<<
>>

5.3. Механизмы, инструменты и технологии заимствований на внешнем рынке капитала

Мировая и национальные экономики не могут устойчиво раз­виваться, если не используют для процессов развития одну из трех точек опоры. Первая точка— это рынок товаров, или потреби­тельский рынок. Без него нет спроса, а соответственно нет стиму­лов и средств для развития экономики.

Вторая точка — это рынок капитала. Без него нельзя рассчитывать на полноценные и долго­срочные инвестиции в те отрасли, которые выпускают продук­цию, необходимую для потребительского рынка. Третья точка —





Ту же самую функцию выполняют многочисленные кастоди-альные банки, более жестко привязанные к фондовым рынкам мира с разными траекториями цен на инвестиции и ценные бума­ги. В этом смысле они в качестве оптовых покупателей не только денег, но и большого числа фондовых инструментов, обладают бо­лее крупными финансовыми ресурсами, нежели международные финансовые институты и могут позволить себе существенное сни­жение стоимости ресурсов для конечных покупателей на развива­ющихся рынках.

Чем больше связаны финансовые рынки стран, чем активнее действуют крупные игроки — кастодиальные банки, тем мень­ше процентные ставки таких кредитов. Часто к синдицирован­ным кредитам кастодиальных банков прибегают и международ­ные финансовые институты, работающие на рынке Российской Федерации. В лучшем случае процентные ставки кастодиальных банков не превышают ставокЛИБОР (2—3% годовых). Следова­тельно, первоочередной задачей при привлечении таких заим­ствований является создание условий розничной торговли кре­дитами, при которых ставки возрастали незначительно, а для этого нужны соответствующие инфраструктурные решения ка­стодиальных технологий. Здесь мы подходим к проблеме заим­ствований «кредитор— заемщик», которая требует постоянного переосмысления с развитием банковских технологий. Она ре­шается по-разному разными типами банков, использующих раз­ные типы финансовых рынков, в экономике с разными макро­экономическими показателями. Поэтому нельзя однозначно определить, какую схему кредитования заемщика следует при­менять в том или ином случае. Однако существуют определенные принципы, единые для всех схем: достаточность и прозрачность капитала заемщика, понимание сути перспективности его бизнеса и границы увеличения дохода при использовании заемных средств, ликвидность залога, а также объективность организационных, фи­нансовых и экономических показателей.Значительная часть рос­сийского бизнеса не отвечает этим требованиям, что оборачива­ется повышенными требованиями к доле валютной выручки в долларах США, время организации таких программ увеличива­ется до двух — четырех месяцев, устанавливаются жесткие лимиты и сроки возврата долга, высокие (8—10%) ставки и издержки (1,5— 2% объема кредитов), что составляет стартовые затраты в 100— 150 тыс.долл. США.

Облигации как инструмент займа на внешнем рынке капита­ла1 для российского бизнеса. Облигации, как уже говорилось ра­нее, долговой инструмент, конвертирующий долг в ликвидность. Допустимый объем облигационного займа не более 10—15% го­дового оборота компании или банка.

Заемщик может выпустить обеспеченные или необеспеченные облигации (secured and unsecured bonds) от своего имени, если это имя известно в финан­совом мире и достаточно престижно. При этом он может взять на себя обязательство погасить свой долг активами, которыми он вла­деет (акции, недвижимость, оборудование и т.д.). В трудное для себя время заемщик может выпустить доходные облигации и продать их с дисконтом трейдерам. Если он работает в системе взаимосвязан­ных мировых рынков долгового капитала, то доходность этих бу­маг не будет превышать 3—4% годовых, если нет, то доходность увеличится до 10—14% годовых. Кроме того, заемщик может выпу­стить в публичное обращениежщ.верпшруелше облигации, которые передают право на владение акциями компании. В этом случае ры­ночная стоимость акций может намного превысить стоимость кон­вертации.

Практически в облигации может быть конвертирован любой капитал, и этот инструмент может публично покупаться на долго­вом рынке. Он не посягает на собственность заемщика как акцио­нерный капитал. В то же время этот инструмент доступен как круп­ному и среднему, так и мелкому бизнесу.

Всего в международных агентствах по займам зарегистрирова­но 30 тыс. видов облигаций.

