Задать вопрос юристу

Проблема “теодицеи” и подходы к ее разрешению

Теодицея, или (греч. theos – “Бог” и dike – “справедливость”, “Божественная справедливость”) – “Богооправдание”, стремление рационально ответить на вопрос: почему в мире есть зло, насилие, если он создан и управляется Всеблагим, Всеведующим, Всемогущим Богом[210].

Попытка ответа на этот вопрос и составляет проблему теодицеи, которая волновала умы и души людей всегда, но название ей дал лишь в 1710 г. Г.В. Лейбниц. Несколько замечаний по поводу термина “Богооправдание”. Как отмечал протоиерей Василий Зеньковский, “Бог, конечно же, не нуждается в “оправдании”, но чем больше мы любим Бога как источник правды и добра, тем важнее согласовать это с теми жесткими и скорбными недоумениями, которые терзают наш ум…, пока не наступил конец нынешнему миру, когда кончится вся трагедия человеческой истории”[211]. Другими словами, “Богооправдание” − это попытка человеческого разума разрешить антиномию добра и зла, примирить между собой, казалось бы, непримиримые понятия. Все варианты понимания теодицеи можно разделить на три большие группы:

1) понимание теодицеи с позиции антропоморфизма;

2) теодицея как умаление достоинств Божиих;

3) трансцендентное понимание Божественного правосудия.

С позиции антропоморфизма Божественная справедливость рассматривается исходя из человеческой логики; в рамках второго подхода к теодицеи, последняя понимается упрощенно, путем редуцирования Божественных свойств; трансцендентное понимание теодицеи позволяет понять проблему теодицеи исходя из более широкого (чем человеческий рациум) контекста.

Попытку осмыслить проблему теодицеи предприняли многие философы 17-18 в.в: Б. Спиноза, Г. Спенсер, А. Шопенгауэр, Ф. Шеллинг, Н. Гартман, Н. Мальбранш, Г. Лейбниц. Большинство их воззрений характеризуются либо умалением Божиих свойств, или антропоморфизмом (попыткой объяснения Божественной справедливости с позиции человеческой логики).

Проще всего вопрос о Божественном правосудии решается такими философскими направлениями, как спинозизм, материализм или агностицизм Г. Спенсера, которые представляют первопричину мира как действующую с необходимостью нравственно безличную силу. Следовательно, об оправдании и об осуждении первопричины говорить невозможно.

Аналогично можно сказать и о философии А. Шопенгауэра, ключевым понятием которой является “свободная воля”. Но эта “воля” так же лишена нравственного определения, как и материя или “непознаваемое” Г. Спенсера. Но неразумная, слепая воля, с точки зрения человеческого чувства, не только морально индифферентна, но и зла, поэтому последствием такого предположения является глубокий пессимизм.

Ф. Шеллинг и Н. Гартман предполагают в Боге двойственную природу, состоящую из разума и темной неразумной силы (у Ф. Шеллинга) или воли (у Гартмана), при этом добро принадлежит сфере разума, а зло сфере неразумия первопричины мира. Обозначенные философские трактовки объяснения теодицеи по сути дела являются отголосками древней системы дуализма.

Н. Мальбранш в “Traite de la nature et de la grace” (1683) утверждает, что Бог действовал в создании мира свободно, то есть процесс творчества не был принудительным. Если воля Бога склонилась к акту творчества, то в этом был особый смысл. Мир, как он ни велик, перед Богом – ничто и, следовательно, сам по себе не содержит достаточного мотива для определения Божественной воли. Мир может быть целью для Бога лишь в том, что божественно в самом мире, то есть в Церкви, созидаемой ее главой Иисусом Христом, через которого люди входят в общение с Богом и становятся сопричастными Его целям. Мир существует для людей, люди – для Иисуса Христа, Иисус Христос – для Бога. Будучи, таким образом, средством для достижения целей Божественной благодати, естественный порядок мира должен быть наилучшим из возможных миров. Но данное положение Н. Мальбранша не означает, что он должен быть совершенно свободен от зла как физического, так и нравственного (греха и его последствий). Как совершенный художник, Бог достигает всей сложности мироустройства наиболее простыми путями – таково необходимое требование премудрости Божией. В мире физическом эти пути сводятся к законам инерции и сообщения движения; все процессы физического мира суть последствия этих законов, из которых не может быть исключений. В тех случаях, когда законы оказываются нарушенными, это приводит к страданиям населяющих мир существ. Однако, считает Н. Мальбранш, лучше мир с такими страданиями, чем мир недостойный премудрости Божией, требующий отступления от предначертанных ею же законов.

