<<
>>

ГЛАВА 13 ПРОРОКИ НЕВИДИМОГО БОГА

Величайшее богоявление в истории человечества уникально не только своим масштабом (его свидетелями стали 600 тысяч человек), продолжительностью (оно длилось несколько месяцев) и последствиями (в результате был заключен завет между Богом и человеком и провозглашены Десять Заповедей).

Это событие обнаружило очень важную черту Бога – это был Невидимый Бог. «Человек не может увидеть Меня и остаться в живых», – говорил он. Опасно было даже приближаться к тому месту, где опустился кавод.

Но в таком случае как найти, увидеть и услышать Бога, чтобы иметь возможность поклониться ему? Как будут происходить встречи с Иеговой?

Для этого в Синайской пустыне была установлена переносная мишкан (буквально: «жилище»), то есть скиния.

В первый день первого месяца второго года Исхода сооружение скинии было закончено в полном соответствии с детальными указаниями, которые дал Господь Моисею. В скинии имелась святая святых, отделенная от остальных помещений плотной занавесью, а в ней Ковчег Завета с двумя скрижалями и крышкой, на которых были установлены два золотых херувима, касающихся друг друга крыльями. В месте соприкосновения крыльев располагался двир – буквально: «то, что говорит», – посредством которого разговаривал с Моисеем.

Когда Моисей сделал «все, как повелел ему Господь», в назначенный день скинию собрания окутало густое облако. «Облако Господне стояло над скиниею днем, и огонь был ночью в ней пред глазами всего дома Израилева во все путешествие их», – сказано в последней строке Книги Бытия. Люди двигались дальше только после того, как облако поднималось над скинией; в противном случае они оставались на месте.

Именно в один из таких периодов отдыха, как говорится в первой строке следующей книги Пятикнижия, Левите, «воззвал Господь к Моисею и сказал ему из скинии собрания». Инструкции касались назначения рода Аарона священниками, а также деталей одежд, посвящения в сан и обрядов служения Господу.

Даже тогда, сразу после приземления на горе Синай, внутри освященной скинии, голос Иеговы исходил из густой, похожей на туман тьмы в отгороженном занавесью помещении между двумя херувимами – голос Невидимого Бога. Несмотря на все эти предосторожности и непроницаемый для взгляда туман, даже верховный жрец должен был создавать дополнительное облако дыма, зажигая строго определенное сочетание благовоний; когда однажды два сына Аарона зажгли не те травы и «принесли пред Господа огонь чуждый», столб огня «вышел» от Господа и убил их.

Во время этих периодов отдыха Моисей получил длинный список других норм и правил – о том, как должны совершать жертвоприношения и почитать Господа простые люди, кого считать священниками, об отношениях между членами семьи и людьми вообще, причем безо всяких различий между гражданами, слугами и чужеземцами. В этих инструкциях перечислялись «чистые» и «нечистые» продукты, описывались методы диагностики и лечения различных болезней. Неоднократно повторялся строгий запрет на традиции других народов, связанные с поклонением «чужим богам», – бритье головы, нанесение татуировок, принесение в жертву детей. Запрещалось обращаться «к вызывающим мертвых и к волшебникам», а также поклоняться идолам: «Не делайте себе кумиров и изваяний, и столбов не ставьте у себя, и камней с изображениями не кладите в земле вашей, чтобы кланяться пред ними».

Все это должно было отличать сынов Израиля – избранный Богом народ – от других наций.

Как свидетельствуют следующие книги Ветхого Завета – Книга Судей, Книги Царств и Книги Пророков, – труднее всего оказалось соблюсти последний запрет. Дело в том, что все соседние народы могли видеть – иногда воочию, но по большей части в виде изображений – богов, которым они поклонялись. Но Иегова объявил, что человеку не дано видеть его лицо и остаться в живых, и теперь израильтянам нужно было соблюдать бесчисленное количество правил и сохранять веру в единого Бога, которого невозможно представить даже в виде статуи, – то есть поклоняться Невидимому Богу!

Тот факт, что это полностью противоречило традициям других земель, признавал и сам Иегова. «По делам земли Египетской, в которой вы жили, не поступайте, и по делам земли Ханаанской, в которую Я веду вас, не поступайте, и по установлениям их не ходите», – объявил он. Господь знал, о чем говорит.

Египет, откуда пришли сыны Израиля, был наводнен рисунками и статуями богов, о чем свидетельствуют многочисленные археологические находки. Старейшина пантеона Птах (которого мы отождествили с Энки), его сын верховный бог Ра (его мы идентифицировали как Мардука) и их потомки, которые правили Египтом до фараонов и которым продолжали поклоняться люди, время от времени являлись правителям Египта. Сохранились их многочисленные изображения (рис. 105). Чем более далекими становились боги, тем чаще люди обращались к жрецам и магам, гадателям и провидцам, чтобы услышать и понять волю богов. Поэтому неудивительно, что Моисей, желавший продемонстрировать фараону могущество еврейского бога, должен был сначала превзойти живших при царском дворе магов.

На землях богов из клана Энлиля утверждение о Невидимом Боге звучало абсурдно. Скрытный, не всегда доступный – возможно, но невидимый – невероятно. До нас дошли изображения практически всех, за исключением Ану, «великих богов» Шумера в виде статуй или резьбы на цилиндрических печатях (рис. 106). Тот факт, что их действительно видели простые смертные, подтверждается многочисленными находками в Месопотамии, Анатолии и на побережье Средиземного моря. На цилиндрах изображены сцены «представления», когда цари, иногда облаченные в жреческие одежды, приводятся младшими богами к «великому богу». Подобная сцена – царя‑жреца представляют богу Шамашу (рис. 107) – изображена на большой каменной стеле, найденной в местечке Абу‑Хабба в Месопотамии, и напоминает вручение кодекса законов, о котором рассказывалось в предыдущей главе. Вполне логично также предположить, что в тех случаях, когда бог брал себе супруга из числа смертных, или во время таких контактов с богами, как «священный брак», бог или богиня не были невидимыми.

(Кстати, нигде в Библии не упоминается о супруге Иеговы, будь то богиня или смертная женщина. Именно по этой причине, считают исследователи Библии, евреи, несмотря на уговоры, отвергли культ Ашерах, главной богини ханаанского пантеона.)

Даже в Шумере, где присутствие богов‑аннунаков в построенных для них зиккуратах не подвергалось сомнению, воля богов передавалась людям через посредников, в качестве которых выступали жрецы‑прорицатели. И действительно, имя отца Авраама, Фарра, указывает на то, что он был тирху, или жрецом‑прорицателем, а прозвище его семьи, ибри («евреи»), свидетельствует, по нашему мнению, о происхождении из Ниппура (культового центра Энлиля), который шумеры называли НИ.ИБРУ – «прекрасная обитель пересечения». После гибели Шумера и возвышения сначала Вавилона (где главой пантеона был Мардук), а затем Ассирии (с главным богом Ашшуром) храмы и дома заполонили многочисленные жрецы‑предсказатели, астрологи, толкователи снов, прорицатели, маги, колдуны, гадалки и ворожеи. Все они утверждали, что способны передавать «слово Божье» или определять волю богов – «судьбу» – по печени животных, по распределению масла на воде или по расположению небесных тел.

