Задать вопрос юристу

6.2. Комплексное природное районирование и территориальная интеграция*

Проблемы комплексного природного районирования со всей возможной полнотой рассматриваются в специальном курсе и соответствующих учебных руководствах (Прокаев, 1983; Михайлов, 1985; Исаченко, 1991). Наибольший интерес представляет комплексное природное, или физико-географическое, или ландшафтное, районирование, которое можно рассматривать как важнейший способ синтеза знаний о закономерностях территориальной природно-географической дифференциации и интеграции на региональном уровне.

Разработка ландшафтного районирования основывается на признании объективного характера независимых закономерностей региональной физико-географической дифференциации, рассмотренных выше. Каждой закономерности отвечает своя система территориальных единиц – регионов разного порядка, – определяющих многослойность территориальной дифференциации ландшафтной сферы, её пространственную полиструктурность.

В зональном ряду таксоном самого высокого ранга некоторые географы (А.А. Григорьев, В.Б. Сочава, Е.Н. Лукашова) считали широтный пояс. Однако, по мнению других, для выделения поясов как комплексных физико-географических единств нет достаточных оснований, поскольку их целостность основывается лишь на циркуляционных и термических признаках. По-видимому, пояса следует считать вспомогательными или факультативными единицами ландшафтного районирования, используемыми главным образом для увязки зональных схем отдельных компонентов, а также океанов в глобальных масштабах.

Базовая таксономическая единица в зональном ряду – ландшафтная зона. (В последующем тексте эпитеты ландшафтный или физико-географический в наименованиях таксономических единиц ландшафтного районирования для краткости опущены). Напомним о континуальности зональной структуры ландшафтной сферы и постепенном характере смены зон. Этим определяется нечёткость зональных границ, существование переходных зон, а кроме того, формирование в пределах многих зон широтных полос второго порядка – подзон (например северной, средней и южной в таёжной зоне).

С учётом подзон число ландшафтно-зональных подразделений (назовём их зональными полосами) значительно увеличивается; только на территории России их насчитывается до 20. «Статус» некоторых зональных полос, в особенности переходных (лесотундра, подтайга и др.), оказывается дискуссионным: неясно, считать ли их самостоятельными зонами или присоединять к одной из соседних в качестве подзон. Значение подобных расхождений не следует драматизировать; зона и подзона – таксоны очень близкого порядка, и географическая сущность лесотундры, подтайги и им подобных объектов не изменится от того, какой ранг будет им присвоен.

Высшей таксономической единицей азонального ряда принято считать страну. Основным критерием выделения стран служит единство геотекстуры и крупнейших черт макрорельефа. Различаются две группы стран – равнинные (например Восточно-Европейская, или Русская, равнина, Западно-Сибирская, Северо-Китайская) и горные (Урал, Кавказ, Горная страна Северо-Восточной Сибири и др.); существенным признаком последних является наличие высотной поясности. Важным отличительным признаком всякой равнинной страны служит её зональная структура – набор широтных зон и их долготно-секторные особенности.

Страны подразделяются на области, приуроченные к морфоструктурам высшего порядка и обособившиеся в ходе развития стран под воздействием дифференцированных тектонических движений, морских трансгрессий, материковых оледенений и т.д. Так, в пределах Русской равнины насчитывается около 20 ландшафтных областей (например Печорская, Тиманская, Среднерусская, Полесская). Как правило, области чётко различаются по характеру макрорельефа и геологического фундамента, строению гидросети, а также по азональной специфике климата, почв и органического мира. Достаточно сравнить, например, Северо-Западную ландшафтную область с её разнообразными и хорошо сохранившимися формами ледникового рельефа, обилием озёр, густой, но слаборазработанной речной сетью, относительно мягким климатом, частым прохождением циклонов, обилием осадков с соседней Верхневолжской областью, где следы оледенения сохранились слабо, реки текут в хорошо разработанных долинах, климату присущи черты типичной континентальности и т.д. Однако в зональном отношении область может быть неоднородной и охватывать части разных зон и подзон (в обоих приведённых примерах – тайги и подтайги).

