<<
>>

Эффективность права

Эффективность права представляет собой его результа­тивность, проявляющуюся в том воздействии, какое право оказывает на общество. В таком случае эффективность права измеряется отношением цели и результата, к которому еще до­бавляют затраченные на достижение результата средства.

В об­щем и целом такой подход является вполне оправданным. Однако более пристальное к нему внимание позволяет усомниться в его перспективности. С одной стороны, проблематично эксплициро­вать цель права, а тем более измерить ее количественно. Дело в том, что определенное - желаемое - состояние общества обу­словлено не только правом, но и экономикой, политикой, эколо­гией и, по большому счету, всеми остальными социальными (и не только) явлениями. Еще сложнее определить цель конкретной нормы права[179]. С другой стороны, достаточно сложно произвести «соотнесение цели и результата» действия правовой нормы, так как «показатель цели уже присутствует в скрытом виде в показа­теле результата. Результат в том смысле, в каком он подвергается анализу в большинстве исследований, может пониматься лишь как осуществленная в некоторой части цель. В противном случае он просто отсутствует и не может получить количественную оценку. Поэтому предложения оценивать эффективность закона по отношению результата к заключенной в норме цели либо не реализуются полностью, либо сводятся к оценке какого-либо од­ного из возможных эмпирических референтов ее действия, а не результата как такового»[180] [181].

В качестве более операциональной формулы, позволяющей применять в юриспруденции метод «черного ящика»1, использу­ют разницу между состоянием общества после правового воздей­ствия с учетом затраченных на него средств, и состоянием обще­ства до такого воздействия: S2 - S1/Q . Но и здесь исследователя поджидает серьезная проблема. Она заключается в том, что вы­членить из «состояния общества» (и даже какой-либо его отдель­ной сферы, например преступности) «юридическую составляю­щую» практически невозможно. Так, И. Анденес, известнейший норвежский криминолог, утверждает, что «современное высоко- индустриализированное и урбанизированное общество западного типа едва ли могло бы функционировать без уголовного права, полиции и достаточно эффективной системы уголовной юсти­ции». Однако «из-за того, что это влияние [уголовного права, по­лиции и юстиции] распространяется в обществе по столь мно­гим каналам, его трудно изолировать и измерить»[182] [183] [184]. Дело в том, что действие, например, уголовно-правовых запретов опосреду­ется системами социальных, личностных и социально- психологических факторов. При этом предложенный традицион­ный перечень, как справедливо утверждает Л. И. Спиридонов, «является неполным. Он, в частности, не включает влияние так называемых космических моментов, времен года, биоритмов ит. и., существенность которых в последние десятилетия установ­лена эмпирически. Так, доказана связь активности солнца не толь­ко с уровнем общей смертности, но и с числом убийств и само­убийств, зафиксирована зависимость количества автодорожных происшествий от циклических биоритмов жизнедеятельности ор­ганизма водителя, каждому работнику правоохранительных орга­нов известны сезонные колебания уровня преступности и т.

д.»' .

Сторонники теории факторного анализа попытались в свое время установить возможно более полный перечень обстоятель­ств, влияющих на состояние преступности. «Однако после того, как один американский социолог включил в свой перечень 170 (!) различных моментов, каждый из которых побуждает к соверше­нию проступков, а критики начали упрекать его в неполноте представленного перечня, стало ясно, что создание полной но­менклатуры факторов отклоняющегося поведения - занятие без­надежное. Столь же безуспешными оказались и многочисленные попытки математически исчислить удельный вес каждого из фак­торов, обусловливающих совершение поступков, которые не со­ответствуют уголовно-правовым нормам. И эта безуспешность была предопределена не только ограниченностью возможностей современной математики, хотя одновременное исчисление удельного веса 170 факторов с соблюдением принципа аддитив­ности сегодня практически немыслимо даже при помощи ЭВМ. Уничтожающей критике была подвергнута методология самого подхода к объяснению отклоняющегося поведения как феномена, определяемого в такой-то мере одним фактором, в такой-то мере другим, в такой-то мере третьим»[185] [186] [187].

