<<
>>

Р. Мертон СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА И АНОМИЯ

В социологической теории существует заметная и настойчи­вая тенденция относить неудовлетворительное функционирова­ние социальной структуры в первую очередь на счет присущих человеку повелительных биологических влечений, которые недо­статочно сдерживаются социальным контролем.

С этой точки зрения социальный порядок - всего лишь инструмент для регули­рования импульсивных действий", "социальной переработки" напряжений. Следует отметить, что эти* импульсивные действия, прорывающиеся сквозь социальный контроль, рассматриваются в качестве проявления биологически обусловленных влечений. Предполагается, что стремление к неподчинению коренится в самой природе человека. Подчинение, таким образом, представ­ляет собой результат либо практического'расчета, либо механи­ческого кондиционирования. Эта точка зрения, не говоря уже о ее прочих недостатках, явно не дает ответа на один вопрос. Она не дает основы для определения тех условий небиологического ха­рактера, которые стимулируют отклонения от предписанного типа поведения.

...Мы исходим из предложения, что определенные фазы со­циальной структуры порождают обстоятельства, при которых нарушение социального кодекса представляет собой "нормальный" ответ на возникающую ситуацию... Некоторые социальные структуры оказывают определенное давление на от­дельных членов общества, толкая их скорее на путь неподчине­ния, чем на путь поведения, сообразующегося с общепринятыми правилами.

Среди элементов социальной и культурной структуры осо­бую важность для нас имеют два элемента. Аналитически они разделимы, хотя в конкретных ситуациях они нераздельно пере­плетаются. Правый элемент состоит из целей, намерений и инте­ресов, определяемых данной культурой. Они составляют сферу устремлений. Указанные цели более или менее интегрированы и включают в себя различные степени престижа и эмоций ... Неко­торые из этих определяемых культурой устремлений имеют от­ношение к первичным влечениям человека, однако они не опре­деляются ими. Вторая фаза социальной структуры определяет, регулирует и контролирует приемлемые способы достижения этих целей. Каждая социальная группа обязательно сочетает свою шкалу желаемых целей с моральным или институционным регу­лированием допустимых и требуемых способов достижения этих целей. Этого рода регулятивные нормы и моральные императивы не обязательно совпадают с нормами, определяющими техни­ческую целесообразность или эффективность этих способов. Многие способы, которые отдельным лицам представляются наиболее эффективными для достижения желаемых ценностей, такие, как незаконные операции с акциями нефтяных компаний, кража, мошенничество, исключены иэ институционной сферы дозволенного поведения. Выбор подходящих средств ограничен институционными нормами.

.. .Значимость определенных целей может изменяться незави­симо от степени значимости институционных средств. Могут иметь место случаи непропорционального, иногда по существу исключительного подчеркивания ценности определенных целей в сочетании со сравнительно малой озабоченностью относительно институционно одобряемых средств и их достижения. Своего крайнего выражения подобная ситуация достигает в том случае, когда выбор альтернативных способов ограничивается только техническими, а не институционными соображениями.

В такого рода гипотетическом полярном случае были бы разрешены все и любые средства, способные обеспечить достижение исключи­тельно важных целей. Таков один тип несогласованности элемен­тов культуры. Второй полярный случай обнаруживается в тех группах, где деятельность, первоначально задуманная в качестве средства достижения цели, становится самоцелью. В таких груп­пах первоначальные цели забыты, и ритуалистическая привер­женность к институционно предписанному поведению принимает характер подлинной одержимости. Принимаются широкие меры к обеспечению стабильности, в то время как к переменам отно­сятся с пренебрежением.

Выбор альтернативных способов поведения строго ограничи­вается. Развивается связанное с традициями священное общество, характеризующееся неофобией. Служебный психоз бюрократа может служить здесь примером. Наконец, имеются группы про­межуточного типа, в которых существует равновесие между це­лями, определенными культурой, и институционными средства­ми. Эти группы характеризуются значительной интеграцией и относительной стабильностью, не препятствующей переменам.