При дальнейшем членении области по азональным признакам мы в конечном счёте придём к выделению азональных районов, связанных преимущественно с основными орографическими элементами области с преобладанием одного типа поверхностных горных пород и скульптурных форм рельефа. Этим особенностям отвечают закономерные сочетания локальных местоположений с характерными для них почвами и биоценозами. Таковы, например, в составе Северо-Западной области Ильмень-Волховская заболоченная низменность на ленточных глинах, Лужско-Оредежская, также заболоченная, но более приподнятая моренная низменность, Судомская холмисто-моренная возвышенность и др.

Описанные два ряда региональных таксонов вполне объективно отражают отдельные стороны территориальной дифференциации ландшафтной сферы, но не создают единую систему комплексного природного районирования. Их можно рассматривать как парциальные системы, содержащие в себе необходимые предпосылки для формирования последнего. Теоретическая обоснованность совмещения парциальных рядов в единой системе районирования вытекает из того, что реальное проявление каждой независимой географической закономерности (например зональности) в природе конкретной территории зависит от влияния других закономерностей. Как мы уже видели, общие черты природы, присущие данной зоне, приобретают особую региональную специфику при пересечении долготных секторов. То же мы наблюдаем на участках одной и той же зоны, расположенных в разных странах, областях и азональных районах.

Логически можно допустить, что, последовательно продолжая анализ региональной структуры зоны, страны или сектора «сверху вниз», мы подойдём к выделению таких территориальных единиц, в которых далее не обнаруживаются какие-либо зональные, секторные или азональные различия, т.е. они окажутся однородными по всем трём критериям. Такое допущение – отнюдь не гипотеза, оно соответствует реальной действительности, и физико-географы в своей исследовательской практике руководствуются им – осознанно или интуитивно – уже в течение ряда десятилетий. Речь идёт, следовательно, о комплексном природном (физико-географическом) районе, отвечающем критерию однородности (неделимости) как по зональным, так и по азональным признакам. Многие видные географы, в частности А.А. Григорьев, В.Б. Сочава, С.В. Калесник, Н.А. Солнцев, именуют такой район ландшафтом и считают его основной (низовой) таксономической ступенью в иерархии физико-географических регионов.

Таким образом, ландшафт можно характеризовать как предельную (низшую), начальную ступень комплексного природного районирования, если подходить к нему «снизу», и в то же время как конечную, замыкающую ступень, если подходить «сверху». Все высшие единицы районирования можно рассматривать как территориальные объединения, или системы ландшафтов.

Чтобы система комплексного природного районирования приобрела законченный характер, необходимо определить все её высшие (надландшафтные) таксономические ступени и установить их соподчинённость, т.е. иерархические соотношения. Предлагались различные способы построения такой системы. Наиболее распространён так называемый однорядный способ, основанный на принципе чередования зональных и азональных единиц. В 1946 г. А.А. Григорьев предложил следующий таксономический ряд: пояс – сектор – зона и подзона – провинция – ландшафт. Известны и другие варианты подобной системы, некоторые авторы исключают из неё пояс, другие заменяют сектор страной, но принципиальная сущность от этого не изменяется.

Чередование зональных и азональных единиц – явная условность; видимая подчинённость сектора поясу, а зоны – сектору противоречит логике: в природе такая субординация отсутствует, непосредственная соподчинённость существует отдельно внутри каждого из двух рядов. В действительности под сектором в схеме А.А. Григорьева имеется в виду не целостный сектор как независимое от пояса образование, а как его часть в границах одного пояса. Точно так же под термином «зона» подразумевается не целостная зональная полоса, а её отдельный отрезок в границах конкретного сектора.

Таким образом, в однорядной системе отсутствуют исходные, или первичные зональные и азональные регионы, за исключением того из них, который принят в качестве наивысшей ступени в ряду. Все остальные единицы являются производными «зонально-азональными» образованиями. Этим отнюдь не отрицается их реальность и значимость. Однако однорядная система не отражает их двойного подчинения. В самом деле: сектор в ряду А.А. Григорьева – это не только часть пояса, как это следует из приведённого субординационного ряда, но одновременно и часть «большого» сектора в широком смысле слова, «укороченная» зона в этом ряду – часть зоны в широком смысле слова и в то же время сектора; провинция – часть зоны и азональной области.

