<<
>>

2. Психологическое содержание понятий "интеллектуальные эмоции и чувства"

1. Разработка проблемы в классической психологии.

В психологии XIX в. сложилось такое положение, при котором вся эмоциональная сфера человека сводилась к двум субъективным состояниям - удовольствию и неудовольствию [50].

Подобная теоретическая ситуация не способствовала исследованию интеллектуальных эмоций и чувств, поскольку для эмоциональных явлений, возникающих в мышлении, неспецифичной является их принадлежность к той или иной модальности. Так, еще Кант указывал, что чувство удивления может проходить в своем развитии фазы неудовольствия и удовольствия.

Как уже отмечалось, термин "интеллектуальные чувства" возник в концепции интеллектуализма. Представители этой школы (Гербарт, Бенеке, Дробиш и др.) включают в сферу психологического исследования только интеллектуальные чувства, тем самым как бы подчеркивая их важность. Однако эти чувства рассматриваются или как особенности ощущений, или как проявление динамики представлений. Чувство для этой школы - это сознательная оценка отношений между представлениями [50]. При такой интерпретации интеллектуальные чувства по сути дела сводятся к познавательным процессам. В этой концепции выделяются следующие чувства - новости, контраста, перемены, удивления. Характерно, что все они относятся к начальному этапу мыслительного акта - постановке вопроса. И это отнюдь не случайно, потому что другие интеллектуальные чувства не укладываются в рамки интеллектуалистическо-го понимания природы и роли чувств.

Характеристика интеллектуальных эмоций содержится в работе представителя английской эмпирической школы А. Бэна [26]. Автор отмечает, что течение мыслей может носить на себе отпечаток чувств. К классу интеллектуальных он относш эмоции новизны, изумления, удивления, истины и ложности а также чувствования внутренней согласованности и несогласо ванности. Трактовка этих эмоций близка к интеллектуалисти-ческой. Так, чувство приятного изумления наступает при отождествлении сходного среди различного, эмоция истины рассматривается как чувство отношения или сравнения. В своем анализе интеллектуальных эмоций автор не идет дальше описания внешних признаков этих явлений. Следует, однако, обратить внимание на одно ценное замечание Бэна, в соответствии с которым необходимым условием возникновения интеллектуальных эмоций является активная мыслительная работа. А. Бэн пишет: "Пока мысль идет по цепям смежности, не может быть ничего нового, неизвестного, но усмотрение сходства, сопоставление впервые вещей, ранее бывших далекими друг от друга, производит яркое впечатление новизны и перемены - первое условие чувствования" [26, стр. 79].

Специальная глава посвящена исследованию интеллектуальных чувств в известном труде Т. Рибо "Психология чувств" [26, 164]. Под этими явлениями автор понимает те приятные, неприятные или смешанные состояния, которыми сопровождаются умственные процессы. Интеллектуальные чувства могут быть связаны с любой формой познания - с восприятиями, образами, идеями, рассуждениями и логическим ходом мысли. Рибо считает, что порядок развития эмоций строго зависит от порядка развития общих идей, т. е. эволюция идей управляет эволюцией чувств.

Большой заслугой автора является применение эволюционного подхода к исследованию интеллектуальных эмоций и чувств.

В частности, им рассматривается становление этих явлений в онтогенезе. За основу развития интеллектуальных чувств принимается инстинкт любопытства. Первый период - утилитарный - имеет три этапа. Первичным является чувство изумления, возникающее вследствие недостатка приспособления. Предметом этого чувства служит переход между двумя состояниями, простое движение ума. На втором этапе возникает эмоция удивления. В отличие от изумления эта эмоция представляет собой новую форму приспособления, характеризуется прочностью, а ее содержанием служит необычный, новый предмет. На третьем этапе возникает переживание "чисто утилитарного любопытства", которое выражается в вопросах двух типов: "что это такое?" и "для чего оно служит?", иначе говоря "какова конкретная природа предмета" и "какая от него может быть польза?" Второй период в развитии интеллектуальных чувств обозначается как период бескорыстия. В соответствии со своей теоретической позицией Т. Рибо полагает, что переход от утилитаризма к бескорыстию происходит "благодаря естественному врожденному стремлению человеческого ума ко всему необыкновенному, странному, чудесному" [164, стр. 399]. Наконец, на третьей высшей стадии развития интеллектуальные эмоции превращаются в страсть, что происходит, однако, весьма редко.