Эффективное равновесие между двумя указанными фазами социальной структуры достигается до тех пор, пока лица, подчи­няющиеся ограничениям особого рода, получают удовлетворе­ние; речь идет об удовлетворении от достижения определенных целей и об удовлетворении, непосредственно проистекающем от использования институционно одобряемых способов достижения этих целей. Успех в подобных уравновешенных случаях склады­вается из двух моментов, успех здесь оценивается в терминах результата и терминах процесса, в терминах конечного выхода и в терминах деятельности. Постоянное удовлетворение должно проистекать из самого по себе участия в конкретном порядке, из опережения конкурентов, поскольку сохраняется конкурентный порядок. Случайные жертвы, сопряженные с институционализи­рованным поведением, должны компенсироваться социально- апробированным вознаграждением. Распределение статусов и ролей посредством соревнования должно быть организовано та­ким образом, чтобы для любой позиции в рамках установленного распределением порядка существовал положительный фактор, стимулирующий соответствие каждой своей роли и выполнение обязательств, связанных со статусом. Поэтому отклоняющееся от нормы поведение может быть расценено как симптом несогласо­ванности между определяемыми культурой устремлениями и социально организованными средствами их удовлетворения.

Из типов групп, формирующихся в результате независимых изменений в соотношении двух фаз социальной структуры, нас интересуют главным образом группы первого типа, именно те, в которых непропорционально большое ударение ставится на целях. Это положение следует переформировать в надлежащей перспек­тиве. Нет таких групп, в которых отсутствовали бы кодексы, регулирующие поведение, однако существуют различия, в степени, в которой обыкновения, нравы и институционный контроль эф­фективно сочетаются с менее определенными целями, состав­ляющими часть культурной основы общества. Эмоциональные убеждения могут группироваться вокруг комплекса признанных обществом целей, лишая одновременно своей поддержки опреде­ленные данной культурой средства их достижения... Определенные аспекты социальной структуры могут породил, противонравы и антисоциальное поведение именно вследствие различия в значе­нии, придаваемом целями и нормами, регулирующим их достиже­ние. В крайних случаях эти последние могут быть настолько подо­рваны чрезмерным акцентом на целях, что выбор способов поведе­ния будет ограничиваться только соображениями технической це­лесообразности. Вследствие этого единственным вопросом, имею­щим значение, становится вопрос о том, насколько эффективны наличные средства овладения социально апробированными ценно­стями. Способ, наиболее практичный с технической точки зрения, независимо от того, законен он или нет, получает предпочтение перед институционно предписанным поведением. По мере разви­тия этого процесса интеграция общества ослабевает и развивается.

Процесс, имеющий своим* результатом преувеличение значе­ния цели, порождающий подлинную деморализацию, то есть деин- ституционализацию средств, присущ многим группам, в которых отсутствует достаточно высокая степень интеграции этих двух фаз социальной структуры. Чрезвычайное значение, придаваемое в нашем обществе накоплению богатства в качестве символа успеха, препятствует установлению полностью эффективного контроля над использованием институционно урегулированных способов приобретения состояния. Обман, коррупция, амораль­ность, преступность, короче говоря, весь выбор запрещенных средств становится все более обычным, когда значение, прида­ваемое симулируемой данной культурой цели достижения успеха, расходится с координированным институционным значением средств. Это положение имеет решающее теоретическое значение при анализе доктрины, согласно которой антисоциальное поведе­ние чаще всего проистекает от биологических влечений, проры­вающихся сквозь ограничения, налагаемые на человека обществом. Разница между этими двумя концепциями - это разница между узко утилитарным истолкованием, считающим, что человек ставит перед собою цели, и анализом, обнаруживающим, что эти цели обусловлены характером основных ценностей данной культуры.

