>>

§ 1. Источники права и формы закона в период становления и развития абсолютизма в России (первая половина XVIII в.).

Утверждение в государственном строе России принципов абсолютной монархии, абсолютизма, и связанные с этим перемены в политической системе общества в целом сделали закон основным и безусловно преобладающим источником права.

Соответственно этому определяющему началу изменение, обновление, дополнение или отмена правовых норм, которым следовали в своей деятельности государственные органы, также с необходимостью принимали форму закона — санкции верховной власти монарха. Признание этой власти единственным юридическим (не идейным!) источником государственного закона (один из публичноправовых принципов абсолютизма) одновременно было утверждением самодовлеющего характера содержания этого закона: в качестве юридического акта закон (от побудительных мотивов к нему до его содержания и факта издания) определялся только волеизъявлением монарха.

Основным источником Правовых норм, сводом реально функционировавшего права, в период становления абсолютной монархии в России оставалось Уложение 1649 г. Его правовая сила неоднократно подтверждалась специальными указами. Наряду с Уложением главными формами законодательства до времен преобразований Петра I были указы (царя или царя совместно с Боярской Думой) и так называемые боярские приговоры (постановления, вынесенные только Боярской Думой). Каких-либо определенных разграничений между сферами применения этих видов государственного закона не сложилось.

Новая система законодательных актов абсолютной монархии сформировалась в первой четверти XVIII в. и в дальнейшем не претерпела существенных изменений. /

Основные формы законодательства XVIII в. Высшей правовой силой обладали манифесты (от латинского manifesto — объявляю). Этот вид законодательного акта мог издаваться только монархом и за его подписью. В форме манифестов проводились важнейшие политические решения: провозглашение вступления на Престол или коронования очередного монарха, общегосударственной присяги ему, объявление войны или мира, правовых мер самого общего значения. Манифесты, как правило, не содержали конкретно-правовых норм, выражали политическую или общеправовую программу и должны были развиваться в дополнительных постановлениях. По установившейся традиции' манифесты не подлежали в последующем отмене, сохраняли свое действие

надолго. Они были обращены ко всем государственным учреждениям и ко всему населению, непременно широко обнародовались. Обнародование манифестов,.сам факт обращения в них «к истинным сынам отечества», обязательное дополнительное обоснование правительственных мер делали эти акты важнейшими документами официальной идеологии и публично-правовой доктрины' Манифесты были особым и потому не частым видом закона: их число за год редко превышало 10 актов; хотя в казусных случаях поводом к их изданию бывали и стремления пресечь «государственно опасные» слухи.

Вторым по значимости видом законодательного акта считались именные указы. Они издавались от имени и за подписью монарха по вопросам, имеющим большое государственное значение. Именные указы, как правило, заключали конкретные внутриполитические решения, устанавливали основные правоположения по регулированию деятельности отдельных учреждений или определенной сферы. Именные указы по вопросам общегосударственного значения также обнародовались, но в большинстве они направлялись только для сведения государственного аппарата.

Как прямое выражение воли монарха, эти акты обладали юридической силой наравне с манифестами. Однако сфера применения их была уже, они могли быть отменены (строго говоря, традиция ограничивала время их действия царствованием издавшего их монарха). Именные указы нередко дополнительно содержали уставы, регламенты, учреждения (как особый подвид правового акта), в которых устанавливались принципы и конкретные нормы деятельности по отдельным государственным органам или по самостоятельной сфере права возможно длительного действия, но юридическая сила сообщалась им именными указами.

Наиболее распространенным видом законодательного акта были указы. Указы издавались или монархом, или, значительно чаще, от его имени высшими правительственными учреждениями[1] [2]. Как правило, они были направлены на решение конкретных вопросов государственного управления и по существу смыкались с собственно административными распоряжениями. Но устанавливаемые в них нормы имели общеобязательный характер. Большинство из указов адресовались или определенному государственному учреждению, или конкретному должностному лицу. Этим, в общей форме, определялась сфера применения указа. Указы фиксировались в специальных книгах учреждений или по канцеляриям высших должностных лиц. От имени монарха указ мог быть объявлен также устно (так называемый объявляемый указ как особ.ый подвид правового акта) — строго определенным кругом высших сановников и придворных. Устные указы, приравненные с 1726 г. к закону, также фиксировались в специальных журналах. Сходным по своей правовой форме видом законодательного акта были утвержденные доклады — резолюции монарха на доклады от центральных правительственных учреждений, как правило. Сената, или высших должностных лиц.

