<<
>>

Роберт Васэ ГАРОЛЬД И ВИЛЬГЕЛЬМ ЗАВОЕВАТЕЛЬ. 1066 г. (в 1160 г.)

Анализ содержания всей поэмы нашего автора и рассказы из предыдущего времени см. выше.

Король Эдуард (Исповедник, 10421066 гг.) жил счастливо и царствование его было продолжительно; но грустно ему было то, что он ни имел детей, ни близкого родственника* 1, который бы мог наследовать его королевство и сохранить его.

Он размышлял про себя, кто, в случае его смерти, наследует Англию. Думал он о том и часто говорил, что следует Вильгельму (Нормандскому), его родственнику, лучшему из всей фамилии, наследовать его страну. Роберт, отец герцога, воспитывал его, а сам Вильгельм оказал ему добрую услугу. Всем, что Эдуард имел хорошего в жизни, он обязан тому дому. Какое ни оказывал он расположение другим, но так сильно он не любил ни одного человека. Чтобы почтить таких добрых родных, заботами которых он был воспитан, и вследствие могущества Вильгельма, Эдуард желает сделать его наследником своего королевства. В его земле был сенешаль по имени Гарольд; он был благородный вассал; его мужество и доброта доставили ему в королевстве большую власть; это был человек самый сильный в стране. Он был могуществен своими вассалами и друзьями; Англия находилась на его попечении, как то и вменяется в обязанность сенешалю. По отцу он был англосакс, а по матери датчанин. Гита, его мать, была из Дании и считалась весьма знаменитой дамой: сестра ее была матерью короля Кнуда; мать же Гарольда была женой Годвина, дочь которого вышла за Эдуарда. Гарольд был любимцем своего короля, женатого на его сестре.

Когда умер отец Гарольда, он захотел поехать в Нормандию, чтобы освободить оттуда заложников, которых он очень жалел. Он прощается с королем Эдуардом, но король усиленно отговаривает его, запрещает и молит всем святым не ехать в Нормандию и не вступать в сношение с герцогом Вильгельмом, потому что Вильгельм, как человек весьма хитрый, может легко

Ворота замка с внутренней стороны

запутать его в свои сети. Если же он желает возвратить тех заложников, то должен отправить других послов. Так я читал то в одной летописи; но другая летопись утвердительно говорит, что сам король отправил его к герцогу Вильгельму, своему двоюродному брату, для удостоверения его в том, что он получит королевство Англию, после его смерти.

Я не знаю этого обстоятельства; но в летописях мы находим и то, и другое известие. Во всяком случае, верно одно, что Гарольд отправился в путь, что бы там ни ждало его. Чему быть, того не миновать, и как ни старайся, но, что должно быть, то будет. Гарольд приказал приготовить два корабля, и из Бодгама[402] вышел в море. Не могу вам сказать, кто тут был виноват: тот ли, кто держал руль, или ветер сильно поворачивал, но я хорошо знаю, что дело шло худо; Гарольду пришлось идти на Понтьё (Pontheu), и он не мог ни повернуть назад, ни утаить свою личность. Рыбак той страны, бывавший в Англии и часто видевший Гарольда, заметил его и узнал тотчас по наружности и разговору. Он дал знать о том по секрету Гюи, графу Понтьё, говоря, что доставит ему большую добычу, если он последует за ним; пусть граф даст двадцать ливров, а ему будет случай приобрести сто, потому что он найдет такого пленника, который за выкуп даст ему сто и более ливров.

Граф уверил рыбака, что исполнит его желание; и тот, рассчитывая на награду, указывает ему Гарольда. Они ведут пленника в Аббевиль. Гарольд через друзей извещает герцога Нормандского, как он попался в Понтьё, между тем как шел из Англии к нему, но не мог прямо взойти в порт. Он шел к герцогу послом, но сбился с дороги. Граф Понтьё схватил его и без причины посадил в темницу. Гарольд просит освободить его, если то возможно, и обещает сделать все, что герцог ни пожелает. Гюи же смотрел за пленником весьма зорко и отправил его в Борень (Beaurain, город на p. Canche), чтобы отвести дальше от герцога Вильгельма.