...Мы обрисовали три идеальных типа социального порядка, образуемых различными типами связи между определяемыми культур целями и средствами их достижения. Исходя из этих ти­пов определяемых культурой сочетаний, мы обнаруживаем пять логически возможных, альтернативных способов приспособле­ния, или адаптации, индивидуума к условиям, существующим в обществе или группе - носителе данной культуры. Они схемати­чески показаны на следующей таблице, где (+) означает "принятие", (-) - "устранение", и (*) - "отказ и замену новыми целями и стандартами".

Определяемые культурной цели Институционали­зированные средства
1. Подчинение + +
2. Инновация + -
(обновление)
3. Ритуализм - +
4. Ретретизм (уход от - -
жизни)
5. Мятеж

..Лица могут переходить от одной альтернативы к другой по мере того, как они вовлекаются в различные виды социальной дея­тельности. Эти категории относятся к адаптации личности, к опре­деленной роли в специфических ситуациях, а не к личности in toto.

В любом обществе приспособление типа 1 (подчинение как определяемым культурой целям, так и средствам) наиболее обычно и широко распространено. Если бы дело обстояло иначе, было бы невозможно поддерживать стабильность и преемствен­ность общества. Сложная конфигурация устремлений, состав­ляющая основу каждого социального порядка, находит свое внешнее выражение в модальном поведении членов этого об­щества, подпадающем под первую из приведенных категорий. Поведение в рамках общепризнанной роли, ориентированное на достижение основных ценностей группы, представляет собой правило, а не исключение, уже этот факт сам по себе позволяет нам говорить о совокупности людей как о группе или обществе.

Приспособление типа IV (отрицание целей и средств) встре­чается реже всего. Люди, которые "приспособлены" ( или непри­способленны) в этом смысле находятся, строго говоря, в об­ществе, однако они не принадлежат ему. В социологическом смысле они являются подлинными "чужаками". Не разделяя об­щую ориентацию, они могут быть отнесены к числу членов дан­ного общества чисто фиктивно. Под эту категорию подпадают некоторые виды активности психопатов, психоневротиков, лиц, страдающих хроническим психическим расстройством, выра­жающемся в уходе от реального мира во внутренний мир болез­ненных переживаний, алкоголиков и наркоманов. Эти лица в не­которых сферах деятельности отказываются от определенных данной культурой целей, доходя в полярном случае до полного отрицания целенаправленной деятельности, а их приспособление не находится в согласии с институционными нормами.

Подобного рода "приспособление" имеет место, поскольку речь' идет о структурных источниках, в случае, когда цели куль­туры и институционализированные средства их достижения пол­ностью усвоены лицом и получают с его стороны политическую, эмоциональную и высокую социальную оценку, однако институ­ционализированные способы, дающие известную возможность достижения этих целей, недоступны этому лицу. В подобных ситуациях возникает двоякого рода психологический конфликт, поскольку моральное обязательство придерживается институци­онных средств, вступает в противоречие с давлением, вынуж­дающим прибегнуть к незаконным средствам (способным обес­печить достижение цели), и ввиду того, что лицо не имеет воз­можности использовать средства, которые были законны и эф­фективны. Конкурентный порядок подтверждается, однако по­терпевший неудачу и оказавшийся перед непреодолимым препят­ствием индивидуум, который не может справиться с этим поряд­ком, выпадает из него. Пораженчество, квиетизм и самоустране­ние проявляют себя в психологических механизмах бегства от действительности, с неизбежностью ведущего к "бегству" от тре­бований, предъявляемых обществом. Это результат постоянных неудач в стремлении достигнуть цели законными средствами и неспособности прибегнуть к незаконным способам вследствие наличия внутреннего запрета и институционализированного при­нуждения, причем в ходе этого процесса высшая ценность успеха как цели еще не отвергнута. Конфликт разрешается путем устра­нения обоих воздействующих элементов - как целей так и средств. Бегство завершено, конфликт устранен, индивидуум приспособился к требованиям общества.

