<<
>>

§1. Понятие социального контроля

Социальный контроль - механизм самоорганизации (саморегуляции) и самосохранения общества путем установления и поддержания в данном обществе нормативного порядка и устранения, нейтрализации, минимизации нормонарушающего - девиантного поведения.

Но это слишком общее определение, нуждающееся в комментариях. Тема социального контроля неразрывно связана с девиантностью, девиантным поведением и, прежде всего - с преступностью, хотя имеет более широкое, социологическое значение.

Возможно, что стремление к порядку является врожденным у человека. Во всяком случае, все научные, философские, религиозные построения направлены на раскрытие закономерностей (= порядка!) Мира или привнесение Порядка в Хаос Бытия. В широком, общенаучном смысле порядок есть определенность, закономерность расположения элементов системы и их взаимодействия друг с другом. Применительно к обществу под порядком понимается определенность, закономерность структурирования общества и взаимодействия его элементов (сообществ, классов, групп, институтов).

Один из основных вопросов социологии: как и почему возможно существование и сохранения общества? Почему оно не распадается под воздействием борьбы различных, в том числе - антагонистических, интересов классов, групп?1 Проблема порядка и социального контроля обсуждалась всеми теоретиками социологии от О. Конта, Г. Спенсера, К. Маркса, Э. Дюркгейма до П. Сорокина, Т. Парсонса, Р. Мертона, Н. Лумана и др.

Так, О. Конт (1798-1857) полагал, что общество связывается «всеобщим согласием» (consensus omnium). Один из двух основных разделов социологии - социальная статика (другой - социальная динамика) - представляет собой, по О. Конту, теорию общественного порядка, гармонии. И основные социальные институты (семья, государство, религия) рассматривались ученым с точки зрения их роли в интеграции общества. Так, семья учит преодолевать врожденный эгоизм, а государство призвано предупреждать «коренное расхождение» людей в идеях, чувствах и интересах2.

Г. Спенсер (1820-1903), также стоявший у истоков социологии и придерживавшийся организмических представлений об обществе, считал, что общественному организму присущи три системы органов: поддерживающая (производство), распределительная и регулятивная. Последняя как раз и обеспечивает подчинение составных частей (элементов) общества целому, т.е. выполняет по существу функции социального контроля. Будучи эволюционистом, Г. Спенсер осуждает революцию как противоестественное нарушение порядка3.

Исходным для социологии Э. Дюркгейма (1858-1917) является понятие социальной солидарности. Классификация связанных с солидарностью понятий дуальна («двоична»). Существуют два типа социальности: простая, основанная на кровном родстве, и сложная, основанная на специализации функций, возникшей в процессе разделения общественного

1. Тернер Дж. Структура социологической теории. М.: Прогресс. 1985. С. 27,70.

2. Конт О. Курс позитивной философии // Родоначальники позитивизма. СПб. 1912. Вып.4.

3. Спенсер Г. Основные начала. СПб. 1887.

труда. Для простой социальности характерна механическая солидарность однородной группы, для сложной - органическая солидарность.

Для поддержания механической солидарности достаточно репрессивного права, предусматривающего жестокое наказание нарушителей. Органической солидарности должно быть присуще реститутивное («восстановительное») право, функция которого сводится к «простому восстановлению порядка вещей»4. Забегая вперед, заметим, что эта идея «восстановительного права», «восстановительной юстиции» (restorative justice), как альтернативы уголовной, «возмездной» юстиции (retributive justice), получила широкое распространение в современной зарубежной криминологии. Чем сплоченнее общество, чем выше степень социальной интеграции индивидов, тем меньше отклонений (девиаций). А неизбежные в обществе конфликты должны решаться мирным путем.

Взгляды ученого эволюционировали от примата долга и принудительности социальных норм к добровольности, личной заинтересованности индивидов в их принятии и следовании им. Истинная основа солидарности, по «позднему» Э. Дюркгейму, - не в принуждении, а в интернализованном (усвоенном индивидом) моральном долге, в чувстве уважения к общим требованиям (групповому давлению).

У. Самнер (1840-1910) уже в своих ранних работах рассматривал процессы контроля общества над средой и принудительного давления («коллективного давления») на членов общества, обеспечивающего его сплоченность5. У. Самнер предложил типологию источников (средств) коллективного давления: народные обычаи, включая традиции и нравы; институты; законы. Эти три социальных механизма обеспечивают конформизм, но недостаточны для солидарности, которая сама является побочным продуктом конформизма.

