<<
>>

Средневековье по-английски: Робин Гуды, лавочники и бароны

Разгром при Гастингсе войск Гарольда Годвинсона (Английского) и гибель самого короля оказались роковыми для судьбы всего государства. После уничтожения большей части кадровых хускарлов-дружинников Англия лишилась войска.

Собирать крестьянское ополчение против всадников Вильгельма Завоевателя не имело смысла, да и некому этим было заниматься.

Жители Лондона сдали город Вильгельму без боя, и 25 декабря в Вестминстерском аббатстве нормандский герцог получил желанную английскую корону. Эта коронация создала прецедент для Средневековья. Вассал французского короля, не переставая оставаться таковым, одновременно повысил свой статус, поднявшись на одну ступеньку со своим сюзереном в европейской феодальной иерархии. Подобная двойственность положения, дополненная тем обстоятельством, что самое мощное и процветающее французское герцогство стало еще более независимым от короля Франции, породила тлевший в течение почти трех столетий конфликт, в итоге развернувшийся в неслыханную Столетнюю войну.

Однако пока что Вильгельм озаботился упрочением собственного положения. Быстро установленный контроль над Англией оказался иллюзорным – уже в 1069 г. страну (преимущественно северные районы) сотрясло восстание против оккупировавших ее нормандцев. Вильгельм жестоко пресек это выступление, сохранив власть, а с 1072 г. принудил шотландского короля объявить его своим вассалом.

Конфискации земель, которыми нормандцы не преминули сразу воспользоваться, достигли размаха после полного подчинения страны. Большая часть англосаксонской знати потеряла свои владения. Их Вильгельм передал соратникам и родственникам. Нормандские епископы заняли высшие посты в английской церкви.

Столь неожиданный и неестественный характер подобной земельной реформы сказался на жизни Англии самым существенным образом. В отличие от Франции, где феодальные отношения развивались постепенно и естественно, в Британию просто-напросто пересадили ростки континентального, каролингско-нормандского феодализма. Здесь он приобрел совершенно иные формы.

Зримым воплощением мощи монаршей власти стал уникальный памятник – «Книга Страшного суда». Это перепись всех земельных владений в королевстве с указанием их доходности и владельцев. Документ, составленный в 1086 г., свидетельствовал о беспрецедентных полномочиях правителя Англии: ни один владыка в Европе не мог позволить себе подобной инвентаризации.

С самого начала король присвоил седьмую часть всех земель государства, обеспечив себе надежную основу в виде мощного домена. Располагая опытом борьбы с непокорными вассалами в Нормандии, Вильгельм предпринял меры против возможного сопротивления и в новом королевстве. Все крупные землевладельцы оказались прямыми вассалами короля. Как правило, владения каждого из них не составляли единого массива, а были разбросаны по стране, что препятствовало сепаратизму.

При Вильгельме значение старого титула эрла (графа) приобрело символический, хотя и почетный, характер. Изменилась и роль шерифов – представителей короля в графствах. Они обладали основной властью на местах. Наиболее существенный политический вес вскоре получит и другой слой общества. Бароны – достаточно крупные земельные собственники – не захотят доминирования короля.

Вильгельм на достигнутом не остановился и, составив «Книгу Страшного суда», 1 августа 1086 г. созвал в Солсбери всех архиепископов, епископов, аббатов, графов, баронов, рыцарей и шерифов. От них потребовали принести присягу непосредственно королю. Так все английские феодалы оказались прямыми его вассалами; французский же принцип «вассал моего вассала не мой вассал» не действовал. Королевская власть не допускала распрей, всякий раз демонстрируя, что любая военная служба должна отбываться лишь в пользу монарха.

Особое место Вильгельм отводил отношениям с духовенством. Ему он даровал ряд привилегий (в частности, создан институт церковных судов, под исключительную юрисдикцию которых теперь подпадали дела, так или иначе связанные с церковью). Но с тех времен берет свое начало также противостояние римским папам. Вильгельм дал понять, что любые распоряжения понтифика – от назначения на должности священнослужителей до отлучения от церкви – имеют в Англии силу лишь с соизволения короля.

Повел он наступление и на права свободного крестьянства. Самым решительным шагом в этом направлении послужило создание системы королевских заповедников. Для них была отобрана немалая часть лесных угодий. Под страхом ослепления там запрещалось охотиться без разрешения короля. Эта история отразилась в легендах о Робин Гуде и его разбойниках. Троих из потомков Вильгельма застрелили в заповедных лесах.

Несмотря на суровые действия монарха, в Англии слой свободного крестьянства никогда не исчезал. Более того, он стал опорой трона, поскольку в верховной власти земледельцы видели меньшее зло, чем в алчных баронах.