Источником права были и судебные решении, вынесенные монархом по конкретным делам (в виде специального указа или резолюции на представление судебного органа), и судебные постановления Сената. В этом смысле русское правоприменение в XVIII в. в значительной степени сохраняло прецедентный характер. 'З

Проблемы законодательного регулирования и систематизации. !1е- ,смотря на очевидные различия в правовой форме, строгих разграничений по содержанию, сфере или по правовой силе между манифестами, именными указами, указами и т д. в XVIII п. да и в целом за период абсолютной монархии, не сложилось. Отсутствие формальноправовой определенности (как следствие общих начал абсолютной власти) приводило к резкому росту числа актов, имевших силу закона или бывших источниками правовых норм. Неизбежно нарастала и внутренняя несогласованность совокупности этих актов, а с нею и противоречия государственного закона в целом.

Почти за 50 лет, со времени принятия Уложения' 1649 г до начала единоличного правления Петра I (1696 г.), было принято около 1600 актов, имевших силу закона. Многие из них, например, «Новоуказные статьи о татебных и разбойных делах» (1649 г.) или «Новоторговый устав» (1667 г.) существенно видоизменили или дополнили нормы Уложения 1649 г К концу первой четверти XVIII в. это количество дополнили еще свыше 3200 актов законодательства Петра 1 — разнопланового, поспешного, сложившего новый массив правовых норм без отмены или переработки прежних. В последующем, во второй четверти XVIII в., в среднем за год издавалось 200—220 актов, имевших силу закона. Объективная противоречивость такого неупорядоченного в формах законодательства множилась на российскую бюрократическую практику «сочинения указа на указ» и лишала текущее правоприменение именно того, на что направлялось столь обильное правотворчество,— законности (в духе политических начал того времени).

Дополнительные сложности применения закона создавало отсутствие достаточно полной публикации и распространения этих актов. Печатное издание манифестов и важнейших указов вошло в практику с 1710-х годов (тиражом до нескольких сот экземпляров). Объемные уставы, регламенты обязательно печатались в виде книг: некоторые наиболее значимые акты дополнительно издавались и на немецком языке. Однако в целом эти публикации охватывали немногим более половины определявших правовые нормы актов. В 1720-е годы было издано несколько сводных хронологических собраний законодательных актов, но составленных выборочно и произвольно (книги указов за 1714—1718 гг., за 1719—1720 гг. и некоторые др ). Остальная масса правовых актов в государственных учреждениях в первой половине XVIII в. направлялась только по соответствующим канцеляриям и архивам.

Ч

Недостатки судебной практики, разноречивые, иногда прямо противоположные решения судов разных инстанций нередко были следствием не только общих несовершенств юстиции или злого умысла, но и разной меры осведомленности судей в государственных законах. Тем самым кодификация права в первой половине XVIII в. получила и вспомогательную . задачу — разобраться в законодательстве, упростить его, сделать реальным единство государственного закона.

| >>
Источник: О. А. ОМЕЛЬЧЕНКО. КОДИФИКАЦИЯ ПРАВА В РОССИИ В ПЕРИОД АБСОЛЮТНОЙ МОНАРХИИ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XVIII ВЕКА) 1986. 1986

Еще по теме § 1. Источники права и формы закона в период становления и развития абсолютизма в России (первая половина XVIII в.).:

  1. § 1. «Просвещённый абсолютизм» Екатерины II и развитие конституционных идей в России во 2-й половине XVIII в.
  2. О. А. ОМЕЛЬЧЕНКО. КОДИФИКАЦИЯ ПРАВА В РОССИИ В ПЕРИОД АБСОЛЮТНОЙ МОНАРХИИ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XVIII ВЕКА) 1986, 1986
  3. Формирование и эволюция абсолютизма в России. Развитие российского права (вторая пол. XVII-XVIII вв.)
  4. Раздел 3 Рождение индустриальной цивилизации и противоречия мирового развития (XVIII – первая половина XIX вв) Глава 1 Революции и реформы в становлении западной цивилизации
  5. Тема 3. Образование Русского централизованного государства и становление общерусского права (ХУ - первая половина ХУ1 в.)
  6. Тема 6. Государство и право России в период разложения крепостнического строя и роста капиталистических отношений (первая половина XIX в.)
  7. Тема 6. Государство и право России в период разложения крепостнического строя и роста капиталистических отношений (первая половина XIX в.)
  8. Тема 5. Образование и развитие абсолютной монархии в России (вторая половина XVII - XVIII в.)
  9. § 66. Развитие права в период «просвещенного абсолютизма»
  10. РАЗВИТИЕ ПРАВА РОССИИ В XVIII в.
  11. Глава 5 ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII В. И НОВЫЕ ФОРМЫ КОДИФИКАЦИИ ПРАВА
  12. 8. Становление и развитие теории государства и права в России.