<<
>>

поведения, воспи­тывают у людей привычку неуклонно соблюдать эти нормы без вся­кого принуждения. § 4. Общественные организации трудящихся как юридические лица

Как мы уже отмечали выше, принудительные методы не занимают главного места в работе общественных организаций. Общественные организации прежде всего добиваются предупреждения антиобщест­венных поступков, применяя меры общественного воздействия там, где совершено отклонение от норм общественного

Общественные организации являются активными участниками разнообразных имущественных отношений в социалистическом об­ществе.

Все общественные организации обладают определенным иму­ществом, самостоятельно определяют его назначение, используют его на различные оперативно-хозяйственные цели. Имущественные от­ношения складываются и в процессе общественного труда членов кооперативных организаций, а также при применении общественны­ми организациями труда рабочих и служащих в пределах, допущенных их уставами и действующим законодательством.

Действующее законодательство (ст. 11 Основ гражданского зако­нодательства Союза ССР и союзных республик) признает юридиче­скими лицами колхозы, межколхозные и другие общественные орга­низации и их объединения, которые могут самостоятельно участвовать в имущественных правоотношениях. На этой основе возможно при­знание любой общественной организации трудящихся юридическим лицом.

Вопрос о юридической личности отдельных общественных орга­низаций решается обычно их уставами и положениями независимо от того, утверждаются ли эти уставы и положения государственными органами или нет. И в том и в другом случае организация самостоя­тельно решает вопрос о порядке ее выступления в имущественных отношениях. Для этого важно не наличие санкции государства, а твер­до закрепленное решение об этом самой общественной организации,

в соответствии с которым другие организации и лица могут вступать с ней в нормальные хозяйственные связи. Например, уставы профсо­юзов, Союза советских обществ дружбы и культурной связи с зарубеж­ными странами. Ассоциации содействия Организации Объединенных Наций не утверждаются. Но эти организации пользуются всеми пра­вами юридических лиц в соответствии со своими целями и задачами. Юридическое значение имущественных прав этих общественных ор­ганизаций основано на общих нормах гражданского законодательства, признающего общественные организации юридическими лицами. Надо иметь в виду, что Основы гражданского законодательства не требуют обязательного утверждения уставов общественных организа­ций государственными органами. Обязательное разрешение государ­ства требоватось только для частных учреждений с правами юридиче­ских лиц (ст. 15 ГК РСФСР), которых давно уже нет в советском об­ществе. Следовательно, наличие утвержденного самой организацией устава является вполне достаточной юридической основой для воз­никновения прав общественных организаций как юридических лиц, если закон специально не требует утверждения или регистрации уста­ва государственными органами.

Действующим законодательством союзных республик не разрешен с достаточной четкостью вопрос о юридической личности партийных, комсомольских организаций, комитетов советской общественности, а также массовых самодеятельных организаций и органов обществен­ности. Эти организации официально не признаны юридическими лицами ни законом, ни их уставами, а ст.

13 ГК РСФСР не содержит признаков, на основе которых можно было бы решить вопрос об их имущественной правоспособности.

В советском законодательстве и юридической литературе завоева­ла достаточное признание та точка зрения, что государственные бюд­жетные учреждения выступают в гражданском обороте как юридиче­ские лица. Мы считаем возможным распространить этот взгляд и на учреждения общественных организаций. Основы гражданского зако­нодательства Союза ССР и союзных республик правильно указывают, что юридическими лицами являются предприятия и учреждения об­щественных организаций, имеющие обособленное имущество и са­мостоятельный баланс (ст. 11). К таким учреждениям относятся, в частности, центральные и местные органы партии и комсомола, комитеты советской общественности.