Все это укрепило положение короны и сформировало уникальную систему английского феодализма. Король обрел, кроме того, финансовую мощь, а также полностью подчинил себе военные силы (прежнее крестьянское ополчение не было упразднено и созывалось регулярно). Попытки баронов сопротивляться, отмечаемые уже при Вильгельме, не поколебали его положение. Могущество монарха было на руку рыцарству (и нормандскому, и англосаксонскому), церкви, купечеству, для которого объединение островных и материковых владений весьма облегчало обмен с Европой. Уже с конца XI в. устанавливаются прочные торговые связи Англии с Фландрией и Рейнской областью.

Вильгельм II Рыжий (1087–1100 гг.) продолжил и развил курс Завоевателя на централизацию власти, явно преуспев в выкачивании средств у всех непосредственных вассалов короны, а также в урезании феодальных прав. По словам хронистов, в те времена не было уважения ни к бедности неимущих, ни к богатству имущих. Вильгельм II расширил права королевской охоты, заменив наказание за браконьерство с ослепления на смертную казнь. Однако и этот король-вымогатель был лучше, чем феодальная вольница, что обеспечило ему поддержку населения во время восстаний баронов в 1088 и 1095 г.

После гибели Вильгельма II власть узурпировал его младший брат, оставшийся в истории под именем Генриха I. Формально настоящим наследником был его старший брат Роберт, которого поддерживало немало влиятельных баронов. И, чтобы переманить их на свою сторону, Генрих издал самую первую из английских баронских хартий вольностей. В дальнейшем они рассматривались (необоснованно) почти как зародыш британской демократии и конституционных традиций.

В сущности, хартия лишь отменяла некоторые злоупотребления, которые позволили себе оба Вильгельма по отношению к феодальной верхушке. Обязательства перед другими сословиями оставались формальными и декларативными. Однако своей цели документ достиг: после восстания баронов Западной Англии в 1102 г. серьезного сопротивления знати Генрих более не встретил.

В его эпоху проводилась реформа системы управления страной. Так, наряду с иногда созывавшимся Magnum Consilium (Большим советом, состоящим из знати и духовенства) начинает функционировать Curia Regis (Королевская курия) – палата, куда входили королевские чиновники. Она заседала на постоянной основе и включала в свой состав простых рыцарей, мелкое духовенство, а также представителей третьего сословия. Под патронажем короля курия расширяла круг своих полномочий, решая административные, судебные и финансовые вопросы (последние рассматривались в так называемой Палате шахматной доски).

Произошли при Генрихе I и сдвиги в хозяйственной жизни. В этот период Англия становится экспортером овечьей шерсти на континент (прежде всего во Фландрию). Главные ее производители – монастыри, однако и часть феодалов вовлекается в торговлю выгодным товаром. Это, во-первых, обеспечивает Англии прочные контакты с некоторыми областями Европы (экономические интересы во Фландрии спустя 200 лет приведут к Столетней войне с Францией), а во-вторых, служит основой для возникновения капиталистических тенденций в экономике.

Эпоха отмечена также ростом городов и усилением их роли в обществе. Ряд исключительных привилегий получает, в частности, Лондон, занимающий лидирующие позиции в королевстве.

После смерти Генриха I, не оставившего наследников мужского пола, началась гражданская война между его дочерью Матильдой (которой был завещан престол) и Стефаном, графом Блуа, племянником короля. Стефан захватил власть и короновался в Лондоне при поддержке горожан, но значительная часть баронов примкнула к Матильде. Впрочем, знать регулярно переходила из одного лагеря в другой, и война, сопровождавшаяся разорением страны и насилием, затянулась почти на двадцать лет.

В 1153 г. между Стефаном и сыном Матильды Генрихом, графом Анжуйским, был заключен договор, по которому королем оставался Стефан, но после его смерти престол переходил к Генриху. В 1154 г. Стефан умер, и на трон сел Генрих II Анжуйский, с которого начинается новая – Анжуйская – династия Плантагенетов.

Данное событие имело для Англии едва ли не большее значение, чем нормандское завоевание. Генрих Анжуйский к моменту своего коронования владел едва ли не половиной земель французского королевства – ему принадлежали не только графство Анжу, но и Турень, Мэн, Пуату, Нормандия, а после брака с Алиенорой Аквитанской – еще и Аквитания. Теперь к имевшимся владениям добавилась Англия, а с ними и королевский титул: возникла так называемая Анжуйская империя. Этот факт, с точки зрения феодального права означавший вывод из-под юрисдикции французского короля половину его государства, – главная политическая причина затянувшейся на века вражды двух стран, которая привела к Столетней войне.

Стремление укрепить деградировавшую королевскую власть побудило Генриха II провести череду реформ, продолжив начинания его предшественников.

