<<
>>

§ 2. Социальное законодательство после первой мировой войны

Социальное законодательство в период послевоенного кризиса. B первые годы после войны 1914—1918 гг. Европа была охвачена сильнейшим революционным подъемом, в огромной степени связанным с победой Великой Октябрьской социалистической революции.

Перед этим революционным шквалом, грозившим смести самые основы капиталистического строя, буржуазия вынуждена была усиленно маневрировать и идти на сравнительно большие уступки рабочему классу.

B Германии закон 1918 г. предусматривал введение восьмичасового рабочего дня для промышленных рабочих, а закон 1919 г. — и для служащих. B ряде стран были изданы законы о рабочих советах (фабзавкомах) и коллективных договорах. Последним придавалась юридическая сила, и, следовательно, им должна была оказываться судебная защита. Однако в законодательстве оставлялись лазейки для обхода условий коллективного договора. По германскому закону условия коллективного договора были обязательны только для членов профессионального союза, заключившего договор, или для тех лиц, которые, не будучи членами этого профсоюза, при поступлении на работу специально оговорили распространение на них условий коллективного договора. При отсутствии такой оговорки допускалось установление “по соглашению” с рабочими худших условий по сравнению с коллективным договором. Французский закон 1919 г. не только ограничивал сферу действия коллективного договора членами профсоюза, заключившего договор, но и обусловил распространение коллективного договора на членов союза их личным согласием. Это означало, что если отдельное лицо прямо или косвенно заявит о своем несогласии с коллективным договором, последний на него не распространяется. Такого рода “волеизъявления” могли исходить от подкупленных или спровоцированных рабочих, которых капиталисты и их наймиты использовали для подрыва организованной борьбы пролетариата и для внесения дезорганизации в его ряды.

Капиталисты прилагали все усилия к тому, чтобы превратить коллективный договор из орудия классовой борьбы в орудие умиротворения и разоружения рабочего класса, сделать его гарантией “классового мира”, закрепить с его помощью невыгодные для рабочих условия труда. B этом деле неоценимые услуги капиталистам оказывали реформистская профбюрократия и социал-демократическая верхушка, применявшие тактику уступок предпринимателям, тактику примиренчества, а нередко и прямого предательства интересов рабочих. Напротив, коммунисты и революционные деятели профдвижения использовали коллективный договор как серьезный фактор улучшения положения рабочих и одновременно как средство мобилизации пролетарских масс на революционную борьбу за социализм.

Наступление капитала на рабочий класс. Частичная стабилизация капитализма сопровождалась бешеным наступлением капитала на жизненный уровень и социальные завоевания рабочего класса. B Германии после подавления революционного выступления рабочих (1921 г.) был издан закон, допускавший увеличение продолжительности рабочего дня сверх установленной нормы. Это означало отмену восьмичасового рабочего дня. Были ухудшены условия социального страхования. Вместо обеспечения по безработице за счет общегосударственных средств, введенного законами 1918 и 1919 гг., устанавливалась система обязательных взносов рабочих и работодателей, чем возлагалось на рабочих новое бремя.

B 1930—1933 гг. в обстановке мирового хозяйственного кризиса последовало дальнейшее ухудшение социального страхования в Германии: был значительно ограничен круг застрахованных, снижен размер пособий по безработице, увеличена доля рабочих в покрытии расходов на обеспечение, введен особый сбор с застрахованных при каждом обращении к врачебной помощи, урезывалось право членов семьи застрахованного на обеспечение по всем видам социального страхования. B Англии в 1931 г. также было проведено ухудшение социального страхования путем ограничения круга застрахованных, сокращения размера пособий по безработице и увеличения уплачиваемых рабочими страховых взносов. Еще до наступления мирового кризиса, в 1927 r., вскоре после того, как английской буржуазии с помощью тред-юнионистских лидеров и государственной власти удалось сломить крупнейшую стачку английских углекопов, парламент принял реакционный закон о трудовых конфликтах и профессиональных союзах. Под страхом уголовной ответственности закон запретил всеобщие стачки, стачки солидарности и предоставил судебным властям право признавать незаконной любую экономическую стачку, “...если она предпринята с целью принуждения правительства или устрашения общества или значительной части общества”. Закон дал возможность самого широкого толкования понятия “устрашения” и фактически отдал профессиональные союзы в неограниченную власть судам. Закон взял под защиту штрейкбрехеров, запрещая исключение их из союза, ограничил право расстановки пикетов (постов, предупреждающих рабочих о происходящей стачке), давая возможность и это мирное мероприятие подводить под понятие “устрашения”. Было запрещено производить отчисления от членских взносов на политические цели без наличия особого заявления каждого члена профсоюза о своем согласии на это. Таким образом, закон 1927 г. ликвидировал то, что в течение столетия считалось в Англии бесспорным правом рабочих.