Многослойная региональная структура ландшафтной сферы вряд ли может быть отражена с помощью простой однорядной модели. Очевидно, здесь должна идти речь о многорядной модели. Простейшая из них может быть построена в виде системы координат или матрицы. Роль координат выполняют таксоны двух основных независимых рядов региональной физико-географической дифференциации – зонального и азонального. На пересечениях обеих координат формируются производные комплексные зонально-азональные таксоны, образующие третий ряд, играющий роль стержня всей системы (рис. 14).

К этой системе, обычно называемой двухрядной, хотя в действительности она состоит из трёх рядов, мы ещё вернёмся, но сначала заметим, что известны попытки построения более сложных региональных систем.

В.И. Прокаев предложил систему физико-географического районирования, состоящую из шести рядов, связанных взаимными переходами: зонального, секторного, барьерного, высотно-поясного, тектогенного (аналог морфоструктурного) и ландшафтного – производного от всех предыдущих. Эта система представляется излишне сложной. Среди закономерностей территориальной физико-географической дифференциации истинно универсальный характер имеют только три – зональная, секторная и морфо-структурная (азональная). Высотную поясность и барьерность нельзя считать универсальными закономерностями: в отличие от трёх других они проявляются не повсеместно, а лишь в особых азональных условиях, в отдельных странах и областях, и, следовательно, являются частными проявлениями азональности.

В трёхрядной системе (рис. 13) присутствуют пять таксонов производного или связующего ландшафтного ряда, каждый с двойным подчинением, что подчёркивается собственными названиями конкретных регионов. (В приведённую схему не включены некоторые возможные факультативные таксоны, переходные от подпровинции к ландшафту.) Можно различать три основных уровня ландшафтного районирования.

1. Макроуровень охватывает зоны и подзоны в узком смысле слова, т.е. «отрезки» этих широтных образований в границах одной страны (например таёжная зона Русской равнины, средне-таёжная подзона Русской равнины).

2. Мезоуровень включает провинции и подпровинции – «отрезки» зон и подзон соответственно в пределах одной области (Северо-Западная провинция таёжной зоны, Северо-Западная подпровинция южно-таёжной подзоны).

3. Базовый или низовой уровень представлен собственно ландшафтом или ландшафтным районом как узловой единицей, замыкающей все три ряда и находящейся как бы в их фокусе. Ландшафт нередко территориально соответствует азональному (морфоструктурному) району, а именно в тех случаях, когда последний «укладывается» в границы одной подзоны или зоны, не имеющей подзонального деления (ранее уже приводились некоторые примеры). Если же морфоструктурный район пересекает границу смежных зон или подзон, на его территории оказываются два ландшафта.

Рис. 13. Система таксономических единиц физико-географического районирования

В приведённой схеме отсутствует сектор и это можно расценивать как её недостаток. Секторная дифференциация представлена одной ступенью и не образует особого таксономического ряда. Внутри сектора могут наблюдаться долготные климатические различия второго порядка, но они отражаются в азональных границах – сетке стран и областей. Таким образом, на последующих за сектором ступенях секторная дифференциация смыкается с азональной. Что касается самих секторов, то их границы часто проходят по гребням хребтов и секут горные страны. Территориальная структура большинства секторов складывается из какой-либо равнинной физико-географической страны и обращённых к ней склонов окружающих хребтов. Так, «ядро» Восточно-Европейского сектора образует страна Русская равнина. Следовательно, система секторов в какой-то мере дублирует выделение равнинных стран, но в то же время расчленяет на части горные страны, что создаёт большие трудности при попытке совместить секторы и страны в одной системе районирования и сильно её усложняет. Поэтому в практике районирования сектор и страна обычно используются как альтернативные таксоны.

