<<
>>

§ 2. Проблема химической формы материи и движения в современной науке. Обзор концепций

В советской философской литературе двух последних де­сятилетий подход к химическому как закономерному этапу единого мирового процесса не получил достаточно широкого развития. В той или иной мере этот подход представлен в исследованиях по классификации реального многообразия и по проблемам соотношения физического и химического, хи­мического и биологического.

В эпоху современной научно-технической революции энгельсова классификация форм материи и движения в связи с новыми открытиями в естествознании в значительной мере устарела и была подвергнута определенному пересмотру. Со­ветскими философами предложено несколько вариантов клас­сификации реального многообразия118. Поскольку в нашу задачу не входит подробный анализ этих вариантов, ограни­чимся их рассмотрением в свете данной проблемы.

Для большинства классификаций реального многообра­зия характерно то, что понятие химической формы движения ставится на место понятия химической формы материи. Это связано с традиционным пониманием предмета науки как формы движения материи. Так, А. А. Бутаков признает воз­можность классификации наук по «материальному носите­лю», но считает это недостаточным в силу того, что «предме­том большинства наук являются законы взаимодействия, движения объектов»119. Б. М. Кедров хотя и не отождествля­ет форму материи с формой движения, однако полагает, что науки классифицируются по формам движения. «Науки вы­делялись и продолжают выделяться до сих пор не по объек­ту (т. е. по субстрату, или носителю движения), а по форме движения», и только в будущем классификация наук будет возможна по субстратному признаку 12°. Коренной недостаток такого подхода к классификации наук, по нашему мнению, состоит в переоценке понятия движения, так как понятие формы движения фактически ставится на место понятия фор­мы материи.

118 См.: Букановский В. М. Принципы и основные черты классифика­ции современного естествознания; Кедров Б. М. Классификация наук; Ор­лов В. В. Материя, развитие, человек; Бутаков А. А. Основные формы Движения материи и их взаимосвязь в свете современной науки.

119 Бутаков А. А. Основные формы движения материи и их взаимо­связь в свете современной науки, с. 41.

120 Кедров Б. М. О современной классификации наук (основные тен­денции в ее эволюции). — В кн.: Материалы III Всесоюзного совещания по философским вопросам современного естествознания. М.. 1981. вып. 1, с. 171.

37

В наибольшей степени абсолютизация понятия движения выражена в определениях атома, молекулы, организма, об­щества как различных форм движения. Эти определения, как нам представляется, не могут быть согласованы с диалектико-материалистическим пониманием соотношения материи и движения.

Диалектический материализм основывается на том, что материя и движение существуют в неразрывной связи. «Тела неотделимы от движения: их формы и виды можно позна­вать только в движении...»121. Но взаимосвязь материи и движения не означает их равноправности: они связаны как субстанция и атрибут. Понятие субстанции в марксистской философии дополняет и конкретизирует понятие объективной реальности, являясь дальнейшим этапом его определения.

На наш» взгляд, если материя рассматривается как нечто выходящее за рамки содержания, описываемого понятием объективной реальности, т. е. объективная реальность и суб­станция считаются нетождественными, понятие материи ста­новится философски бессодержательным. В свою очередь атрибуты, если они не трактуются как проявление объектив­ной реальности, также лишаются какого-либо материалисти­ческого смысла. Это хорошо понимал партийно непримири­мый идеалист Э. Гартмаи. В. И. Ленин писал в работе «Ма­териализм и эмпириокритицизм»: «...Он правильно разъясня­ет... физикам, что для превращения «моды» в последователь­ный, цельный, философский идеализм, надо радикально пе­ределать учение об объективной реальности времени, прост­ранства, причинности и законов природы. Нельзя только ато­мы, электроны, эфир считать простым символом, простой «ра­бочей гипотезой»,1—надо объявить «рабочей гипотезой» и время, и пространство, и законы природы, и весь внешний мир. Либо материализм, либо универсальная подстановка психического под всю физическую природу...» 122.