Управление денежными средствами партии и комсомола осуще­ствляется в централизованном порядке по единому' бюджету. Пер­вичные партийные и комсомольские организации не имеют само­стоятельных средств, так как они в этом не нуждаются. Собираемые ими членские взносы поступают в общий партийный или комсомоль­ский бюджет через сберегательные кассы на текущий счет горкома партии или комсомола. Все партийные и комсомольские комитеты, как центральные, так и местные, имеют свою смету и действуют как бюджетные учреждения КПСС и ВЛКСМ. Эти органы партии и комсомола должны быть признаны юридическими лицами. Как осо­бые общественные учреждения действуют и различные комитеты советской общественности: Комитет молодежных организаций, Ко­митет советских женщин, Комитет защиты мира и др. Они имеют свои особые сметы и текущие счета в Госбанке, самостоятельно рас­поряжаются средствами, предназначенными на цели, для которых создан соответствующий комитет. Комитеты советской обществен­ности официально не признаны юридическими лицами (за исклю­чением Комитета молодежных организаций), но совершают все сдел­ки и обязательства, свидетельствующие об их самостоятельности как субъектов имущественно-хозяйственных прав, свойственных бюд­жетным учреждениям. Поэтому мы считаем возможным рассматри­вать эти комитеты в качестве юридических лиц. являющихся обще­ственными учреждениями.

Вопрос о юридической личности названных выше Комитетов со­ветской общественности должен быть разрешен в уставах этих орга­низаций, где должны быть указаны источники образования средств, порядок и цели их расходования, порядок утверждения бюджета и т.п. К сожалению, в настоящее время не все Комитеты имеют утвержден­ные уставы, что лишает нас возможности анализа организационных основ управления их имуществом. Между тем здесь имеют место опре­деленные особенности, поскольку Комитеты общественности не име­ют персонального членства и тем самым существенно отличаются от добровольных обществ и их Союзов. Принятие уставов или положений о Комитетах советской общественности будет способствовать дать- нейшему развитию их деятельности с привлечением широких масс трудящихся к управлению делами этих организаций.

Массовые самодеятельные организации и органы общественности не являются юридическими лицами, так как они не располагают ка­кими-либо особыми средствами и не ведут никакой оперативно-хо­зяйственной деятельности. В этом и нет никакой необходимости, так как такие органы общественности, как товарищеские суды, добро­вольные народные дружины, квартальные и уличные комитеты, со­зданы для осуществления функций управления делами общества, не связанных с оперативным использованием имущества. Они ведут свою работу целиком на бесплатных, коммунистических началах. Матери­ально-техническое обеспечение дружин, товарищеских судов и других самодеятельных органов возлагается на те государственные организа­ции, которые обязаны содействовать их деятельности[671].

Различные общественные организации по-разному решают вопрос о юридической личности своих структурных звеньев.

В кооперации юридическими лицами являются артели (товарище­ства, общества) и союзы кооперации как объединения артелей1. Прав­ления кооперативных артелей и их союзов являются соответственно органами юридических лиц.

В отличие от кооперации Устав профсоюзов СССР признает юри­дическими лицами различные органы профсоюзов: профсоюзные комитеты предприятий и учреждений, городские, районные, област­ные, республиканские и другие комитеты профсоюзов, ВЦСПС и республиканские, краевые, областные советы профсоюзов[672] [673].

Это обстоятельство не раз вызывало сомнения и споры в юриди­ческой литературе[674]. Некоторые советские юристы рассматривают его как неточность Устава. Однако следует отметить, что структура орга­низаций, признаваемых юридическими лицами, может быть самая разнообразная. Ими могут выступать и организации, являющиеся собственниками имущества, и органы, управляющие им по полномо­чию собственника. Для кооперативных организаций предпочтительнее признание юридическим лицом собственника имущества, так как это подчеркивает хозяйственно-оперативную самостоятельность артели, соответствует тому, что члены кооперации — полные хозяева коопе­ративного имущества. Однако и в области колхозного строительства возможно признание юридическими лицами тех или иных органов (например, совета межколхозной электростанции).

Для профсоюзов, имеющих централизованную систему органов и не ведущих производственной деятельности, признание юридически­ми лицами профсоюзных органов, находящихся на сметном финан­сировании, вполне допустимо. С.Н. Братусь правильно оценивает профсоюзные органы в качестве юридических лиц как определенную форму бюджетных учреждений[675].

