<<
>>

§ 2.2. Индивидуализация иска и другие элементы процессуальной формы.

Рассмотрим далее, каким образом в случае изменения элементов иска истцом или переквалификации судом заявленного требования (в зависимости от соответствующей теории индивидуализации иска), будут решаться вопросы, возникающие при применении норм, регламентирующих другие процессуальные институты.

Чтобы сделать их исследование более предметным, обратимся к следующему примеру.

В постановлении № 12990/11 от 7 февраля 2012 г. Президиум ВАС РФ рассмотрел заявление ОАО «Редкинское опытно-конструкторское бюро автоматики» (истец, общество) о пересмотре в порядке надзора судебных актов нижестоящих судов по следующему делу.[199] ФГОУ «Государственный научноисследовательский институт органической химии и технологии» (ответчик, предприятие) направило в адрес истца заявления о прекращении обязательств по оплате выполненных обществом работ по нескольким договорам субподряда зачетом встречного однородного денежного требования к обществу об оплате работ, выполненных предприятием по договору подряда. Истец, ссылаясь на отсутствие долга перед предприятием и исполнение своего обязательства по оплате работ по договору подряда в полном объеме, обратился в арбитражный суд с исковыми заявлениями к предприятию о признании недействительными односторонних сделок о прекращении обязательств зачетом (дела, возбужденные по данным исковым заявлениям, были объединены в одно производство). В обоснование иска истец указал на отсутствие долга перед предприятием по договору подряда[200], полагая, что при отсутствии у должника по обязательству предъявляемого им к зачету встречного требования отпадает условие зачета - наличие двух взаимных встречных однородных требований, и, следовательно, заявление о зачете как противоречащее требованиям статьи 410 ГК РФ является недействительным.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении заявленных требований было отказано. Суды исходили из того, что возражения общества, оспаривавшего наличие у предприятия противопоставляемого к зачету встречного денежного требования, не могут рассматриваться в качестве основания для признания упомянутых сделок недействительными. Президиум ВАС РФ также указал, что бесспорность зачитываемых требований и отсутствие возражений сторон относительно как наличия, так и размера требований не определены Гражданским кодексом в качестве условий зачета. Соответственно, оспаривание лицом, получившим заявление о зачете, наличия неисполненного им обязательства, требование из которого было предъявлено к зачету, не может рассматриваться в качестве основания для признания заявления о зачете как односторонней сделки недействительным.[201]

По мнению Президиума ВАС РФ, заявление о зачете не связывает контрагента, и он, полагая, что сделанное заявление не повлекло правового эффекта в виде прекращения его требования к лицу, заявившему о зачете, вправе обратиться в арбитражный суд с иском о взыскании соответствующей задолженности. При рассмотрении имущественного требования о взыскании подлежат проверке судом доводы ответчика о наличии у него встречного однородного требования к истцу и о прекращении обязательств полностью или в

соответствующей части в результате сделанного заявления о зачете.

Одновременно с этим Президиум ВАС РФ отметил, что при подготовке дела к судебному разбирательству по иску об оспаривании заявления о зачете по основанию отсутствия у ответчика к истцу встречного требования, противопоставленного к зачету, суд, руководствуясь положениями части 1 статьи 133 АПК РФ, определив характер спорного правоотношения, предлагает истцу изменить предмет заявленного требования на требование имущественного характера о взыскании долга. При наличии в производстве суда нескольких дел между теми же лицами по спору о взыскании долга по договору в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением договорных обязательств и по спору об оспаривании заявления о зачете, направленного на прекращение обязательств из указанного договора, суд, руководствуясь частями 2 и 2.1 статьи 130 Арбитражного АПК РФ, объединяет дела в одно производство. Однако требования общества, основанные на доводе о неисполнении предприятием обязанности по оплате работ, выполненных по договорам субподряда, в связи с тем, что заявления о зачете не повлекли правового эффекта, судами не были рассмотрены по существу ни в рамках настоящего дела, ни по другим делам о взыскании долга, что повлекло лишение общества права на судебную защиту.

В завершение Президиум ВАС РФ дал суду первой инстанции указание в рамках рассмотренного дела (о признании сделки зачета недействительной) «квалифицировать заявленные обществом требования как имущественные требования о взыскании задолженности и пеней по договорам субподряда, дать [202] оценку доводам предприятия о наличии у общества задолженности по договору подряда и после этого оценить, повлекли ли сделанные предприятием заявления о зачетах прекращение обязательств предприятия по оплате работ, выполненных обществом по договорам субподряда».