Понятие субстанции поэтому включает в себя понятие ат­рибутов. Отсюда следует, что понятие субстанции имеет два смысла: широкий и узкий123. В первом субстанция включает в себя свои атрибуты, во втором — рассматривается как соб­ственно субстанция, или то, что обладает свойствами 124. Со-

121 Маркс К., Энгельс Ф Соч., т. 33, с. 67.

122 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 18, с. 304

123 См.: Орлов В. В. Понятие материи в марксистской философии.— В кн : Понятие материи в марксистской философии. Пермь, 1977, с. 28.

124 Следует заметить, что в последние годы значительно усилился ин­терес философов-марксистов к понятию субстанции как одному из цент­ральных понятий диалектического материализма. См.: Тугаринов В. П. Дискуссионные вопросы понятия материи. — В кн.: Некоторые вопросы диалектического материализма. Л., 1962; Ильенков Э. В. Субстанция. —

38

ответственно форма материи понимается в широком смысле как включающая в себя свои свойства, в том числе свою форму движения, и в узком — как собственно форма мате­рии, или определенный субстрат.

Таким образом, хотя материя не существует вне движения, форма материи вне формы движения, понятия материи и формы материи не тождественны понятиям движения и формы движения. В. И. Ленин в работе «Материализм и эм­пириокритицизм» критиковал идеалиста Уорда за то, что он сводит материю к движению, ликвидируя важнейший фило­софский вопрос о том, что движется. Уорд ставит вопрос: Что такое материя? И делает вывод: «Мы не находим ниче­го определенного кроме движения... а то, что движется, что­бы быть познано нами, опять-таки должно быть движени­ем» l25. В. И. Ленин считал поэтому одним ив коренных воп­росов диалектико-материалистического мировоззрения вопрос о том, что движется. «Вопрос о том, что движется, идеалист отвергнет и сочтет нелепым... На деле, мысленное устране­ние материи как «подлежащего», из «природы», означает молчаливое допущение мысли как «подлежащего» (т. е. как чего-то первичного, исходного, независимого от материи) в философию» 126.

Материя, следовательно, не может быть сведена к систе­ме атрибутов, поскольку последняя не может существовать без того, чему эти атрибуты принадлежат 127. Точно так же форма материи не может быть сведена к форме движения, выступающей в качестве свойства формы материи. Химиче­ская форма движения — это способ бытия химической фор­мы материи, вне которого последняя не существует и не мо­жет быть понята. Значит, химическая реальность есть не хи­мическая форма движения, а химическая форма материи с. присущей ей химической формой движения.

Для большинства вариантов классификации форм движе­ния также характерно признание «окружения» химической формы движения физическим. Эта точка зрения впервые бы­ла высказана Б. М. Кедровым, разработавшим шестизвенную

В кн Философская энциклопедия, М., 1970, т. 5; Солопов Е. Ф. Материя и движение. Л., 1972; Широканов Д. И Диалектика познания и катего­рия субстанции. Минск, 1974; Янков М Материя и информация. М., 1979; и др.

125 Ленин В. И. Поли. собр. соч , т. 18, с. 297, 299.

126 Там же, с. 282, 286.

127 Анализ атрибутивной концепции с выделением ее сильных и сла­бых сторон дан в работах: Орлов В.В. Понятие материи в марксистской философии; Коблов А. Н. Субстанциальность материи. Материя и атрибу­ты. — в кн.: Понятие материи в марксистской философии; Демичева В. Н. Материя как субстанция. — Там же; Васильева Т. С. Можно ли опреде­лить понятие материи через понятия атрибутов? — Там же.

39

классификацию форм движения. По его мнению, физическая форма движения расчленяется на две формы движения: суб­атомную и молекулярную, которые «окружают» химическую форму движения. Последняя дает начало двум формам дви­жения: геологической (неперспективной) и биологической (перспективной). В итоге ряд основных форм движения ма­терии представлен следующими формами: субатомно-физи­ческой, химической, молекулярно-физической, геологической, биологической, социальной 128.