Имея целью единение людей в Иисусе Христе, Бог должен был допустить и грехопадение, так как наиболее целесообразным средством для спасения людей была возможность грехопадения с последующим милосердием в лице Христа. Если же милосердие не простирается равномерно на всех, то причиной тому является опять-таки действие общих законов природы, согласно которым человеческие тела получают известные свойства, а последние закономерно связаны с теми или иными движениями души, нередко греховными. Очевидно, что в этой своей попытке снять с Бога вину в допущении зла в мире Н. Мальбранш подчиняет атрибут благости Бога атрибуту премудрости, понимаемой узко, как искусство расчетливого и бережливого мастера[212].

Наиболее известной является теодицея Г. Лейбница, который описал свои взгляды в работе “Essai de Theodicee sur la bonte de Dieu, la liberte de l'homme et l'origine du mal” (1710). Г. Лейбниц также признает, что Бог свободен был в выборе творить или не творить мир; но поскольку Бог совершает всегда наилучшее, то отказаться от сотворения мира Он мог бы лишь в том случае, если бы небытие мира было лучше его бытия.

Это могло бы произойти при том условии, что, содержа в Своих предначертаниях планы всевозможных миров, Бог не имел бы силы избрать из них наилучший, но Бог имеет такую силу и выбирает возможное совершенство создания полному отсутствию последнего. Итак, a priori из совершения творческого акта Бога следует, что существующий мир есть наилучший из возможных миров. Тем не менее, он пронизан злом трех видов: злом метафизическим (несовершенством), злом физическим (страданием) и злом нравственным (грехом). Первый вид зла неизбежен: как бы мир ни был совершен, он не может быть равен по совершенству Богу. Мир наполнен существами ограниченными, следовательно, несовершенными; возможное совершенство наилучшего мира заключается лишь в исчерпывающем разнообразии степеней совершенства этих существ. Неизбежность метафизического зла в мире оправдывает необходимость большего или меньшего физического и нравственного зла. Но есть и другое основание для примирения с фактом страдания и греха в мире. Мы не имеем права признавать назначение мира исключительно во благе человеческом, но должны представлять себе его, как объемлющий все мироустройство; сказать же, что мироустройство без страдания и греха лучше, чем с ними, нет основания, так как частное зло может служить в общем средством более великого блага.

Бог не желает страдания и греха, но, создав наилучший мир, он допускает их существование, поскольку это неизбежно для осуществления плана человеческого мира. Особую важность для Г. Лейбница имел вопрос об осуждении Богом грешников. Если грех неизбежен по плану мира, то справедливо ли Богу налагать кару за грех? Лейбниц дает следующий ответ: наказание, как последствие греха также входит в план наилучшего мира, коль скоро по этому плану грех неизбежен. Бог не хочет ни греха, ни погибели грешника; но так как того требует план наисовершеннейшего мира, то Он по разумным основаниям допускает то и другое. Лучше, чтобы был грешник и получил за грехи даже вечную кару, чем мир был бы менее совершен, чем должен быть.

Таким образом, теодицея Г. Лейбница является ярким примером антропоморфической точки зрения, то есть возможности обсуждать пути Божии с позиции человеческих понятий о благости, мощи, премудрости и правосудии Творца мира. Между тем, существуют и другие подходы к рассмотрению проблемы теодицеи. Хотелось бы остановиться на трансцендентной трактовке проблемы теодицеи, предложенной протоиереем Василием Зеньковским[213].

Ключевым понятием теодицеи в данной интерпретации является понятие свободы. Без свободы человек не мог бы быть человеком в полноте и силе его свойств, и, как отмечает автор, он мог бы быть только высшим животным, живущим по инстинктам (что и хотят доказать сегодня многие). И лишь в свободе раскрывается наша воля, творчество, моральные, религиозные убеждения. “Свобода только тогда и свобода, когда она безгранична − и в этом ее Богоподобие”[214]. В тварном существе, каким является человек, дар свободы должен пройти через испытания, чтобы окрепнуть в своей преданности к Богу. Именно потому, что человек обладает свободой, он может оторваться от Бога и, только пройдя через испытания, окончательно утвердиться в свободном стоянии перед Богом.