Как нам уже известно, ключевым в теории Г. Тарда (1843

4. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. М.: Наука. 1990. С.109.

5. Sumner W Folkways. Boston, 1906.

1904) - представителя психологического направления в социологии и криминологии - служит «подражание», с помощью которого ученый объяснял основные социальные процессы, характер социальных фактов, структуру общества и механизм его сплочения[692]. Г. Тард уделял большое внимание исследованию различных форм девиантности, полагая, что результаты таких исследований позволяют поставить под контроль стихийные социальные процессы. Важным фактором социального контроля является социализация личности.

Для Э. Росса (1866-1951) солидарность и сплоченность вторичны по отношению к социальному контролю. Именно он связывает индивидов и группы в организованное целое. Ключевое понятие концепции Э. Росса - «повиновение»[693]. Оно может выступать в двух формах: лично-неофициальной и безлично-официальной. Первая основана на согласии. Вторая обеспечивается посредством контроля. Пожалуй, Россом предложена и первая классификация механизмов социального контроля: внутренний контроль - этический и внешний - политический. Для первого важны групповые цели, для второго - институционализированный аппарат средств (правовых, образовательных и др.). Подробнее Росс рассматривает семью как фактор социального контроля, формирующего и внедряющего модели поведения. Интернализация (усвоение) индивидом этих моделей в качестве личных идеалов наилучшим образом обеспечивает послушание.

Р. Парк (1864-1944) выделил три формы социального контроля: элементарные санкции, общественное мнение, социальные институты. В том или ином виде эти формы контроля рассматриваются различными авторами.

Из огромного научного наследства М. Вебера (1864-1920) непосредственное отношение к рассматриваемой проблеме имеют его конструкции трех идеальных типов господства (законных порядков, легитимности): рациональный, традиционный, харизматический[694]. Их можно рассматривать и как типы социального контроля. Сам Вебер полагал, что «легитимность порядка может быть гарантирована только внутренне», а именно: эффективно-эмоционально - преданностью; ценностно-рационально - верой в абсолютную значимость порядка как выражения непреложных ценностей; религиозно - верой в зависимость блага и спасения от сохранения порядка. Первый тип легитимности - легальный или формально-рациональный основывается на интересе. Подчиняются в рациональном государстве не личностям, а установленным законам. Их реализация осуществляется бюрократией (классические примеры - современные автору буржуазные Англия, Франция, США). Второй тип - традиционный основывается на нравах, традициях, привычках, которым приписывается не только законность, но и священность. Этот тип присущ патриархальному обществу, а основные отношения - господин- слуга (классический пример - феодальные государства Западной Европы). Третий тип - харизматический (греч. charisma - божественный дар), основан на экстраординарных способностях личности - вождя, пророка (будь то Иисус Христос, Магомет, Будда или же Цезарь, Наполеон, наконец, - Гитлер, Сталин, Мао...). Если традиционный тип господства поддерживается привычным - нравами, традициями, привычками, то харизматический держится на непривычном, чрезвычайном, удивительном, сверхъестественном. Вебер рассматривал харизму как «великую революционную силу», прерывающую постепенность традиционного развития. Ему посчастливилось не дожить до харизмы Гитлера в родной стране, а также других «вождей», обладающих необычайным «даром».

Творчество нашего соотечественника П. Сорокина (18891968), вынужденного - благодаря приходу к власти в России харизматических вождей - с 1922 г. жить и работать в эмиграции, в значительной степени посвящено теме социальной регуляции поведения людей. Название и содержание его первого крупного научного труда «Преступление и кара, подвиг и награда» посвящены механизму социального контро- ля2. Существуют устойчивые формы социального поведения

- «должное», «рекомендуемое», «запрещенное» и формы социальной реакции на них - негативные (кара) и позитивные (награда) санкции. В целом эти формы и составляют регулятивную субструктуру. В «Системе социологии»[695] П. Сорокин, отдавая дань проблеме социального порядка, рассматривает механизм «организованных» форм поведения. Социальные реакции на биопсихические стимулы, многократно повторяясь, складываются в привычку, а будучи осознаны - в закон. Совокупность осознанных форм поведения в различных областях общественной жизни образует институты, совокупность последних составляет социальный порядок или организацию.