Представление об «окружении» химической формы дви­жения вызывает серьезные возражения у ряда авторов. Так, В. В. Орлов отмечает, что оно не учитывает некоторые осо­бенности соотношения высших и низших форм материи — со­хранение низшего, со всеми его важнейшими свойствами и законами, в составе высшего, большую распространенность явлений низшего порядка. По его мнению, с тех же позиций следовало бы признать, что не только химическая, но и все известные формы материи «окружены» физической. В дейст­вительности физическое выступает в качестве среды всех бо­лее сложных форм материи 129.

А. А. Бутаков обращает внимание на ряд следствий, к которым ведет представление об «окружении» химического физическим: 1) предметом физики оказываются две резко (на ступени) различающиеся по сложности формы движения, 2) в результате химического взаимодействия «рождаются» объекты, например молекулы, которые попадают под влияние двух основных форм движения 130.

М. Э. Омельяновский считает, что «современная физика—в принципе единая наука, состоящая из генетически связанных фундаментальных теорий...» 131.

Нам представляется, что если в природе не существует физической формы материи как чего-то единого, то ни о ка­кой необходимой связи физической и химической ступеней развития не может быть и речи. Переход от физического к кимическому в этом случае имеет случайный характер, т. е. природа химической формы материи не детерминирована природой физической формы материи, ибо физическая и хи­мическая ступени развития связаны необходимо лишь как

128 См Кедров Б М Предмет и взаимосвязь естественных наук, с 286—297

129 См Орлов В В Материя, развитие, человек, с 135

130 См Бутаков А.А. Основные формы движения материи и их вза­имосвязь в свете современной науки, с 156—158

131 Омельяновский М Э Революция в физической науке и фундаментальные идеи ее основных теорий — В кн. Философия, естествознание, современность, с. 60.

40

целые, как сущности. Только из сущности физического с не­обходимостью следует возникновение химического.

Рядом авторов (В. В. Орловым, А. А. Бутаковым и др.) предложена четырехзвенная классификация форм материи или движения, которая, на наш взгляд, в большей мере, чем другие классификации реального многообразия, соответству­ет современному состоянию фундаментальных наук 132.

Следствием неоднозначности мнений по вопросу о месте химического в системе форм материи и движения является многообразие взглядов на специфику химической ступени развития, которое, по нашему мнению, можно свести к трем основным точкам зрения. Первая, ставшая весьма популяр­ной с развитием квантовой химии, заключается в сведении химического к физическому, в «растворении» первого во вто­ром 133. С этих позиций химия является наукой о поведении электронов в атомах и молекулах, а химическое, поскольку оно слагается из физических компонентов, есть не что иное, как физическое, но в особо сложной форме. Бесспорно, что атом состоит из физических образований и является физиче­ской целостной системой. Квантовая механика действитель­но описывает свойства и процессы атома как физического це­лого. Однако атом вместе с тем обладает и химической це­лостностью, которая, будучи качественно новой, не может возникнуть иначе, как на основе физической целостности. При этом, если физическая целостность атома остается еще целостностью физических частей (ядра и электронов), то хи­мическая целостность атома является качественно слитной, не имеет внутренней химической структуры в том смысле, что составляющие его части не обладают самостоятельным существованием. В этом плане атом и его физическую осно­ву можно рассматривать как простое химическое и комплекс­ное физическое образования.

Атом неделим на самостоятельно существующие химиче­ские части, и поэтому специфически химическая природа его оказывается необъяснимой с физической точки зрения. Хими­ческие свойства атома суть свойства иного рода, чем свойст­ва системы ядра и электронов. Первые успехи квантовой хи­мии породили оптимизм, выражением которого явились ут­верждения, что «вся система химических элементов во всем

132 См Орлов В.В. Психофизиологическая проблема, его же Мате­рия, развитие, человек, Бутаков А.А. Основные формы движения мате­рии и их взаимосвязь в свете современной науки

133 См Штофф В А Формы движения материи в неорганической природе, Китайгородский А И Проблемы теории в химии — В кн . Матери­алистическая диалектика и методы естественных наук М, 1968; Мостепаненко А.М. Проблема универсальности основных свойств пространства и времени. Л, 1969.