В книге Иисуса Сирахова об этом сказано так: “Он (Бог) от начала сотворил человека и оставил в руке произволения его” (14;15). Иначе говоря, Бог оставил человеку свободный выбор, и, как отмечает протоиерей Серафим Слободской, тем самым дал возможность людям с доброй волей заслужить себе Небо, а людям со злой волей − преисподнюю.

В этой связи святой Кирилл Иерусалимский говорил: “Если бы по природе, а не по свободе делал ты добро, то к чему приготовил Бог венцы неизъяснимые? Кротка овца, но она никогда за кротость свою не увенчается: потому что кротость ее происходит не от свободы, а от природы”

Эта антиномия безграничной свободы, доходящей до того, что человек дерзает спорить с Богом (Моисей), бороться с ним (Иаков), – и той немощи, ограниченности, бессилия, которые со всех сторон давят на человека, напоминают ему, что он только тварное существо, зависящее от Бога и от внешних условий жизни, “ведет нас к чувству бесконечной преданности Тому, Кто есть нам отец небесный”.

Как отмечает протоиерей Серафим Слободской[215], Бог мог вообще не создавать человека (хотя, бесспорно, что все его творение было связано с его созданием), но создать его Он мог лишь таким, каков он есть −с неизбежностью испытаний и искушений. Разве не беседовал Бог в раю с прародителями, не наставлял их во всем? Но план их воспитания оборвался благодаря все той же свободной воле первых людей.

Почему же Бог терпит такие ужасы на земле, такое страшное распространение зла повсюду, какое мы сейчас наблюдаем? Для ответа на этот вопрос нужно рассматривать человеческий путь во всем длиннике истории с пониманием глубинного смысла ее путей.

Известно, что в истории, как и жизни отдельных людей, действует Промысел Божий. Господь долго терпит, ожидая, что несчастья и страдания образумят людей, обратят их сердца к правде и добру. Все это очень наглядно показано во многих книгах Ветхого Завета. Необходимо помнить, что всему есть свой предел и век, который “взвесил Господь и нашел его очень легким”. Настанет время и вновь придет Сын Божий на Землю во славе, и тогда будет, по словам Апокалипсиса, “новое небо и новая земля” (Апок.:21.2). А сегодня Бог, как пишет протоиерей Серафим Слободской[216], в Своем мировом плане заставляет также и зло служить добру.

<< | >>
Источник: Морозова Е.А.. Личность: целостный взгляд (2-е издание). 0000
Вы также можете найти интересующую информацию в научном поисковике Otvety.Online. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме Проблема “теодицеи” и подходы к ее разрешению:

  1. Проблема “теодицеи” и подходы к ее разрешению
  2. Проблема “теодицеи” и подходы к ее разрешению
  3. Доктрины, проблемы, подходы
  4. 2.5.7.Особенности и проблемы разрешения корпоративных споров
  5. Новационный подход к проблеме Начала Мира
  6. Критерий распада Подход к проблеме
  7. 5.КРИТИКА НАТУРАЛИСТИЧЕСКИХ ПОДХОДОВ К РЕШЕНИЮ ПСИХОФИЗИЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМЫ
  8. 1.2. Социобиология и эволюционная психология в подходе к проблеме репродуктивного поведения
  9. Глава 3. Проблемы фрагментарного подхода к энергоснабжению
  10. К проблеме индивидуального подхода и плода пути.
  11. Социобиология и эволюционная психология в подходе к проблеме репродуктивного поведения
  12. § 3. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ПРОБЛЕМЕ ЖЕНСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В РОССИИ.
  13. §2. Проблемы реализации норм конституционно-правового института предвыборной агитации и пути их разрешения
  14. В зависимости от избранного подхода, возникают различные правовые проблемы,
  15. § 4. Проблемы с использованием критериев Парето и Калдора-Хикса и динамический подход
  16. 1.1. Проблемы, связанные с информацией о хозяйственных обществах в Украине, требующие разрешения на уровне Директив ЕС
  17. 1.2. Современная историография проблемы в ХХ — нач. ХХI в.: на пути к признанию частноправового подхода
  18. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СУВЕРЕНИТЕТ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ: РАЗЛИЧНЫЕ ПОДХОДЫ К ПРОБЛЕМЕ
  19. ГЛАВА I. ЖЕНСКАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В РОССИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX - НАЧАЛА XX ВЕКОВ: ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ ПРОБЛЕМЫ.
  20. 4. Философские проблемы различаются в соответствии с делением жизненных проблем на проблемы-образы, проблемы-действия и вербальные проблемы