<<
>>

ПРОБЛЕМЫ КОДИФИКАЦИИ РОССИЙСКОГО ПРАВА

В России целенаправленная кодификация права впервые была осу­ществлена в первой половине XIX в. — с созданием Свода законов Российской империи, который вступил в силу с 1 января 1835 г.

Тогда достаточно четко и определенно (по тем временам) были сфор­мированы такие правовые акты, как Устав о государственной службе, Устав о повинностях, Устав о податях и пошлинах, Устав таможенный, Монет­ный устав, Горный устав, Лесной устав, Кредитный устав, Торговый устав, Промышленный устав, Устав духовных дел иностранный исповеданий, Устав путей сообщения, Почтовый устав, Телеграфный устав, Строитель­ный устав, Положение о найме на сельские работы, Положение о трактир­ных заведениях, Устав о народном продовольствии, Устав об обществен­ном призрении, Врачебный устав, Устав о паспортах, Устав о беглых, Цен­зурный устав, Устав о предупреждении и пресечении преступлений, Устав о содержащихся под стражею, Устав о ссыльных и др. Впоследствии при­нимались новые крупные кодифицированные правовые акты — Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., Устав уголовного судо­производства 1864 г., Уголовное уложение 1903 г. и др.

Обращение законодателя к кодифицированной форме выраже­ния законодательства в XVIII и XIX вв. во многом было связано с влиянием западного (прежде всего германского) права, что в итоге предопределило отнесение России к романо-германской правовой семье. Между тем в литературе встречается мнение, что такой под­ход малоперспективен «из-за глубоких социокультурных различий романо-германского и славянского миров»[XXIII].

Следует отметить, что существуют различные подходы к поня­тию процесса кодификации. Существует точка зрения, что коди­фикация соответствующей отрасли права осуществляется один раз, а в дальнейшем происходит лишь обновление содержания коди­фицированного правового акта.

Например, уголовный закон в нынешней его форме (общая и особен­ная части) впервые появился в виде Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Принятые позже Уголовное уложение 1903 г., УК РСФСР 1922 г., УК РСФСР 1926 г., УК РСФСР 1960 г. и УК РФ 1996 г. определенным образом изменяли содержание уголовного закона — в со­ответствии с развитием социально-экономических условий (хотя многие составы так называемых общеуголовных преступлений и ответственность за них оставались и, очевидно, еще длительный период времени останутся в неизменности, например, ответственность за убийство, кражу, мошен­ничество, получение взятки и др.). Однако форма закона — уложение, кодекс — оставалась той же самой, т.е. законодатель по-прежнему считает целесообразным объединять нормы, регулирующие социальные отноше­ния, связанные с совершением общественно опасных деяний, в одном систематизированном законе. То же самое можно говорить и о других об­ластях общественных отношений, регулируемых кодифицированными правовыми актами.

Между тем в юридической литературе преобладает иная точка зрения, согласно которой выделяют несколько этапов кодифика­ции российского права: создание Свода законов Российской им­перии, первая кодификация советского права (1920-е гг.), вторая кодификация советского права (конец 1950-х—1960-е гг.) и совре­менная кодификация, причем последний этап продолжается.

При всей дискуссионности вопроса о сущности кодификации следует отметить, что с начала 1990-х гг. в российском праве дей­ствительно идет достаточно активный процесс изменения содер­жания кодифицированных актов, что отражает коренные измене­ния в нашем обществе (переход от советского типа государства к государству с либеральными ценностями).

При этом обращает на себя внимание то обстоятельство, что число законов с наименованием «кодекс» относительно немного.