Израильтянам же предписывались совсем другие нормы поведения. «Не ворожите и не гадайте», – говорит Книга Левит (19:26), а затем добавляет: «Не обращайтесь к вызывающим мертвых и к волшебникам» (19:31). В отличие от других народов, которые включали подобных «профессионалов» в число жрецов, израильские священники, избранные служить в храмах, не должны были опускаться до таких «профессий», как «прорицатель, гадатель, ворожея, чародей, обаятель, вызывающий духов, волшебник и вопрошающий мертвых; ибо мерзок пред Господом всякий, делающий это, и за сии‑то мерзости Бог твой изгоняет их от лица твоего» (Второзаконие, 18:10‑12).

Таким образом, практика поклонения «чужим богам», которая являлась неотъемлемой частью религиозной жизни древних народов – по крайней мере, во времена Исхода, в XV в. до н. а, – была строго запрещена Иеговой для евреев. Как же дети Израиля, придя на Землю обетованную, могли услышать слово Божье и узнать волю Божью?

Ответ дает сам Иегова.

Во– первых, существуют ангелы, или божественные посланники, которые передают людям волю Господа и выполняют его поручения. «Я посылаю пред тобою Ангела хранить тебя на пути и ввести тебя в то место, которое Я приготовил. Блюди себя пред лицем Его и слушай гласа Его; не упорствуй против Него, потому что Он не простит греха вашего, ибо имя Мое в Нем», ‑говорит Господь народу Израиля через Мойся (Исход, 23:20‑21). Тогда ангел приведет избранный народ на Землю обетованную.

Существуют и другие каналы коммуникации с Иеговой. Представление о них можно получить по эпизоду, когда брат Моисея Аарон и их сестра Мариам позавидовали Моисею, что в скинии собрания Господь разговаривает только с ним. В главе 12 Книги Чисел сказано:

…и сказали:

одному ли Моисею говорил Господь?

не говорил ли Он и нам?

И услышал [сие] Господь.

И сказал Господь внезапно Моисею и Аарону и Мариам:

выйдите вы трое к скинии собрания.

И выйти все трое.

И сошел Господь в облачном столпе,

и стал у входа скинии,

и позвал Аарона и Мариам,

и вышли они оба.

Так Господь привлек внимание Аарона и Мариам, вынудил их приблизиться к «облачному столпу», опустился перед скинией собрания и сказал:

…слушайте слова Мои:

если бывает у вас пророк Господень,

то Я открываюсь ему в видении,

во сне говорю с ним;

но не так с рабом Моим Моисеем, ‑

он верен во всем дому Моем:

устами кустам говорю

Я с ним, и явно, а не в гаданиях,

и образ Господа он видит;

как же вы не убоялись упрекать

раба Моего, Моисея?

И воспламенился гнев Господа на них, и Он отошел.

И облако отошло от скинии,

и вот, Мариам покрылась проказою, как снегом.

Людам было недвусмысленно заявлено: бог будет общаться с человеком через «пророков Господа», являясь им в видениях или снах.

Пророками мы привыкли называть тех, кто изрекает пророчества – предсказания будущих событий (в данном случае по указанию богов или вдохновленные богами). Однако в словаре слово «пророк» толкуется таю «тот, кто говорит от имени Бога» или «выразитель мнения определенной группы или правительства». Предвидение в этой дефиниции подразумевается, но главной является функция выразителя чьего‑то мнения. И действительно, еврейское слово набих буквально означает «представитель». Выражение «набих Господа» обычно переводится как «пророк Господа», но его точный перевод – «представитель Господа», некто, на ком «почил» дух Господа (как говорится в главе 11 Книги Чисел). То есть этот человек говорит от имени Бога.

Впервые термин набих появляется в Библии в главе 20 Книги Бытия, повествующей о проступке Авимелеха, царя филистимского города Герара, который хотел взять Сарру в свой гарем, не зная, что она жена Авраама. «И пришел Бог к Авимелеху ночью во сне», чтобы предостеречь его. Когда Авимелех объяснил, что ни в чем не виноват, Господь приказал вернуть Сарру мужу и попросить его помолиться о прощении. «Ибо он пророк и помолится о тебе», – сказал Господь.

Следующий раз это слово используется (Исход, глава 6) в его первоначальном значении. Когда на Моисея была возложена обязанность убедить фараона, он возразил, что «не словесен» и что фараон не послушает его. Тогда Господь сказал ему: «Смотри, Я поставил тебя Богом фараону, а Аарон, брат твой, будет твоим пророком» – то есть представителем. После того как сыны Израиля перешли через Камышовое озеро, воды которого чудесным образом расступились, сестра Моисея Мариам и другие женщины стали петь и танцевать, славя Господа; рассказывая об этом, Библия называет сестру Моисея «Мариам‑пророчица». В другом случае потребовалось помочь старейшинам убедить 600 тысяч человек, и тогда:

Моисей вышел и сказал народу

слова Господни, и собрал семьдесят мужей

из старейшин народа

и поставил их около скинии.

И сошел Господь в облаке,

и говорил с ним, и взял от Духа,

Который на нем,

и дал семидесяти мужам старейшинам.

И когда почил на них Дух,

они стали пророчествовать,

но потом перестали.

Однако два человека все еще оставались под воздействием «Духа» и продолжали пророчествовать в лагере израильтян. Все ожидали, что они будут наказаны, но Моисей решил иначе. «О, если бы все в народе Господнем были пророками, когда бы Господь послал Духа Своего на них!» – сказал он своему преданному слуге Иисусу.

Тот факт, что набих действительно является представителем Господа, вероятно, нуждался в дальнейшем разъяснении, о чем свидетельствуют строки Второзакония. В отличие от народов, которые «слушают гадателей и прорицателей», Господь обещал, что у сынов Израиля будет пророк: «…вложу слова Мои в уста Его, и Он будет говорить им все, что Я повелю Ему». Понимая, что найдутся люди, которые будут утверждать, что говорят от имени Бога, Господь предупреждал, что ложные пророки будут преданы смерти. Но как отличить истинного пророка от ложного? Если вдруг появится пророк или прорицатель, «который будет говорить именем богов иных», объяснял Моисей от имени Господа, то такого человека слушать нельзя. Существует и другой способ проверки настоящего пророка (Второзаконие, глава 18): «Если пророк скажет именем Господа, но слово то не сбудется и не исполнится, то не говорил сие слово».

Таким образом, с самого начала предполагалось, что отличить истинного пророка от ложного будет непросто, и дальнейшие события подтвердили это.

«И не было более у Израиля пророка такого, как Моисей, которого Господь знал лицем к лицу», – говорится в заключительных строках Второзакония (а значит, в заключительных строках Пятикнижия Моисея), потому что ему, как и всем, кто знал египетское рабство, не было суждено ступить на Землю обетованную. Перед смертью Моисей взошел на гору Нево на восточном берегу Иордана, чтобы видеть оттуда Землю обетованную.