Вне контекста онтогенетического развития автор рассматривает еще одно интеллектуальное чувство - сомнение. Последнее он трактует как состояние неустойчивого равновесия, в котором противоречивые представления сменяют друг друга, не приобретая господства в уме и не приходя к соглашению. Рибо описывает сомнение как умственную нерешительность, которая имеет своим аффективным спутником неприятное состояние, являющееся результатом неудовлетворенного желания или стремления, не достигающего своей цели. В обычной (не патологической) форме сомнение закономерно и необходимо.

Анализ интеллектуальных чувств мы находим в работах Э. Б. Титченера. В отличие от других авторов он дифференцирует понятия "чувство" и "эмоция". При этом под чувством подразумевается "аффективное явление, которое возникает, когда мы сталкиваемся с известным положением при помощи активного внимания, при помощи суждения" [192, стр. 241]. Соответственно эмоция обусловлена пассивными формами внимания. Поскольку интеллектуальные переживания по Титченеру связаны "с суждением об истине или лжи", постольку они попадают под рубрику чувств. Интеллектуальные чувства автор понимает как логические, группирующиеся вокруг суждений: "это правда" и "это неверно с научной точки зрения". К ним он относит чувства согласия и противоречия, легкости и трудности, истинности и ложности, уверенности и неуверенности.

Итак, к интеллектуальным чувствам Титченер относит только переживания некоторого логического результата мыслительной деятельности - суждения. При таком подходе крайне ограничивается область интеллектуальных чувств, поскольку из всей совокупности их выделяется только одна группа, связанная с осознанным результатом мыслительного акта. В область интеллектуальных не попадает чувство удивления, ибо оно не связано с переживанием суждения "истинно" или "ложно", а является переживанием постановки вопроса, проблемы. Игнорируется также чувство догадки, так как оно связано не с суждением, а с новым Неосознанным образованием. Следовательно, данная трактовка препятствует изучению интеллектуальных чувств.

Особое содержание вкладывает в понятие интеллектуальных чувств В. Джемс. Автор считает, что к этим чувствам относятся все те элементы мышления, которые называются переходными (транзитивными) и которые не являются образными. Например: сходство, импликация, совпадение, уверенность, сомнение; тысячи отношений, которые выражаются словами: "но, если, и, почему, после, до"; а также мысли, выраженные словами: "будущее, прошлое, условный, отрицание, утверждение" и т. п. В этих элементах находят выражение те или иные оттенки отношений между "крупными объектами нашего мышления", которые субъект чувствует, совершая мыслительный акт. Чувства, которые непосредственно вплетены в мыслительный процесс, Джемс изолирует от органических основ и рассматривает как явления совершенно другого рода и другого происхождения, чем низшие эмоции. Автор утверждает, что "здесь происходит просто интеллектуальное восприятие явлений..." [55, стр. 296].

В. Джемс тонко подмечает тот факт, что в предлогах, союзах, наречиях, интонациях человеческой речи передаются отношения. Однако для него это только отношения между "объектами мысли". Отношения же самого субъекта к этим объектам и их связям, т. е. переживания субъекта, автор игнорирует. Интеллектуальные чувства трактуются, таким образом, как "интеллектуальные восприятия", лишенные какого бы то ни было оттенка эмоционального переживания, субъективного отношения и протекающие без органических изменений. Проблема интеллектуальных чувств при таком подходе, по сути, выхолащивается.