Так, на начало 2000 г. действовали (как принятые в Советском государстве, так и в современной России; практически во все из них после принятия неоднократно вносились изменения и дополнения):

— Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (1960 г.);

— Уголовный кодекс РФ (1996 г.);

— Уголовно-исполнительный кодекс РФ (1997 г.);

— Гражданский кодекс РФ (1994 г., части первая и вторая);

— Гражданский кодекс РСФСР (1964 г., по вопросам, не отрегулиро­ванным ГК РФ);

— Гражданско-процессуальный кодекс РСФСР (1964 г.);

— Кодекс законов о труде РФ (1972 г., в редакции 1992 г.);

— Таможенный кодекс РФ (1993 г.);

— Арбитражный процессуальный кодекс РФ (1995 г.);

— Семейный кодекс РФ (1995 г.);

— В одный кодекс РФ (1995 г.);

— Лесной кодекс РФ (1997 г.);

— Жилищный кодекс РСФСР (1983 г.);

- Кодекс РСФСР об административных правонарушениях (1984 г.);

— Земельный кодекс РСФСР (1991 г.);

— Воздушный кодекс РФ (1997 г.);

— Налоговый кодекс РФ (1998 г., Первая часть);

— Градостроительный кодекс РФ (1998 г.);

— Бюджетный кодекс РФ (1998 г.);

Кодекс торгового мореплавания РФ (1999 г.).

Позже появились новые кодексы.

Каждый из них, как предполагается из теории права, должен ре­гулировать наиболее емкие и важные сферы социальных отношений и в форме, предполагающей достаточно четкую и стройную систему расположения правовых норм. Однако по этим критериям кодексы далеко неравноценны (сравним, например, Гражданский кодекс и Лесной кодекс). Кроме того, некоторые кодексы представляют со­бой развитие других, более фундаментальных кодексов, что хорошо видно на примере Гражданского кодекса, который является базой для Земельного кодекса, Налогового кодекса, Семейного кодекса.

В этой связи, как представляется, значение закона под наиме­нованием «кодекс» (данный термин был привнесен в российское право Советским государством) некоторым образом размылось. Если сравнивать содержание законов с наименованием «кодекс» с другими законами, не имеющими такого наименования, то в одних случаях кодекс по структуре ничем не отличается от множества федеральных законов, а в других случаях некоторые федеральные законы являются, по существу, кодексами, хотя такое наименова­ние у них отсутствует.

Например, Водный кодекс РФ содержит следующие части и разделы: Общая часть — Общие положения;

— Право собственности и другие права на водные объекты;

— Государственное управление в области использования и охраны

водных объектов;

— Использование и охрана водных объектов;

— Разрешение споров по вопросам использования и охраны водных объектов и ответственность за нарушение водного законодатель­ства Российской Федерации;

Особенная часть

— Целевое использование водных объектов.

Как видно, здесь есть элементы кодекса — Общая и Особенная части. Однако Общая часть намного больше по объему, чем Особенная часть (со­ответственно 132 и 13 статей), что не согласуется с их назначением. Далее, об использовании водных объектов говорится как в Общей части, так и в Особенной части, и наблюдается определенное дублирование, а статьи Особенной части весьма кратки и, по существу, лишь обозначают тот или иной вопрос. Кроме того, помимо Водного кодекса приняты и действует достаточно большое количество подзаконных нормативных актов в раз­витие его положений.

Наличие обширного перечня нормативных актов ставит под сомнение выделение одного федерального закона в кодекс, по­скольку в данном случае кодификации как раз и не наблюдается, поскольку в кодексе должны объединяться все или абсолютное большинство норм, регулирующих данную сферу общественных отношений.

Как представляется, вместо наименования «Водный кодекс» следовало бы применить обычную терминологию и дать рассмотренному выше зако­нодательному акту иное наименование, например ФЗ «О водных объектах Российской Федерации». На законодателя, очевидно, действует правотвор­ческая инерция, когда ранее данная сфера социальных отношений регули­ровалась законом под таким же названием — «Водный кодекс РСФСР» (наиболее ярко такая инерция проявляется при использовании термина «Кодекс законов о труде», в котором бросается в глаза юридическая тавта- логия; тем не менее такое название уже трижды, начиная с 1918 г., приме­нялось идо сих пор используется российским законодателем).

