкования права может быть принята классифи­кация органов государственной власти).

В научной литературе также поднимается вопрос о сме­шанных (гибридных) видах официального толкования права. Так, Е. В. Пирмаев применительно к судебной деятельности считает, что существуют такие виды толкования права, как ле­гальное казуальное и аутентическое казуальное[99]. Полагаем, что такая интерпретация далеко выходит за рамки традиционных воз­зрений о классификации официального толкования права, но, при условии должной аргументации, имеет право на существование.

Неофициальное толкование права обладает следующими признаками:

- осуществляется неуполномоченными на это субъектами права (в том числе и теми, кто не обладает специальными юри­дическими познаниями);

- не имеет юридической силы (его результаты не являются обязательными для учета в юридической деятельности);

- может осуществляться при отсутствии какой-либо право­вой основы в любых сферах человеческой жизнедеятельности, относительно любых вопросов, которые потенциально или ре­ально подпадают под действие позитивного права (в этих случа­ях зависит исключительно от притязаний субъектов-интер­претаторов);

- характеризуется широкой вариативностью (основано на многочисленных, часто разрозненных и, как правило, несистем­ных подходах к пониманию и интерпретации правовых норм)[100].

Несмотря на это, результаты неофициального толкования права могут играть существенную роль в уяснении смысла норм права третьими лицами и даже оказать влияние на принятие публичными органами властных решений. В зависимости от уровня компетентности интерпретаторов (глубины восприятия права) неофициальное толкование разделяют на обыденное, профессиональное и доктринальное.

Обыденное (житейское) толкование права - это толкова­ние, даваемое лицами, не обладающими специальными юриди­ческими знаниями. Л. В. Соцуро считает, что обыденное толко­вание - это «...правовое явление, выражающее правовые чув­ства, эмоции, представления, переживания, оценочные и иные суждения, происходящие в сфере психики граждан в связи с ис­полнением прав и обязанностей, отношения к праву в целом и к конкретному закону или иному нормативному правовому акту в частности»[101]. Оно опирается скорее на житейский опыт, эмо­ции, представления (слухи) и фантазии, чем на конкретные зна­ния норм права, передается от одних граждан к другим и являет­ся основой для правомерного (или противоправного) поведения большей части населения.

Профессиональное (компетентное) толкование права осуществляется либо юристами-практиками, либо работниками органов государственной власти и местного самоуправления, имеющими специальные юридические познания в своей сфере деятельности. Например, приказом Минобрнауки России от 12.05.2014 № 508 «Об утверждении федерального государствен­ного образовательного стандарта среднего профессионального образования по специальности 40.02.01 “Право и организация социального обеспечения”» предусмотрено, что выпускник- юрист (базовой подготовки) должен уметь осуществлять про­фессиональное толкование нормативных правовых актов для реализации прав граждан в сфере пенсионного обеспечения и социальной защиты.

Необходимо помнить, что профессиональное толкование права не имеет обязательной юридической силы (на это обстоя­тельство, в частности, указал Санкт-Петербургский городской суд в своем определении[102]), хотя и обладает высоким каче­ственным уровнем, характеризуется системным подходом к рас­крытию правовых положений. В зависимости от процессуальной основы профессиональное толкование права может:

- выступать обязательным элементом юридического про­цесса (когда, например, прокурор докладывает председатель­ствующем}7 судье правовую позицию прокуратуры по делу, за­щитник дает своему подзащитному консультацию при произ­водстве следственного действия исходя из требований соответ­ствующего процессуального кодекса);

- осуществляться субъектами, обладающими специальными юридическими знаниями, вне какого-либо юридического про­цесса (начальник юридического отдела кадрового агентства разъясняет домочадцам последние изменения в трудовом зако­нодательстве, юрист дает консультацию своему соседу по спо­собам защиты его прав от бездействия управляющей компании).