Примечательно, что гора, выбранная для этого последнего акта в жизни Моисея, была названа в честь Набу, сына Мардука. В вавилонских текстах его называют Ил Набуим, или «бог‑представитель»; древние источники рассказывают, что во времена Авраама, когда его отец Мардук находился в ссылке, именно Набу путешествовал по землям, окружавшим Месопотамию, и множил ряды приверженцев Мардука, готовясь к захвату власти.

Миссия пророков Господа сохраняет свое значение в эпоху Судей и находит отражение в Книгах Царств, достигая кульминации – с точки зрения религии и морали‑в пророческих видениях, описанных в Книгах Пророков. Наставления, гнев, утешение, поучения, осуждение – все слова и символические поступки этих «представителей» господа постепенно формируют образ Иеговы и раскрывают его роль в прошлом и будущем Земли и ее обитателей.

«По смерти Моисея, раба Господня, Господь сказал Иисусу, сыну Навину, служителю Моисееву: Моисей, раб Мой, умер; итак встань, перейди через Иордан сей, ты и весь народ сей, в землю, которую Я даю им, сынам Израилевым… как Я был с Моисеем, так буду и с тобою: не отступлю от тебя и не оставлю тебя… только будь тверд и очень мужествен, и тщательно храни и исполняй весь закон, который завещал тебе Моисей, раб Мой; не уклоняйся от него ни направо ни налево». Так начинается Книга Иисуса Навина: Господь повторяет свое обещание привести сынов Израиля на Землю обетованную, но при этом требует строгого соблюдения всех заповедей. Иисус понимает, что одно обусловлено другим и что именно с соблюдением заповедей возникнут трудности.

Чтобы помочь новому вождю еврейского народа преодолеть их, Господь совершает чудеса, показывая, что он, Невидимый, в то же время вездесущ и всемогущ. Первым препятствием на пути израильтян, пришедших на восточный берег реки Иордан, стала переправа через реку: после сезона дождей вода поднялась очень высоко и выходила из берегов. Заверив людей, что «сотворит Господь среди вас чудеса», Иисус приказал им приготовиться к переправе через Иордан. Господь научил его, как это сделать: священники с Ковчегом Завета войдут в реку и, как только они ступят в воду, вода Иордана, текущая с севера, остановится и станет стеной, а израильтяне перейдут по высохшему руслу реки. После того как священники с Ковчегом Завета тоже перейдут на другой берег, течение реки возобновится.

«Из сего узнаете, что среди вас есть Бог живый», – объяснил Иисус Навин. Господь, оставаясь невидимым, демонстрирует свое присутствие, свое могущество и способность творить чудеса.

Вскоре после переправы через Иордан Иисусу явился Ангел Господень и объяснил, как разрушить неприступные стены Иерихона, а при штурме горной крепости Гай копье Иисуса обрело такую же волшебную силу, как посох Моисея. Следующий раз чудо случилось во время битвы с объединенным войском ханаанских царей в долине Аилона, когда солнце остановилось почти на двадцать часов.

«Спустя много времени после того, как Господь успокоил Израиля от всех врагов его со всех сторон, Иисус состарился, вошел в [преклонные] лета». Так заканчивается Книга Иисуса Навина, описывающая завоевание Ханаана. Как бы то ни было, заканчивается она тем же, чем и началась, – необходимостью подтвердить существование и присутствие Господа. Дело в том, поясняет Библия, что постепенно умирали люди, помнившие Исход и чудеса Господа.

Поэтому Иисус собрал в Сихеме вождей племен, чтобы вспомнить историю еврейского народа, с древности до настоящих дней. На другом берегу Евфрата, сказал он, жили ваши предки – Фарра и его сыновья Авраам и Нахор, – которые «служили иным богам». Затем он вкратце поведал историю переселения Авраама, рассказал о египетском рабстве, об Исходе под руководством Моисея, а также о пересечении реки Иордан и расселении на землях Ханаана, когда он сам вел еврейский народ. Теперь, когда мое поколение уходит, объявил Иисус, вы можете выбрать – сохранить верность Иегове или поклоняться другим богам:

Итак бойтесь Господа

и служите Ему в чистоте и искренности;

отвергните богов, которым служили отцы ваши

за рекою и в Египте, а служите Господу.

Если же не угодно вам служить Господу,

то изберите себе ныне, кому служить,

богам ли, которым служили отцы ваши,

бывшие за рекою, или богам Аморреев,

в земле которых живете;

а я и дом мой будем служить Господу.

Поставленный перед выбором, «отвечал народ и сказал: нет, не будет того, чтобы мы оставили Господа и стали служить другим богам… Посему и мы будем служить Господу, ибо Он – Бог наш».

Тогда «Иисус сказал народу: вы свидетели о себе, что вы избрали себе Господа – служить Ему? Они отвечали: свидетели». После этого подтверждения «заключил Иисус с народом завет в тот день» и вписал «слова сии в книгу закона Божия». В память об этом он воздвиг каменную стелу под дубом, который рос рядом со скинией собрания.

Но никакие предостережения и заветы не могли изменить ситуацию, когда монотеистический анклав израильтян находился в окружении многочисленных язычников. Как указывал в своих трудах известный еврейский теолог и исследователь Библии Езекил Кауфман («Тпе Religion of Israel*), «основная проблема» состояла в том, что Библия выступала против идолопоклонства – поклонения идолам, то есть статуям из дерева, камня, золота и серебра, – но в то же время признавала, что другие народы молятся «иным богам». «Религия израильтян неразрывно связана с язычеством, – утверждает Кауфман. – Это разные стадии религиозной эволюции человека. Религия еврейского народа возникла в определенный исторический период, и не подлежит сомнению, что появилась она не в вакууме».

Среди трудностей, с которыми сталкивалось поклонение Иегове, не последнее место занимало отсутствие генеалогии богов и места, откуда они пришли. Среди богов, которым молились предки Авраама «за рекою» – первый из пантеонов «иных богов», перечисленных Иисусом Навином, – были Энлиль и Энки, сыновья Ану и братья Нинхурсаг. Родители самого Ану тоже были известны. У Энлиля и Энки имелись супруги и дети – Нинурта, Нанна, Адад, Мардук и так далее. Существовало и третье поколение богов: Шамаш, Иштар, Набу. Известна была и родина богов – место под названием Нибиру, другой мир (т. е. планета), откуда они пришли на Землю.

Далее идут «иные боги» Египта. Иегова продемонстрировал свое превосходство над ними, чтобы заставить египтян отпустить сынов Израиля, но этим богам продолжали поклоняться в Египте, а также в тех землях, на которые распространялось египетское влияние. Старейшиной египетского пантеона был Птах, а великий бог Ра приходился ему сыном; они путешествовали на своих Небесных Лодках между землей и «Планетой Миллионов Лет», их изначальной обителью. Тот, Сет, Осирис, Гор, Исида и Нефтида были связаны между собой несложной генеалогией – братья женились на сестрах. Когда израильтяне, испугавшись, что Моисей погиб на горе Синай, попросили Аарона восстановить божество, он изготовил золотого тельца – изображение быка Аписа, символа Быка Неба. А когда израильтяне страдали от эпидемии, Моисей, чтобы избавить от бедствия свой народ, сделал бронзового змея – символ Энки/Птаха. Неудивительно, что воспоминания о богах Египта были свежи в памяти сынов Израиля.