А если проанализировать содержание такого нормативного акта, как ФЗ «Об исполнительном производстве» (1997 г.), то он вполне может по­дойти к категории кодексов (хотя, как видно, законодатель не придал ему такого наименования). В этом законе достаточно четко просматривается гипотетические общая часть (первые три главы: «Основные положения и общие условия совершения исполнительных действий», «Лица, участву­ющие в исполнительном производстве», «Основание применения мер принудительного исполнения») и особенная часть (остальные главы: «Об­ращение взыскания на имущество должника», «Особенности обращения взыскания на имущество должника-организации. Арест и реализация имущества должника-организации», «Обращение взыскания на заработ­ную плату и иные виды доходов должника», «Исполнение исполнительных документов по спорам неимущественного характера», «Распределение взысканных денежных средств и очередность удовлетворения требований взыскателя», «Совершение исполнительных действий в отношении ино­странных граждан, лиц без гражданства и иностранных организаций. Ис­полнение судебных актов и актов других органов иностранных госу­дарств», «Исполнительный сбор. Расходы по совершению исполнительных действий. Ответственность за нарушение законодательства Российской Федерации об исполнительном производстве», «Защита прав взыскателя, должника и других лиц при совершении исполнительных действий»).

Помимо законов с наименованием «кодекс» существуют коди­фицированные нормативные акты, принимаемые законодатель­ными органами с другими наименованиями. Чаще всего в этом смысле встречаются «положения».

Для примера можно привести принятые постановлениями Верховного

Совета и Государственной Думой Российской Федерации Положение о службе в органах внутренних дел Российской Федерации (1992 г.), Поло­жение о федеральной государственной службе занятости населения Рос­сийской Федерации (1993 г.), Положение о квалификационных коллегиях судей (1993 г.), Положение о квалификационной аттестации судей (1993 г.), Положение о прохождении службы в органах налоговой полиции Россий­ской Федерации (1993 г.).

Кодифицированный характер носят также изданные в виде фе­деральных законов «основы законодательства» и «уставы» (напри­мер, Основы законодательства Российской Федерации об Архив­ном фонде Российской Федерации и архивах, 1993 г.; Транспор­тный устав железных дорог Российской Федерации, 1998 г.).

<< | >>
Источник: Рассказов Л.П.. Теория государства и права: углубленный курс: Учебник. — М., 2015. — 559 с. . 2015

Еще по теме ПРОБЛЕМЫ КОДИФИКАЦИИ РОССИЙСКОГО ПРАВА:

  1. РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА ПО ОСНОВНЫМ ПРОБЛЕМАМ КОДИФИКАЦИИ ПРАВА В РОССИИ В XVIII в.
  2. Вторая кодификация советского гражданского законодательства. Проблема гражданского и хозяйственного права (1956— 1964).
  3. § 3. Теоретическое и историческое в проблемах кодификации
  4. Задачи кодификации российского торгового законодательства
  5. СИСТЕМАТИЗАЦИЯ И КОДИФИКАЦИЯ РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.
  6. Кодификация и обновление права
  7. 66.1. Кодификации уголовного права и судопроизводства
  8. § 5. Кодификация римского права
  9. §4. Кодификация гражданского права.
  10. § 21. Кодификация римского права
  11. КОДИФИКАЦИЯ ПРАВА В РСФСР И СИСТЕМАТИЗАЦИЯ СОЮЗНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В 20-Е ГОДЫ
  12. Глава 7. Кодификации права во Франции в XIX в.
  13. Глава 22. Кодификации права во Франции в XIX в
  14. Раздел V. ПРОБЛЕМЫ РЕФОРМИРОВАНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ВЕЩНОМ ПРАВЕ Глава 9. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РЕФОРМИРОВАНИЯ РОССИЙСКОГО ВЕЩНОГО ПРАВА