<<
>>

1. Философия не может быть машиной по производству обоснованных результатов

Философ, строя концепцию, претендует, по крайней мере, на две вещи:

во-первых, он надеется быть понятым, и во-вторых, он стремится к тому,

чтобы его концепция не была воспринята как пересказ взглядов

предшественников.

Для тех, кто интересуется философией, эти две претензии

оборачиваются поиском доступного нового в философской концепции. То новое,

которого обычно ждут от философа, к чему философа понуждают и на основании

чего, наконец, его оценивают и понимают - это те выводы и умозаключения

("результаты"), которые предлагаются в его концепции. От философа требуют

обоснованных результатов.

Такое истолкование работы философа и сущности его усилий может послужить

основанием негативной оценки философии - представления о ее никчемности,

бесполезности ее более чем двухтысячелетнего существования. Дело в том, что

наличие обоснованных результатов предполагает поступательное развитие той

области знания, в которой такие результаты появляются. Это означает, что

предложенные различными исследователями новые результаты должны занимать

место прежних. Результаты предшественников превращаются становятся

устаревшими. Отбрасываются или изменяются формулировки таких результатов,

трансформируется их обоснование, конфигурация связи этих результатов друг с

другом, оценки значимости и т.д. Так, изучение свойств света не следует

производить по тексту "Оптики" Ньютона; дифференциальное исчисление в том

виде, в котором оно было представлено в работах Лейбница, интересует

математика только с исторической точки зрения; периодическая система

элементов Менделеева получила ныне такую интерпретацию, которая неизмеримо

превосходит представления своего создателя... Сделанное в рамках названных

областей познания устаревает и превращается в предмет истории. Имеется

совершенствуемая машина, состоящая из деталей (принятых процедур получения

нового знания) и производящая все более качественный продукт - обоснованные

(т.е. полученные с помощью машины) результаты.

В философии все обстоит наоборот, она принадлежит как бы другому миру.

Сочинения Платона и Аристотеля, Августина и Аквината, Декарта и Лейбница,

Канта и Гуссерля, Гегеля и Маркса, Флоренского и Федорова, Поппера и Куна

вне зависимости от области философии не устаревают и остаются в культуре

так же, как остаются великие музыкальные, архитектурные, литературные

произведения. Конечно, в философии также существует преходящее, однако

плохие научные статьи и монографии отличаются от посредственных философских

сочинений: недостатком последних является отсутствие или слабость

предлагаемых образов ("работа серая"), но не скрупулезного

экспериментального или логического обоснования этих образов ("нет

обоснованных результатов"). Может плохо восприниматься стиль, будут

казаться странными отдельные пассажи, но в целом философские шедевры не

увядают. Поскольку философские концепции включены в круговорот культуры не

только после смерти их создателей, но и после переоценки явлений и событий,

послуживших причиной создания этих концепций, равно как и породившей их

культуры, то либо следует признать философию бесконтрольно разрастающейся,

нерезультативной областью интеллектуальной деятельности, не обладающей

механизмом очищения от устаревшего знания, либо философия есть создание

индивидуальных Вселенных, в которых внутренние результаты имеются, но они

не "приобщаемы", т.е. не могут быть перенесены из одной философской

концепции в другую. И в том, и в другом случае в философии нет обоснованных

и совершенствующихся результатов.

"Грехопадение" философа случается тогда, когда он идет на поводу у публики

и стремится предоставить обоснованные результаты. Поведение убежденного в

результативности философии исследователя чаще всего предполагает выполнение

следующих добровольно принимаемых норм: 1) в устных сообщениях такой

философ старается максимально использовать достижения коллег, ссылаться на

эти достижения как на уже доказанные и потому принимаемые без обсуждения

результаты; 2) в публикациях он не только считает необходимым максимально

ссылаться на другие работы, идеи которых ему импонируют, но также критикует

эти работы, основываясь на них, а не на собственной концепции. В сочинениях

такого философа расхожи пассажи вроде: "как известно...", "как

показано...", "если учесть, что...", "но это неверно...", "и это совершенно

верно...", "следовательно...", "выявлено..." и т.п.

Странное, неординарное (в сравнении с другими областями познания)

существование философии служит основанием большого разброса мнений по

отношению к ней. Для доброжелателя философии, уверенного в ее пользе, вывод

о нерезультативности философии представляется парадоксальным: с его точки

зрения философия лидирует в истории познания по количеству исследователей,

внесших значительный вклад в развитие культуры. Наоборот, для скептически

настроенного человека отсутствие результатов есть главный аргумент против

философии, предостережение от занятий ею.

<< | >>
Источник: Барабашев А.Г.. Философия как схематизм образного мышления. 0000

Еще по теме 1. Философия не может быть машиной по производству обоснованных результатов:

  1. 3. В философии не может быть повторений
  2. А. Чем философия не может быть?
  3. Производство по апелляционной жалобе также может быть прекращено
  4. ЧАСТЬ 1 ВОПРОС: А не может быть мышление о предмете предметом философии?
  5. ♥ Какая медицинская помощь должна быть бесплатной, а какая может быть платной? Что делать, если предлагают заплатить за услугу, которая должна быть бесплатной? (Инга)
  6. Существует вполне обоснованное мнение, что Интернет может играть важную роль в укреплении представительной демократии
  7. МАШИННЫЕ ФАБРИЧНЫЕ ПРОИЗВОДСТВА
  8. Жилищный кооператив может быть ликвидирован:
  9. Имущество, на которое не может быть обращено взыскание
  10. Чудовище может быть заразным
  11. Глава 4. А, может быть, комета?