Закрепление прав юридического лица за отдельными органами позволяет также лучше разрешить вопрос о разграничении имущест­венной ответственности между различными звеньями профсоюзов. Дело в том, что членство в профсоюзах объединяет рабочих и служа­щих не в отдельные профсоюзные организации, а в союзы работников отдельных отраслей производства, имеющие централизованные сред­ства. Центральный комитет профсоюза является органом, представ­ляющим всю массу членов союза объединяемых им организаций. Это делает допустимой имущественную ответственность вышестоящих комитетов профсоюза за первичные организации и наоборот.

КЗоТ РСФСР 1922 года признал юридическим лицом профсоюз в целом (ст. 154 КЗоТ), но тем самым не решался вопрос об имущест­венной ответственности отдельных организаций. В связи с этим по­требовалось издание специальной нормы, устанавливающей разде­льную имущественную ответственность профсоюзных организаций1. С дальнейшим ростом профсоюзных фондов и расширением прав профсоюзных организаций на местах Устав профсоюзов 1949 года признал самостоятельными юридическими лицами отдельные коми­теты и советы профсоюзов вплоть до ФЗМК, что позволяет четко решить вопрос о субъекте ответственности по сделкам и договорам. Это положение, по нашему мнению, правильно сохранено и в дей­ствующем Уставе профсоюзов.

Добровольные общества и их союзы идут в основном по линии признания прав юридического лица за обществами, их союзами и местными отделениями. Положение о добровольных обществах, их союзах предусматривает права юридического лица для общества в целом (ст. 15). Однако оно допускает установление имущественных прав местных отделений добровольных обществ. Отдельные уставы всесоюзных, республиканских и местных обществ признают юриди­ческим лицом только союз или общество в целом, а не их местные отделения[676] [677].

Уставы других добровольных обществ признают юридическими лицами местные отделения. Это четко выражено, например, в Уставе Всесоюзного общества по распространению политических и научных знаний, который признает всесоюзное и республиканские общества, а также отделения общества в АССР, краевые, областные и окружные отделения общества юридическими лицами. Городские и районные отделения юридическими лицами не являются и осуществляют свою финансово-хозяйственную деятельность на основе доверенности об­ластных отделений общества1.

Уставы ДОСААФ и Общества Красного Креста РСФСР признают юридическими лицами общество в целом, а Центральный Комитет или его Президиум — органом юридического лица[678] [679]. О юридической личности местных отделений и первичных организаций в уставах этих обществ не говорится. Однако органам местных отделений предостав­ляется право ведать всем имуществом местной организации, самосто­ятельно выступать в договорах, выдавать доверенности и подписывать денежные документы без особой на то доверенности[680]. Комитеты пер­вичных организаций ДОСААФ пользуются правом самостоятельного распоряжения денежными средствами и имеют свои текущие счета в учреждениях Госбанка или в сберегательных кассах.

Предоставление таких прав органам местных организаций равно­значно признанию этих организаций юридическими лицами с теми или иными ограничениями их правоспособности.

Отдельные добровольные общества признают юридическими ли­цами органы общества и его местных отделений[681].

Мы считаем, что разнообразные формы признания юридической личности структурных звеньев добровольных обществ вполне допусти­мы. При сравнительно ограниченных масштабах имущественной базы и сферы деятельности общества (например, для обществ, созданных в масштабе города, области и т.п.) едва ли целесообразно и разграничение имущественной ответственности общества и его отделений. Однако для всесоюзных и республиканских обществ, имеющих значительную ма­териальную базу и финансовую деятельность в своих отделениях, при­знание этих последних юридическими лицами, несущими самостоя­тельную ответственность по долгам, представляется целесообразным.

* * *

Содержание правоспособности общественных организаций трудя­щихся как юридических лиц характеризуется прежде всего общими моментами, свойственными любой организации, признанной юриди­ческим лицом: возможностью заключать сделки и договоры, приобре­тать имущество и пользоваться им, предъявлять иски в суде, нести самостоятельную ответственность по долгам и т.п.

Обособленное имущество общественных организаций может при­надлежать им как на правах собственника, так и на правах оператив­ного использования.

