<<
>>

Идем на Восток

Крестовые походы – массовое общеевропейское движение, вылившееся в череду войн на Ближнем Востоке и в Восточном Средиземноморье под лозунгом освобождения Святой земли от иноверцев. Оно охватывает период с 1096 по 1291 г.

В него было вовлечено множество европейцев – в основном феодалов, но также и значительные массы крестьян, купечество. Сугубо военные мероприятия быстро сменились колонизаторской деятельностью и торговлей, которые (последняя прежде всего) превалировали в финале.

Начало крестовых походов есть поворот в судьбе европейской цивилизации, предвестие коренного изменения ее статуса. Если до конца XI в. Европа не предпринимала внешней экспансии и занималась строительством собственного культурного пространства, то теперь окрепшая христианская цивилизация Запада почувствовала себя в силах оказывать давление на иные сообщества и вышла на арену международной политики. С Первым крестовым походом заканчивается раннее и начинается классическое высокое Средневековье.

Изменения связаны с окончательным сложением феодальной системы в развитых европейских странах. Окрепла рыцарская конница – основное действующее лицо не только военной, но и социальной истории Средневековья. Сформировался стереотип воина новой эпохи и появились хозяйственные структуры, его обеспечивающие. Важнейшей среди них была система феодального землевладения – к концу XI в. вся пригодная для обработки или использования земля в Европе была поделена (указанный выше принцип «нет земли без господина»). Вместе с тем сословие рыцарей расширялось. Масла в огонь подливал и майорат, восторжествовавший в европейской правовой практике. В результате увеличивалось число безземельных рыцарей, которым оставались только два выхода: либо податься в духовенство, либо промышлять разбоем, превратившись в наемников. Эта категория населения к концу XI в. стала серьезной проблемой для внутренней стабильности западноевропейского общества.

Европейскую знать манила идея расширить свои владения и получить под свою власть новых подданных. Ей не давали покоя богатства Востока, о которых знали немного, но придерживались чрезвычайно высокого мнения.

Инициировала крестовые походы католическая церковь. Она переживала период очевидного подъема и намеревалась усилить свое влияние и на Ближнем Востоке, и в Византии.

Непосредственным поводом послужило появление в Святой земле новых агрессоров. С середины XI в. турки-сельджуки атаковали Византию и после того, как она проиграла битву при Манцикерте, оккупировали практически всю Малую Азию, поставив Восточную Империю в тяжелейшее положение. Союз сельджуков с печенегами еще более усугубил проблемы, и император Алексей I Комнин вынужден был обратиться за поддержкой к папе и ряду европейских государей. Кроме всего прочего, сельджуки отторгли у арабов Египта Иерусалим, в котором находилась главная святыня христианского мира – Гроб Господень, причем в отличие от арабов, вполне лояльно относившихся к христианским паломникам, турки были куда менее терпимыми.

Сплетение всех этих событий привело к провозглашению папой Урбаном II в ноябре 1095 г. на соборе во французском Клермоне призыва взяться за оружие и освободить из рук неверных Гроб Господень. Идею крестоносного движения поддержали практически все слои общества – от крестьян до высшей знати.

В результате в 1096 г. начался Первый крестовый поход (1096–1099 гг.).

Он делится на две части, практически никак между собой не связанные, – поход бедноты и поход феодалов. Прежде выступили крестьянские массы, поддавшиеся агитации экзальтированного странствующего монашества.

Монах Петр Амьенский (Пустынник), священник Готшалк и обедневший рыцарь Вальтер Голяк повели ранней весной 1096 г. многотысячные толпы ополченцев – в основном из Северной Франции и Рейнской области – в Святую землю. Слабо представляя себе направление и расстояние до цели, кое-как вооруженные отряды добывали себе продовольствие, мародерствуя по пути и заодно устраивая массовые еврейские погромы. Поредевшее войско летом 1096 г. было переправлено византийцами на азиатский берег Босфора и в октябре полностью уничтожено сельджуками.

Феодалы выступили летом 1096 г., будучи отлично подготовленными. Их отправление сопровождалось продажей или закладом многих владений и имущества, поскольку участники похода нередко собирались обустроиться в Палестине заново. Это обстоятельство серьезно встряхнуло экономику и социальную жизнь Запада.