Дальнейшее развитие взглядов В. Джемса, но уже в русле "опытного" направления, предпринял Э. Клапаред. Он, как и Джемс, полагает, что к интеллектуальным чувствам относятся все "транзитивные" элементы мысли. Однако их природу он понимает иначе. Для Клапареда "аффективное явление в целом субъективно представляет собой осознание установки, а объективно - саму установку" [241]. В случае интеллектуальных чувств соответствующие им установки к действию выражаются в транзитивных элементах. В последних передается движение мысли. Осознание же этих движений и является чувством различных направлений мысли. По мнению Клапареда, единственной позицией, учитывающей динамичность мышления, является та, при которой интеллектуальные чувства рассматриваются в качестве основы действий (задержек). Только тогда можно понять, каким образом движения могут влиять одно на другое, подкреплять, противостоять или видоизменять друг друга.

Клапаред осуществляет оригинальный подход в трактовке интеллектуальных чувств. Для него чувство - это осознание установки. В мышлении установки формируются при помощи "внутреннего жестикулирования" и выражаются в различных транзитивных элементах. Как сам процесс внутреннего жестикулирования, так и его результат - установка существуют на неосознанном уровне и осознаются первоначально в форме чувства. Последнее уже вторично ведет к органическим изменениям и переживанию эмоции.

В психоанализе специально не исследуются интеллектуальные эмоции и чувства. Однако необходимо остановиться на этой теории, поскольку детерминация психической деятельности, в том числе и мышления, осуществляется здесь на основе эмоциональных переживаний субъекта. Мышление рассматривается как "орган личности", служащий для сосредоточения на том, что ее влечет, и для вытеснения всего того, что является неприемлемым для личности. Особое место поэтому заняла проблема направленности мышления на эмоционально окрашенные объекты, а также проблема образования эмоциональных комплексов, объединяющих ряды представлений и регулирующих их протекание. Роль мышления в соответствии с таким подходом усматривается не в познании внешнего мира, а скорее в согласовании влечений индивида с требованиями жизни. Интеллектуальные чувства человека трактуются как продукт сублимации сексуальных переживаний. Такое понимание природы интеллектуальных чувств отнюдь не способствует выяснению функции этих явлений в мышлении.

Пример анализа конкретного вида мыслительной деятельности в единстве с ее эмоциональным компонентом дан в работе З. Фрейда "Остроумие и его отношение к бессознательному" [210]. Автор полагает, что игра словами и мыслями (острота) доставляет "предварительное удовольствие" от "экономии психической энергии". Однако это только первая ступень остроумия. Острота (мыслительный акт) обслуживает тенденции (бессознательные влечения), "чтобы, пользуясь удовольствием от остроумия как предварительным удовольствием, доставить новое удовольствие благодаря упразднению подавлений и вытеснений" [210, стр. 164].

Проблеме интеллектуальных чувств уделяли внимание такие отечественные психологи, как М. И. Владиславлев [34], П. Ф. Каптерев [82]. Наиболее полно в русской психологии осветил эту проблему К. Д. Ушинский [205]. Автор считает, что интеллектуальные чувства вызываются течением мыслительного процесса с его остановками, тупиками и противоречиями. Ведущим умственным чувством, функционирующим на всех этапах мыслительного процесса, является чувство сходства и различия или чувство сравнения. К группе интеллектуальных чувств Ушинский относит также умственное напряжение, ожидание, неожиданность, удивление, обман, сомнение, уверенность, неуверенность, непримиримый контраст, умственный успех или неуспех. Между "душевно-умственными чувствованиями" существуют взаимосвязи и взаимопереходы. Так, из ожидания, если оно не сбылось, порождаются чувства неожиданности, удивления, обмана; из чувства обмана - чувство сомнения и т. д. Следует отметить, что в трактовке интеллектуальных чувств К. Д. Ушинский находился под влиянием интеллектуализма. Действительно, ведущим умственным чувствованием является чувство сравнения, т. е. чувство в его системе ставится во взаимооднозначную связь с мыслительной операцией.