Основная форма собственности общественных организаций — это колхозно-кооперативная форма социалистической собственности — собственность колхозов и кооперативных объединений (ст. 7 Консти­туции СССР). Колхозная собственность в настоящее время служит основой социалистического производства в сельском хозяйстве. Соб­ственность других видов кооперации имеет важное значение для удо­влетворения некоторых потребительских нужд населения.

Субъектом права колхозной собственности является колхоз, а субъ­ектом кооперативной собственности выступают сельские потреби­тельские общества, жилищно-строительные, дачно-строительные и иные кооперативы. Собственность колхозов и кооперативных орга­низаций относится к групповой общественной собственности отдель­ных «объединений лиц», созданных на кооперативных началах.

Потребительская кооперация имеет свою систему, и часть своих средств потребительские общества отчисляют на общие нужды систе­мы. Однако артель остается полноправным собственником своих средств и доходов. В связи с этим встает вопрос, являются ли союзы потребительских обществ собственниками тех средств, которыми они управляют? Нам представляется, что признание кооперативных со­юзов самостоятельными собственниками этих средств вполне осно­вано на законе. Известно, что Конституция СССР говорит о собствен­ности кооперативных объединений. Уставы союзов потребительской кооперации предусматривают определенные внутрисистемные отчис­ления и членские взносы на общие нужды союза, а не на обслуживание деятельности его правления1. С переходом части средств артелей к союзам потребительской кооперации не изменяется кооперативная природа этих средств, поскольку они имеют те же источники образо­вания и расходуются на нужды развития кооперации.

Союзы потребительской кооперации выступают самостоятельными юридическими лицами и в то же время объединениями других юриди­ческих лиц — первичных организаций. Отсюда следует, что средства союзов — это вторая ступень кооперативного обобществления имуще­ства, собственником которого является союз, представляющий общие интересы всех членов объединенных им потребительских обществ[682] [683].

Таким образом, колхозы, другие кооперативные организации и их объединения выступают как юридические лица в качестве субъектов права социалистической собственности на принадлежащее им иму­щество.

В настоящее время в колхозном производстве широкое развитие получили различные межколхозные хозяйственные предприятия и организации, имущество которых является совместной собствен­ностью двух или нескольких колхозов. Создание таких организаций, межколхозных электростанций, строительных организаций, пред­приятий по производству местных строительных материалов имеет большое значение для удовлетворения производственных и бытовых нужд колхозов. Оно свидетельствует о происходящем процессе сбли­жения колхозной собственности с общенародной по линии налажи­вания межколхозных производственных связей1.

Межколхозные предприятия выступают самостоятельными юри­дическими лицами. Однако признавать их собственниками колхоз­ного или общественного имущества, по нашему мнению, нет никаких оснований. В советской юридической литературе правильно отмеча­лось, что создание межколхозных предприятий и хозяйственных ор­ганизаций не означает обобществления имущества колхозов, как это имеет место при создании кооперативных организаций и их союзов. Межколхозным предприятиям и организациям не полностью пере­дается и право распоряжения имуществом. Поэтому по отношению к своему имуществу межколхозные предприятия осуществляют пра­ва непосредственного оперативного использования в рамках задач, поставленных перед ними собственниками имущества — колхозами[684] [685].

И.М. Кислицин считает, что, не усматривая в межколхозных пред­приятиях новую, переходную форму социалистической собственности органов межколхозных предприятий, нельзя усмотреть в процессе образования этих предприятий одного из путей слияния колхозной и общенародной собственности[686]. Однако с этим нельзя согласиться. Уровень обобществления колхозной собственности — прямое след­ствие развития производительных сил в колхозах. Возникновение меж­колхозных предприятий — одно из выражений роста межколхозных производственных связей, которые, как на это указывал Н.С. Хрущев, «потребуют все более систематического объединения усилий многих колхозов»[687] и постепенно выведут процесс обобществления хозяйства за рамки отдельных колхозов[688].