П. Сорокин придавал большое значение социальной стратификации и социальной мобильности. Отсюда - роль понятия «статус» как совокупности прав и обязанностей, привилегий и ответственности, власти и влияния. Затрудненная вертикальная мобильность в конце концов приводит к революции - «перетряхиванию» социальных страт. Неестественный и насильственный характер социальных революций обусловливает их нежелательность. А лучший способ предупреждения революций - совершенствование каналов вертикальной мобильности и социального контроля.

Проблема социального контроля существенна для функционализма и составляет значимую часть теории социального действия. По мнению ее крупнейшего представителя

- Т. Парсонса (1902-1979), функции воспроизводства социальной структуры обеспечиваются системой верований, моралью, органами социализации (семья, образование и т.п.), а нормативная ориентация в теории действия играет такую же роль, как пространство в классической механике. Т. Парсонс называет многочисленные механизмы социального контроля, смысл которых - организация роли-статуса индивидов с целью уменьшения напряженности и девиаций; институционализация (обеспечение определенности ролевых ожиданий); межличностные санкции и жесты; ритуальные действия (снятие напряженности символическим путем, укрепление господствующих культурных образцов); структуры, обеспечивающие сохранение ценностей и разграничение «нормального» и «девиантного»; структуры повторной интеграции (приведение к норме тенденций к «отклонению»); институционализация системы, способной применять насилие, принуждение. В широком смысле к механизмам социального контроля (точнее, сохранения интеграции общественной системы) относится и социализация, обеспечивающая инте- риоризацию (усвоение) ценностей, идей, символов. Т. Парсонс анализировал также три метода социального контроля по отношению к девиантам: изоляция от других (например, в тюрьме); обособление с частичным ограничением контактов (например, в психиатрической больнице); реабилитация

- подготовка к возвращению к «нормальной» жизни (например, с помощью психотерапии, деятельности общественных организаций типа «АА» - «анонимных алкоголиков»).

Эпоха Просвещения и XIX в. были пронизаны верой и надеждой по поводу возможности успешного социального контроля и «порядка». Надо только прислушаться к советам просветителей, мнению ученых и немножко потрудиться над приведением реальности в соответствие с Разумом...

Правда, до сих пор остаются не совсем ясными несколько вопросов:

< Что такое «порядок», существуют ли объективные критерии его оценки? Для естественных наук - это, вероятно, уровень энтропии системы - ее (энтропии) уменьшение или не увеличение. А для социальных систем? Может быть, нам сможет помочь в ответе на этот вопрос синергетика?

< «Порядок» для кого? В чьих интересах? С чьей точки зрения?

< Возможно ли общество без «беспорядка»? Очевидно

- нет. Организация и дезорганизация, «порядок» и «беспорядок» (хаос), «норма» и «девиации» - дополнительны (в боровском смысле). Напомним, что девиации - необходимый механизм изменений, развития.

< Как, какими средствами, какой ценой поддерживается «порядок» («новый порядок» А. Гитлера, гулаговский «порядок» И. Сталина, наведение «порядка» Америкой во Вьетнаме, Ираке, СССР - в Венгрии, Чехословакии, Афганистане, Россией - в Чечне)?

Социальная практика ХХ века с двумя мировыми войнами, «холодной войной», сотнями локальных войн, гитлеровскими и ленинско-сталинскими концлагерями, Холокостом, геноцидом, правым и левым экстремизмом, терроризмом, фундаментализмом и т.д., и т.п. - разрушила все иллюзии и мифы относительно «порядка» и возможностей социального контроля (кто-то из современников заметил: человеческая история разделилась на «до» Освенцима и «после»). Сумма преступлений, совершенных государствами - «столпами порядка», стократ превысила преступления одиночек. При этом государства - «спонсоры убийств» (N. Kressel) - не «раскаиваются» (может быть, за исключением Германии), а отрицают, отказываются от содеянного. S. Cohen в статье «Права человека и преступления государств: Культура отказа»10 называет три формы такого отказа (denial):

< отрицание прошлого (denial of the past). Так, на Западе появились публикации, объявляющие Холокост «мифом», отечественные сталинисты называют «мифом» ужас сталинских репрессий (впрочем, недавние думские события в годовщину памяти Холокоста, когда многие наши избранники отказались почтить память жертв, свидетельствуют о том, что в этом вопросе мы «догоняем» Запад...);

< буквальный отказ (literal denial) - по формуле «мы ничего не знаем»;

< причастный отказ (implicatory denial) - по формуле «да, но.». Так, большинство военных преступников под давлением фактов признают: «да, было». И тут же следует «но»: был приказ, военная необходимость и т.п.