Постоянные войны с французским королем на континенте принудили задуматься об управляемой и боеспособной армии. Феодальное ополчение доказывало свою неэффективность, и Генрих ввел scutagium (щитовые деньги): возможность для феодалов откупиться от военной службы королю. На полученные средства монарх нанимал и содержал те воинские формирования, которые ему были необходимы. Это заложило основы успешно действующей английской армии, в которой рыцарство постепенно играет все меньшую роль.

Генрих II расширил также компетенцию королевской курии, урезав полномочия феодальных судов. Он реформировал и само судопроизводство: на смену ордалиям и поединкам пришли заседания присяжных (ими назначались 12 человек из местных жителей) и расследование путем опроса свидетелей. Ранее подобное практиковалось только при рассмотрении королевских дел, теперь же распространялась и на другие сферы. Кроме того, каждый недовольный исходом своего слушания в феодальном суде за определенную плату мог рассчитывать на суд королевский, обычно демонстрировавший свою лояльность ведущим тяжбу.

Больший вес приобрела и королевская курия. Сформировался слой чиновников и бюрократии средней руки; постепенно сложилось законодательство. Особое внимание уделялось росту поступлений в монаршую казну – налоговые и фискальные функции курии признаются наиважнейшими. Проведенная в 1170 г. инспекция действий шерифов, сопровождавшаяся смещением значительного числа последних, изменила их лицо: теперь на такие должности уже не назначались крупные феодалы.

Существенным аспектом в политике Генриха стало его противостояние церкви. Оно началось с принятия в 1164 г. Великим советом «Кларендонских конституций». Этот документ закреплял почти полный контроль короля над английской церковью.

«Кларендонские конституции» вызвали резкую критику с ее стороны, главным образом архиепископа Кентерберийского Томаса Бекета. Его принудили бежать из страны, однако популярность Бекета в обществе заставила короля смягчиться. В 1170 г. архиепископ вернулся в Англию, по-прежнему критикуя монарха. Группа рыцарей, стремясь угодить сюзерену, убила Бекета прямо в Кентерберийском аббатстве. Хотя прямого распоряжения король не давал, случившееся спровоцировало серьезнейший политический кризис. Восстание баронов, народное недовольство и война с шотландцами поставили правителя в крайне затруднительную ситуацию. Генрих вынужден был принести публичное покаяние перед гробницей канонизированного Томаса Бекета и претерпеть прилюдное бичевание; он также отказался от ряда мер, ущемлявших суверенитет церкви.

Столь же неуемной была и внешняя политика короля. Его пребывание на престоле ознаменовалось жестким противостоянием французскому сопернику Людовику VII, а затем и его сыну Филиппу II Августу. Финал этой борьбы сопровождался междоусобной войной Генриха со своими сыновьями, которых поддерживал Филипп.

В 1170–1171 гг. англичане впервые закрепились на берегах Северной Ирландии – впрочем, без особых стратегических выгод.

Все, что Генрих собирал в течение десятилетий, постепенно растеряли его незадачливые сыновья. Ричард I Львиное Сердце, вступивший на престол после своего отца, был сколь славным и самоотверженным рыцарем, столь же импульсивным и недальновидным политиком. Все его интересы замыкались на континентальных французских владениях или крестовых походах. За время своего правления Ричард бывал в Англии всего несколько раз; всю жизнь он провел в войнах и даже успел пару лет побыть в плену у австрийского герцога Леопольда (1192–1194 гг.). После этого он появился в своей стране лишь единожды – для сбора средств на обещанный выкуп, и вновь увяз в череде войн во Франции, где и погиб, раненный стрелой при осаде второстепенного замка в 1199 г.

Бестолковое правление (или вообще его отсутствие) Ричарда сменилось и вовсе трагичным для Англии временем нахождения на престоле его младшего брата Джона (Иоанна), прозванного Безземельным. Это прозвище он получил потому, что за годы его правления страна потеряла почти все свои владения в Европе.

Слабый и безвольный король не мог противостоять своевластию баронов. Кроме того, Филипп II Август, будучи блестящим политиком, провоцировал неповиновение подданных английского монарха и во Франции, апеллируя к своим правам как верховного сюзерена на данной территории. В 1202 г. он объявил все французские владения короля Англии конфискованными и вторгся в них со своей армией. Бароны немедля переходили на его сторону, и к 1204 г. большая часть континентальных владений Иоанна Безземельного отошла к французам.

Он вступил в решительный конфликт еще и с папой римским. В 1208 г. на Англию наложили интердикт, затем непокорного монарха отлучили от церкви, а в 1212 г. папа передал права на его королевство Филиппу II. Резко изменив свой курс и покорившись понтифику, Джон (Иоанн) попытался вернуть свои континентальные владения, заключив союз с императором и графом Фландрским. Однако в 1214 г. в сражениях при Ларош-о-Муане и Бувине французы разбили эту коалицию.