Фактически применение этих инструментов связано с решени­ем другой проблемы заимствований по линии «эмитент— инве­стор». Поэтому при работе с внешним рынком капитала в долговом секторе требования к раскрытию информации существенно выше, чем при синдицированном кредитовании. Срок подготовки такой программы занимает в Российской Федерации в среднем полгода. Большинство программ, связанных с размещением пятилетних облигационных займов, предусматривает доходность этих бумаг в размере 6—8% годовых в валюте.

1 Овчинников В.В. Путь к совершенству мирового рынка ценных бумаг / Global Custody. М. : Солид Консалтинг, 1998.

Занимаются этим многие инвестиционные компании, фонды, банки, власти, стратегические инвесторы, а привлекает их то, что обеспечения активами не требуется. Риск (доход), закладываемый в стоимость займа, не превышает кредитный риск, основанный на кредитной репутации заемщика синдицированного кредита. Орга­низаторы займов в России требуют от заемщиков подтверждения возможности обслуживания (финансирования и рефинансирова­ния) долга в сумме 200—300 млн долл. США в год.

Кроме того, размер бизнеса, под который выпускается облигаци­онный заем, должен быть достаточным для генерации денежных потоков в те же 200—300 млн долл. США. Требуется представление отчетности за последние два-три года в стандартах IAS или GAAP.

Основные затраты на организацию программ состоят из опла­ты работы многочисленных юристов, аудиторов, налоговых кон­сультантов и составляют порядка 700—800 тыс. долл. США. В сис­теме взаимосвязанных финансовых рынков эти затраты на порядок меньше. Кроме того, там легче найти партнеров по займу и перене­сти на них часть своих затрат. Рекомендуется большое внимание обращать на рыночные цены размещения облигаций, а не только на те цены, которые называет организатор займа, стремящийся заработать на этом бизнесе даже в ущерб своим клиентам. Это ти­пичная ошибка российских заемщиков ценой в несколько десят­ков миллионов долларов США, теряемых российским бизнесом ежегодно.

Последнее время покупатели облигаций стали обращать вни­мание на сертификацию системы менеджмента качества услуг и продукции заемщика. Это прежде всего относится к корпоратив­ным облигациям, обеспеченным и необеспеченным облигациям. К основным покупателям таких инструментов относятся консер­вативные пенсионные фонды, инвестиционные банки и фонды, а также страховые компании. Эти участники и образуют катего­рию стратегических инвесторов на фондовом рынке.

1 Овчинников В.В. Основы глобализации инвестиционного бизнеса. М. : МКЦМ, 2002.

Управление активами с целью повышения их рыночной стои­мости1. Прямые стратегические инвестиции не идут в настоящее время в полном объеме в реальную экономику из-за высоких рис­ков реального сектора. Эти риски образуются как по объективным, не зависящим от предпринимателей причинам, так и по причине низкой капитализации и профессиональной неспособности бан­ковского сектора Российской Федерации осуществлять долгосроч­ные вложения в экономику без надежных внешних гарантий.

Поэтому, безусловно, нужно менять стратегию и решать про­блемы, накопившиеся за эти годы и связанные с политической не­стабильностью в стране, налоговой политикой, защитой прав ин­весторов, прозрачностью и повышением ответственности бизнеса и т.д. Естественно, что решение этих проблем носит долгосрочный характер. Пока это делается, частичного снижения рисков можно добиться использованием наработанных мировой практикой ме­ханизмов управления масштабными рыночными рисками и издерж­ками инвесторов и заемщиков, а также созданием новых форматов эффективного бизнеса, интегрированного в общемировую систе­му инвестиций.

Эти возможности дает современный рынок ценных бумаг. Он уже давно превратился в мировую кассу взаимопомощи многих стран мира и доминирует в финансировании роста мирового ВВП. Чем выше эффективность использования финансового ресурса мирового рынка ценных бумаг, тем меньше стоимость финансо­вых инструментов, используемых для получения «длинных» денег.

Для того чтобы эффективно использовать механизмы публич­ного обращения ценных бумаг с целью формирования финансо­вых ресурсов рынка ценных бумаг, нужно научиться переоформ­лять активы в ценные бумаги, публично продаваемые и покупаемые на бирже или в системе внебиржевых институтов, превращая сред­ства производства, нематериальные активы в мощный инвестици­онный рычаг для развития бизнеса.