Затем Иисус Навин упомянул о поклонении «богам Аморреев, в земле которых живете», – богам населявших Хнаан народов. Главой этого пантеона были престарелый и удалившийся от дел бог Эл (это имя – единственное число от Элогим) и его супруга Ашерах. Кроме того, в Ханаане почитали их сына Баала (его имя переводится просто как «Господин»), его подругу Анат, богинь Шепеш и Ашторет, а также их соперников Мота и Яма. Их владениями считались земли, протянувшиеся от границ Египта до границ Месопотамии, и все народы этих земель поклонялись им – иногда давая собственные имена. И теперь среди этих племен поселились сыны Израиля…

«Основную проблему», заключавшуюся в отсутствии генеалогии и родины бога, дополняла еще одна трудность: бог израильтян был невидимым, и изображать его было запрещено.

Поэтому «сыны Израилевы стали делать злое пред очами Господа и стали служить Ваалу; оставили Господа Бога отцов своих, Который вывел их из земли Египетской, и обратились к другим богам, богам народов, окружавших их, и стали поклоняться им… оставили Господа и стали служить Ваалу и Астартам» (Книга Судей, 2:11‑13)‑Вождям еврейского народа – избранным Судьям – вновь и вновь приходилось возвращать народ к истинной вере, чтобы отвести от него гнев Господа.

Одна из таких Судей, женщина по имени Девора, уважительно именуется «пророчицей». По совету Господа она выбрала талантливого полководца и верную тактику для израильтян, что позволило им победить врагов с севера; в Библии приводится ее победная песнь, которую исследователи считают одним из лучших образцов поэзии древности. Давид Бен‑Гурион (первый премьер‑министр современного государства Израиль) в своей книге «The Jews in Their Land* писал, что возрождение религиозного и национального сознания ярко выражены в песне Деворы, где она обращается к великому и невидимому богу. Однако в победном гимне содержится нечто большее – в нем говорится о небесной природе Иеговы и утверждается, что победа стала возможной, потому что Господь, при появлении которого «земля тряслась, и небо капало… горы таяли», заставил «звезды с путей своих» сражаться с врагом.

Этот небесный аспект Иеговы – в чем мы убедимся в дальнейшем – занимал важное место в пророчествах, исходивших из уст библейских пророков.

Хронологически термин набих и его обладатель в следующий раз появляются в 1 ‑й Книге Царств. Речь идет о мальчике, который призван быть пророком, священником и судьей своего народа. Мы уже описывали вещие сны, посредством которых мальчику было сообщено, что он избран Господом. «И возрос Самуил, и Господь был с ним; и не осталось ни одного из слов его неисполнившимся. И узнал весь Израиль от Дана до Вирсавии, что Самуил удостоен быть пророком Господним. И продолжал Господь являться в Силоме после того, как открыл Себя Самуилу в Силоме чрез слово Господне».

Пастырство Самуила совпало с усилением нового врага Израиля, филистимлян, которые из своих пяти укрепленных городов контролировали всю прибрежную равнину Ханаана. Конфликт зародился еще раньше, во времена Самсона, и усилился после того, как филистимляне захватили Ковчег Завета и принесли его в храм своего бога Дагона (по свидетельству Библии, статуя Дагона упала и разбилась перед ковчегом). Вожди двенадцати колен Израиля пришли к Самуилу и попросили его избрать царя – «как у прочих народов». Так первым царем Израиля стал Саул, сын Киса. Годы его царствования выдались трудными, а после него на трон взошел Давид, сын Иессея, который прославился после того, как убил в поединке великана Голиафа. Самуил помазал Давида на царство, и «почивал Дух Господень на Давиде с того дня и после».

По свидетельству Библии, и Саул, и Давид обращались к Господу, прося благоприятных оракулов и совета. После смерти Самуила Саул попробовал самостоятельно обратиться к Богу, но тот не отвечал ему ни через сны, ни через пророков. В 1‑й Книге Царств мы читаем, что, когда Давид «вопросил» Господа, он надел облачение первосвященника. Но затем он получил «слово Господа» через пророков Гада и Нафана. Первого из них Библия называет «Гад пророк, прозорливец Давида», через которого до царя доходит «слово Господа». Нафан был тем пророком, через которого Господь сообщил Давиду, что Иерусалимский храм суждено построить не ему, а его сыну (2‑я Книга Царств, 7:2‑17) – «все эти слова и все это видение Нафан пересказал Давиду».

Функция набих как учителя и оплота морали и социальной справедливости, а не только как канала передачи божественных посланий, проступает в деяниях даже такого древнего пророка, как таинственный Нафан («тот, кому даровано»). Однажды Давид увидел обнаженную Вирсавию, которая купалась на крыше своего дома, и приказал своему военачальнику отправить ее мужа на верную смерть, чтобы царь мог жениться на овдовевшей женщине. После этого случая пророк Нафан рассказал Давиду притчу о богаче, имевшем много овец, но все равно возжелавшему забрать единственную овцу у бедняка. «Достоин смерти человек, сделавший это», – воскликнул царь. «Ты – тот человек», – ответил Нафан.

Признав совершенный грех и желая загладить его, Давид еще больше времени проводил в молитвах и размышлениях; многие мысли царя о взаимоотношениях Бога и человека нашли отражение в Книге Псалмов Давида, причем небесные аспекты Иеговы в них перекликаются со словами «Песни Деворы» и дополняют их. «И воспел Давид песнь Господу» (2‑я Книга Царств, Псалом 18):

– твердыня моя и крепость моя

и избавитель мой…

Но в тесноте моей

я призвал Господа и к Богу моему воззвал,

и Он услышал из чертога Своего голос мой,

и вопль мой [дошел] до слуха Его.

Потряслась, всколебалась земля,

дрогнули и подвиглись основания небес…

Наклонил Он небеса и сошел;

и мрак под ногами Его;

и воссел на Херувимов,

и полетел, и понесся на крыльях ветра…

Возгремел с небес Господь,

и Всевышний дал глас Свой…

Простер Он [руку] с высоты и взял меня…

избавил меня от врага…

«Времени царствования его над Израилем [было] сорок лет: в Хевроне царствовал он семь лет, и в Иерусалиме царствовал тридцать три [года]». Царь Давид «умер в доброй старости». Так завершается 1‑я Книга Царств. «Дела царя Давида, первые и последние, описаны в записях Самуила‑провидца, и в записях Нафана‑пророка, и в записях Гада‑прозорливца». Эти книги не сохранились – как и многие другие книги (например, «Книга войн Иеговы» и «Книга Доблестного»), упоминающиеся в Библии. Однако из всех включенных в Библию псалмов около половины (73 из 150) приписываются царю Давиду. Все они позволяют получить представление о природе и личности Иеговы.