Путь этого обобществления лежит не в признании собственником каждого межколхозного предприятия в отдельности, а в создании республиканских, областных межколхозных советов и иных объеди­нений как органов централизованного управления межколхозными предприятиями. Эти объединения будут выступать собственниками, носителями планово-регулирующих функций по отношению к иму­ществу многих межколхозных предприятий и по обслуживанию нужд своих членов — отдельных колхозов. Такая форма колхозных объеди­нений с планово-регулирующими функциями, о развитии которых говорилось выше, и свидетельствует об идущем сейчас процессе со­здания межколхозной социалистической собственности как новой формы собственности кооперативных объединений1.

Межколхозные предприятия и хозяйственные организации, по на­шему мнению, следует рассматривать как особую разновидность хоз­расчетных предприятий, создаваемых на базе общей собственности ко.лхозов, на основе договора между колхозами, а в некоторых случаях — с участием и других организаций (государственных, кооперативных)[689] [690].

З.С. Беляева предложила рассматривать межколхозные организа­ции как новый вид товарищества, неизвестный ГК союзных респуб­лик[691]. Д.ля такого вывода есть некоторые основания, поскольку в ос­нове организации межколхозных предприятий лежит договор. Однако едва ли следует воскрешать положения о товариществах, которые целиком относились к частным лицам, д ля регулирования деятельно­сти предприятий, создаваемых кооперативными и общественными организациями. Необходимость в этом полностью отпадет, когда об­разуются единые районные советы межколхозных предприятий, в ве­дение которых и переходят отдельные предприятия и хозяйственные организации.

В основу деятельности межколхозных предприятий могут быть положены основные положения о государственных хозрасчетных предприятиях с учетом некоторых особенностей: общая собствен- ность, коллегиальный орган руководства, права колхозов как участ­ников договора и т.п.

В Положении о порядке строительства и эксплуатации межколхоз­ных электростанций и электроустановок юридическим лицом призна­ется не сама электростанция, а ее совет (ст. 15). Эта формулировка была воспринята отдельными советскими учеными как ошибочная, неточная1. Она действительно непривычно звучит по отношению к хозрасчетному предприятию, но является все же правильной для пе­риода строительства электростанций[692] [693], когда самой электростанции еще нет, а средства на ее строительство уже обособлены, что облегча­ет всю работу по строительству. Совет межколхозной электростанции, имея собственные средства, осуществляет заключение подрядного договора, по которому ответственность несут колхозы всем своим имуществом (ст. 8 Положения). Совет выступает особым юридическим лицом, потому что никакого другого единого баланса средств, кроме средств, отпущенных Совету на строительство, в этот период нет. Все работы по строительству осуществляются либо по договорам на под­рядное строительство, либо хозяйственным способом, силами колхо­зов. В этот период в оперативно-хозяйственной деятельности высту­пает не хозяйственное предприятие — электростанция со своим осо­бым коллективом рабочих и служащих, а совет электростанции как сторона подрядного договора, либо как орган, руководящий строи­тельством силами колхозов. К.И. Седунов считает, что и в период строительства межколхозная электростанция, а не ее совет, выступает юридическим лицом, так как «строительство» может быть самостоя­тельным юридическим лицом[694]. Однако под «строительством», «строй­кой» имеют в виду подрядную строительную организацию, а совет меж­колхозной электростанции может выступать не подрядчиком, а заказ­чиком в договоре подряда на капитальное строительство. Поэтому аргумент К.И. Седунова не может относиться к правовому положению совета межколхозной электростанции. В процессе эксплуатации элек­тростанции все имущество заносится на ее баланс как хозрасчетного предприятия, которое и становится юридическим лицом.

Другие общественные организации также являются субъектами права общественной социалистической собственности на принадле­жащее им имущество[695]. Однако это имущество существенно отличает - ся от кооперативно-колхозного по источникам образования, назна­чению, порядку и степени обобществления. Источниками образования имущества профсоюзов, добровольных обществ, творческих союзов являются: вступительные и членские взносы, доходы от предприятий, лекционной пропаганды и издательской деятельности, денежные взносы организаций и лиц, заинтересованных в развитии деятельности той или иной организации. Иногда к этим источникам присоединя­ется и специальная дотация из государственного бюджета или от дру­гих организаций1.