Для этого нужно научиться применять современные методы оптимального управления активами. Это делается в целях роста доходности активов, их ликвидности и рыночной стоимости или капитализации (формула бизнеса нехитрая — взять активы дешев­ле и разместить их на рынке дороже). Из российских наработок здесь следует выделить размещение активов на фондовом рынке США в форме американских депозитарных расписок. К этому инструменту прибегает крупный бизнес, способный потратить 20 млн долл. США на раскрутку и эксплуатацию этих проектов (оп­лата труда юристов, аудиторов, андеррайтеров, организаторов про­грамм, регистрационные сборы биржи и Комиссии США по цен­ным бумагам, расходы на рекламу). Прозрачность бизнеса должна быть подтверждена финансовой отчетностью по международным стандартам за последние два-три года, поскольку здесь действуют наиболее строгие для иностранцев требования по линии «россий­ский эмитент — американский инвестор». Как правило, капитали­зация такого бизнеса составляет 500 млн долл. США и есть возмож­ность вовремя информировать своих многочисленных инвесто­ров в США о важных событиях в компании. Срок организации такой программы составляет от 15 месяцев до полутора лет. Есте­ственно, подавляющая часть бизнесменов в России не может себе этого позволить.

Однако в России уже накоплен пятилетний опыт работы с тех­нологиями первого уровня по выпуску в обращение американских депозитарных расписок (АДР), при этом главную роль играют ино­странные инвестиционные банки и небанковские учреждения, аккредитованные в России и выступающие посредниками в инве­стиционном бизнесе с активами российских компаний. Они при­нимают активы в доверительную собственность с целью привле­чения под нее инвестиций на рынке США. За российские риски они забирают до 70% выручки от продажи бизнеса и активов за рубежом. В связи с этим продавать свой готовый бизнес целиком или по частям с помощью этих технологий невыгодно, хотя сейчас это можно сделать через любую иностранную инвестиционную компанию. На предоставлении услуг подобного рода специализи­руются не более десяти российских компаний. Полноценно же из них работают одна-две компании. Продажами готового бизнеса эти компании не занимаются, а торгуют только АДР российских ком­паний, занимаясь в основном спекуляциями в течение нескольких торговых дней на рынке США.

Менее известны в Российской Федерации технологии с досту­пом второго уровня. Отдельные российские брокерские компании берут в аренду телекоммуникационные системы прямого доступа Electronic Communication Networks (ECN) к ресурсам инвестици­онных банков, аккредитованных в США. Такой доступ на порядок дешевле его предыдущего, но ограничивает возможности россий­ских компаний по выходу на другие рынки, интегрированные с рынком США. Так, если в течение одного торгового дня необходи­мо в онлайновом режиме краткосрочных и долгосрочных спекуля­ций продавать и покупать акции российских и иностранных ком­паний или найти покупателей готового бизнеса сразу на нескольких торговых площадках (в Европе, Юго-Восточной Азии, США), то с помощью технологий ESN это сделать практически невозможно.

Самые небольшие издержки (на несколько порядков меньшие по сравнению с технологиями первого уровня), риски и самые ши­рокие возможности работы с рынками всего мира имеют техноло­гии третьего уровня через международную онлайновую систему поставок ценных бумаг против платежей INTERSETTLE. Эти тех­нологии более эффективно применяют онлайновые механизмы продажи активов и готового бизнеса с целью роста рыночной стои­мости и инвестиционной привлекательности бизнеса. Они пригод­ны для стран, где из-за высоких рисков и издержек традиционные технологии продаж и инвестиций не работают или работают пло­хо. Именно эти технологии позволяют работать в течение одного торгового дня сразу на нескольких рынках мира в онлайновом ре­жиме, а это — путь к самым низким рискам, поскольку, чем к боль­шему числу рынков имеет прямой доступ продавец, тем больше разница траекторий цен на бизнес на различных рынках, что при­водит к снижению рисков покупателей. В связи с этим конкурен­тоспособность покупателей готового бизнеса в этой системе самая высокая, и они способны продавать его клиентам, подключенным к системам прямого доступа второго или первого уровня.

Повышение уровня доступа означает для продавца готового бизнеса обилие выгодных покупателей, для заемщика — это появ­ление новых инвестиционных возможностей и новые рейтинги, часто более высокие, чем страновые, снижение стоимости ресур­сов и выход на все мировые рынки активов, в том числе и немате­риальных.