41

ее широком многообразии в настоящее время в принципе может быть выведена из законов физики» 134, что «в области теоретической химии будет доминировать представление об атомном строении, поскольку знание атомной структуры да­ет нам возможность дедуктивным путем прийти к химиче­ским и физическим свойствам атомов и молекул» 135. Однако дальнейшие исследования показали, что знание электронной конфигурации свободного атома с данным Z не всегда позво­ляет точно предсказать свойства соответствующего элемен­та. Это положение, впервые сформулированное М. Гайсинским, содержит в себе, как отмечает Д. Н. Трифонов, скорее некое общее правило, нежели констатирует отдельные ис­ключения 136.

Квантовая химия, изучая физические (квантовомеханические) стороны химических явлений и процессов, не охватыва­ет их целиком и полностью и поэтому не отражает качествен­ной специфики химического. Хотя с развитием вычислитель­ной техники удельный вес квантовых теорий в химии возрас­тает, квантовая химия, как отмечает Б. М. Кедров, не в со­стоянии описать химический процесс по той простой причи­не, что требуется учитывать иные, неквантовомеханические закономерности 137. Кроме того, в химическом мире индиви­дуальность выражена значительно сильнее, чем в физиче­ском. В силу этого квантовая химия даже при условии бо­лее или менее полного выявления валентных возможностей атомов не может и, вероятно, не сможет определить, какие соединения могут получиться из п атомов элемента хит атомов элемента у, какие направления примет реакция меж­ду сложными молекулами и т. д.138.

Следует отметить также, что ни одна фундаментальная химическая проблема (химической связи, валентности, реак­ционной способности и т. д.) не получила еще в квантовой химии своего решения. Применение квантовой химии здесь наталкивается на серьезные трудности. Однако использова­ние квантовомеханических методов внесло существенные из­менения во взгляды на химическую связь, валентность, ре­акционную способность и т. д., и поэтому очень важно най­ти соответствие между химическими и квантовомеханическими понятиями, найти квантовомеханические аналоги хи-

134 Хиншелвуд С. Н. Качественное и количественное. — В кн.: Фило­софские проблемы химии. М., 1971, с. 22.

135 Лэнгмюр И. Перспективы развития теоретической химии — Там же, с. 134.

136 См.: Трифонов Д. Н. Эволюция учения о периодичности. — В кн.: Кузнецов В. И. Диалектика развития химии, с 259.

137 См.: Кедров Б. М. Предмет и взаимосвязь естественных наук, с. 332.

138 См.: Кузнецов В. И. Диалектика развития химии, с. 297.

42

Мического139. Так, представления о спинвалентности рас­крыли физическое содержание классического понятия еди­ниц сродства и тем самым создали квантовохимический эк­вивалент этого понятия, установили для некоторых химиче­ских элементов и их органических соединений причину ра­венства валентности свободного и связанного атома, под­твердили бутлеровские представления об отношениях между валентностью и химической связью 14°.

Таким образом, квантовые теории, несмотря на их огром­ную роль в химии, все-таки не могут разъяснить, что в хими­ческом есть собственно химическое. Это способна сделать только сама химия. Как справедливо отмечает Г. Фукс, предмет химии может быть адекватно отражен только хи­мией141.

Сведение химии к физике во многом обусловлено отсут­ствием единого понимания статуса квантовой химии142. По нашему мнению, квантовая химия исследует физическую ос­нову химического, и в этом смысле есть химическая наука. Однако предметом квантовой химии является не химическое как таковое, а физическая основа химического, которая со­храняет общую физическую природу, подчиняется общим физическим законам. Кроме того, физическая основа хими­ческого, формируясь в условиях химической организации, оказывается наиболее развитым физическим уровнем в не­живой природе. Поэтому в известном смысле квантовая хи­мия— «больше физика», нежели фундаментальная физика, которая включает в себя законы, справедливые для всей фи­зической реальности.