Герцог же думал: хорошо бы овладеть Гарольдом, тогда можно будет отлично устроить свое дело. Он обещал и предлагал графу так много, грозил и льстил ему до того, что Гюи выдал Гарольда герцогу в руки. И герцог подарил ему по течению р. Олнь (Eaulne) прекрасное поместье. Вильгельм несколько дней держал у себя Гарольда, как должно, в большой чести; водил его почетно по многим прекрасным турнирам, дарил ему лошадей и оружие и брал с собой в Бретань, когда ему пришлось сражаться с бретонцами. Все это время герцог обходился с ним так хорошо, что Гарольд обещал ему выдать Англию, когда умрет король Эдуард, и, если герцогу угодно, жениться на Адели, дочери его, и подтвердить все то клятвой. Вильгельм согласился на то. Для принятия клятвы герцог созвал парламент (то есть сейм вассалов). Обыкновенно рассказывают, что он в Байё, собрав этот совет, потребовал все мощи и соединил их в одно место, потом наполнил ими целый чан, приказал покрыть его шелковой материей, чтобы Гарольд ничего не знал и не видел; ему мощей не показали и не говорили о них. Сверху же поставили маленький ковчег с мощами, самый лучший и самый драгоценный, какой только могли найти: я слыхал, этот ковчег называли бычачьим глазом[403] . Когда Гарольд поднял руку вверх, рука задрожала, тело вздрогнуло, но потом он поклялся и обещал утвердительно, что возьмет за себя Адель, дочь герцога, уступит ему Англию и для исполнения того употребит всю свою власть, силу и уменье, если умрет Эдуард, а он сам переживет его; а в том да поможет ему Бог и эти мощи! Некоторые при этом воскликнули: «Пусть Бог дозволит ему исполнить клятву!» Когда Гарольд поцеловал ковчег и приподнялся, герцог подвел его к чану и поставил возле; тогда сняли то покрывало; герцог показывает Гарольду, на каких святых мощах он дал клятву. Гарольд пришел в ужас от тех мощей, которые ему показали.

Когда Гарольд приготовился к возвращению и прощался с герцогом Вильгельмом, последний просил его сохранить в тайне данное слово. Потом, при отъезде, поцеловал его в знак верности и дружбы, соединявшей их. Гарольд счастливо переплыл море и без препятствий прибыл в Англию.