10. Cohen S. Human Rights and Crimes of the State: the CuLturaL of DeniaL. In: CriminoLogicaL Perspectives. A Reader. SAGE, 1996, pp. 489-507.

Не удивительно, что постмодернизм в социологии и криминологии конца ХХ в., начиная с Ж.Ф. Лиотара и М. Фуко, приходит к отрицанию возможностей социального контроля над девиантными проявлениями, выраженному категорически и лаконично Н. Луманом в словах, избранных эпиграфом к этой главе. И хотя вероятно, что реалистически-скептический постмодернизм - как реакция на иллюзии прекраснодушного Просвещения - является столь же односторонним, сколь само Просвещение, однако некоторые соображения общенаучного характера (в частности, закон возрастания энтропии в системе) склоняют нас на сторону постмодернизма. «Победа порядка над хаосом никогда не бывает полной или оконча- тельной...Попытки сконструировать искусственный порядок в соответствии с идеальной целью обречены на провал»[696].

Это не исключает, разумеется, возможности и необходимости систем, прежде всего - биологических и социальных, противостоять дезорганизующим энтропийным процессам. Как писал отец кибернетики Н. Винер, «Мы плывем вверх по течению, борясь с огромным потоком дезорганизованности, который, в соответствии со вторым законом термодинамики, стремится все свести к тепловой смерти. В этом мире наша первая обязанность состоит в том, чтобы устраивать произвольные островки порядка и системы. Мы должны бежать со всей быстротой, на которую только способны, чтобы остаться на том месте, где однажды остановились»[697].

Большинство из нас сражается за жизнь до конца, зная его неизбежность и сохраняя мужество (или не очень.) «вопреки» неизбежному (А. Мальро), и «по ту сторону отчаянья» (Ж.- П. Сартр). Но это не отменяет конечного результата. Каждое общество также рано или поздно прекращает свое существование (часто ли мы сегодня вспоминаем Лидию и Халдею, Вавилон и Ассирию, империю шумеров и цивилизацию инков?). Это не должно служить препятствием к стараниям самосохра- ниться путем организации и поддержания «порядка» и сокращения хаотизирующих процессов, включая негативное девиантное поведение. Не надо только забывать, что организация и дезорганизация неразрывно связаны, одно не может быть без другого, а девиации не только «вредны», но и «полезны» с точки зрения выживания и развития системы.

Итак, проблема социального контроля есть в значительной степени проблема социального порядка, сохранности общества как целого.

Существует различное понимание социального контроля. В начале параграфа мы привели наиболее общее его определение. В более узком смысле слова, социальный контроль представляет собой совокупность средств и методов воздействия общества на нежелательные (включая преступность) формы девиантного поведения, с целью их элиминирования (устранения) или сокращения, минимизации.

Социальными регуляторами человеческого поведения служат выработанные обществом ценности (как выражение отношения человека к тем или иным объектам и значимым для людей свойствам этих объектов) и соответствующие им нормы (правовые, моральные, обычаи, традиции, мода и др.), т.е. правила, образцы, стандарты, эталоны поведения, устанавливаемые государством (право) или же формируемые в процессе совместной жизнедеятельности, а средством передачи (трансляции) тех и других - знаки[698].

Социальный контроль не ограничивается нормативным регулированием поведения людей, но включает также реализацию нормативных велений и ненормативное воздействие на поведение членов общества. Иначе говоря, к социальному контролю относятся действия по реализации предписаний (норм), меры ответственности лиц, нарушающих принятые нормы, а в некоторых государствах - тоталитарного типа - и лиц, не разделяющих провозглашаемые от имени общества ценности.

Основными методами социального контроля являются позитивные санкции - поощрение и негативные санкции - наказание («кнут и пряник», «bait and switch»).