В то же время физическая основа химического организо­вана в соответствии с собственно химическим, изоморфна последнему в том смысле, что определенному элементу соб­ственно химического соответствует определенный комплекс элементов физической основы. Иначе, взаимосвязь физиче­ского и химического опосредуется теневой физической систе­мой, возникающей из элементов фундаментального физиче­ского и служащей матрицей собственно химического. Кван­товая химия, следовательно, изучает не просто физическое,

139 Кузнецов В. И. Современное состояние проблемы валентности. — В кн.: Развитие учения о валентности. М., 1977, с. 19.

140 Кузнецов В. И Итоги историко-логического анализа проблемы ва­лентности. — Там же, с 224—225.

141 Фукс Г. Теоретико-познавательные проблемы в современной хи­мии.— В кн. Методологические проблемы современной химии. М, 1967, i о 1.

142 См.. Кедров Б. М. Предмет и взаимосвязь естественных наук; Жданов Ю. А Развитие материи и органическая химия; Кузнецов В. И. Диалектика развития химии ; Вислобоков А. Д. Материалистическая диалектика и современный механицизм; Волькенштейн М. В. Биофизика. М., 1981.

43

а физическое в химическом, особый физический уровень, подчиненный химическому. В силу этого она включает в се­бя и такие теоретические положения, которые «не выводятся из постулатов квантовой механики» 143.

Таким образом, квантовая химия — пограничная наука, гак как она является физикой по своей сущности, законам и методам, но входит в комплекс химических наук, дает зна­ния о химической форме материи как интегральном образо­вании. Ее основную задачу составляет познание физического механизма химических явлений, представляющее собой об­наружение и объяснение физических эквивалентов химиче­ских веществ.

Будучи теорией теневого физического уровня, изоморф­ного собственно химическому, квантовая химия может дать только схему, матрицу химического и не может описать его специфику. Как справедливо считает М. В. Волькенштейн, «никакие физические методы сами по себе не были бы в со­стоянии установить структуру сложных молекул без химиче­ских исследований»144. Эти исследования выясняют качест­венные факторы, ответственные за химические превращения, а физика должна рассматривать эти превращения количест­венно 145.

Редукционизму, стремящемуся объяснить химическое ис­ключительно физическими законами, противостоит научное сведение химии к физике, которое учитывает специфику хи­мических процессов. С этих позиций превращение химии в дедуктивную науку, которая полностью выводится из зако­нов физики, оказывается невозможным 146.

Вторая точка зрения на природу химического по сущест­ву является весьма близкой к первой, редукционистской, хо­тя при первоначальном подходе они кажутся резко различ­ными.

Атомы, молекулы и другие надатомные структуры рас­сматриваются как специфические химические субстраты, об­ладающие физическим способом взаимодействия. Так, по мнению Е. Ф. Солопова, «химическое взаимодействие —это вполне определенная разновидность электромагнитного вза­имодействия. Имея в виду, что в общей форме электромаг­нитное взаимодействие, общие его законы изучаются физи­кой, можно сказать, что химическая форма движения явля-

143 Кузнецов В И, Печенкин А.А. Экстенсивное развитие естествен­ных теорий — В кн.: Проблемы философии и методологии современного естествознания. М, 1973, с 350

144 Волькенштейн М В. Биофизика, с 23.

145 Там же, с. 191

146 См.: Соловьев Ю. И., Родный Н.И. Предисловие. — В кн.: Фило­софские проблемы современной химии,

44

ется частной и весьма особой разновидностью более общего физического взаимодействия...» 147. Эту точку зрения разде­ляют также А. Л. Оиманов и А. Г. Чусовитин 148. Согласно В. И. Кузнецову, «вывод об особых химических взаимодей­ствиях, генетически несводимых к законам физики, являет­ся необоснованным» 149.