Войско составили несколько отрядов: лотарингских рыцарей возглавлял герцог Готфрид (Годфруа) Бульонский, норманнов Южной Италии – Боэмунд Тарентский, рыцарей Прованса и Лангедока – граф Раймунд Тулузский, а несколько отрядов Северной и Центральной Франции повели герцог Нормандии Роберт, граф Блуа Этьен и граф Фландрии Роберт.

Несмотря на отсутствие общего руководства, рыцари представляли собой огромную силу. Несколькими путями они в конце 1096 – начале 1097 г. добрались до Константинополя. Добившись от них вассальной присяги, Алексей Комнин переправил войско крестоносцев в Малую Азию.

Междоусобицы сельджуков несколько облегчили их задачу. В начале 1098 г. крестоносцы отбили город Эдессу, где создали графство Эдесское во главе с Балдуином Фландрским. После взятия Антиохии появилось княжество Антиохийское во главе с Боэмундом Тарентским. Наконец, в июле 1099 г. крестоносное войско штурмовало Иерусалим, учинив в нем впоследствии грандиозную резню неверных. В городе ему досталась большая добыча, а в результате завоеваний на побережье и захвата большинства портов возникла окончательная структура четырех новых государств крестоносцев на Востоке. Они образовали очаг западной цивилизации в Азии.

Палестина и Южная Сирия входили в королевство Иерусалимское (Готфрид Бульонский), севернее располагались графство Триполи, княжество Антиохийское и графство Эдесское. Формальным главой всего анклава являлся король Иерусалимский, вассалами которого были остальные трое владык. Но по сути все они не зависели от своего короля.

Принципы устройства нового общества излагались в Иерусалимских ассизах, представлявших собой кодекс, регламентирующий правовую и социальную структуру государств.

Все эти государственные образования – уникальный опыт искусственного насаждения классического феодального устройства в других регионах. Поэтому их нередко рассматривают как одну из эталонных моделей феодального общества в целом. Яркой особенностью было то обстоятельство, что постоянная угроза извне потребовала скорректировать принципы вассальных обязательств: король имел право требовать военной службы в течение всего года, а не ограниченного числа дней в году.

Государства крестоносцев просуществовали до 1291 г., постоянно уменьшаясь в размерах. Земли местных мусульманских владетелей были переделены, а население обложено повинностями в пользу новых хозяев. На Восток также переселилось немало рыцарей, крестьян и купцов из Европы. Христианские подданные обычно несли больше повинностей, чем мусульмане: тем, в частности, не вменялось платить церковную десятину. И все же обстановка всегда оставалась напряженной – как из-за социальных противоречий, так и благодаря внешней угрозе со стороны мусульманских соседей.

Важнейшие черты государств крестоносцев – это высокая роль церкви и превалирование церковного землевладения, массовый приток итальянских купцов, очень быстро прибравших к рукам всю средиземноморскую торговлю с Востоком.

Небольшое количество конных рыцарей, которые осели на Ближнем Востоке (обычно не более 600), заставляло искать пути организации войск. Выход был найден в формировании духовно-рыцарских орденов, которые складывались с самого начала XII в. Крупнейшие из них – тамплиеры (храмовники, рыцари Ордена Храма) и госпитальеры (иоанниты, рыцари Ордена святого Иоанна), а также тевтонцы .

Возникая первоначально внутри монашеских орденов, занимавшихся обслуживанием и лечением паломников, они вскоре принимают свой канонический вид. Сущность идеи состояла в формировании мощных и абсолютно управляемых организаций, члены которых одновременно были бы и монахами, и полноценными конными воинами-рыцарями. Они находились вне юрисдикции местных феодалов и через своего главу – великого магистра – подчинялись непосредственно папе.

Ордена представляли собой наиболее организованную, дисциплинированную и боеспособную силу христианского мира, в них была практически полностью изжита главная ахиллесова пята феодального общества – тотальная анархия. Именно им удалось в значительной степени отсрочить ликвидацию христианских государств на Ближнем Востоке.

Вскоре после отвоевания земель христианами началось сплочение мусульманских государств. После захвата ими Эдессы в 1144 г. был организован Второй крестовый поход (1147–1149 гг.), который возглавили французский король Людовик VII и германский император Конрад III. В это время начинают ощутимо влиять на ситуацию споры между европейскими государями о преобладании на Ближнем Востоке. Обостряются и противоречия с Византией, которую изначально никто не собирался допускать к управлению ее бывшими землями. Эти проблемы обрекают на медленное угасание очаги христианских государств на Востоке.