лик.

В отличие от кооперативных организаций другие общественные организации не объединяют труд своих членов и не ставят своей ос­новной задачей производственную, хозяйственную деятельность. Та­кая деятельность не может быть и основным источником их дохода. Деятельность предприятий общественных организаций осуществля­ется не силами их членов и не может сравниться по своему социаль­ному значению с производственной деятельностью членов коопера­ции.

Цели общественных (не кооперативных) организаций определяют и направление их средств, которые идут в основном на обеспечение политико-воспитательной и культурно-просветительной работы дан­ной организации, на содержание ее учреждений, на обслуживание нужд организаций. Профессиональные и творческие союзы (их фон­ды) используют средства также и на материальное и культурное обслу­живание своих членов. Общества Красного Креста и Красного Полу­месяца организуют помощь населению, пострадавшему от стихийных бедствий[696] [697].

В отличие от имущества колхозов, являющегося групповой формой общественной собственности, имущество общественных организаций централизовано как единый фонд профессиональных союзов, добро­вольных обществ и их союзов и других организаций. Однако центра­лизованный порядок образования имущественных фондов не исклю­чает имущественной самостоятельности первичных организаций и низших звеньев союзов. Как правило, первичные общественные ор­ганизации или низшие звенья системы, имеющие права юридическо­го лица, образуют свои денежные фонды за счет членских взносов и других источников (подсобные хозяйственные предприятия, взносы и отчисления других организаций и т.п.). Определенная часть этих средств за вычетом отчислений на общие нужды системы остается в самостоятельном распоряжении первичных организаций или местных отделений без какой-либо регламентации сверху1. Разумеется, эти организации отчитываются в своей финансовой деятельности перед вышестоящими органами.

Можно встретить и известные ограничения имущественных прав первичных организаций и низовых органов уставами отдельных орга­низаций, Но все эти ограничения связаны с неполнотой прав юриди­ческого лица. Например, до 1959 года первичные профсоюзные орга­ны (ФЗМК) расходовали свои средства по смете, целиком утверждав­шейся вышестоящими профсоюзными органами. Направление профсоюзных средств определялось ЦК профсоюзов и ВЦСПС при утверждении бюджета. Такая степень централизации чрезмерно огра­ничивала возможность удовлетворения культурно-бытовых запросов членов профсоюзов. В связи с этим новый Устав профсоюзов, утверж­денный XII съездом профсоюзов СССР, расширил права ФЗМК как юридических лиц, установив, что средства расходуются ими по сметам, утвержденным общим собранием (конференцией) членов профсо­юзов. Вышестоящие органы по отношению к смете расходов ФЗМК устанавливают лишь административно-организационные расходы и численность платного аппарата (см. ст. 50 Устава).

Указанный порядок образования средств первичных организаций и низовых органов общественных организаций говорит, на наш взгляд, о том. что эти звенья общественных организаций по своей имущест­венной обособленности должны рассматриваться не как юридические лица, финансируемые из единого бюджета, а как организации, само­стоятельно образующие свои фонды из той части доходов, которая ос­тается в их распоряжении в соответствии с уставом. Эти фонды нахо­дятся, по нашему мнению, в собственности первичных или низовых организаций.

Иначе происходит образование средств центральных и местных органов профсоюзов, обществ и отделений других общественных ор­ганизаций. Профсоюзные органы (за исключением ФЗМК) содержат­ся на отчисления от членских взносов по сметам, утверждаемым вы­шестоящим профсоюзным органом. Все централизованные средства профсоюзов расходуются по единому бюджету, утвержденному ВЦСПС[698] [699]. Центральные и местные отделения добровольных обществ также содержатся за счет определенных отчислений, расход которых производится по сметам, утверждаемым вышестоящими органами и входящим в единый бюджет (или годовую смету) общества[700].