...В случаях, когда неудача связана с недоступностью эффек­тивных институционных средств достижения экономического или какого-нибудь иного высокоценимого "успеха", возможны также приспособления типа П, Ш и V (нововведение, ритуализм, мятеж). Результат будет определяться конкретными чертами лич­ности и тем самым конкретной культурной характеристикой. Неадекватное приспособление лица к требованиям общества может иметь своим результатом реакцию типа инновации, через которую конфликт и переживания, связанные с неудачей в достижении цели, устраняются путем отказа от институци­онных средств и сохранения стремлений к достижению успеха; крайняя степень усвоения институционных требований ведет к ритуализму, при котором цель отбрасывается как находящаяся за пределами достижимого, однако подчинение нравам продол­жает поддерживаться; мятеж имеет место в случае, когда освобождение от господствующих стандартов, являющееся результатом неудачи или ограниченности перспектив, ведет к попытке ввести "новый социальный порядок".

Предметом нашего внимания в данном случае является неза­конное приспособление. Оно сопряжено с использованием, по общему признанию, запрещенных, но часто эффективных средств достижения по меньшей мере видимости определяемого культу­рой успеха - богатства, власти и тому подобного. Как мы уже видели, такого рода приспособление встречается в случае, когда лицо восприняло определяемый культурой акцент на цели дости­жения успеха, без того, чтобы в равной мере усвоить предписы­ваемые моралью нормы, руководящие выбором средств достиже­ния этого успеха.

Если мы хотим понять социальные причины антисоциального поведения, то наряду с особым акцентом на денежном успехе следует учитывать и другие фазы социальной структуры. Многие случаи поведения, отклоняющегося от нормы, порождаются не просто "отсутствием возможностей" или преувеличенным под­черкиванием значения денежного успеха. Сравнительная жест­кость классовой структуры, феодальный или кастовый порядок могут ограничивать возможности подобного рода далеко за пре­делами, что имеет место в американском обществе сегодня. Ан­тисоциальное поведение приобретает значительные масштабы только тогда, когда система культурных ценностей превозносит, фактически превыше всего, определенные символы успеха, об­щие для населения в целом, в то время как социальная структура общества жестко ограничивает или полностью устраняет доступ к апробированным средствам овладения этими символами для большей части того же самого населения. Иными словами, наша идеология равенства, по сути дела, опровергается существовани­ем групп и индивидуумов, не участвующих в конкуренции для достижения денежного успеха. Одни и те же символы рассматри­ваются в качестве желательных для всех. Считается, что эти цели перекрывают классовые различия, не ограничены ими, однако в действительности социальная организация обусловливает суще­ствование классовых различий в степени доступности этих общих для всех символов успеха. Неудачи и подавленные устремления ведут к поискам путей для бегства из культурно обусловленной невыносимой ситуации; либо желания, не получившие удовлет­ворения, могут найти выражение в незаконных попытках овла­деть доминирующими ценностями. Характерное для Америки придание чрезвычайного значения денежному успеху и культи­вирование честолюбия у всех приводят, таким образом, к возник­новению преувеличенных тревог, враждебности, неврозов, анти­социального поведения.

Этот теоретический анализ можно распространить на объяс­нение меняющихся отношений между преступностью и бед­ностью. Бедность не представляет собой изолированной пере­менной. Она включена в комплекс взаимозависимых переменных социального и культурного характера. Рассматриваемая в таком контексте бедность представляется в совершено ином аспекте. Бедность как таковая и сопутствующее ей ограничение возмож­ностей сами по себе недостаточны для того, чтобы обусловить заметное повышение коэффициента преступного поведения. Да­же часто упоминаемая "бедность среди изобилия" не ведет с не­обходимостью к такому результату. Только в той мере, в какой нищета и соединенные с ней невзгоды в конкурентной борьбе за овладение ценностями, одобренными культурой для всех членов данного общества, связаны с восприятием обусловленного куль­турой акцента на значении денежного накопления как символа успеха, антисоциальное поведение представляет собой нормаль­ный исход. Так, бедность в гораздо меньшей степени связана с преступностью в Юго-Восточной Европе, чем в Соединенных Штатах.