К концу XII в. европейцы сталкиваются с новыми сложностями. Султан Саладин (Салах-ад-Дин) объединяет Египет и ряд земель Сирии и Месопотамии в мощное государство и в 1187 г. захватывает Иерусалим. Ответом на это явился Третий крестовый поход (1189–1192 гг.). Во главе его встали германский император Фридрих I Барбаросса, французский король Филипп II Август и английский король Ричард I Львиное Сердце. Союз Фридриха с иконийским султаном против Саладина привел, в свою очередь, к союзу Византии (противника иконийцев) с Саладином, что окончательно смешало все карты в ближневосточной политике.

При переправе через горную речку в Киликии утонул Фридрих I, что вывело немцев из игры. Филипп же в ходе кампании окончательно рассорился с Ричардом и, после своего отъезда в 1191 г. в Европу, заключил союз с новым германским императором против англичан. Те остались в одиночестве. Единственным заметным успехом похода стало взятие Акры.

Затянувшееся единоборство Ричарда Львиное Сердце с Саладином завершилось миром, по которому за крестоносцами сохранялось побережье от Тира до Яффы со столицей Иерусалимского королевства в Акре. Подтверждалось право паломников и купцов посещать Иерусалим, но лишь в течение трех лет. Таким образом, и в этом походе крестоносцы не достигли искомых целей.

Во время Четвертого крестового похода (1202–1204 гг.) вместо намеченных завоеваний на Востоке они напали на Византию и разгромили ее.

Инициировавший его папа Иннокентий III мечтал о захвате Египта. Однако проблемы со сбором войска и нехватка денег (значительная часть крестоносцев вовремя не добралась до Венеции, купцы которой организовывали за предварительно оговоренную плату их переправу) поставили вышедших воевать в полную зависимость от венецианцев. Дож Энрико Дандоло предложил крестоносцам в качестве компенсации захватить главного конкурента Венеции в торговле на Адриатике – далматинский город Задар. Во время осады и взятия Задара к крестоносцам обратился за помощью сын свергнутого византийского императора царевич Алексей. Помимо денег он пообещал подчинение православной византийской церкви папскому престолу. В результате Константинополь в 1203 г. был отбит крестоносцами, а когда те не получили обещанной суммы, в апреле 1204 г. они взяли византийскую столицу еще раз и подвергли ее тотальному разграблению.

Эта акция, поддержанная и венецианцами, и французским королем, и германским императором, привела к катастрофическим последствиям для всей Европы.

Балканские владения Византии и небольшая территория в Малой Азии (около половины всех земель Империи) были захвачены крестоносцами, здесь возникло новое государство – Латинская империя (1204–1261 гг.). Остатками былого колосса являлись Никейская и Трапезундская империи (обе в Малой Азии), а также Эпирский деспотат (на Балканском полуострове). Венецианцы завладели частью Константинополя, многочисленными портами в Пропонтиде, островами и побережьями в Греции (в частности, Критом). Хотя через несколько десятилетий византийцы воссоздали свою Империю, государству был нанесен сокрушительный удар, ослабивший его и облегчивший мусульманам проникновение в Европу. Всего через столетие упорная антивизантийская политика Запада обернется массой военных и политических проблем для него самого.

В ходе Пятого крестового похода (1217–1221 гг.), в котором участвовали рыцари Англии, Германии, Венгрии и Голландии, после длительной осады они взяли важнейшую крепость Дамиетту. Путь в Египет был открыт, однако отсутствие единства и из рук вон плохое командование привели к ряду поражений, заставивших эвакуировать войска.

В Шестом крестовом походе (1228–1229 гг.) под руководством германского императора Фридриха II европейские рыцари высадились в Сирии. Пообещав султану Египта поддержку против его врагов на Ближнем Востоке, Фридрих выторговал себе Иерусалим и ряд других городов Палестины.

В 1244 г. мусульмане снова отбили Святой город, результатом чего стал Седьмой крестовый поход (1248–1254 гг.). С этого момента крестоносное движение становится почти исключительно инициативой французской короны. Людовик IX Святой остается фактически единственным государем Европы, не утратившим интереса и рвения в войнах на Востоке. Поход преследовал целью закрепиться в Северной Африке. Однако военные неудачи и эпидемия холеры заставили французов вернуться домой ни с чем.