На рубеже второго и первого тысячелетий до нашей эры на престол в Иерусалиме взошел Соломон. Вскоре после его смерти единое государство распалось на две части: Иудею на юге и Израиль на севере. Отрезанное от Иерусалима и его храма, северное царство было в большей степени подвержено влиянию чужих религий и обычаев. Основание новой столицы шестым царем Израиля в 880 году до н. э. означало окончательный разрыв с Иудеей, а также с поклонением Иегове в Иерусалимском храме. Новый город получил название Шомрон (Самария), что означало «маленький Шумер» и указывало на то, что его жители отдавали предпочтение богам, изображение которых можно было увидеть.

В эти неспокойные времена «слово Господа» передавалось царям через «людей Божьих» – их называли набих (пророк), хозех (тот, кого посещают видения) или роэх (провидец). Одним Господь являлся сам, с другими общался через «ангела». Некоторым приходилось доказывать, что они являются «истинными пророками», при помощи чудес, которые не могли повторить «ложные пророки». И все они были вовлечены в борьбу против язычества и стремились сделать так, чтобы престол занимал царь, праведный «в глазах Господа».

Выдающимся пастырем этой эпохи, пророчества которого вызывали мессианские ожидания у многих поколений, живших после него, был пророк Илия (Элияху на древнееврейском, что означает «мой бог Иегова»). Он был избран Богом в то время, когда царем Израиля был Ахав, который перешел в веру свой жены Иезавель, дочери царя Сидона. Ахав «стал служить Ваалу и поклоняться ему», построив жертвенник Ваалу в Самарии и алтарь Ашторет. О нем в Библии сказано (3‑я Книга Царств, 16:31‑33): «И делал Ахав, сын Амврия, неугодное пред очами Господа более всех бывших прежде него».

Именно тогда Господь призвал Илию стать его глашатаем, подтвердив «истинность» пророка несколькими чудесами.

Первое из чудес Илия продемонстрировал, когда остановился на ночлег у бедной вдовы. Женщина пожаловалась, что у нее почти не осталось муки и масла, и тогда Илия сделал так, что скудных запасов хватило на много дней: мука и масло чудесным образом пополнялись.

После этого заболел сын хозяйки дома, причем болезнь была настолько тяжелой, что «не осталось в нем дыхания». Обратившись с молитвой к Господу и прося пощадить ребенка, Илия положил мальчика на свою постель. Затем он трижды «простерся» над ним, призывая имя Бога, и «возвратилась душа отрока сего в него, и он ожил». «И сказала та женщина Илии: теперь‑то я узнала, что ты человек Божий и что слово Господне в устах твоих истинно».

Вскоре после этого Иезавель собрала в своем дворце 450 «пророков Вааловых», и лишь один Илия «остался пророк Господень». По совету Илии царь Ахав собрал на горе пророков Ваала и приготовил двух жертвенных быков. Огня под алтарями не было. Каждая из сторон должна была молиться, чтобы их бог зажег жертвенные алтари с небес. Пророки Ваала целый день тщетно взывали к своему богу, а когда пришла очередь Илии, «ниспал огонь Господень и пожрал всесожжение». «Увидев [это], весь народ пал на лице свое и сказал: Господь есть Бог, Господь есть Бог!» Тогда Илия приказал убить всех пророков Ваала, и ни один из них не спасся.

Когда известие об этом достигло Иезавель, царица приказала убить Илию, но он бежал на юг, в пустыню Синай. Измученный голодом и жаждой, пророк прилег под деревом, готовясь к смерти, но тут Ангел Господа чудесным образом снабдил его водой и пищей и указал путь к пещере на горе Синай, «горе Божией». Там Господь заговорил с ним и приказал возвращаться на север, помазать нового царя в Дамаске, столице Арамейского царства, и нового царя Израиля, а также выбрать своим преемником Елисея: «Елисея же, сына Сафатова, из Авел‑Мехолы, помажь в пророка вместо себя».

Это был не просто намек на грядущие события – участие пророков Господа в государственных делах, – а предсказание скорого низвержения царей и выбора их преемников, причем не только в Израиле и Иудее, но и в столицах других царств!

Илия еще несколько раз выступал с пророчествами после того, как ему давал указания «Ангел Господень» – похоже, именно такой способ выбрал Иегова для общения с этим человеком. Однако в Библии ничего не сказано о том, каким образом Господь сообщил Илие, что он будет вознесен на небо в огненной колеснице. Это событие, заставляющее вспомнить об Энмедуранки, Адапе и Енохе, подробно описывается во 2‑й главе 4‑й Книги Царств. Совершенно очевидно, что вознесение не было неожиданным – это заранее спланированное и подготовленное действо, о месте и времени которого Илию предупредили заблаговременно.

«В то время, как Господь восхотел вознести Илию в вихре на небо, шел Илия с Елисеем из Галгала» – места, где Иисус Навин соорудил кольцо из камней в честь чудесной переправы через Иордан. Илия пожелал оставить здесь своего верного ученика и дальше идти один, но Елисей и слышать об этом не хотел. Когда они добрались до Вефиля, к ним вышли многочисленные ученики (Библия называет их «сынами пророков») и сказали Елисею: «Знаешь ли, что сегодня Господь вознесет господина твоего над главою твоею?» Он ответил им: «Я также знаю, молчите».

Пытаясь избавиться от спутников, Илия сказал, что направляется в Иерихон, и попросил Елисея не сопровождать его, но Елисей настаивал, что обязан идти вместе с учителем. Тогда Илия ясно дал понять, что должен переправиться через Иордан один, однако Елисей все равно хотел пойти с ним. На глазах учеников, которые наблюдали за всем издали, «взял Илия милоть свою, и свернул, и ударил ею по воде, и расступилась она туда и сюда, и перешли оба посуху».

Оказавшись на другом берегу – там, где остановились сыны Израиля, когда пришли в Ханаан, – Илия и Елисей продолжили беседу и двинулись дальше.

Вдруг явилась колесница огненная и кони огненные, и разлучили их обоих, и понесся Илия в вихре на небо.

Елисей же смотрел и воскликнул: отец мой, отец мой, колесница Израиля и конница его! И не видел его более.

Судя по приведенным в Библии подробностям путешествия, вознесение Илии на огненной колеснице произошло в окрестностях Тель‑Хассула, где археологи нашли изображение круглых летательных аппаратов с тремя выступающими опорами (рис. 72).

Три дня ученики искали исчезнувшего учителя, хотя Елисей и предупреждал их о бесполезности поисков. Унаследовав плащ Илии, который пророк уронил при вознесении на небо, Елисей обрел способность творить чудеса, в том числе воскрешать мертвых и насыщать большое число людей малым количеством пищи. Его слава вышла за пределы самого Израильского царства, и к нему за помощью в исцелении болезней обращались иноземные правители. А когда Елисей вылечил арамейского царя, тот признал верховенство Бога Израиля.