B 1937 г. в Англии после длительной парламентской волокиты был утвержден новый фабричный закон, заменивший закон 1901 г. Вместо того чтобы привести правила охраны труда в соответствие с изменившимися производственно-техническими условиями, закон 1937 г. повторил устаревшие правила прежнего закона и отчасти даже ухудшил положение рабочих по сравнению с ним. Многие предписания закона 1937 г. сопровождаются такими оговорками, которые сводят на нет эти предписания. Например, предусматривая устройство умывальников, сушилок и раздевалок для рабочих, закон добавляет: “если это возможно”. B законе не установлены меры по улучшению техники безопасности в шахтах. Обязанность нанимателя отводить рабочим место для принятия пищи предусматривается только для предприятий, занятых переработкой сырья, содержащего ядовитые вещества. Разрешается сверхурочная работа женщин и подростков без обязанности предпринимателя дополнительно оплачивать сверхурочное время.

Фашистское законодательство о труде. Жесточайшие формы приняло наступление капитала на рабочий класс в тех странах, в которых к власти пришли фашисты. Германские и итальянские фашисты уничтожили все, что было завоевано рабочими в области труда, отменили все законы, облегчавшие положение рабочих и дававшие им возможность организоваться для защиты своих интересов, поставили трудящихся в полную и безоговорочную зависимость от предпринимателей. Профессиональные союзы и фабзавкомы были разгромлены и ликвидированы, страховые кассы разграблены и опустошены. B Германии были отменены коллективные договоры. B Италии они формально сохранялись, но заключение их стало монополией фашистских синдикатов, в которые насильно загоняли рабочих и обязанность которых сводилась к поддержке мероприятий капиталистов и в насаждении каторжной дисциплины труда.

Гитлеровский закон об организации национального труда объявил капиталистов “вождями”, а рабочих и служащих — их “сопровождением” или “свитой”, обязанной верностью и слепым подчинением “вождю”. Таким образом, не сохранялась даже видимость договорной свободы и формального равенства сторон. Ka- питалистам предоставлялось право единолично устанавливать условия труда, по своему усмотрению решать вопросы оплаты труда, норм выработки, внутреннего распорядка и т. п. Закон 1938 г. уполномочивал предпринимателей удлинять рабочий день до 14 часов без дополнительной оплаты, а при непрерывных работах до 16 часов. Для подростков был установлен десятичасовой рабочий день. B предприятиях, имеющих общественное значение, разрешалась отмена воскресных и праздничных дней. Труд в гитлеровской Германии принял явно принудительный характер. B широких масштабах применялась трудовая повинность, служившая целям захватнической войны. Германия покрылась сетью “трудовых лагерей”, в которых от непосильного труда изнывали миллионы людей. B особенно бесчеловечные условия были поставлены иностранные рабочие, насильственно или обманом ввозившиеся из разных стран в Германию. K ним применялся каторжный режим с телесными наказаниями и даже смертной казнью за малейшие проступки.

Национальная и расовая дискриминация. Составной частью политики современного империализма является национальная и расовая дискриминация. Одним из проявлений этой дискриминации является широко распространенная в капиталистических странах дифференциация оплаты и других условий труда по национальным и расовым признакам. Наряду с этим применяется дифференциация по полу и возрасту. B капиталистических странах, по общему правилу, цветные рабочие получают значительно меньшую заработную плату, чем белые, за одну и ту же работу и притом нередко при более продолжительном рабочем дне; женщины и дети — меньшую, чем взрослые мужчины.

Эта дифференциация не только обеспечивает капиталистам дешевые рабочие руки женщин, детей, цветных рабочих, но и облегчает снижение жизненного уровня остальных рабочих. Она приводит к ослаблению классовой солидарности пролетариата.

Борьба рабочего класса капиталистических стран за улучшение условий труда. Коммунистические партии и революционные профсоюзы во всех капиталистических странах противопоставляли и противопоставляют наступлению капитала и реакции единый фронт трудящихся. Там, где эти усилия имели успех, где побеждали демократические силы, были проведены важные для рабочего класса реформы в области трудового законодательства. B 1936 г. правительство Народного фронта во Франции приняло закон о 40-часовой рабочей неделе, минимуме заработной платы, оплачиваемых отпусках, рабочем представительстве (выборные рабочие делегаты на предприятиях). Был издан новый закон о коллективных договорах, устранявший ряд недостатков закона 1919 г. Однако с распадом Народного фронта пришедшее к власти реакционное правительство Даладье аннулировало эти законы. 40-ча- совая неделя была заменена 60-часовой, отменены коллективные договоры и права рабочих на оплачиваемые отпуска.

Жестокая и реакционная политика в области труда проводилась после разгрома Франции и прихода к власти предательского “правительства” Виши.

30-е годы XX в. ознаменовались сдвигами в области трудового законодательства США, где под давлением рабочего класса было издано несколько прогрессивных законов. Прогрессивным элементам удалось, наконец, преодолеть сопротивление Верховного суда, который в 1937 г. отступил от своей традиционной позиции и признал закономерность постановлений об ограничении продолжительности рабочего дня и установлении минимума оплаты женского и детского труда. Президент Рузвельт провел ряд законов, признававших право стачек, право рабочих на организацию профессиональных союзов и на заключение коллективных договоров с предпринимателями. Для значительной части рабочих была введена 40-часовая рабочая неделя, издан федеральный закон, предусматривающий пенсии по старости и пособия по безработице.