Методы оценки рыночной стоимости собственности, пере­водимой в материальные активы предприятий и кредитных уч­реждений, в Российской Федерации на основе фондовых инст­рументов1. Благодаря этим методам инвесторы через механизмы листинга ценных бумаг получают значительно более полную и до­стоверную информацию о собственности своих бизнес-партнеров и способны на базе этой информации применять вышеуказанные механизмы управления рисками, рассредоточив в своих портфе­лях ценные бумаги с множества рынков Европы, Юго-Восточной Азии, Северной и Южной Америки, Африки и т.д. Иными словами, доверительное управление активами тесно связано с залоговыми операциями, но при этом возникают вопросы, связанные с рыноч­ной оценкой стоимости собственности, переводимой в материаль­ные активы.

1 Овчинников В.В. Путь к совершенству мирового рынка ценных бумаг / Global Custody. М. : Солид Консалтинг, 1998.

Эта тема имеет важное значение в новом формате инвестици­онного бизнеса благодаря использованию механизмов обращения ценных бумаг на бирже для использования активов в качестве за­лога или для продажи доли или всего бизнеса. Мировые рынки торговли активами, дающие ориентиры их рыночной стоимости, имеют свои особенности. Так, швейцарский рынок наиболее про­двинут в бизнесе с корпоративными и банковскими долговыми обя­зательствами. Рынок Германии более эффективен для оценки рыночной стоимости крупных пакетов акций, используемых в ка­честве залога для получения кредитов или для инвестиций в эти пакеты акций со стороны других корпораций. Рынок США исполь­зуют в основном для оценки рыночной стоимости небольших паке­тов акций, которые продаются физическим лицам.

Главным моментом при переоформлении активов в ценные бу­маги является листинг эмиссии бумаг с учетом:

• детального финансового анализа инвестиционной перспек­тивности предприятия для крупных и мелких инвесторов с по­мощью специальной методики, соответствующей требовани­ям стандартов стран ЕС и США;

• сортировки предприятий по категориям инвестиционной пер­спективности, учитывающим их ликвидность, доходность и рыночную стоимость;

• внешнего аудита и учета оплаченного акционерами уставного капитала, проспекта эмиссии, отчета об итогах эмиссии цен­ных бумаг, бухгалтерского баланса и установленной финансо­вой отчетности с выделением показателей финансово-хозяй­ственной деятельности за последний финансовый год;

• всех характеристик эмитента.

По этим стандартам осуществляется рыночная оценка залога, составляющая основу для эмиссии ценных бумаг. Далее следует листинг эмиссионных ценных бумаг с целью проверки правомоч­ности выпуска таких бумаг в публичное или частное обращение. Не нужно забывать и об аудиторских продуктах, подтверждающих инвестиционную привлекательность эмитента и гарантирующих достоверность информации.

Кроме того, для успешного переоформления активов в ценные бумаги нужна тщательно проработанная нормативная база, отве­чающая требованиям международных стандартов. Особенно это касается процедур выделения кредитными учреждениями лими­тов, а заемщиками — соответствующих залогов для получения твер­дых банковских гарантий под конкретный выпуск в обращение ценных бумаг.

Международная легализация залога. В залоге активы сортиру­ются по их ликвидности, доходности и рыночной стоимости на те­кущий момент времени. При этом держатель фонда старается пе­редать в залог в первую очередь те активы, которые приносят убытки и не способны в ближайшее время приносить твердые до­ходы. Система взаимосвязанных рынков дает эту возможность, осо­бенно в части экономии тех активов, которые могут приносить ощу­тимые доходы в ближайшие месяцы и годы, имеют высокую ликвидность и рыночную стоимость.

Проблемы международной легализации залогов имеют исклю­чительное значение для применения различных форм залогового кредитования. При этом основная борьба идет за две основные формы инвестиций: либо путем получения кредитов под залог, либо путем продажи доли или всего акционерного капитала.

Естественно, что в обеих формах инвестиций необходимо со­здавать оптимальные условия для снижения издержек. Особенно это касается покрытий в случае залогового кредитования и издер­жек, связанных с комиссиями за продажу активов на внешнем рынке капитала.