Как и Илия до него, Елисей указывал, кого именно Господь избирал на царство; к моменту его смерти (приблизительно в 800 году до н. э.) Израилем правил пятый после Ахава царь. Подобно пророкам, жившим после него, Елисей был «гласом Божиим» в вопросах войны и мира. Так, в 3‑й главе 4‑й Книги Царств рассказывается о восстании моавитского царя Месы, который после смерти Ахава отказался признавать власть Израиля. К Елисею обратились с вопросом, нужно ли идти войной на моавитян. Исторический факт приграничной войны подтверждается удивительной археологической находкой – стелой того самого царя Месы, на которой записан его вариант рассказа об этой войне. В настоящее время стела (рис. 108а) хранится в парижском Лувре, и надпись на ней сделана шрифтом, которым в те времена пользовались евреи. В 18‑й строке текста там встречается имя еврейского бога Иеговы – точно так же, как в израильских и иудейских надписях (рис. 108b).

Возможно, совсем не случайно столетия, в течение которых израильтяне завоевывали Ханаан и расселялись на этих землях, а также эпоха Судей и первых царей совпали с промежуточным периодом в «международных делах» того времени. Могущественные империи египтян, вавилонян, ассирийцев и хеттов, которые расцвели после падения Шумера примерно в 2000 году до н. э. и которые превратили земли Восточного Средиземноморья в поле битвы, переживали упадок. Столицы этих государств были либо завоеваны чужеземцами, либо покинуты, древние религиозные обряды больше не соблюдались, храмы стояли разрушенными.

Рассказывая об этом периоде в истории Вавилона и Ассирии, X. В. Ф. Carre («The Greatness That Was Babylon*) отмечает, что хаос был так велик, что хроники 990 года до н. э. сообщают, как девять лет подряд «Мардук не уходил, Набу не приходил». То есть девять лет не проводились новогодние обряды, когда Мардук уходил из города в святилище Акиту, а по возвращении в город ему наносил визит Набу из Борсиппы.

В этих условиях возникали царства не только у израильтян, но и у их ближайших соседей – моавитян, арамеев, финикийцев, филистимлян. Пограничные войны и вторжения носили местный характер, если сравнивать их с великими битвами восточных империй в прошлом, а также с массовыми убийствами в будущем.

В 879 году до н. э. была торжественно основана новая столица Ассирии, город Калху (библейский Калах), и это событие можно считать началом неоассирийского периода. Для него характерны такие явления, как экспансия, угнетение, войны, побоища, необыкновенная жестокость – и все это во имя «великого бога Ашшура» и других богов ассирийского пантеона. Со временем Ассирия подчинила себе Вавилон, утративший былое величие. В качестве особой милости покоренным последователям Мардука ассирийцы назначали «царей» Вавилона, которые в действительности были лишь наместниками‑вассалами. Однако в 721 году до н. э. правитель по имени Меродах‑Баладан возродил праздник в честь наступления нового года, «взял руку Мардука» и объявил о независимости своего царства. Это привело к полномасштабному мятежу и войне, которая с переменным успехом шла почти тридцать лет. В 689 году до н. э. ассирийцы восстановили контроль над Вавилоном и пошли на крайние меры – привезли самого Мардука в ассирийскую столицу в качестве пленного бога.

Но сопротивление захватчикам на землях бывшего Шумера и Аккада продолжалось, и в конечном итоге это привело к восстановлению Вавилонского царства (чему способствовало отвлечение ассирийской армии на походы в далекие земли). В 626 году Набопаласар объявил о независимости Вавилона и об основании новой династии. Это событие стало началом Нововавилонской эпохи, и теперь уже Вавилон шел по стопам Ассирии, захватывая ближние и дальние земли – именем «владык Набу и Мардука», а также, о чем свидетельствуют многочисленные надписи, при активной поддержке «Мардука, царя богов, владыки неба и земли», который после двадцатилетнего ассирийского плена помогал падению Ассирии и возвышению Вавилона.

По мере того как пограничные войны перерастали в глобальные, а боги разных народов сталкивались друг с другом, деятельность библейских пророков тоже принимала глобальный характер. Читая пророчества, поражаешься их глубокому знанию географии и политики далеких земель, пониманию причин внутринациональных интриг и международных конфликтов, предвидению последствий верных и неверных действий царей Израиля и Иудеи в опасной и сложной игре, когда создавались и распадались военные союзы.

По мнению великих пророков, которые пользовались таким уважением, что их высказывания вошли в состав Библии отдельными книгами, хаос в отношениях между народами, затронувший даже национальных богов, был не результатом отдельных, не связанных между собой конфликтов, а следствием Божественного Плана – наказанием за несправедливости и преступления. Как в «допотопные» времена, когда недовольство Бога поведением людей вылилось в решение уничтожить все человечество при помощи Потопа, так и теперь гнев Господа утихнет лишь после уничтожения всех царств (включая Израиль и Иудею), всех храмов (в том числе Иерусалимского), всех ложных обрядов, которые жертвоприношениями стремились компенсировать несправедливость.

После всеобщего очищения возникнет «Новый Иерусалим», который осветит путь всем народам.

Эту эпоху Дж. А. Хешел («The Prophets») назвал «эрой гнева». Деятельность пятнадцати «письменных» пророков (так называют их ученые, потому что их пророчества сохранились в отдельных книгах Библии) охватывала почти триста лет, с 750 года до н. э., когда начали проповедовать Амос (в Иудее) и Осия (в Израиле), до Малахии, жившего примерно в 430 году до н. э. Среди них были два великих пророка, Исайя и Иеремия, которые в VII и VIII веках до н. э. предсказали и пережили уничтожение двух еврейских царств, а также великий пророк Иезекииль, который был в числе вавилонских пленников, в 587 году до н. э. видел разрушение Иерусалима царем Навуходоносором и пророчествовал о появлении Нового Иерусалима.

Что касается повседневной жизни, то великие пророки резко критиковали показное благочестие – формальные ритуалы, заменявшие истинную веру и справедливость. «Ненавижу, отвергаю праздники ваши и не обоняю жертв во время торжественных собраний ваших», – говорит Господь устами пророка Амоса. Вместо этого: «Пусть, как вода, течет суд, и правда – как сильный поток!» (Амос, 5:21‑23). «К чему Мне множество жертв ваших? – спрашивает Исайя от имени Господа. – Не носите больше даров тщетных… И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу». Вместо этого лучше «научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову» (Исайя, 1:17, Иеремия, 22:3). Это был призыв вернуться к сути Десяти Заповедей, к благочестию и справедливости Древнего Шумера.

Что касается отношений между народами, пророки предсказывали неудачу политики временных союзов с соседними царствами, посредством которой правители пытались противостоять великим державам эпохи, – соседние государства тоже были обречены на уничтожение. «Вот, идет буря Господня с яростью, буря грозная, и падет на главу нечестивых», – предсказывал Иеремия (23:19), подчеркивая, что его пророческие слова относятся не только к Израилю и Иудее, но и ко всем «необрезанным народам» – жителям Сидона и Тира, аммонитам, моавитянам, идумеям, филистимлянам, народам Аравийской пустыни.