Доктринальное (научное) толкование права характеризу­ется высоким уровнем понимания закономерностей (тенденций) возникновения, развития и функционирования права. В данной разновидности толкования права В. В. Лазарев более сорока пя­ти лет назад увидел «научное разъяснение правовых актов, смысла и целей правовых норм, которое дается как результат теоретических поисков, научного анализа права» 105 . В. М. Сырых полагает, что доктринальное толкование права да­ется правоведами и иными специалистами в области права в различных источниках (монографиях, комментариях, научных и научно-популярных статьях, докладных записках, экспертных заключениях), предложениях по совершенствованию законода­тельства, иных письменных документах либо в публичных вы­ступлениях. Главной особенностью такого толкования В. М. Сырых считает его содержание в части глубокого и точно­го анализа действующего законодательства106.

К числу источников доктринального толкования права, названных выше, также можно добавить диссертационные ис­следования. учебные (учебники, учебные пособия и др.) и спра-

10? Лазарев В. В. о роли доктринального толкования права // Сов. юстиция. 1969. №14. С. 14.

10° См.: Сырых В. М. Теория государства и права : учебник. 6-е изд., перераб. и доп. М„ 2012. С. 288.

вочно-информационные (словари, энциклопедии и др.) издания. Научное толкование оказывает существенное влияние на право­творческий и правореализационный процессы, а содержащие его документы нередко рассматриваются в качестве источников права (правовой доктрины). Классификацию видов доктриналь­ного толкования можно встретить у А. Г. Манукяна, который разграничил догматическое, реальное и специально-юриди­ческое толкование права[103].

В последнее время в юридической среде существенно укре­пилась позиция о двойственной правовой природе доктриналь­ного толкования, которое может быть как официальным, так и неофициальным[104]. Интересно, что в одном из своих решений ВС РФ охарактеризовал толкование Конституции РФ непосред­ственно КС РФ как нормативно-доктринальное[105], такой же точ­ки зрения придерживается и сам КС РФ[106].

Отдельный вопрос возникает относительно смешанных (ги­бридных) видов неофициального толкования, объединяющих в себе и профессиональное, и доктринальное толкование, когда интерпретирующий право юрист-практик одновременно являет­ся и правоведом (ученым). К примеру, такая ситуация может возникнуть при выражении одним из судей своего особого мне­ния по делу (которое не обладает юридической силой)[107], при

том. что сам судья может быть ученым в соответствующей обла­сти научного познания.

В нашей стране особенную актуальность приобретает во­прос об особом мнении судьи КС РФ, так как «...в состав Кон­ституционного Суда РФ входят кандидаты и доктора юридиче­ских наук, заслуженные юристы России, деятели науки. Таким образом, толкование норм Конституции РФ, отраженное в осо­бом мнении судьи Конституционного Суда РФ, дано как юри­стом-практиком, так и ученым»[108]. Говоря о значении данного рода явлений для науки и практики, Д. А. Басангов заметил, что «...особые мнения судей служат ориентиром развития теории конституционализма. Они развивают смысл доктрины конститу­ционного права, позволяют ввести в научный оборот новые под­ходы к осмыслению общественных реалий, свежие взгляды по использованию способов толкования»[109]. Можно встретить и противоположную точку зрения о необходимости отличать осо­бые мнения судей от актов толкования права[110].

3.3.

<< | >>
Источник: Кузьмин И. А.. Правоприменение и толкование права : в 2 ч. : учеб, посо¬бие. - Иркутск : Изд-во ИГУ. Ч.2 : Толкование права / И. А. Кузьмин. - 2017. - 103 с. . 2017

Еще по теме ТОЛКОВАНИЕ ПРАВА ПО СУБЪЕКТАМ:

  1. Виды толкования норм права по субъектам
  2. § 2. Виды толкования права по субъектам
  3. Вопрос 2. Субъекты толкования норм права
  4. ВИДЫ ТОЛКОВАНИЯ НОРМ ПРАВА ПО СУБЪЕКТАМ
  5. 63. Толкование права: понятие и виды по субъектам
  6. Виды толкования права в зависимости от субъектов, его осуществляющих
  7. Кузьмин И. А.. Правоприменение и толкование права. 2017, 2017
  8. 27. Виды и объем толкования права. Акты толкования.
  9. 26. Толкование права. Понятие, приемы, способы толкования.
  10. Субъекты толкования
  11. 20.2 Виды толкования по субъектам
  12. 21.1. Понятие толкования права. Этапы толкования
  13. 21.3 Виды толкования правовых норм по субъектам