К основным механизмам социального контроля относятся внешний, осуществляемый извне, различными социальными институтами, организациями (семья, школа, общественная организация, полиция) и их представителями с помощью санкций - позитивных (поощрения) и негативных (наказание), и внутренний, основанный на интернализованных (усвоенных, воспринятых как свои собственные) ценностях и нормах и выражаемый понятиями честь, совесть, достоинство, порядочность, стыд (нельзя, потому что стыдно, совесть не позволяет). К внешнему контролю относится и косвенный, связанный с общественным мнением, мнением референтной группы, с которой индивид себя идентифицирует (родители, друзья, коллеги).

Различают формальный контроль, осуществляемый компетентными органами, организациями, учреждениями и их представителями в пределах должностных полномочий и в строго установленном порядке, и неформальный (например, косвенный), карательный (репрессивный) и сдерживающий (предупредительный, профилактический).

Хорошо известно, что позитивные санкции (поощрение) значительно эффективнее негативных (наказания), а внутренний контроль намного эффективнее внешнего. К сожалению, человечество, зная это, чаще прибегает к внешнему контролю и репрессивным методам. Считается, что это «проще» и «надежнее». Отрицательные последствия «простых решений» не заставляют себя долго ждать...

Существуют различные модели (формы) социального контроля и их классификации[699]. Одна из них, предложенная Д. Блэком (в модификации Ф. Макклинтока)[700], воспроизведена в табл. 15.1. Каждая из приведенных в таблице форм социаль- ного контроля имеет свою логику, свои методы и язык, свой способ определения события и реагирования на него. В реальной действительности возможно сочетание нескольких форм.

В целом социальный контроль сводится к тому, что общество через свои институты задает ценности и нормы; обеспечивает их трансляцию (передачу) и социализацию (усвоение, интериоризация индивидами); поощряет за соблюдение норм (конформизм) или допустимое, с точки зрения общества, реформирование; упрекает (наказывает) за нарушение норм; принимает меры по предупреждению (профилактике, превенции) нежелательных форм поведения. В гипотетически идеальном (а потому и нереальном) случае общество обеспечивает полную социализацию своих членов, и тогда не требуется ни наказаний, ни поощрений.

Обширный обзор теорий социального контроля и обоснование теории рестриктивного (ограничительного) социального контроля содержится в монографии Ю.Ю. Комлева[701].

Реальное осуществление социального контроля над девиантностью существенно зависит от власти, формы правления, политического режима в стране. Теоретическое, основанное на огромном историческом материале, исследование роли власти и политических структур в социальном контроле над девиантным поведением было осуществлено М. Фуко (1926- 1984)[702]. Один из его выводов - все тонкости механизма власти и социального контроля с использованием «коварной мягкости, неявных колкостей, мелких хитростей, рассчитанных методов, техник» направлены на одну цель - создание «дисциплинарного индивида»[703].

Ясно, что формирование стандартного «дисциплинарного индивида», не создающего проблем для власти - задача, прежде всего, тоталитарного режима. Эта власть проявляется

Таблица 15.1. Механизмы социального контроля (по Д. Блэку)

Формы

контроля

Каратель

ный

Терапевти

ческий

(+социаль-

ная

помощь)

Образовательный (+социаль- ная помощь) Компенси

рующий

Примири

тельный

1. Обычный уровень Запрет Соответствие норме Образован

ность

Обязатель

ство

Гармония
2. Проблемный Вина Необходи

мость

Незнание/

некомпетент

ность

Долг Конфликт
3. Инициатор действия 1. Орган общества

2. Жертва

1. Орган общества

2. Нарушитель

1. Орган общества

2. Обучающийся

1. Орган общества

2. Потерпевший

1. Орган группы

2. Споря-щий

4. Личность нарушите-ля или "конф- ликтую-щего" лица Нарушитель Пациент/ клиент Невежественное, необразованное или некомпетентное лицо Должник Спорящий
5. Решение или цель Наказание Помощь/ле-

чение

Достижение стандарта, выдача свидетельства и признание компетентности Оплата

(деньгами

или

натурой)

Разрешение

конфликта.