В третьей и четвертой Книгах Царств правители Израиля и Иудеи различаются по тому, придерживались ли они «учения Господа»: непрочные союзы с соседями рассматривались пророками как основная причина отступления от истинной веры. Более того, если в прежние времена признавалось право других народов молиться «чужим богам», то теперь пророки объявляли такую практику святотатством, утверждая, что боги их соседей – это всего лишь изготовленные руками человека идолы из дерева, металла и камня и что лишь Иегова является «богом живым». Народы, поклонявшиеся Ваалу и Аш‑торет, Дагону и Молоху, – сбившиеся с пути грешники.

Такими же грешниками были «ложные пророки», с которыми постоянно боролись истинные пророки Господа. Их обвиняли не только в том, что они говорят от имени ложных богов, но в том, что они объявляют себя пророками Иеговы. Вместо того чтобы указывать народу на ошибки, а царям – на грядущие опасности, они говорят лишь то, что приятно слышать народу и правителям, «…врачуют раны народа Моего легкомысленно, говоря: 'мир! мир!', а мира нет», – говорил о них Иеремия. Истинные пророки не щадят ни народа, ни царей, если требуется выговор или предостережение.

Когда речь шла о международных делах, проявляли удивительное понимание геополитики, и их предсказания касались дальних земель. Они знали о возрождении древних царств, таких, как Элам, о появлении на востоке могущественного мидийского (персидского) царства и даже о существовании далекого Китая, «земли Синим». Пророки знали о первых греческих городах‑государствах в Малой Азии и о завоевании греками средиземноморских островов Крит и Кипр. Известно им было и о состоянии дел в новых африканских государствах на границе с Египтом. Все «населяющие вселенную и живущие на земле» должны предстать перед судом Господа, потому что все они сбившиеся с пути грешники.

В центре внимания находились три древних царства – Египет, Ассирия и Вавилон, – причем наибольшую неприязнь вызывал Египет и его боги. Несмотря на близкие и временами даже дружеские отношения между еврейскими царствами и Египтом (Соломон женился на дочери фараона, а египтяне поставляли ему лошадей и колесницы), эта страна считалось ненадежным партнером, склонным в вероломству и предательству. Ее правитель Шешонк – библейский Сусаким (3‑я Книга Царств, 11 и 14) – разграбил Иерусалимский храм, а фараон Нехо II, пытавшийся отразить наступление месопотамской армии, убил царя Иудеи Иосию, который вышел встречать его (4‑я Книга Царств, 23). И Исайя, и Иеремия много говорят о Египте и его богах, предсказывая их ниспровержение.

Исайя в «Пророчестве о Египте» (глава 19) предсказывает, что в Судный день Господь спустится с облака, чтобы судить и наказать Египет и его жителей:

Вот, Господь восседит на облаке легком и грядет в Египет.

И потрясутся от лица Его идолы Египетские, и сердце Египта растает в нем.

Предсказывая грядущие беспорядки и гражданскую войну в Египте, пророк предвидит, что фараон обратится за советом к своим магам и волшебникам, пытаясь узнать намерения Иеговы. Божественный замысел, говорит Исайя, состоит в следующем: «В тот день жертвенник Господу будет посреди земли Египетской, и памятник Господу‑у пределов ее. И будет он знамением и свидетельством о Господе Саваофе в земле Египетской… И Господь явит Себя в Египте». Иеремия больше говорит о богах Египта, рассказывая (в главе 43) об обещании Иеговы: «И зажгу огонь в капищах богов Египтян; и он сожжет оные…сокрушит статуи в Бефсамисе, что в земле Египетской, и капища богов Египетских сожжет огнем». Пророк Иоиль (3:19) объясняет, что «Египет сделается пустынею и Едом будет пустою степью – за то, что они притесняли сынов Иудиных и проливали невинную кровь в земле их».

Возвышение Неоассирийской империи и беспрецедентная жестокость ее правителей по отношению к соседним народам были хорошо известны библейским пророкам, которые зачастую проявляли удивительную осведомленность даже о дворцовых интригах. Экспансия Ассирии, поначалу направленная на север и северо‑восток, в период правления Салманасара III коснулась и земель Западной Азии. Текст на одном из обелисков рассказывает о разграблении Дамаска, о казни его правителя, а также о получении дани с Ииуя, царя Израиля (Самарии). На иллюстрирующем надпись барельефе изображен Ииуй, склоняющийся перед Салманасаром под эмблемой Крылатого Диска бога Ашшура (рис. 109).

Столетие спустя, когда царем Израиля был Менаим, сын Гадия, «тогда пришел Фул, царь Ассирийский, на землю [Израилеву]. И дал Менаим Фулу тысячу талантов серебра, чтобы руки его были за него и чтобы утвердить царство в руке своей». Эти строки Библии (4‑я Книга Царств, 15:19) свидетельствуют о близком знакомстве с политикой и царями далекой Месопотамии. Ассирийского царя, который в очередной раз вторгся на побережье Средиземного моря, звали Тиглатпаласар (745‑727 гг. до н. э.), но Библия вполне правомерно называет его Фулом, поскольку царь также занял вавилонский трон, взяв себе имя Пулу. Этот факт подтверждается «Вавилонским царским списком В», в настоящее время хранящимся в Британском музее. Через несколько лет царь Иудеи Ахаз взял «серебро и золото, какое нашлось в доме Господнем и в сокровищницах дома царского, и послал царю Ассирийскому в дар».

Как выяснилось впоследствии, эти знаки покорности лишь разожгли аппетит ассирийских царей. Тот же Тиглатпаласар вернулся, захватил часть Израильского царства и угнал в рабство его жителей. В 722 году до н. э. его преемник Салманасар V захватил остальные земли израильского царства, а его жители рассеялись по территории ассирийской империи. Исследователям не дает покоя загадка десяти потерянных племен Израиля и их потомков.

По мнению пророков, такое наказание выбрал сам Господь за грехи сынов Израиля – потому что «они не слушали гласа Господа Бога своего и преступили завет Его, всё, что заповедал Моисей раб Господень, они и не слушали и не исполняли». Пророк Осия предвидел неминуемую кару за то, что Израиль склоняется перед чужими богами. В пророчествах Исайи, касающихся Ассирии, говорится, что это царство избрано Господом как инструмент наказания: «Но наведет Господь на тебя и на народ твой… царя Ассирийского».

Но это только начало. В «Пророчестве об Ассирии», где это царство называется «жезлом гнева», Господь выражает недовольство крайностями, которые позволяли себе ассирийцы – они с невиданной жестокостью истребляли целые народы, тогда как Господь имел в виду лишь очищение через кару, оставляя возможность возродиться выжившим. У ассирийских царей не больше свободы воли, чем у секиры в руках дровосека, говорит он и предсказывает, что Ассирийское царство, выполнив свою миссию, будет уничтожено само.