Обзор классических работ по психологии приводит нас к выводу о том, что в трактовке интеллектуальных чувств и эмоций господствовало два основных направления - интеллектуалистическое и "опытное" [230].

В первом из них интеллектуальное чувство рассматривается как сознательная оценка отношений между представлениями. О субъективном отношении, о переживании субъекта здесь нет и речи. Чувства при этом целиком сводятся к познавательным процессам. К такому же пониманию интеллектуальных чувств близки Э. В. Титченер и В. Джемс. Представителями этого направления не была поставлена проблема фило- и онтогенеза интеллектуальных чувств. Причины возникновения и природа этих чувств трактовались довольно-таки ограниченно. Вопрос о функции интеллектуальных чувств по сути не рассматривался.

В русле "опытного" направления природа интеллектуальных чувств понимается более широко - они могут быть соотнесены с любой формой познания. Интеллектуальные чувства у ряда авторов связываются с догадкой, т. е. с некоторым неосознанным знанием. Утверждается, что подобные чувства и эмоции необходимы для выполнения творческой, мыслительной деятельности. В области филогенеза проводится то положение, что развитие интеллектуальных чувств является производным по отношению к развитию мышления. Впервые ставится проблема онтогенеза интеллектуальных чувств и делается попытка разрешить ее в духе "опытного" направления.

В целом данный период в развитии проблемы характеризуется отсутствием экспериментального исследования интеллектуальных чувств. Происходит разработка феноменологии; конкретизация и уточнение явлений, относимых к группе интеллектуальных чувств. Попытки классификации и систематизации оканчиваются неудачей, так как не выработано еще руководящего принципа для подобной классификации. Преобладает простое перечисление явлений. Неразработанным остается вопрос о причинах и условиях возникновения интеллектуальных чувств и эмоций, а также вопрос о функциях этих процессов в мышлении.

Таким образом, данный этап явился необходимым в психологическом изучении интеллектуальных чувств в том отношении, что произошло уточнение предмета исследования на феноменологическом уровне. В моего с том выявилась непродуктивность интеллектуалистского и "опытного" направлений. В связи с этим более остро встала задача разработки верной методологической основы для психологического анализа данных явлений. Внутри же самой психологии приобрела актуальность задача экспериментального исследования интеллектуальных эмоций и чувств.

<< | >>
Источник: О. К. Тихомиров. ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ И ПСИХОЛОГИЯ. 1976

Еще по теме 2. Психологическое содержание понятий "интеллектуальные эмоции и чувства":

  1. 1. Философское содержание понятий "интеллектуальные эмоции и чувства"
  2. 3. Соотношение понятий "учредитель", "промоутер", "инкорпоратор"
  3. "Качество и категории "вещь", "свойство", "отношение
  4. Качество и категории "вещь", "свойство", "отношение ”
  5. Критика чистого "общения": насколько гуманистична "гуманистическая психология"
  6. 4. Соотношение понятий "участие" и "право участия", "членство" и "право членства"
  7. Глава 1. "Свежий" человек на дорогах истории и в науке: о культурно-антропологических предпосылках "новой науки"
  8. 3.3. "Реалии", "потенции" и "виртуальности"
  9. Техника "человек-поток", "человек-оборотень", "человек-сканер":
  10. 2. "Естественное" и "искусственное", природа и техника
  11. Говоря о новой физической парадигме, мы использовали термины "торсионное поле", "физический вакуум" и прочее, поскольку рассматривали физическую сторону явления.
  12. 8. Правовые последствия решений Конституционного Суда РФ. Определения с "положительным содержанием"
  13. Статья 17.8.1. Незаконное использование слов "судебный пристав", "пристав" и образованных на их основе словосочетаний Комментарий к статье 17.8.1
  14. Философские и психологические проблемы "искусственного интеллекта"
  15. § 2. Понятие "ментальность" в работах российских авторов
  16. 1. Понятие "Римское право" и его значение