Однако целый ряд категорий рабочих и служащих остался вне сферы социального страхования. Пенсии по инвалидности не были предусмотрены. Был введен налог на рабочих и предпринимателей для образования фонда на выплату пенсий, размер налога установлен одинаковый для тех и других. Для получения пособий и пенсий, помимо достижения 65-летнего возраста и других условий, требуется устанавливаемый отдельными штатами стаж оседлости в одном штате (продолжительностью до 5 лет в течение последних 9 лет).

Хотя законодательство Рузвельта о профессиональных союзах содержит ряд оговорок и допускает множество исключений и отклонений, все же оно по сравнению с прошлым было известным шагом вперед. Естественно, что реакционные круги американского монополистического капитала всячески стремятся повернуть дело вспять. Борьба против законодательства Рузвельта проводится как путем непрекращающихся атак в законодательных органах, в публичных выступлениях, в процессе избирательных кампаний, так и путем практического нарушения и саботажа предписаний законов; предпринимаются многочисленные попытки добиться через суды отмены заключенных коллективных соглашений под самыми разнообразными предлогами. Эта борьба особенно усилилась после окончания войны.

B 1946 г. в конгресс США был внесен законопроект, предусматривавший право правительства требовать прекращения забастовок под страхом уголовного наказания для руководителей профсоюзов и участников забастовки в виде тюремного заключения и крупного штрафа. Законопроект предоставлял президенту право призывать на военную службу бастующих рабочих. Только единодушный отпор рабочего класса и негодование всех прогрессивных слоев американского народа предотвратили утверждение Президентом Труменом другого, внесенного ранее и одобренного сенатом антирабочего законопроекта Кейза, предусматривавшего штраф в сумме 10 тысяч долларов и тюремное заключение до 20 лет для лиц, “препятствующих ходу производства и торговли”. Эта формулировка допускала самое широкое толкование и открывала возможность применения жестоких судебных репрессий по отношению к любому участнику забастовки.

B 1947 г. в конгресс был снова внесен ряд антирабочих законопроектов, имевших целью нанести удар профессиональным союзам, ослабить позицию рабочих в борьбе против монополистического капитала, развивающего наступление на жизненный уровень рабочего класса.

Как уже указывалось выше, в июне 1947 г. был издан реакционный антирабочий закон Тафта-Хартли. Закон запрещает профессиональным союзам заключать коллективные договоры в масштабе целой отрасли промышленности, препятствует профессиональным союзам руководить работой своих местных организаций при заключении ими коллективных договоров с отдельными предпринимателями, предусматривая в таких случаях судебное преследование против профессиональных союзов, ограничивает право забастовок и запрещает систему “закрытых цехов”, т. e. преимущественного приема на работу членов профессиональных союзов. Наконец, закон Тафта-Хартли отказывает в признании права вести переговоры о коллективном договоре за профессиональным союзом, если среди его активистов имеются коммунисты или “лица, в отношении которых можно разумно предположить, что они являются коммунистами или сочувствуют коммунизму”. Таким образом, закон направлен на изгнание из профессиональных союзов всех прогрессивных элементов.

<< | >>
Источник: В. А. Томсинов .. Всеобщая история государства и права.2011. — 640 с.. 2011

Еще по теме § 2. Социальное законодательство после первой мировой войны:

  1. § 1. Социальное законодательство до конца первой мировой войны
  2. 5. Как изменилась карта Европы после Первой мировой войны?
  3. ТЕМА 18 СТРАНЫ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ И США В 1918-1939 ГГ. § 80. Европа после Первой мировой войны
  4. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО СЛАВЯНСКИХ НАРОДОВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ ПОСЛЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (БОЛГАРИЯ, ПОЛЬША, ЧЕХОСЛОВАКИЯ, ЮГОСЛАВИЯ)
  5. § 4. Опыт реализации норм международного права и отечественного законодательства, регулирующих правовой статус иностранных военнопленных, находящихся на территории России в годы Первой мировой войны
  6. 16. Какие были итоги Второй мировой войны? Какие изменения в Европе и мире произошли после Второй мировой войны?
  7. ГЛАВА 2. ПРАВОВОЙ СТАТУС ИНОСТРАННОГО ВОЕННОПЛЕННОГО, НАХОДЯЩЕГОСЯ НА ТЕРРИТОРИИ РОССИИ, В ОТЕЧЕСТВЕННОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ ПЕРИОДА ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (АВГУСТ 1914 — МАРТ 1918 гг.)
  8. ТРАНСФОРМАЦИЯ МИРА ПОСЛЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ.
  9. 76 . РАЗВИТИЕ ЯПОНИИ ДО И ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  10. 22. Каковы особенности развития Великобритании после Второй мировой войны?
  11. A. H. Бадак, И. E. Войнич, H. M. Волчек. Всемирная история: Итоги первой мировой войны ., 2002
  12. 2. Конституционное развитие Китая после 2-й мировой войны
  13. § 3. Итальянское государство после второй мировой войны