Как видим, приведенное постановление Президиума ВАС РФ содержит ряд внутренних противоречий. С одной стороны, Президиум ВАС РФ констатировал: суды пришли к обоснованному выводу о том, что общество, будучи не согласно с заявлениями о зачете, сделанными предприятием, вправе обратиться к нему с исками о взыскании задолженности по договорам субподряда.[203] С учетом такого вывода, судебные акты об отказе в удовлетворении иска о признании недействительными односторонних сделок зачета следовало бы признать правильными и оставить в силе. С другой стороны, из положений статьи 133 АПК РФ, определяющей задачи подготовки дела к судебному разбирательству, Президиум ВАС РФ вывел обязанность суда, после определения характера спорного правоотношения, предложить истцу изменить иск. Такой подход соответствовал бы принципу диспозитивности: для изменения иска необходимо волеизъявление истца. В этом случае ошибка нижестоящих судов заключалась бы единственно в том, что такого предложения истцу не поступило, а первоначально заявленный иск был рассмотрен судами правильно. Однако это предположение опровергается в заключительной части постановления: Президиум ВАС РФ указывает, что при новом рассмотрении дела иск о признании односторонней сделки зачета ничтожной должен быть судом переквалифицирован в имущественный иск о взыскании долга. О необходимости заявления истца о таком изменении первоначального иска Президиум ВАС РФ при этом не упоминает. При такой переквалификации заявленного требования происходит не просто изменение иска судом, это означает переход суда к иску другого вида: первоначальный иск являлся иском о признании, новый - о присуждении; первый - неимущественный, второй - имущественный.

Не сохраняется в неизменном виде и тот интерес, который стоял за обращением истца в суд. Интерес в подтверждении отсутствия обязанности не равнозначен интересу в принудительной реализации субъективного права. Не согласившись с произведенным контрагентом зачетом, истец обратился с иском о признании совершенного зачета недействительным, однако избрал, с точки зрения Президиума ВАС РФ, ненадлежащий способ защиты права, поскольку наличие между контрагентами спора о сумме и о существовании долга не препятствует зачету. При этом, истец, возможно, в принципе не предполагал предъявлять иск о взыскании долга, не погашенного оспариваемым зачетом, желая лишь сохранить саму возможность такого взыскания на будущее. Так, например, организация может не желать взыскания задолженности со своего контрагента в судебном порядке, рассчитывая на продолжение бесконфликтного сотрудничества и полагаясь на длительные хозяйственные связи и т.п. Однако если бы истец и получил от суда предложение изменить исковые требования и отказался это сделать, то, следуя логике Президиума ВАС РФ, суд все равно должен был переквалифицировать заявленное требование и взыскать с ответчика существующую задолженность, вопреки отсутствию соответствующего

волеизъявления со стороны истца. Подобное игнорирование интереса истца в использовании определенного способа защиты нарушенного права означает, что при индивидуализации иска в принципе не принимаются во внимание мотивы истца, имеющие решающее значение в хозяйственной деятельности.

Помимо того, что изложенный подход к индивидуализации иска находится в конфликте с принципом диспозитивности, он также затрудняет применение на практике ряда других положений процессуального закона.

205

I.

<< | >>
Источник: Кашкарова Ирина Николаевна. Индивидуализация иска в гражданском судопроизводстве. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург, 2015. 2015

Еще по теме § 2.2. Индивидуализация иска и другие элементы процессуальной формы.:

  1. § 1.1. Теории юридической и фактической индивидуализации иска: значение правовой квалификации для индивидуализации иска.
  2. , юридическая индивидуализация иска в классическом понимании не отвечает принципу процессуальной экономии.
  3. При фактической индивидуализации иска исключается и определение в качестве предмета иска определенного способа защиты нарушенного права
  4. § 1.2. Теоретические аспекты учения об иске: теории иска; критерии определения тождества исков (элементы иска).
  5. § 3.1. Возражения против юридической индивидуализации иска.
  6. § 2.1. Значение защищаемого истцом интереса для индивидуализации иска.
  7. , юридическая индивидуализация иска находится в конфликте с принципом законности
  8. § 3.2. Состязательная модель индивидуализации иска - в поисках решения: о переходе к альтернативным и факультативным искам.
  9. Изложенный вывод прямо противоречит теории фактической индивидуализации иска.
  10. Лишь теория фактической индивидуализации иска позволяет учесть, что истец может заблуждаться