<<
>>

МАРОККАНСКИЙ КРИЗИС 1905 — 1906 ГГ.

Между тем, в феврале 1905 г. французская дипломатия приступила к реализации своей сделки с Англией. Султану Марокко был предъявлен проект реформ, принятие которого означало бы «тунисификацию» Марокко, т.е.

французский протекторат над ним по образцу Туниса.

Германская дипломатия решила испортить англо-французскую игру и при этом так запугать Францию, чтобы она не была способна на какую-либо антигерманскую или просто неугодную Германии политику. Германское правительство и, соответственно, германская дипломатия начали с того, что принялись подстрекать султана отвергнуть французские домогательства.

Вслед за тем, по настоянию канцлера Германской империи Бюлова, Вильгельм II под предлогом обычного путешествия отправился на своей яхте в Средиземное море: всем было известно, что император — большой любитель морских прогулок.

B марте 1905 г. кайзер Вильгельм II высадился на берег в Танжере. Согласно принятым обычаям ему была организована торжественная встреча. Марокканский султан послал в Танжер своего дядю, чтобы приветствовать германского императора, посетившего марокканскую землю.

Отвечая на приветствие, кайзер выступил с речью (31 марта), которая немедленно облетела всю мировую печать. Вильгельм II провозгласил, что Германия требует в Марокко свободной торговли и равенства своих прав с другими державами. Он добавил, что желает иметь дело с султаном, как с независимым государем, и что со стороны Франции ожидает уважения этих пожеланий.

Речь кайзера означала, что Германия обращается к Англии и, в особенности к Франции, с требованием отказаться от своей сделки насчет Марокко. Особую пикантность зтому факту добавляло то, что дополнительный договор Англии и Франции, по которому определенно предусматривались возможность установления французского протектората в Марокко и уничтожение власти султана, не был опубликован.

Марокко, разрываемое на части европейскими державами. Карикатура из французского журнала «Асьет-о-бер».

Mo в Англии и Франции, равно как и в других ведущих державах, прекрасно поняли выступление Вильгельма. Это был дерзкий вызов, публично брошенный B лицо Франции.

Вслед за этим канцлер Бюлов обратился ко всем участникам Мадридского договора 1880 r., предлагая поставить вопрос о Марокко на обсуждение конференции. Мадридский договор устанавливал равенство торговых и иных прав всех иностранных держав в Марокко. Предложенная Бюловым конференция должна была вновь урегулировать положение Марокко на основе принципа «от-

крытых дверей». Предложение канцлера сопровождалось намеками, что в случае, если Франция его отклонит, ей будет грозить война.

Bo Франции распространилась серьезная тревога. Вое: вать с Германией из-за Марокко было немыслимо. Во-первых, было невозможно гнать войска на убой из-за нового колс^. ниальиого приобретения, о котором очень мало кто знал и . думал (кроме заинтересованных финансистов):.слишком вопиющим и безобразным преступлением показалось бы это " даже проправительственным кругам и это могловызвать революционный протест народа.

Во-вторых, Россия была настолько занята войной с Японией, что не могло быть и речи о помощи с ее стороны.

В-третьих, несмотря па соглашение с Англией, вовсе не было уверенности в том, что Англия немедленно выступит, что ее помощь на суше может оказаться сколько-нибудь существенной.

Даже сам министр иностранных дел Франции Дслькассс, стоявший за отпор притязаниям Германии, на заседании совета министров обещал помощь всего лишь в размере 100 тыс. англичан, которые будто бы должны в случае войны высадиться в немецкой земле Шлезвиг.

Ho все зто пока .тишь было разговором, ничуть не обязательным для английского правительства. Воевать же против Германии один на один Франция была совершенно не в состоянии, да и ее подготовка с чисто технической стороны была на тот момент неудовлетворительна.

И все-таки министр иностранных дел Делькасее, один из творцов Антанты, решительно отклонил германские требования. Дёлькассе не верил, что Германия начнет войну: он считал ее угрозы блефом. Делькассе был убежден, что Вильгельм II нс решится подвергнуть свой молодой флот опасности полного разгрома.

Ha заседании кабинета Делькассе заявил: «Европа на моей стороне. Англия поддерживает меня полностью. Она тоже не остановится перед войной... Нет, конечно, не мне надо искать посредничества. Moe положение превосходно. Германия, - продолжал министр, — не может хотеть войны. Ec нынешнее выступление не болсе как блеф: она знает, что против нее выступит Англия. Я повторяю: Англия поддержит нас до конца и нс подпишет без нас мира».

Однако многие влиятельные французские политики во главе с председателем совета министров Рувье боялись войны гораздо больше, чем Делькассе. Момент был слишком благоприятен для Германии. Рувье указывал, что английский флот не заменит для Франции русскую армию, занятую на полях Маньчжурии: ведь флот «не имеет колес» и не сможет защитить Париж.

