<<
>>

Развитие института товарного знака

в современном частном праве напрямую связано с функцией знака указывать происхождение товара и укреплять конкурентные преимущества правообладателя. Действительно, все более заметны тенденции расширения правовой охраны знаков, приобретших известность в обороте, что нередко ведет к смещению баланса интересов участников оборота, снижает вероятность узнаваемости знака, поскольку знаком маркируются разнообразные товары и услуги одного правообладателя.

В современной франчайзинговой системе оценка нематериальных активов с учетом известных товарных знаков приводит к неизбежному удорожанию передаваемого комплекса исключительных прав по договору коммерческой концессии, прав правообладателей «раскрученных» знаков, обеспечивая им дополнительные конкурентные преимущества и материальный доход.

Г ражданское законодательство РФ не допускает отчуждения исключительного права на товарный знак, в том числе по договору коммерческой концессии, если оно может явиться причиной введения потребителя в заблуждение относительно изготовителя товара (п. 2 ст. 1488 ГК РФ). Это императивная норма. Она отвечает обязательствам, вытекающим из членства государств в Парижской конвенции по охране промышленной собственности. Согласно ст. 10-bis (Недобросовестная конкуренция) Конвенции подлежат запрету: «все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента»[220]. Такое условия вполне оправдано и необходимо в России с целью обеспечения прав и интересов потребителей товаров и услуг.

Анализируя коллизии, связанные с объектом данного договора, необходимо особо сказать о товарном знаке, ведь в рамках трансграничной передачи прав на товарный знак или его трансграничного использования правообладатель - резидент государства, предоставляющего правовую охрану определенным видам товарных знаков, может столкнуться с тем, что в других государствах, в частности в государстве контрагента, соответствующий вид товарного знака такой охраны не получит, следовательно, в этом вопросе, коллизионные нормы, скорее, признают приоритет национальной юрисдикции и, как следствие, национального правового режима; в рамках трансграничной передачи прав на товарный знак или его трансграничного использования правообладатель - резидент государства, в котором критерии, при наличии которых товарному знаку предоставляется правовая охрана (критерии охраноспособности товарного знака), более лояльны по отношению к правообладателю, может столкнуться с ситуацией, когда в других государствах, в частности в государстве контрагента, имеющихся у соответствующего товарного знака качеств окажется недостаточно, чтобы претендовать на правовую охрану в силу более жестких критериев охраноспособности, применяемых в таком государстве. Таким образом, в коллизионном аспекте и здесь имеет место приоритет национального правового режима в этом вопросе[221].

Правила ГК РФ о товарных знаках применяются и к знакам обслуживания (п. 2 ст. 1477 ГК РФ). Знак обслуживания является обозначением, служащим для индивидуализации работ или оказываемых услуг юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями.

Это могут быть знаки, расположенные на фирменных конвертах, бланках, этикетках и так далее. Знаки обслуживания распространены в самых различных сферах, строительства, банковского дела, оказания бытовых услуг и других, практически все юридические лица или индивидуальные предприниматели используют их для своего обозначения.

Коммерческое обозначение, права на использование которого передаются по данному договору, является наиболее уязвимым объектом интеллектуальной собственности, так как не подлежит обязательной регистрации. Регулирование отношений, возникающих при реализации права на данное средство индивидуализации, осуществляется исключительно на основании норм ГК РФ и Конвенции по охране промышленной собственности[222].

Ч. 4 ГК РФ не содержит легального определения коммерческого обозначения. Путем толкования положений ГК РФ можно обозначить существенные признаки и особенности.

В первую очередь коммерческие обозначения должны:

1. Обладать достаточными различительными признаками, которые дают возможность различать между собой разные предприятия и исключают введение в заблуждение потребителей. Рассмотрим пример. ЗАО «Дикси Юг» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к ООО «Садко-Л» о запрете использования в качестве какого-либо из средств индивидуализации юридического лица, в том числе в сети Интернет, обозначения «Диксика», сходного до степени смешения со средствами индивидуализации истца; запрете ответчику осуществлять недобросовестную конкуренцию в форме незаконного использования обозначения «Диксика» и стилевого оформления магазинов, сходных до степени смешения со средствами индивидуализации и стилевым оформлением магазинов истца и взыскании в качестве возмещения убытков, причиненных истцу в результате незаконного использования средств индивидуализации истца и недобросовестной конкуренции.

Суд установил, что обозначения «Дикс» и «Диксика» не являются тождественными, но фонетический, графический и смысловой анализ этих обозначений позволяет сделать вывод об их сходстве до степени смешения. Слово «дикси» полностью включено в слово «диксика», данные слова являются однокоренными. Добавление в конце слога частицы «-ка» при одинаковом ударении на первый слог не придает данным словам достаточной различительной способности. Об этом свидетельствуют и социологические исследования, которые показали, что у потенциальных потребителей услуг имеется угроза смешения магазинов сети «Дикси» и магазинов сети «Диксика».

Решение: требование удовлетворено, поскольку обозначение ответчика сходно до степени смешения с фирменным наименованием истца и его коммерческим обозначением, кроме того, истец стал использовать свое коммерческое обозначение раньше ответчика[223].

Таким образом, коммерческое обозначение ответчика ООО «Садко-Л» «Диксика» не обладает различительной способностью и ассоциируется с другим предприятием;

2. У коммерческого обозначения должна присутствовать территориальная определенность. Предполагается сосредоточенность деятельности в рамках одной или нескольких зон, где действует предприятие и предприниматель осуществляет свою деятельность. По мнению З.Р. Ожевой необходимо ввести территориальное ограничение, локализация которого будет только в рамках муниципального образования и, соответственно, защита не будет распространяться на более крупные территориальные единицы[224].

Данное предложение подвергнуто обоснованной критике. Действительно, это может привести к возникновению большого количества схожих или одинаковых рассматриваемых средств индивидуализации у разных правообладателей, но осуществляющих, возможно, деятельность в одной сфере. При этом организации между собой не будут иметь никаких гражданско-правовых связей[225].

<< | >>
Источник: Еремин Александр Александрович.. ФРАНЧАЙЗИНГ И ДОГОВОР КОММЕРЧЕСКОЙ КОНЦЕССИИ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук.. 2015

Еще по теме Развитие института товарного знака:

  1. Товарные знаки. Разработка товарного знака
  2. 48. Использование товарного знака
  3. 50. Прекращение правовой охраны товарного знака
  4. 45. Регистрация товарного знака
  5. Незаконное использование товарного знака (ст. 180 УК РФ)
  6. Статья 14.10. Незаконное использование товарного знака Комментарий к статье 14.10
  7. 55. Ответственность за незаконное использование товарного знака и наименования места происхождения товара
  8. Раздел II Товарное производство и рыночная экономика Глава 4. Основные формы экономического развития. Товарное производство и его роль в эволюции общества
  9. РАЗВИТИЕ ТОВАРНО-ДЕНЕЖНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  10. Тема 8. Правовое содействие развитию структуры и инфраструктуры товарного рынка
  11. 4.1. Товарное производство и этапы его развития