Однако, если не существует специфически химического взаимодействия, то нет и химического движения, так как оп­ределенное движение всегда включает в себя определенное взаимодействие и немыслимо без него. Движение и взаимо­действие суть однопорядковые понятия и в этом смысле оди­наково универсальные. «В том обстоятельстве,— писал Ф. Энгельс, — что ...тела находятся во взаимной связи, уже заключено то, что они воздействуют друг на друга, и это их взаимное воздействие друг на друга и есть именно движе­ние» 150. Отрицание особой химической формы движения ве­дет к отрицанию специфически химического субстрата, хи­мической формы материи, ибо каждая форма движения и взаимодействия находится в прямой связи с формой материи.

Химические субстраты, несомненно, обладают специфиче­ски химическим способом взаимодействия. Последний вклю­чает в качестве основы физические взаимодействия, но не сводится к ним. Как более сложные химические взаимодей­ствия возникают только тогда, когда «...начинает давать се­бя знать химическое сродство, когда химически индиффе­рентные до тех пор элементы... приобретают химические свойства и вступают друг с другом в соединения» 151.

Еще Гегель, полемизируя с Берцелиусом, отождествляв­шим электрические и химические явления, отмечал, что элек­тричество «отступает на задний план, когда процесс стано­вится более химическим» 152, что «в собственно электрических явлениях химическое отсутствует, а потому оно там и не вос­принимается,— химическое воспринимаемо лишь в химиче­ском процессе» 153.

Поскольку химическое взаимодействие имеет физический механизм, который не обладает абсолютной самостоятель­ностью, а «пригнан», приспособлен к химическому взаимо-

147 Боряз В Н, Солопов Е Ф Философские вопросы химии Л, 1976, с 215-216

148 Симанов А Л , Чусовитин Л Г К проблеме выделения химической формы движения материи — В кн Методологические и философские про­емы химии, с. 81.

149 Кузнецов В И Диалектика развития химии, с 291

150 Маркс К, Энгельс Ф Соч , т 20, с 392

151 Там же, с 356.

152 Гегель Г В Ф. Философия природы, с 331

153 Там же, с. 313.

45

действию, является в известном смысле изоморфным ему. создается иллюзия качественного сходства химического и физического взаимодействий. Между тем процессы измене­ния электронной оболочки атомов и химического преобразо­вания вещества — это качественно различные процессы. В химическое взаимодействие вовлечены химические элементы и их свойства, а в электромагнитное — электроны внешних слоев атомов. Химические элементы в отличие от ядер и электронов характеризуются резко выраженной индивиду­альностью. Это различные химические «индивидуумы», обла­дающие способностью вступать в реакции друг с другом и адекватно изменяться в зависимости друг от друга. Д. И. Менделеев неоднократно отмечал, что вещество в химии — «это целый живой мир с бесконечным разнообразием инди­видуальностей как в самих элементах, так и в их сочетани­ях» 154. Поэтому в химическом взаимодействии масс-энергетические (физические) законы отступают на задний план, ре­шающую роль играют законы химического сродства. Хими­ческое сродство — это избирательное отношение химических субстратов друг к Другу. Один и тот же химический элемент no-разному взаимодействует с различными химическими эле­ментами, по-разному проявляет свои реакционные способ­ности.

Следует заметить, что в связи с успехами физики в интерпретации химических законов и понятий некоторые хими­ки стали отказываться от таких сугубо химических понятий, как химическое сродство, валентность и т. д. Такая позиция, на наш взгляд, является ошибочной. В науке периодически происходит размывание границ понятий, вызванное проник­новением «нижележащей» науки в область высшего яруса что приводит к своеобразным кризисным ситуациям. Эта ситуация уже в течение ряда десятилетий наблюдается в обла­сти взаимодействия физики и химии. Под давлением круп­ных достижений молекулярной биологии она назревает в сфере взаимодействия химии и биологии. По-видимому, не будет преувеличением сказать, что кризисная ситуация под­готавливается и в области взаимодействия биологии и соци­ологии. Хотя грань между живым и социальным, несомненно, резче, чем между неживым и живым, было бы иллюзией считать невозможным возникновение этой ситуации и здесь Когда мы углубляемся в понятие труда, оказывается, что провести границу между физиологическим и социальным не так просто, как может показаться с грубо социалогизаторских позиций. Неслучайно К. Маркс в «Капитале», анализи-

154 Менделеев Д. И. Периодический закон. М., 1958, с. 588. .