не только в тюрьме, но и в казарме, психиатрической больнице, за фабричными стенами, в школьном помещении. Для дисциплинарной власти характерны иерархический надзор (системное наблюдение, постоянный контроль), позитивные и негативные санкции, испытания (экзамены, смотры, тренировки, инспекции и т.п.). Цель дисциплинарного контроля - формирование «податливых тел», а его символ - тюрьма. Но тогда все общество «начинает приобретать сильное сходство с тюрьмой, где все мы одновременно и охранники, и заключенные»[704]

С этим перекликается труд нашего современника и соотечественника А.Н. Олейника «Тюремная субкультура в России: от повседневной жизни до государственной власти»20, в котором автор, в результате эмпирических исследований и кропотливого анализа, сравнивает Россию, как «маленькое общество» (в отличие от «большого общества» - цивилизованного) с тюрьмой. Не могу удержаться от обширной цитаты: «Тенденция к воспроизводству «маленького общества» и незавершенный характер модернизации - таковы основные факторы, определяющие постсоветский институциональный контекст... Государство сознательно пресекает всякие попытки оформления коллективного субъекта, способствуя, таким образом, образованию пустыни между повседневной жизнью групп «своих» и властью. И здесь не важно, какую конкретную форму принимает группа «своих»: номенклатуры, семьи президента или выходцев из КГБ. Приватизация общественного пространства группами «своих», не важно, находящихся у кормила власти или нет, означает смерть еще до рождения гражданского общества. Группа «своих» стремится приватизировать и материальные ресурсы, к которым имеют доступ ее члены. Постсоветские люди с ненавистью относятся к государству, потому что оно воспроизводит логику группы «своих» и поэтому рассматривает граждан как «чужих». Но в то же время постсоветские люди неспособны избавиться от такого государства, в котором материализуется их собственный образ жизни, их собственные взгляды и поведение»21.

Думается, М. Фуко не случайно упоминал коварную мягкость, мелкие хитрости и т.п. Чем менее демократичен, менее либерален режим, чем он более авторитарен и тоталитарен, тем большую демагогию он использует для прикрытия свих истинных целей, намерений и действий.

Другой исследователь проблемы - И. Гоффман (1922-1982) называет учреждения, описанные Фуко (тюрьма, психиатри-

20. Олейник А.Н. Тюремная субкультура в России: от повседневной жизни до государственной власти. М.: ИНФРА-М, 2001.

21. Олейник А.Н. Указ. соч. С. 364-370.

ческая больница, школа-интернат, а также армия с ее казар мами и т.п.), «тотальными институтами»22.

<< | >>
Источник: Гилинский Я.И.. Криминология: теория, история, эмпирическая база, социальный контроль. 3-е издание, переработанное и дополненное. 2014

Еще по теме §1. Понятие социального контроля:

  1. § 1. Понятие социального контроля
  2. Субъекты государственного финансового контроля: Счетная палата РФ, Министерство финансов РФ, налоговые органы РФ, банковский контроль. Внутрихозяйственный контроль, аудиторский (независимый) финансовый контроль. Бюджетное право, бюджетная система, бюджетный процесс (общие понятия)
  3. Девиантность и социальный контроль
  4. Тема 7. Социальный контроль и массовое сознание
  5. Социальный контроль и девиантное поведение
  6. В федеральном законе «О парламентском контроле» не раскрывается понятие «парламентский контроль»
  7. Теории социального контроля
  8. Теории социального контроля
  9. ЧАСТЬ IV. СОЦИАЛЬНАЯ РЕАКЦИЯ НА ПРЕСТУПНОСТЬ ГЛАВА 15. СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ НАД ПРЕСТУПНОСТЬЮ
  10. Тема 11. Девиация и социальный контроль (изучение ситуации, дискуссия, работа в группе)
  11. Сущность и соотношение понятий «социальное управление», «социальный менеджмент», «управление социальным развитием», «управление персоналом»
  12. 1.1. Сущность и соотношение понятий «социальное управление», «социальный менеджмент», «управление социальным развитием», «управление персоналом»
  13. Глава 15 Социальный контроль над преступностью
  14. ВИДЫ СОЦИАЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ. ПОНЯТИЕ СОЦИАЛЬНЫХ НОРМ И ИХ КЛАССИФИКАЦИЯ
  15. Яков Гилинский .. Криминология. Теория, история, эмпирическая база, социальный контроль.2009, 2009
  16. Понятие корпоративного контроля
  17. Понятие и виды земельного контроля
  18. § 3. Понятие, содержание и виды контроля
  19. Статья 19.6.1. Несоблюдение должностными лицами органов государственного контроля (надзора), органов муниципального контроля требований законодательства о государственном контроле (надзоре), муниципальном контроле Комментарий к статье 19.6.1