Задать вопрос юристу

Топологическая дифференциация и элементарный природный территориальный комплекс

Последовательно анализируя территориальную дифференциацию ландшафтной сферы, мы подходим к некоторому рубежу, за которым дальнейшие физико-географические различия уже невозможно объяснить действием всеобщих зональных и азональных факторов.

А между тем такие различия, прослеживаемые в пределах сотен и даже десятков метров, могут иметь более контрастный характер, чем на рубеже двух соседних ландшафтных зон или секторов. В одних и тех же зональных условиях и в пределах одной и той же морфоструктуры соседствуют сухие дюнные гряды, покрытые сосновыми борами, и болотные массивы или барханы, солончаки и тугайные заросли. Очевидно, здесь мы сталкиваемся с принципиально иным топологическим, или локальным, типом географической дифференциации, не связанным ни с широтно-зональным распределением солнечного тепла, ни с континентально-океаническим переносом воздушных масс, ни с морфоструктурами.

Принципиальные различия между региональной и топологической дифференциацией, внешне выражаемые в неодинаковых пространственных масштабах их проявления, имеют более глубокую, генетическую сущность. Если обособление территориальных единиц регионального уровня определяется причинами астрономического и планетарного (теллурического) характера, внешними по отношению к ландшафтной сфере, то в основе топологической мозаики лежат внутренние географические причины. Для понимания этих различий важное значение имеет представление о ландшафте как узловой ступени в иерархии природных территориальных комплексов, или геосистем. Завершая систему зонально-азональных физико-геогра­фических регионов, ландшафт служит точкой отсчёта для анализа топологических закономерностей, которые в ландшафтоведении не случайно часто принято именовать внутриландшафтными и относить к морфологии ландшафта.

Топологическую дифференциацию можно рассматривать как следствие функционирования и развития ландшафта, действия присущих ему внутренних процессов, в особенности так называемых экзогенных геоморфологических – эрозионной и аккумулятивной деятельности текучих вод, работы ветра и др., а также жизнедеятельности организмов и их взаимодействия с абиотическими компонентами ландшафта. Экзогенные геоморфологические процессы формируют скульптуру земной поверхности, создавая множество разнообразных форм мезо- и микрорельефа, или морфоскульптур, и в конечном счёте – элементарных участков земной поверхности или местоположений. Понятие местоположение имеет фундаментальное значение для теории топологической дифференциации. Оно содержит в себе идею об однородных участках земной поверхности и их взаимном расположении. Всякое местоположение приурочено к простейшему элементу рельефа и занимает определённое место в сопряжённом топологическом ряду местоположений на орографическом профиле. Таковы вершины и подножия гряд и холмов, склоны различной формы, крутизны, экспозиции и относительной высоты, плоские участки водоразделов, террас, днища западин и т.п.

Между этими двумя группами существуют различные переходные местоположения, которые М.А. Глазовская делит на: а) трансэлювиальные – верхние, относительно крутые (не менее 2–3°) склоны, питаемые в основном атмосферными осадками, с интенсивным стоком и плоскостным смывом и значительными микроклиматическими различиями в зависимости от экспозиции склонов; б) трансаккумулятивные – нижние части склонов и подножия с обильным увлажнением за счёт стекания сверху натечных вод, нередко с отложением делювия. Кроме перечисленных основных групп местоположений можно назвать ряд других. Среди плакоров нередко встречаются бессточные или полубессточные водораздельные понижения – верховые западины с дополнительным водным питанием за счёт натечных вод и проточные водосборные понижения и лощины со свободным стоком. У подножий склонов в местах выхода грунтовых вод часто образуются ключевые или фонтинальные местоположения с проточным увлажнением и обычно с дополнительным минеральным питанием за счёт элементов, содержащихся в грунтовых водах. Особо следует выделить группу пойменных местоположений, характеризующихся регулярным, преимущественно проточным затоплением и, следовательно, переменным водным режимом.

Мы не будем касаться местоположений, связанных с внутренними водоёмами, т.е. донных или субаквальных, являющихся конечным звеном локальной миграции химических элементов.

Морфологический подход к диагностике и систематизации местоположений, основанный на формализации их геометрических параметров, предложен А.Н. Ласточкиным. Этот подход следует рассматривать не как альтернативу функциональному, а скорее как дополнение к нему.

Система местоположений специфическая для каждого ландшафта, служит для него своего рода остовом, или каркасом. Но для того, чтобы этот каркас выполнял географические функции, он должен иметь содержательное наполнение, в котором первостепенную роль играет минеральный субстрат. Формы земной поверхности в совокупности со слагающими их горными породами образуют, по выражению Р.И. Аболина, литогенную основу ландшафта. Топологическая трансформация потоков тепла и влаги существенно зависит не только от типа местоположений, но и от их вещественного состава. В результате взаимодействия литогенной основы с приходящими водно-тепловыми потоками каждое местоположение характеризуется своим водно-тепловым режимом и условиями минерального питания растений. Отсюда данному местоположению должно соответствовать определённое сочетание экологических условий жизни организмов – местообитание, или экотоп. Благодаря избирательной способности организмов к условиям среды биоценозы дифференцируются по местоположениям. На тёплых склонах появляются сообщества, свойственные более южной ландшафтной зоне, а у сообществ одного типа на тёплых и хорошо увлажнённых местоположениях весь годовой цикл вегетации проходит в более короткие сроки и продуктивность выше. Особенно большие локальные контрасты в биоте связаны с перераспределением влаги по местоположениям.