Ассирия не только не смогла понять, что является лишь орудием в руках Господа, но и не осознала, что Иегова был «живым» богом – в отличие от языческих богов. Ассирийцы продемонстрировали это непонимание, когда выслали народ Израиля, а его земли заселили другими пленниками, позволив им молиться своим богам. В списке этих богов значатся вавилонский Мардук, Нергал кутиев и Адад уроженцев Пальмиры. Новые обитатели Самарии были истреблены дикими львами, что было воспринято как знак гнева «местного» бога – Иеговы. Тогда ассирийцы решили вернуть в Самарию одного из высланных священников Иеговы, чтобы он обучил иммигрантов обрядам поклонения местному богу. Тем не менее Иегова воспринимался ими как один из богов языческого пантеона…

Тот факт, что Иегова отличается от языческих богов и что Ассирия подвластна его воле, был продемонстрирован после вторжения царя Синаххериба (704‑881 гг. до н. э.) в Иудею, когда он, несмотря на полученную дань, приказал своему полководцу Рабсаку захватить Иерусалим. Окружив город, Рабсак предложил его защитникам капитулировать, заявив, что выполняет волю Иеговы: «Да разве я без воли Господней пошел на землю сию, чтобы разорить ее? Господь сказал мне: пойди на землю сию и разори ее».

Поскольку эти слова не слишком отличались от того, что говорил пророк Исайя, жители Иерусалима были уже готовы сдаться на милость врага, но этому помешала непомерная заносчивость ассирийского военачальника. Не рассчитывайте, что ваш бог передумает и защитит вас, заявил он. Перечислив покоренные народы, он восклицает: «Спасли ли боги народов, каждый свою землю, от руки царя Ассирийского?» – и заканчивает свою речь риторическим вопросом: «Так неужели спасет Господь Иерусалим от руки моей?»

Сравнение Иеговы с языческими богами было настолько кощунственным, что царь Иудеи Иезекия разорвал на себе одежды и облачился в рубище. Вместе со священниками он обратился к пророку Исайе, прося помощи Господа в этот «день скорби и наказания и посрамления», когда царь Ассирии осмелился «хулить Бога Живаго», сравнив его с богами других народов, которые «были не боги, а изделие рук человеческих, дерево и камень».

Пророк Исайя передал Иезекии «слова Господа», осуждающие Синаххериба, посмевшего «возвысить голос» против Бога Израиля. Поэтому, объявил пророк, Иерусалим будет пощажен, а Сеннахирим наказан.

«И вышел Ангел Господень и поразил в стане Ассирийском сто восемьдесят пять тысяч [человек]… И отступил, и пошел, и возвратился Сеннахирим, царь Ассирийский, и жил в Ниневии. И когда он поклонялся в доме Нисроха, бога своего, Адрамелех и Шарецер, сыновья его, убили его мечом, а сами убежали в землю Араратскую. И воцарился Асардан, сын его, вместо него». (Смерть Синаххериба и то, что его наследником стал Эсархаддон, подтверждаются ассирийскими хрониками.)

Однако помилование Иерусалима носило временный характер. Божий замысел всеобщего очищения продолжал осуществляться, только теперь в этот процесс была вовлечена и сама Ассирия. Все началось, как указывалось выше, в 626 году до н. а, и инструментом Господа стал Вавилон, имперские амбиции которого усилились при царе Навуходоносоре II (605‑562 гг. до н. э.).

Пророки предсказывали царям и народу Иудеи, что их грехи – социальная несправедливость, лицемерные жертвы, поклонение идолам – будут наказаны. Гнев Божий проявится в том, что с севера придет могущественная нация. В первый год правления Навуходоносора, царя Вавилона, Иеремия предсказал кару, которая ждет жителей Иудеи, население Иерусалима, а также все соседние народы:

Посему так говорит Господь Саваоф:

за то, что вы не слушали слов Моих,

вот, Я пошлю и возьму все племена северные,

говорит Господь, и пошлю к Навуходоносору,

царю Вавилонскому, рабу Моему,

и приведу их на землю сию и на жителей ее

и на все окрестные народы.

Орудием в руках Господа будет не только Вавилон, но конкретный царь, Навуходоносор, которого Господь называет своим «слугой».

Известно, что пророчество о падении иудейского царства и разрушении Иерусалима исполнилось в 587 году до н. э. В пророчестве были описаны и последующие события:

И вся земля эта будет пустынею и ужасом;

и народы сии будут служить царю Вавилонскому

семьдесят лет.

И будет: когда исполнится семьдесят лет,

накажу царя Вавилонского и тот народ,

говорит Господь, за их нечестие,

и землю Халдейскую,

и сделаю ее вечною пустынею.

Предвидя печальный конец Вавилона, когда империя еще только зарождалась, пророк Исайя говорит: «И Вавилон, краса царств, гордость Халдеев, будет ниспровержен Богом, как Содом и Гоморра».

Как и было предсказано, Вавилон пал под ударами восточной империи персов, во главе которой стоял царь Кир из династии Ахеменидов; случилось это в 539 году до н. э. Вавилонские хроники утверждают, что захват города стал возможным из‑за ссоры между последним царем Вавилона Набонидом и богом Мардуком. По свидетельству анналов Кира, когда царь захватил Вавилон и вошел в святилище Мардука, Бог простер ему навстречу руки, и Кир «взял протянутые руки Бога».

Но если Кир думал, что получил благословение Бога Всевышнего, говорят пророки, он ошибался. На самом деле персидский царь исполнял замысел Господа. Называя Кира «помазанником» и «пастырем», Господь так обращался к Киру через своего пророка Исайю:

Я назвал тебя по имени… хотя ты не знал Меня Я, называющий тебя по имени, Бог Израилев.

Господь говорит Киру, что позволит ему свергать царей и править народами, сокрушит для него медные двери и сломает железные запоры, отдаст «хранимые во тьме сокровища», потому что он избран Богом для того, чтобы вернуть сынов Израиля на их землю – «ради Иакова, раба Моего, и Израиля, избранного Моего, Я назвал тебя по имени, почтил тебя, хотя ты не знал Меня».

В первый же год своего правления как царя Вавилона Кир издал указ, призывающий вернуться на родину пленников из Иудеи и разрешающий им восстановить храм в Иерусалиме. Цикл пророчеств завершился, и «слово Господа» исполнилось.

Но в глазах народа он оставался Невидимым Богом.

<< | >>
Источник: Захария Ситчин. Божество 12 й планеты. Хроники Земли – 7. 1995

Еще по теме ГЛАВА 13 ПРОРОКИ НЕВИДИМОГО БОГА:

  1. § 4. Встановлення слабковидимих і невидимих текстів
  2. § 3. «Невидимая рука» рынка, общественное благосостояние и эффективность
  3. 8. Пророки
  4. Смерть пророка
  5. История врачевателя и пророка
  6. Будда, свой собственный пророк
  7. Спящий пророк
  8. 15) Ясновидцы и пророки.
  9. Из «Книги пророка Исайи»
  10. Гарри‑пророк
  11. Муки пророка при царях Александре и Николае
  12. Нострадамус был искусным пророком.
  13. Сын Бога, Дионис
  14. Ha роль главного пророка беркианства в США претендовал и философ P. Керк
  15. Соединение Бога с человеком
  16. 1. ДОКАЗАТЕЛЬСТВО БЫТИЯ БОГА
  17. Сутью нового исламского образа жизни было обучение Пророка семейному праву
  18. К ЛЮБВИ БОГА
  19. Реальность бытия Бога
  20. Жить без Бога?