1 июня 1905 г. Бюлов телеграфироваЛ германскому послу в Париже: « ...французы непрерывно грозят марокканскому султану действиями с алжирской границы в том случае, если он.отвергнет французскую программу'». Однако 28 мая султан сообщил французскому представителю, что о принятии французских предложений относительно реформ речь может быть лишь после того, как эти предложения будут рассмотрены и одобрены державами — участницами договора.

Бюлов угрожающе добавлял: «Нам пришлось бы сделать соответствующие выводы в том случае, если бы после заявления султана, которое неопровержимо с точки зрения международного права, Франция продолжала ту политику запугивания и насилия, которой до сих пор придерживался Делькассе и которая затрагивает не только интересы, но и достоинство государств, находящихся в одинаковом с нами положении и участвовавших в заключении договора...»

«В интересах мира важно, — продолжал Бюлов, — чтобы вышеизложенные соображения были безотлагательно доведены до сведения премьера и чтобы он не принимал предстоящего ему решения, не будучи вполне осведомлен о положении дела».

Через несколько дней итальянское правительство довело до сведения Парижа, что германский посол в Риме сделал ему еще более ясное заявление. Посол прямо предупредил, что «если французские войска переступят границу Марокко, германские войска немедленно перейдут границу Франции».

Получив это сообщение, Рувье поспешил в Елисейский дворец. Там он заявил президенту республики, что в корне не согласен с политикой министра иностранных дел. Заручившись согласием президента Франции Лубе, Рувье созвал 6 июня заседание совета министров. »

Он сказал министрам, что уйдет.со своего поста в случае, если его коллеги по кабинету поддержат Делькассе.

Большинство членов совета министров высказались против министра иностранных дел. Делькассе не оставалось ничего другого, как подать в отставку. Рувье принял портфель министра иностранных дел и вступил в переговоры с Берлином.

Рувье заявил немцам, что не одобряет идеи международной конференции, но предлагал договориться о способах компенсации Германии в обмен за установление французского протектората над Марокко.

Однако оказалось, что Рувье напрасно рассчитывал избежать таким путем конфликта с немцами. Гольштейн и Бюлов явно стремились обострить положение. Они настаивали на безоговорочном согласии Франции на созыв международной конференции. 21 июня 1905 г. германский канцлер предостерег французского посла, чтобы Рувье не затягивал решения. «Не следует, — заявил он, — медлить на пути, по краям которого зияют обрывы и даже пропасти».

Германская1 дипломатия продолжала толкать дело к разрыву. Странно, ^rro Вильгельм не согласился на выгоднейшие для Германии предложения Франции. Германским дипломатам затем пришлось дрлго и горько каяться и признаваться в этой роковой ошибке: случая утвердиться в Марокко уже больше никогда не представлялось, и французское правительство уже никогда больше не повторяло своего предложения.

Вдруг в германской тактике произошел неожиданный поворот: канцлер Германской империи Бюлов взял более примирительный курс. Он продолжал настаивать на конференции, но изъявил согласие предварительно признать за Францией наличие особых интересов в Марокко.

- Канцлер, видимо, заколебался, развязывать ли мировую войну. Это позволило Германии и Франции 8 июля 1905 с. достигнуть предварительного соглашения об условиях созыва конференции.

<< | >>
Источник: А.Н. Бадак.И. Е.Войнич, H.M. Волчек. Всемирная история:. Канун I мировойвойны. 1996. 1996

Еще по теме МАРОККАНСКИЙ КРИЗИС 1905 — 1906 ГГ.:

  1. А. Положение русского ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА до реформ 1905-1906 годов В СВЯЗИ С ОБЩИМ ПОНЯТИЕМ ЗАКОНА
  2. НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ БОРЬБА МАРОККАНСКОГО НАРОДА
  3. РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ B 1906 — 1907 ГГ. I И II ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ДУМЫ
  4. НАРОДНЫЕ ВОССТАНИЯ B 1906 - 1911 ГГ.
  5. 1. РЕВОЛЮЦИЯ 1905-1911 ГОДОВ B ИРАНЕ
  6. ПОДЪЕМ РЕВОЛЮЦИОННОЙ БОРЬБЫ ЛЕТОМ 1905 Г.
  7. Иранская революция 1905–1911 гг.
  8. Русско-японская война 1904-1905 гг.
  9. РЕФОРМИРОВАНИЕ ОБЩЕСТВЕННОГО И ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОЯ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ПЕРИОД РЕВОЛЮЦИИ 1905-1907 гг.
  10. ВСЕОБЩАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СТАЧКА B ОКТЯБРЕ 1905 Г.
  11. § 73. Революция 1905-1907гг .
  12. 5.2. Россия в 1905 1917 гг.
  13. Философские аспекты экологического кризиса: виновны ли эпоха Нового времени или христианство в экологическом кризисе?
  14. РУССКО-ЯПОНСКАЯ ВОЙНА 1904 — 1905 ГГ.