Каждый из двух вариантов – с сектором или страной в качестве высших таксонов азонального ряда – имеет свои преимущества, но принципиальных различий между ними не усматривается. Основное расхождение остаётся лишь на макроуровне, в остальной части оба варианта идентичны. В первом случае страна как самостоятельная единица отсутствует и представлена своими подразделениями на уровне областей, подчинённых непосредственно сектору.

Применение комплексного природного районирования для решения различных научных и прикладных задач (например, оценки экологического состояния территории, её ресурсного потенциала, хозяйственной освоенности и т.п.), как правило, не требует учёта всех рядов и таксономических подразделений многорядной системы. Для этих задач целесообразно использовать упрощённый вариант комплексного природного районирования, основанный на некоторой генерализации синтезирующего ландшафтного ряда. Сущность такой генерализации сводится к двум операциям: 1) подзоны и «простые» зоны, не подразделяющиеся на подзоны, рассматриваются как единицы одноранговые (зональные полосы), так что зоны и подзоны в узком смысле слова объединяются в один таксон – ландшафтный макрорегион; 2) подпровинции и провинции, которые не делятся на подпровинции, также рассматриваются как одноранговые и объединяются в один таксон – мезорегион. В итоге мы получаем простую трёхчленную таксономическую систему: макрорегион, мезорегион, низовой регион (ландшафт, или ландшафтный район).

Макрорайонирование территории России по генеральной схеме представлено на рис. 14 и в табл. 14, которая служит легендой к карте. В таблице и на рисунке ландшафтные макрорегионы обозначены цифрами, собственные названия их складываются из названий зональных полос и секторов, например: Восточно-Европейский бореальный среднетаёжный регион (4). Схема ландшафтного мезорайонирования России опубликована в книге А.Г. Исаченко (2001). Сетку разработанного автором ландшафтного макрорайонирования всей суши, состоящую из 175 регионов, трудно представить в удобочитаемом виде в книжном формате. В настоящем учебнике она послужила основой для некоторых схем и расчётов.

<< | >>
Источник: Пшеничников, Б.Ф., Пшеничникова, Н.Ф.. ЛАНДШАФТОВЕДЕНИЕ [Текст] : учебное пособие. – Владивосток : Изд-во ВГУЭС, 2012. – 244 с. 2012
Вы также можете найти интересующую информацию в научном поисковике Otvety.Online. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме 6.2. Комплексное природное районирование и территориальная интеграция*:

  1. 2.1. Природные территориальные комплексы и ландшафты как пространственно-временные системы*
  2. Топологическая дифференциация и элементарный природный территориальный комплекс
  3. 1.1. Предмет ландшафтоведения. Природные территориальные (географические) комплексы и геосистемы
  4. Тема 2. Природные территориальные (географические) комплексы и геосистемы
  5. 7.4 МЕТОДЫ КОМПЛЕКСНОГО ПОЗНАНИЯ СИСТЕМ, ПРИРОДНЫХ КОМПЛЕКСОВ И ЧАСТЕЙ МИРА СИСТЕМНО-ФИЛОСОФСКАЯ ТИПОЛОГИЯ ГЕНЕЗИСОВ
  6. 4.1. Природные компоненты и факторы. Межкомпонентные связи. Вертикальная структура природной геосистемы*
  7. Нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов (ст. 262 УК РФ)
  8. Статья 8.39. Нарушение правил охраны и использования природных ресурсов на особо охраняемых природных территориях Комментарий к статье 8.39
  9. Европейская интеграция. Во второй половине ХХ в. наметились тенденции к интеграции стран во многих регионах, особенно в Европе. Еще в 1949 г. возник Совет Европы. В 1957 г. 6 стран во главе с Францией и ФРГ подписали Римский договор
  10. 7.1.6. Жеурова С.В. Природно-ресурсный потенциал Приморского края, некоторые современные методы оценки природно-ресурсного потенциала
  11. Дифференциальный и комплексный методы
  12. Статья 89. Комплексная экспертиза
  13. ЗАНЯТИЕ 4. МЕЖДУНАРОДНАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ
  14. Направления экономической интеграции
  15. Теории международной экономической интеграции