Наступил и тот день, который никого не минует, когда кому нужно умереть; король Эдуард умер (1066 г.). Он хотел передать Вильгельму свое королевство; но Вильгельм находился слишком далеко, а Эдуард не может отложить своей кончины; он страдал такой болезнью, что должен был умереть; он был при смерти и уже ослабел. Гарольд же собрал своих родственников, пригласил друзей и других, вошел в комнату короля и с собой ввел только тех, которые были на его стороне. По наущению Гарольда один англосакс начал говорить так: «Государь, мы в большой скорби, потому что скоро должны лишиться тебя; это приводит нас в ужас, и мы боимся потерять рассудок. Нам невозможно ни продлить твою жизнь, ни переменить твою смерть на другую: каждый должен умереть за себя, один человек не может умереть за другого. Мы не можем спасти тебя от смерти, и ты не можешь ее избежать; прах должен обратиться в прах. Нам не остается после тебя никакого наследника, который поддержал бы нас. Ты уже стар; жил ты долго, но не имел детей, ни сына или дочери, ни другого преемника, который мог бы заменить тебя, который охранял бы и поддерживал нас, и сделался королем по наследству. По всей стране англы плачут и вопят, что не станет тебя, и все мы погибли; они не надеятся более на мир, и я полагаю, что они правы: потому что без короля нам мир невозможен, а короля мы можем иметь только от тебя. Отдай при жизни свое королевство тому, который утвердил бы мир и после тебя. Не допусти, Боже, и избавь нас иметь короля, который нам не дал бы мира. Худо то королевство и малого стоит оно, когда в нем нет ни правды, ни мира... Вот перед тобой лучшие люди из твоего королевства, лучшие из твоих друзей; они все пришли просить тебя, и ты, конечно, должен исполнить их просьбу. Мы с прискорбием видим, что ты так скоро оставляешь нас, и утешаемся только мыслью, что идешь к Богу. Сюда же все собрались сегодня просить тебя, чтобы Гарольд был королем нашей страны. Мы не можем лучшего тебе советовать, а ты не можешь лучше поступить». Едва произнесено было имя Гарольда, как во всеуслышание закричали англы, что он хорошо говорил и хорошо сказал, и король должен быть уверен в том: «Государь,- говорят они,- если ты не сделаешь того, мы в продолжение всей своей жизни не будем больше иметь мира». Тогда король сел на своей постели и повернулся к англам: «Господа,- сказал он,- что я отдал свое королевство после смерти своей герцогу Нормандскому, вы знаете то хорошо: но ни один из вас не утвердил того клятвой».- «Хотя это и сделано тобой, государь,- отвечал стоявший Гарольд,- но мне предоставь быть королем, и пусть твоя земля будет моей».- «Гарольд,- сказал король,- ты получишь желаемое, но хорошо знаю, что ты погибнешь; мне известен герцог, его бароны и великое число воинов, которых он может поставить: никто, кроме Бога, не будет в состоянии защитить тебя от него». Гарольд отвечал: что бы ни говорил король, он исполнит свое дело и не страшится ни норманна, ни кого другого. Тогда король повернулся и сказал (не знаю, от чистого ли сердца): «Теперь пусть англы сделают королем герцога или Гарольда, или кого-нибудь другого; я согласен на все».

Le roman de Rou et des ducs de Normandie.

<< | >>
Источник: М.М. Стасюлевич. История Средних веков: От Карла Великого до Крестовых походов (768 - 1096 гг).. 2001

Еще по теме Роберт Васэ ГАРОЛЬД И ВИЛЬГЕЛЬМ ЗАВОЕВАТЕЛЬ. 1066 г. (в 1160 г.):

  1. Вильгельм Поатье ПРИГОТОВЛЕНИЕ К ПОХОДУ И ОТПЛЫТИЕ ВИЛЬГЕЛЬМА В АНГЛИЮ. 1066 г. (в 1090 г.)
  2. Роберт Васэ КАРЛ ПРОСТОЙ И РОЛЛОН, ГЕРЦОГ НОРМАНДИИ. 912 г.
  3. ВИЛЬГЕЛЬМ I ЗАВОЕВАТЕЛЬ
  4. Матвей Парижский ВИЛЬГЕЛЬМ I, КОРОЛЬ АНГЛИИ. 1066-1087 гг. (в 1259 г.)
  5. Лаппенберг О «ДУМСДЭЙБУКЕ» ВИЛЬГЕЛЬМА ЗАВОЕВАТЕЛЯ. 1086 г. (в 1834 г.)
  6. Симеон Дургамский О ПРИЧИНЕ ЗАВОЕВАНИЯ АНГЛИИ НОРМАННАМИ. 1066 г. (в 1130 г.)
  7. РОБЕРТ
  8. РОБЕРТ I
  9. РОБЕРТ II
  10. Ингульф РАСПРАВА НОРМАННОВ В АНГЛИИ. 1066-1087 гг.
  11. Роберт Оуэн
  12. Терульд ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ ПОЭМЫ «ПЕСНЬ О РОЛАНДЕ» (около 1066 г.)
  13. 4. Роберт Оуен
  14. ВИЛЬГЕЛЬМ II РЫЖИЙ
  15. Восстание Роберта Кета.
  16. III. РОБЕРТ ОУЭН. 1771—1858.