Переоформление долговых платежей в ценные бумаги. Про­блема внешней задолженности компании или страны в целом яв­ляется приоритетной, и без соответствующей долговой стратегии и создания современных механизмов управления внешними долгами ни отдельно взятая компания, ни страна не могут ни раз­виваться, ни существовать. Особенно значение этой проблемы растет в связи с глобализацией мировой экономики, транснацио­нализацией механизмов конвертации долгов в те или иные инвес­тиционные активы по единым стандартам. К сожалению, в Рос­сийской Федерации создана бюрократическая система управления долгами, не уменьшающая, а, наоборот, постоянно увеличивающая государственный внешний долг и корпоративные долги. Это про­исходит вследствие того, что инерция принятия решений по долго­вым выплатам приводит к невыгодным для страны долговым пла­тежам, создает пиковые долговые ситуации, постоянно граничащие с дефолтом.

Такая система не способна эффективно управлять ни внешним долгом, ни корпоративными долгами, поскольку лишена возмож­ности эффективно использовать рыночные долговые инструмен­ты и ситуации в свою пользу и с большим (более 50%) дисконтом выкупать на биржах собственные долги.



Благодаря этой системе товаропроизводитель получает прямой выход на покупателя его продукции, который может заказывать товары с некоторыми модификациями. Таким образом осуществ­ляется вхождение корпораций в период массового производства оригинальной продукции для конкретного покупателя.

От влияния интернет-бизнес-технологий (ИБТ) выигрывает фондовый рынок страны, на котором обращаются секьюритизи-рованные долговые обязательства, неизбежно возникающие как у продавцов, так и у покупателей, в период финансового развития рыночной экономики страны. Инвесторы привлекаются в эту сферу прежде всего благодаря большим прибылям, которые они зарабатывают на росте котировок акций интернет-компаний и ре­альной экономики страны. В результате растет рынок акций вы­сокотехнологичных компаний, привлекающий дополнительные инвестиции в этот бизнес.

Предпродажная подготовка или переоформление активов, со­стоящих из систем электронной коммерции, в залоговое покры­тие кредитных рисков. Укрупнение и модернизация производ­ства в Российской Федерации требуют существенных инвестиций. Последние в свою очередь зависят от инвестиционного климата в стране и прозрачности процедур заимствования и целевого рас­ходования средств на конкретном предприятии. Известно, что оте­чественный бюрократический аппарат не имеет ни опыта, ни ин­ститутов, пригодных для нормального инвестиционного бизнеса в сфере высоких технологий. Кроме того, он характеризуется в ми­ровом бизнесе высоким уровнем коррупции и отсутствием прак­тики корпоративного управления по мировым стандартам. Эти обстоятельства являются причиной удорожания заимствований для государства на зарубежных рынках капитала.

Поэтому частный бизнес в Российской Федерации, занима­ющийся высокими технологиями и обладающий высокоинтел­лектуальной собственностью, а также заинтересованный в повы­шении уровня сервиса, расширении ассортимента продуктов, улучшении их качества, вынужден привлекать внешние инвести­ции, полагаясь на свою репутацию и инвестиционную привлека­тельность, а также повышая эффективность управления своими активами, состоящими из высокоинтеллектуальной собственности. Одним из эффективных путей размещения таких активов является международный фондовый рынок.

Работа частного российского заемщика на фондовом рынке — это прежде всего цивилизованный способ привлечения инвести­ций для выпуска новой продукции или расширения рынка сбыта на основе хорошо формализованных, понятных и отлаженных про­цедур заимствований у частных лиц под залог высокоинтеллекту­альной собственности, ликвидной на внешних рынках. Поскольку таких лиц и возможностей значительно больше за рубежом, то день­ги следует искать там с помощью эмиссии акций, учитывающих рыночную стоимость высокоинтеллектуальной собственности.

Однако публичное размещение акций на фондовом рынке свя­зано с дополнительными расходами, обусловленными различием стандартов инвесторов и заемщиков и поглощающими значитель­ные ресурсы заемщиков и эмитентов акций. Выгоднее занимать там, где меньше бремя государства в экономике, налоговая на­грузка на население и бизнес, внешний и внутренний долги госу­дарства. Чем меньше различие в стандартах высоких технологий и высокоинтеллектуальной собственности в залоге для инвесто­ров и заемщиков, тем меньше риски, а следовательно, и издержки инвесторов, заемщиков, поставщиков и потребителей продукции. Другой стороной инвестиционной привлекательности бизнеса яв­ляется достижение западных стандартов эффективности по уменьшению затрат на единицу производимой продукции. Такой успех может быть достигнут путем западных методов менеджмен­та с российскими условиями с освоением новых областей ком­мерческой деятельности (электронной коммерции, торговли но­выми информационными продуктами).