Поэтому местные отделения добровольных обществ и органы проф­союзов (кроме ФЗМК) выступают, как правило, носителями прав на определенные ассигнования из бюджета профсоюзов и добровольных обществ, т.е. как бюджетные учреждения, имеющие права оперативного использования выделенного им по смете имущества (денежных средств). Собственником этого имущества остаются профессиональные союзы, добровольные общества и их союзы как объединения граждан.

На правах оперативного хозяйственного использования имущества общественных организаций строят свою деятельность различные хо­зяйственные предприятия и учреждения общественных организаций. Собственником имущества этих предприятий и учреждений выступа­ет общественная организация, общество или союз. Примером могут служить профсоюзные клубы, издательства общественных организа­ций, выступающие как предприятия или учреждения, находящиеся в управлении соответствующих общественных организаций. Так, проф­союзные клубы представляют собой культурно-просветительные уч­реждения профсоюзных комитетов и советов профсоюзов, средства которых образуются за счет ассигнований профсоюзных организаций, поступлений от платных мероприятии и других поступлений на смету или самостоятельный бюджет клуба. Клуб является юридическим лицом и действует как бюджетное учреждение профсоюза1.

Особое место занимают фонды творческих союзов, образуемые с разрешения правительства для удовлетворения материально-бытовых и культурных потребностей членов творческих организаций. Напри­мер, Литературный фонд Союза советских писателей СССР — это организация, созданная на базе членства с целью культурно-бытового обслуживания членов Союза писателей. Как организация, имеющая целью материальное обеспечение членов Союза советских писателей, Литературный фонд отличается от добровольных обществ и сближа­ется по своему правовому положению с профсоюзами[701] [702]. Аналогично и правовое положение фондов других творческих организаций.

Имущественная правоспособность общественных организаций при всем разнообразии содержания предоставленных им прав юридиче­ского лица служит важным средством обеспечения их хозяйственной деятельности, совершения материально-технических операций.

Развитие колхозно-кооперативной собственности, повышение роли общественных организаций в период строительства коммунизма, передача в их ведение руководства культурно-просветительными учреждениями — все это связано с развитием оперативно-хозяйствен­ной самостоятельности кооперативных и других общественных орга­низаций, с расширением их правоспособности как юридических лиц.

<< | >>
Источник: Мицкевич А.В.. Избранное / Сост. и авт. предисловия Е.А. Юртаева. М: Институт законодательства и сравнительного правоведе¬ния при Правительстве Российской Федерации, 2010,— 304 с.. 2010

Еще по теме поведения, воспи­тывают у людей привычку неуклонно соблюдать эти нормы без вся­кого принуждения. § 4. Общественные организации трудящихся как юридические лица:

  1. НОРМЫ, СЛОЖИВШИЕСЯ ИСТОРИЧЕСКИ И ВОШЕДШИЕ В ПРИВЫЧКУ ЛЮДЕЙ
  2. § 4. Государственные организации как юридические лица
  3. § 1. СущноСть юридичеСкого лица 1. Юридическое лицо как «корпоративный щит»
  4. § 1. Понятие и формы государственного принуждения. Место юридической ответственности в системе мер государственного принуждения
  5. Глава 26. ПОВЕДЕНИЕ ЛЮДЕЙ В ПРАВОВОЙ СФЕРЕ. ПРАВОМЕРНОЕ ПОВЕДЕНИЕ. ПРАВОНАРУШЕНИЕ
  6. Глава 3. ПРАВОВЫЕ НОРМЫ КАК СТИМУЛЫ К ИЗМЕНЕНИЮ ПОВЕДЕНИЯ
  7. Назовите элемент правовой нормы, закрепляющий правило поведения путем предоставления права и возложения юридической обязанности
  8. 8.5. Юридические лица как субъекты гражданских правоотношений
  9. ответственность, финансовая ответственность и др. 37.3.ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРИНУЖДЕНИЕ КАК УСЛОВИЕ РЕАЛИЗАЦИИ ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  10. Статья 37. Ассоциация адвокатов является юридическим лицом общественной организации и организацией самоконтроля адвокатов.
  11. ГЛАВА IV ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ КАК СУБЪЕКТЫ СОВЕТСКОГО ПРАВА