Не будет преувеличением утверждение, что все, в принципе, социальные явления коррелируют с уровнем престу пности, даже такие, на первый взгляд «антикриминогенные», как уровень рож­даемости или количество автомобилей на дорогах страны: суще­ствует очевидная статистическая связь между ростом народона­селения и выпуском автомобилей и количеством зарегистриро­ванных преступлений (в случае с автомобилями - ДТП, краж и угонов автомототранспортных средств).

Следует ли из вышесказанного, что просчитать эффективность права в принципе невозможно? Этот пессимистический вывод также не является абсолютным. Эффективность права (напри­мер, уголовного законодательства) можно рассчитать, однако на достаточно ограниченном отрезке времени и территории и лишь вместе с эффективностью полиции’ и уголовной юстиции. Ис­тория иногда ставит достаточно корректные «эксперименты», когда такой расчет оказывается возможным. Так, в 1944 году в Дании немцы арестовали всех датских полицейских. После это­го в течение семи месяцев, пока продолжалась оккупация, поли­цейские функции исполнял невооруженный сторожевой корпус, который практически бездействовал. Уровень преступности не­медленно вырос, но не по всем видам преступлений и не в оди­наковой мере. Так, число краж возросло более в чем десять раз. А вот растрата или мошенничество практически не обнаружили роста3. Количество преступлений, совершенных (совершавших- ся) в течение этих семи месяцев, по сравнению с количеством преступлений, совершавшихся в ситуации, когда датская поли­ция работала нормально, и есть эффективность уголовного за­кона вместе с эффективностью полиции и уголовной юстиции. Другой пример связан с Нью-Йорком, в котором вечером 13 июля 1977 г. в результате попадания молнии в провода высо­кого напряжения было прервано электроснабжение на 25 часов. Этим не преминули воспользоваться жители окраинных райо­нов, которые подвергли центр города разграблению[188]. Ущерб, официальная цифра которого оказалась неизвестной, и есть эф­фективность уголовного закона, деятельности полиции и уго­ловной юстиции штата Нью-Йорк.

Следует сделать вывод, что эффективность права связана с со­стоянием общества и может быть эксплицирована косвенными показателями, включающими состояние экономики, политики, социальной сферы и т. д., а также состоянием правопорядка.

<< | >>
Источник: Честнов, И. Л.. Теория государства и права : учебное пособие. Ч. 2. Теория права / И. Л. Честнов. - Санкт-Петербург : Санкт- Петербургский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 2017. - 116 с.. 2017

Еще по теме Эффективность права:

  1. 1.Понятие эффективности норм права и ее виды.
  2. 2.Условия и критерии эффективности норм права
  3. Тема 25. Эффективность норм права
  4. Производственные фонды и пути рационального их использования. Эффективность производства. Экономическая и социальная эффективность
  5. 2.7 Эффективность производства и ее показатели. Факторы повышения эффективности производства. Общественное разделение труда и его формы.
  6. 38. Эффективность правовых норм
  7. 21.1. Критерии эффективности
  8. 16.10. Эффективность административных наказаний
  9. Оценка эффективности маркетинга
  10. Проблемы с эффективностью
  11. § 2. Методы расчета эффективности инвестиций
  12. Понятие уголовного права. Особенности уголовных правонарушений. Предмет уголовного права. Метод уголовного права. Задачи уголовного права. Функции уголовного права. Принципы уголовного права, их закрепление в Уголовном кодексе Российской Федерации (далее - УК РФ)
  13. 21.2. Эффективность аналоговых и цифровых систем
  14. 23. Этапы оценки экономической эффективности инвестиционного проекта
  15. Раздел 3. Анализ эффективности инвестиционной деятельности
  16. Эффективность факторинга