В 1270 г. Людовик Святой организует Восьмой крестовый поход, высадив французское войско в Тунисе. Однако новая эпидемия выкосила значительную часть армии; не пережил ее и сам король.

Эта кампания оказалась последним состоявшимся крестовым походом. Идея новых экспедиций будет возрождаться и в XIV, и в XV, и даже в XVI в., однако дальше приготовлений и робких попыток реализации дело не пойдет. Эпоха крестовых походов безвозвратно уходила в прошлое. Идея, вдохновлявшая первых крестоносцев, уже не привлекала сторонников. Европа сильно изменилась благодаря тесному общению с Востоком.

Знакомство с роскошью и богатством восточных стран и Византии необратимо сказалось на сознании европейцев, прежде всего тех, кто располагал властью. Резко возросшие материальные и отчасти духовные потребности феодалов требовали удовлетворения, которое не могло быть достигнуто за счет поборов с подданных.

Желание увеличить оборот торговли с Востоком вызывало как повышение роли денег в повседневной действительности Европы, так и рост значимости купеческой прослойки. В конечном счете купцы (преимущественно итальянские) первыми осознали бессмысленность войн в Палестине и Африке, предпочитая им торговую экспансию. И, как показал опыт Четвертого крестового похода, феодальные армии на рубеже XII–XIII вв. почти полностью зависели от купцов. Все связи с Ближним Востоком оказались в руках итальянской купеческой аристократии, заинтересованной в мире, а не в регулярных обострениях военных действий.

Усиление сопротивления со стороны мусульман и возвышение Египта также сыграли свою роль. Переориентация крестоносного движения на новые цели (захват Прибалтики, Финляндии и славянских земель, Реконкиста, альбигойские войны) отвлекла множество потенциальных участников от ближневосточных экспедиций. Масса неприкаянных безземельных феодалов, составлявших костяк движения на раннем этапе, находила выход своей энергии в службе по найму в королевских отрядах (так было во Франции и Англии).

В итоге к концу 1280-х годов государства крестоносцев утратили почти все свои территориальные владения, превратившись в несколько приморских крепостей, полностью зависящих от снабжения по морю. В 1291 г. после тяжелой осады последний оплот крестоносцев в Палестине – крепость Акра, оборонявшаяся тамплиерами, – была взята штурмом. Ее эвакуация – последнее событие этой эпохи. Не достигнув своей главной цели – установления христианами контроля над Святой землей, движение крестоносцев сказалось на самой Европе, активизировав в ней практически все стороны жизни: военную, финансово-экономическую, политическую, социальную и культурную. Не будет преувеличением утверждение, что классическое Средневековье началось с крестовыми походами и с ними же завершилось.

<< | >>
Источник: Хлевов А.А.. Краткая история Средних веков: Эпоха, государства, сражения, люди. 2008

Еще по теме Идем на Восток:

  1. §4. Политико-правовые идем солидаризма и институционализма
  2. § 5. Политико-правовые идем европейского социализма XVI — XVII вв.
  3. Во всех индуктивных процессах мы идем от частного, от факта к правилу. В результате индукции вывод получается гипотетический.
  4. Тема 6. РОССИЙСКИЙ ДАЛЬНИЙ ВОСТОК И СТРАНЫ КОРЕЙСКОГО ПОЛУОСТРОВА Л.Е. Козлов[102] 1. Интенсификация политики России на Корейском полуострове в начале XXI века 2. Экономические связи Дальнего Востока с Южной Кореей 3. Экономические связи Дальнего Востока с Северной Кореей 4. Социальные связи Дальнего Востока с Южной и Северной Кореей
  5. Часть вторая Средневековый Восток Глава 1 Средневековье и проблема феодализма на Востоке
  6. ТЕМА 7. Международные миграционные процессы: российский Дальний Восток Л.Н. Гарусова[142] Международная миграция: сущность, значение, возможности регулирования. Особенности миграционных процессов на российском Дальнем Востоке. Проблема адаптации и социализации мигрантов как фактор национальной безопасности
  7. Современный Восток
  8. Средний Восток
  9. Глава 1 Колониализм на традиционном Востоке
  10. Сабатино Москати. Цивилизации Древнего Востока, 2010
  11. Восток на перепутье
  12. Проблема Запад - Восток
  13. Современный Восток
  14. Вигасин А.А.. История Древнего Востока, 2006