<<
>>

Договор коммерческой концессии

, несмотря на присущую ему многокомпонентность, не является смешанным. Как справедливо указывает В.В. Витрянский, «отсутствие среди норм о договоре коммерческой концессии специальных правил не может служить причиной применения к нему положений, регламентирующих другие договорные обязательства (исключение составляют лишь нормы о лицензионных соглашениях).

В этом случае применению подлежат лишь общие нормы об обязательствах и договорах»[164].

Являясь самостоятельным поименованным гражданско-правовым договором, договор коммерческой концессии, по справедливому мнению Г.А. Лаптева, обладает рядом особенностей, индивидуализирующих его в системе однотипных отношений:

- сторонами договора могут выступать только лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность, обладающие специальным правовым статусом (коммерческие организации или индивидуальные предприниматели), т.е. договор является предпринимательским;

- предметом договора является предоставление правообладателем пользователю комплекса исключительных прав;

- пользователю предоставляется право использовать исключительные права, принадлежащие правообладателю, без непосредственной уступки соответствующих прав контрагенту (что ставит под сомнение оправданность использования термина «концессия», так как concessio означает собственно уступку);

- договор, как правило, включает в себя условия о ряде ограничений деятельности пользователя;

- пользователь сохраняет полную юридическую самостоятельность, действуя в обороте от своего имени (информируя при этом третьих лиц о факте использования прав правообладателя);

- целью заключения договора является извлечение прибыли (осуществление предпринимательской деятельности);

- договор коммерческой концессии является консенсуальным, двусторонним и принципиально возмездным[165].

Выявляя сущность и содержание договора коммерческой концессии, можно обратить внимание на некое расхождение норм ГК РФ, регулирующих сам договор и антимонопольного законодательства. В вопросе соотношения антимонопольного законодательства и норм ГК РФ, регулирующих договор коммерческой концессии, наблюдаются сразу несколько видов коллизий (противоречий). Одна из них, это коллизии, возникающие между нормативными актами равной юридической силы, принятых в разное время.

Нормы, установленные в ч. 2 ГК РФ, регулирующие договор коммерческой концессии, полностью подпадают под признаки «вертикального соглашения», которое запрещено ФЗ «О защите конкуренции». Так, статья 11 ФЗ «О защите конкуренции» гласит: запрещаются «вертикальные» соглашения между хозяйствующими субъектами если: такие соглашения приводят или могут привести к установлению цены перепродажи товара, за исключением случая, если продавец устанавливает для покупателя максимальную цену перепродажи товара; такими соглашениями

предусмотрено обязательство покупателя не продавать товар хозяйствующего субъекта, который является конкурентом продавца. Но в ст. 12 данного ФЗ указано, что правила о «вертикальных соглашениях не распространяются на договор коммерческой концессии»[166]. Указание на допустимость

«вертикального соглашения», в случае, если соглашение является договором коммерческой концессии закреплено так же и в ч.

2 Протокола об общих принципах и правилах конкуренции Договора о Евразийском экономическом союзе[167]. Однако, договор коммерческой концессии не полностью «выпадает» из под действия антимонопольного законодательства и запрета «вертикальных соглашений», так в ч. 3 ст. 1033 ГК РФ установлена одна оговорка: ограничительные условия могут быть признаны недействительными по требованию антимонопольного органа или иного заинтересованного лица, если эти условия с учетом состояния соответствующего рынка и экономического положения сторон противоречат антимонопольному законодательству.

Итак, договор коммерческой концессии содержит различные ограничительные условия, которые могут привести к антиконкурентным последствиям (например, установление запрета на заключение аналогичных договоров с иными хозяйствующими субъектами - конкурентами). Считаем необходимым, исключить данные положения из ГК РФ, регулирующего договор коммерческой концессии, а так же отменить законодательное ограничение количества заключаемых договоров коммерческой концессии и субконцессии на территории одного субъекта РФ с целью поддержания конкуренции и недопущения монополистической деятельности, ведь крупные торговые корпорации, распространенные по всему миру имеют огромное преимущество перед мелкими предприятиями или индивидуальными предпринимателями. Известно, что небольшие предприятия или индивидуальные предприниматели, действующие на территории одного субъекта не могут конкурировать с общеизвестными «брендами» и «раскрученными» марками (хотя продукция данных лиц зачастую качественнее известных торговых корпораций), которые имеют кроме своего известного названия еще и огромный капитал, позволяющий им в значительно короткий срок распространять продукцию и оказывать услуги своей корпорации (торговой и иной сети) на значительной территории.

В процессе унификации законодательства о франчайзинге, по мнению отдельных авторов, необходимо 1) привести терминологию ГК РФ в соответствие с международной, 2) создать механизмы реализации и применения ФЗ «О франчайзинге», 3) устранить противоречия между российскими гражданско-правовыми нормами о коммерческой концессии и нормами международного права, регулирующими отношения в сфере франчайзинга, 4) обеспечить внедрение общепризнанной технологии заключения договоров франчайзинга в российское законодательство. Это будет способствовать сближению гражданско-правовых норм российского законодательства с нормами международными, позволит унифицировать общепризнанную терминологию законодательства и практики его применения, создаст благоприятные условия для привлечения иностранных инвестиций широкого распространения франчайзинга на территории России. Данный ученый предлагает принять специальный Федеральный закон «О франчайзинге»[168]. В целом, необходимо согласиться с теми действиями и направлениями, которые предлагает провести автор. Вместе с тем, полагаем, что такие мероприятия и изменение законодательства можно провести в рамках действующего ГК РФ и международных актов.

Н.А. Ющенко обосновывает разработку Модельного закона «О франчайзинге» с целью предоставления возможности государствам - участникам Содружества Независимых Г осударств единообразно подходить к проблеме гармонизации национальных законодательств[169]. Полагаем, что принятие отдельного Федерального закона «О франчайзинге» не требуется и его принятие лишь усложнит и без того весьма многоуровневое нормативноправовое регулирование данных отношений.

<< | >>
Источник: Еремин Александр Александрович.. ФРАНЧАЙЗИНГ И ДОГОВОР КОММЕРЧЕСКОЙ КОНЦЕССИИ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук.. 2015

Еще по теме Договор коммерческой концессии:

  1. Предметом договора коммерческой концессии
  2. Договор коммерческой концессии
  3. 169. Договор коммерческой концессии
  4. Необходимо привести общую характеристику договора коммерческой концессии
  5. Заключение договора коммерческой концессии
  6. Договор коммерческой концессии
  7. 174. Изменение и прекращение договора коммерческой концессии
  8. изменения и расторжения договора коммерческой концессии
  9. В договоре коммерческой концессии особое значение имеют его объекты
  10. Значение договора коммерческой концессии невозможно переоценить.
  11. Цена, форма и срок как условия (элементы) договора коммерческой концессии
  12. 2.3. Цена, форма и срок как условия (элементы) договора коммерческой концессии
  13. 3.1. Понятие и требования, предъявляемые к сторонам договора коммерческой концессии и франчайзинга
  14. 3.1. Понятие и требования, предъявляемые к сторонам договора коммерческой концессии и франчайзинга
  15. § 1. Понятие и предмет договора коммерческой концессии