Широкое внедрение в практику бизнеса интернет-технологий и систем электронной коммерции улучшит: средний срок постав­ки продукции и управление отношениями с потребителями и по­ставщиками продукции; стратегическое планирование; добро­совестное акционерное управление; рост доверия инвесторов к российскому менеджменту; прозрачность и оптимальность струк­туры собственности и управления; маркетинговую политику и ло­гистику менеджмента.

Таким образом, включение в состав высоколиквидных активов, размещаемых российским бизнесом на внешних рынках, инфор­мационных технологий дает шанс российским заемщикам одно­временно повысить свою инвестиционную привлекательность и ре­шить ряд проблем по повышению эффективности управления активами и производством товаров.

При этом описание бизнеса на основе общепринятых порядка и регламента обслуживания счетов ДЕПО в депозитарии для век­сельного обращения как актива ничего не стоит, поскольку не па­



выборе банка-гаранта — умение эффективно работать с технологи­ями Global Custody. В противном случае он становится дополнитель­ным бенефициаром и посредником сделки, удорожающим инстру­мент. Кроме того, необходимо помнить, что у крупнейших западных субкастодиальных банков есть партнерские отношения со специ­ально созданнымиДияяга dedicated funds — фондами, обязанными инвестировать свои активы в российские ценные бумаги, особенно связанные с проектами кредитования высоких технологий, создаю­щих высокоинтеллектуальную собственность. На другие рынки их просто не пустят. При этом формирование доходной и расходной частей проекта осуществляется следующим образом.

Доходная часть проекта формируется следующим образом: на страховой депозит положено 8 млн долл. США под доходность 20% годовых с ежегодным доходом 1600 тыс. долл. и ежемесячным до­ходом 133 тыс. долл.

Расходная часть включает в себя следующие издержки: вы­платы по кредиту 8 млн долл. под 1% годовых составят ежегодно: 8 млн долл.: 10 + 8 млн долл. х 0,01 = 880 тыс. долл. Ежемесячно вы­платы соответственно составят: 800 тыс. долл. : 12 +80 тыс. долл. : : 12 = 72,6 тыс. долл. Чистая прибыль заемщика от применения дан­ного инструмента равна: 133 тыс. долл. — 72,6 тыс. долл. = 60,4 тыс. долл. ежемесячно.

К этой выгоде следует добавить снижение гарантийного взноса с 3 до 0,05% и гарантию первоклассного западного банка в 16 млн дола.., позволяющую заработать банку-кредитору сумму (при выда­че кредита в 16 млн долл. под 6% годовых) в 960 тыс. долл. ежегодно плюс привлекаемые под эту гарантию деньги частных вкладчиков плюс средства на счетах корпоративных клиентов. Деньги на стра­ховой депозит может зачислить один клиент банка-кредитора, а получить его кредит — другой клиент, выплачивать проценты бан­ку-гаранту — третий и т.д.

В итоге ежегодная прибыль банка-кредитора составит пример­но 1680 тыс. долл. Это означает, что расходы на инфраструктуру Global Custody банка-кредитора в сумме 570 тыс. долл. окупятся в те­чение полугода, а капитализация его возрастет многократно при реализации одновременно нескольких подобных проектов и уме­лого управления их рисками.

Наиболее перспективным направлением, снижающим рыноч­ные риски и издержки системообразующих институтов в инвести­ционном бизнесе, является долгосрочный лизинг банковского за­лотового инструмента. Обычно такой лизинг сводится к сдаче бан­ком-гарантом банковской гарантии в аренду заемщику на длитель­ный срок с постепенными выплатами залога в соответствии с кре­дитным соглашением. Такой лизинг выгоден банку-гаранту, увеличивающему свой капитал, заемщику, получающему гаран­тию первоклассного банка под привлечение инвестиций, и по­ставщику — организатору инструмента, гарантирующему целе­вое использование займа и снижение кредитных рисков. В идеале при использовании технологий Global Custody схема инвестици­онного бизнеса ограничивается этими системообразующими ин­ститутами, поскольку гарантирует риски на заданном уровне. Заемщик, подключенный к инфраструктуре Global Custody, се-кьюритизирует свои активы и передает их в залоговый фонд про­вайдеру-организатору и поставщику залогового инструмента. Последний передает залог в распоряжение банка-гаранта в обмен на предоставление последним банковского залогового инструмен­та в долгосрочный лизинг. Под гарантию заемщик привлекает ин­вестиции через свой банк, который следит за правильностью рас­ходования средств и возвратом кредита инвестору.