Было бы, однако, неверно рассматривать биоценоз как пассивное отражение условий местообитания. Растительности принадлежит важная системообразующая роль как активному началу, способному трансформировать абиотические воздействия и создавать внутреннюю среду. В этом отношении наиболее выделяются лесные сообщества. Соотношения между сообществами крайне подвижны во времени. При этом они вступают в сложные конкурентные взаимоотношения между собой, что может привести к их пространственной смене без изменения местоположений. Примером может служить заболачивание таёжных лесов, основным фактором которого служит мощный влагоёмкий моховой покров. Другой пример – зарастание озёр и образование торфяников. В качестве фактора территориальной дифференциации на топологическом уровне могут выступать и животные. В степях выбросы из нор грызунов образуют бугры высотой до 0,5 м и диаметром до 5–10 м, а просадки над брошенными норами ведут к формированию западин, что приводит к мозаичности почвенно-растительного покрова.

В результате взаимодействия биоценоза с абиотическими природными компонентами конкретного местоположения формируется элементарный природный территориальный комплекс, за которым закрепилось предложенное Л.С. Бергом в 1945 г. наименование фация. Надо заметить, что у этого термина имеется немало синонимов, в том числе введённые ещё в 20-е гг. XX в. микроландшафт и элементарный ландшафт, а также термин В.Н. Сукачёва биогеоценоз (хотя некоторые специалисты оспаривали тождество биогеоценоза и фации). Фация рассматривается как предельная (наинизшая) географически неделимая территориальная категория, как элементарная геосистема и морфологическая единица ландшафта. Теоретически в границах фации должны совмещаться элементарные территориальные подразделения всех природных компонентов. Однако это принципиально верное положение нельзя толковать формально как абсолютно точное совмещение всех природных границ. Ожидать буквально полного совмещения, как правило, невозможно уже в силу естественной размытости границ одних компонентов (в особенности микроклимата), изменчивости во времени других (биоценоза), а также вероятностного характера их взаимосвязей. Контрольные вопросы

1. Что лежит в основе классификации ландшафтов?

2. Какие таксономические единицы классификации ландшафтов вы знаете?

<< | >>
Источник: Пшеничников, Б.Ф., Пшеничникова, Н.Ф.. ЛАНДШАФТОВЕДЕНИЕ [Текст] : учебное пособие. – Владивосток : Изд-во ВГУЭС, 2012. – 244 с. 2012
Вы также можете найти интересующую информацию в научном поисковике Otvety.Online. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме Топологическая дифференциация и элементарный природный территориальный комплекс:

  1. 2.1. Природные территориальные комплексы и ландшафты как пространственно-временные системы*
  2. 1.1. Предмет ландшафтоведения. Природные территориальные (географические) комплексы и геосистемы
  3. Тема 2. Природные территориальные (географические) комплексы и геосистемы
  4. 6.2. Комплексное природное районирование и территориальная интеграция*
  5. 2.8. Жеурова С.В., Латкин А.П. Методические аспекты планирования территориальной организации туристско-рекреационных комплексов
  6. 7.3. ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОТРАЖЕНИЕ ОТДЕЛЬНЫХ СИСТЕМ И ПРИРОДНЫХ КОМПЛЕКСОВ
  7. 3.2. Природные комплексы Мирового океана*
  8. 5.2. ПРИРОДНЫЕ КОМПЛЕКСЫ «СИСТЕМА-ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА» И ОБЩИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ
  9. 7.4 МЕТОДЫ КОМПЛЕКСНОГО ПОЗНАНИЯ СИСТЕМ, ПРИРОДНЫХ КОМПЛЕКСОВ И ЧАСТЕЙ МИРА СИСТЕМНО-ФИЛОСОФСКАЯ ТИПОЛОГИЯ ГЕНЕЗИСОВ
  10. 4.1. Природные компоненты и факторы. Межкомпонентные связи. Вертикальная структура природной геосистемы*
  11. Статья 8.39. Нарушение правил охраны и использования природных ресурсов на особо охраняемых природных территориях Комментарий к статье 8.39
  12. Нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов (ст. 262 УК РФ)
  13. 6. Золотое правило далеко не так элементарно-очевидно,
  14. 3.6. Локальная дифференциация геосистем
  15. 7.1.6. Жеурова С.В. Природно-ресурсный потенциал Приморского края, некоторые современные методы оценки природно-ресурсного потенциала
  16. Оптимизация структуры имущественного комплекса в рамках действующего хозяйствующего субъекта Типология структур и варианты изменений структуры имущественного комплекса (предприятия)
  17. Уничтожение или повреждение объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Ф едерации, выявленных объектов культурного наследия, природных комплексов, объектов, взятых под охрану государства, или культурных ценностей (ст. 243 УК РФ)