...В обществах, подобных нашему, давление, оказываемое стремлением к успеху, связанному с завоеванием престижа, при­водит к устранению эффективных социальных ограничений в выборе мер, применяемых для достижения этой цели. Доктрина "цель оправдывает средства" становится ведущим принципом деятельности в-случае, когда структура культуры излишне пре­возносит цель, а социальная организация излишне ограничивает возможный доступ к апробированным средствам ее достижения. Другими словами, положение такого рода и связанное с ним по­ведение отражают недостаточность координации, существующей в системе культуры. Результаты недостаточной интеграции в этой области очевидны в сфере международных отношений. Акцент на национальном могуществе не сочетается должным образом с не-

*

удовлетворительной организацией законных, то есть определен­ных и принятых в международном масштабе средств достижения этой цели. Результатом этого является тенденция к аккумулиро­ванию международного права: договоры становятся лоскутом бумаги, "необъявленная война" служит технической уловкой, бомбардировка гражданского населения получает рациональное обоснование соверщенно также, как в подобной же ситуации в обществе расширяется применение незаконных средств во вза­имоотношениях между отдельными лицами.

Описанный нами социальный порядок с неизбежностью по­рождает это "стремление к распаду". Давление, оказываемое этим порядком, действует в направлении опережения конкурентов. Выбор средств в пределах институционного контроля продолжает существовать до тех пор, пока эмоции, поддерживающие систему конкуренции, то есть проистекающие из сознания возможности опередить своего конкурента и тем самым вызвать благоприят­ную реакцию со стороны других, распространяются на все облас­ти человеческой деятельности, а не сосредоточены исключитель­но на достижении конечного результата.

Для поддержания стабильности социальной структуры необ­ходимо равномерное распределение эмоций в отношении состав­ляющих ее частей. Когда происходит сдвиг от удовлетворения самим процессом соревнования в сторону озабоченности почти исключительно успехом в этом соревновании, возникает напря­жение, ведущее к выходу из строя регулирующей структуры. Вместе с умалением в результате этого роли институционных императивов возникает ситуация, похожая на ту, которую утили­таристы ошибочно считают типичной для общества в целом, ког­да расчет на ожидаемую выгоду и страх перед наказанием явля­ются единственными результатами. В такого рода ситуации, как заметил Гоббс, насилие и обман становятся единственными доб­родетелями ввиду их относительной эффективности для дости­жения целей, которые для него, конечно, йе проистекали из си­стемы культуры...

Цит. по: Мертон Р.К. Социальная структура и аномия// Рубеж: Альманах социальных исследований. Сыктывкар, 1992. № 2.

<< | >>
Источник: Хрестоматия. Власть. Политика. Государство. Право: Хрестоматия / Сост. Д.А.Ягофаров. Екатеринбург: УрГУ, 1997. 116 с.. 1997

Еще по теме Р. Мертон СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА И АНОМИЯ:

  1. Аномия и «напряжение»
  2. Аномия и «напряжение»
  3. 2.2 Структура общества. Социальные институты и социальные организации
  4. Изменения (социальные сдвиги) в социальной структуре общества
  5. ! Задание 3.1. Составьте схему, иллюстрирующую структуру социальной среды организации ! Задание 3.2. Составьте схему, иллюстрирующую соотношение понятий социальная среда и социальная сфера
  6. Социальная структура и стратификация
  7. Отсталость социальной структуры
  8. Принципы социальной структуры
  9. 3.2 Социальная структура
  10. Усложнение социальной структуры.
  11. Социальная структура Италии
  12. Социальные и политические структуры Африки
  13. Понятие и структура социальной среды
  14. 3.1. Понятие и структура социальной среды
  15. 2.3 Социальное управление: понятие, структура
  16. Социальная структура обществ Древнего мира.
  17. ИЗМЕНЕНИЯ B СОЦИАЛЬНОЙ СТРУКТУРЕ РОССИИ.
  18. Социальная структура: институт семьи.
  19. СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА ОБЩЕСТВА
  20. СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА ФРАНЦИИ