Если системообразующие институты не работают с технологи­ями Global Custody, то лимиты на залоговые инструменты им выда­ются более сложным путем и число таких институтов из-за этого неизбежно увеличивается, а следовательно, увеличиваются издерж­ки и риски бизнеса.

Наиболее выгодный инвестиционный бизнес в настоящее вре­мя и в ближайшем будущем — реализация заемщиком системы электронной коммерции с последующей ее секьюритизацией в вы­соколиквидные активы заемщика.

Следует отметить, что при выполнении соответствующих стан­дартов и правил секьюритизации информационные интернет-ак­тивы (системы электронной коммерции) не подвержены старению и со временем увеличивают свою рыночную стоимость и ликвид­ность более быстрыми темпами по сравнению с остальными акти­вами. В то же время в аналогичных условиях наличность подвер­жена инфляции, хотя и сохраняет свою высокую ликвидность. Поэтому совокупность таких информационных активов является наиболее выгодным для кредитора и заемщика залогом, снижа­ющим кредитные риски обеих сторон и совершающим переворот в банковском бизнесе.

Заемщик передает эти активы в залог своему провайдеру — организатору инвестиционного бизнеса. Провайдер, работающий с технологиями Global Custody (это может быть субкастодиальный банк, или глобальный кастодиан, или инвестиционная компания), организует совместно с одним из крупных первоклассных запад­ных банков-гарантов долгосрочный лизинг банковского залогово­го инструмента, а заемщик с помощью этого инструмента привле­кает инвестиции под поставку необходимого оборудования или покупку акций других компаний своей отрасли.

Доминируя в области систем электронной коммерции, можно существенно поднять рыночную стоимость своих активов и одно­временно выполнять роль генерального поставщика новых техно­логий на родственные предприятия под залог их активов и расши­рять свое влияние на эти предприятия, превращая их из конкурентов в партнеров по бизнесу.

Таким образом, традиционный депозитный и процентный бан­ковский бизнес, широко распространенный в Российской Феде­рации, в условиях глобализации мировой экономики не способен без ресурсов мирового фондового рынка даже при совершенство­вании своих технологий обслуживания и привлечения клиентов увеличивать капитализацию и доход, достаточные для прямых дол­госрочных инвестиций в реальную экономику России с целью по­вышения ее конкурентоспособности на внешнем рынке.

<< | >>
Источник: Ивасенко Анатолий Григорьевич. Инвестиции: источники и методы финансирования. 2009

Еще по теме 5.3. Механизмы, инструменты и технологии заимствований на внешнем рынке капитала:

  1. 8.4 Заимствования субъектов Федерации на мировом финансовом рынке
  2. 1. Основные заемщики и поставщики капитала на рынке ценных бумаг
  3. Механизм сделок на рынке межбанковских кредитов
  4. 5.4. Национальное регулирование внешней торговли: формы, МЕтоды, инструменты
  5. Глава 4. РЫНОК СОВЕРШЕННОЙ КОНКУРЕНЦИИ. МЕХАНИЗМ ВЗАИМОСВЯЗЕЙ НА ТОВАРНОМ РЫНКЕ
  6. Следы орудий взлома и инструментов: классификация, механизм следообразования, порядок работы на месте обнаружения
  7. Глава 10. Социальные технологии как механизм управленческой деятельности
  8. ГЛАВА 6. ______________________________________________________________________МЕЖДУНАРОДНОЕ ДВИЖЕНИЕ КАПИТАЛА: СУЩНОСТЬ, МЕХАНИЗМЫ И ФОРМЫ.
  9. Механизмы внутреннего и внешнего управления дебиторской задолженностью
  10. Банки как механизм движения ссудного капитала. Виды банковских операций
  11. 3. Оборот капитала. Основной и оборотный капитал. Амортизация и ее норма. Время и скорость оборота капитала и прибыль