46

руя сугубо социологическое понятие абстрактного труда, формулирует его со ссылкой на физиологические понятия моз­га, нервов, мускулов и т. д.155

Нам представляется, что путь выхода из создавшейся кризисной ситуации состоит не в отказе от химических поня­тий, имеющих пока еще феноменологический характер, а в дальнейшем развитии их посредством синтеза старого (хи­мического) и нового (физического) содержания. Как спра­ведливо отмечает В. И. Кузнецов, химическое сродство и сродство к электрону суть не одно и то же 156. Под сродством к электрону обычно понимают энергию, выделяемую или по­глощаемую при присоединении электрона к нейтральному атому. Она зависит от размера атома и эффективного заря­да ядра. Значит, физическое описание химического сродства является количественным, оно не отражает качественной сто­роны этого процесса. Поэтому сродство к электрону необхо­димо рассматривать только в качестве физического механиз­ма химического сродства как отношения между определен­ными качествами.

Важным доводом в пользу существования специфически химического взаимодействия служит также то, что, согласно диалектическому материализму, свойства находятся в орга­нической связи с соответствующим видом взаимодействия. Если признается, что атомы обладают химическими свойст­вами, то необходимо признать и существование специфиче­ских химических взаимодействий, в которых эти свойства проявляются. Многообразие свойств химического элемента выражается во всей совокупности его химических взаимо­действий со всеми сродственными веществами.

Согласно третьей точке зрения существует особая хими­ческая форма материи, способом существования которой яв­ляется столь же специфическая форма движения, которая представляет собой химические реакции, процессы. Химиче­скими носителями, субстратами химических процессов явля­ются атомы, молекулы, свободные радикалы и другие над-атомные структуры. Элементарной субстратной единицей хи­мической реакции выступает особое химическое образова­ние— атом. Специфически химическая природа атома, моле­кулы и т. д. выражается специфически химической формой движения 157.

155 Маркс К, Энгельс Ф. Соч. т 23, с 81

156 Кузнецов В. И. Итоги историко-логического анализа проблемы ва­лентности, с 224

157 См.. Кедров Б М Предмет и взаимосвязь естественных наук; Бу­таков А.А.. Основные формы движения материи и их взаимосвязь в свете современной науки; Гарковенко Р. В. Проблема развития и современная химическая атомистика.

47

<< | >>
Источник: Васильева Т.С.. Химическая форма материи и закономерный мировой про­цесс. 1984

Еще по теме § 2. Проблема химической формы материи и движения в современной науке. Обзор концепций:

  1. § 1. Направленность развития химической формы материи
  2. § 1. Специфика химической формы материи
  3. § 2. Основные ступени и закономерности развития химической формы материи
  4. Глава 3. ОСОБЕННОСТИ ХИМИЧЕСКОЙ ФОРМЫ МАТЕРИИ И РАЗВИТИЯ
  5. Глава 5. РАЗВИТИЕ ХИМИЧЕСКОЙ ФОРМЫ МАТЕРИИ КАК ЗАКОНОМЕРНЫЙ ПРОЦЕСС
  6. 4. Проблемы правопонимания в современной юридической науке.
  7. Васильева Т. С.. Химическая форма материи и закономерный мировой про­цесс.1984, 1984
  8. 2. Концепции древних авторов по проблеме и их современная интерпретация
  9. Материя, таким образом, - возможность; форма - дей­ствительность. Вещь же - единство формы и материи: воз­можность, ставшая действительностью.
  10. Проблемы формы современного российского государства
  11. . Источники (формы выражения) права: общетеоретическая модель и современные проблемы совершенствования
  12. 3.1. МАТЕРИЯ И ДВИЖЕНИЕ
  13. МАТЕРИЯ И ДВИЖЕНИЕ