Против короля объединились почти все слои населения, и в этой ситуации в 1215 г. тот принял знаменитую «Великую хартию вольностей» (Magna Charta Libertatum ). Она декларировала определенную независимость баронов от королевской власти и некоторое ослабление контроля короля над церковью. Важным моментом оказалось включение в Великий совет всех рыцарей, держащих землю, данную королем. На деле же выполнить такое условие не представлялось возможным: подобная структура переставала быть управляемой.

Вводилось, кроме прочего, звание пэров (равных). Только они имели право судить эрлов и баронов. Под защиту брались также интересы купечества. Подобного рода новшества должны были изменить положение внутри страны.

Бароны более не посягали на ее единство и власть короля, но желали оградить себя от злоупотреблений. Хартия, весьма далекая от конституционного уложения, к тому же и не соблюдалась. Сразу по ее подписании Джон (Иоанн) возобновил гражданскую войну – теперь уже при поддержке папы. Но в 1216 г. король умер.

Его девятилетний сын Генрих III до 1227 г. находился под присмотром опекунов. «Великая хартия» была подтверждена и дополнена новыми статьями; впрочем, соблюдать ее не торопились: начался очередной этап борьбы.

При не способном править Генрихе III в Англии неуклонно росло влияние французского двора и папы римского, что вызывало резкое недовольство знати. В 1258 г. бароны подняли мятеж, установив свой режим, а король фактически был отстранен от управления. Он попытался вернуть себе власть.

К 1263 г. среди баронов обозначился явный лидер – граф Лестерский Симон де Монфор. Его поддержали многие города, в том числе Лондон, и в мае 1264 г. Монфор, разгромив королевские войска при Льюисе, стал своего рода диктатором Англии. Генрих и его сын Эдуард попали в плен. Однако размах движения сдержать не удавалось. Бежавший из плена наследник престола сплотил вокруг себя многих баронов; в сражении при Ившеме Монфор погиб.

При Эдуарде I происходит долгожданная стабилизация внутриполитической и социальной жизни. С 1275 г. созывается парламент – представительное учреждение, обеспечивавшее компромисс сословий при утверждении бюджетной политики королевства (с 1295 г. окончательно определятся принципы выборности его членов, а к середине XIV в. установится двухпалатный состав). Статут 1279 г. «О мертвой руке» запретил церкви приобретение новых земель без санкции короля. Отстаивались интересы городов и купечества. Так, по купеческой хартии 1303 г. иностранные торговцы облагались более высокими пошлинами, нежели английские. Поощряя приток в страну капиталов итальянских и провансальских банкиров, король пошел в наступление на ростовщиков-евреев: их изгоняли из Англии, устраивали массовые погромы. Всеми доступными средствами обуздывались любые намеки баронов на самовластие, не допускались никакие недовольства.

Эдуард I пытается также завоевать новые территории. В 1282–1283 гг. был полностью покорен Уэльс; в 1285 г. присоединена Шотландия, однако к 1314 г., после затяжной войны, эта страна вновь обрела независимость.

Бурная, но в целом позитивная для страны эпоха правления Эдуарда I создала ту почву, благодаря которой Англия в первой трети XIV в. подготовилась к войне с самым мощным из противников – Францией.

<< | >>
Источник: Хлевов А.А.. Краткая история Средних веков: Эпоха, государства, сражения, люди. 2008

Еще по теме Средневековье по-английски: Робин Гуды, лавочники и бароны:

  1. О судьбах английского консерватизма: Бенджамин Дизраэли Английский консерватизм: предыстория
  2. Часть вторая. История средневекового государства и права Раздел III. Государство и право средневековой Европы
  3. Часть вторая Средневековый Восток Глава 1 Средневековье и проблема феодализма на Востоке
  4. Развитие английского феодального государства в XII в.
  5. Английская Реформация.
  6. 5. РАЗВИТИЕ АНГЛИЙСКОЙ ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ.
  7. ЛИТЕРАТУРА АНГЛИЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
  8. АНГЛИЙСКИЙ РОМАН
  9. АНГЛИЙСКИЙ ТЕАТР
  10. Специфика и парадоксы английского консерватизма
  11. Русско-английские отношения в XVI—XVII вв.
  12. § 1. Английская буржуазная революция
  13. § 1. Основные направления английской политической и правовой мысли
  14. АНГЛИЙСКАЯ ПАРЛАМЕНТСКАЯ СИСТЕМА
  15. ХРОНОЛОГИЯ АНГЛИЙСКОЙ ИСТОРИИ СРЕДНИХ ВЕКОВ
  16. АНГЛИЙСКАЯ ОСТ-ИНДСКАЯ КОМПАНИЯ
  17. АНГЛИЙСКИЕ колонии B НОВОМ СВЕТЕ.
  18. § 2. Компании в английском праве
  19. Английская модель саморегулирования