Задать вопрос юристу

Любовь или ненависть

Рассмотрим эту последнюю экзистенциальную дихотомию. Известно, что любовь является стержневой характеристикой личности. Почему? Священное Писание говорит, что “Бог есть любовь“ (1 Ин. 4:8; 4:16). Бог Троица есть полнота любви, при этом каждое Лицо-Ипостась обращено с любовью к двум другим Лицам-Ипостасям.

Жизнь Божественных Лиц есть взаимопроникновение (перехорисис), так, что жизнь Одного является жизнью Другого, то есть каждое Лицо живет не для себя, но отдает Себя другим Ипостасям (Лицам). Это и есть истинная Любовь. Лица в Троице осознают Себя как “Я и Ты”: “Ты, Отче, во мне, и Я в Тебе” − говорит Христос Отцу (Ин. 17:21). “Все, что имеет Отец, есть Мое, потому Я сказал, что (Дух) от Моего возьмет и возвестит вам”, − говорит Христос о Святом Духе (Ин. 16:14). В этом состоит главная тайна любви: она всегда взаимна, и она всегда чудо. Постигая Святую Троицу, мы постигаем сущность любви. По образному выражению святых отцов, “кто видел Троицу, тот видел Любовь”.

И, как отмечает профессор А.И. Осипов[279], догмат Троицы открывает нам первообраз той любви, которая является идеальной нормой человеческой жизни, человеческих отношений. Многоипостасное человечество, хотя и едино по своей природе, но в настоящем состоянии совсем не едино по существу, потому что грех разделяет людей. Тайна Бога-Троицы и открыта человечеству для того, чтобы оно знало, что только богоподобная любовь может сделать каждого человека чадом Божиим. И поскольку любовь является главным свойством Бога, “самой жизнью Божественной природы”, то для человека, созданного по образу Творца, любовь является главным личностным признаком. Если человек любит, то его сердце открыто для других людей и всего живого. Апостол Павел об этом писал так: “Сердце наше расширено к вам, коринфяне, вам в нас не тесно” (Кор.1:6).

Любящий человек − это милосердный человек. Исаак Сирин вопрошает: “Что есть сердце милующее?” И так отвечает на этот вопрос: “Это сердце, которое возгорается любовью ко всему творению, к людям, к птицам, к животным, к демонам, ко всем тварям…, движимое бесконечным состраданием, которое пробуждается в сердце тех, кто уподобляется Богу”[280]. Истинная любовь как Божественный дар онтологически связывает всех воедино.

“Потому узнают все, что вы − Мои ученики, если будете иметь любовь между собою” (Иоанн, 13:39), – говорил апостолам Сам Иисус Христос. Следовательно, основной признак обретения истинной любви − это любовь к ближнему. В этой связи вспоминается следующая притча[281].

Один человек пришел к великому Учителю и сказал: “Я хотел бы полюбить Бога − покажи мне путь!” Учитель ответил: “Скажи мне сначала, любил ли ты кого-нибудь раньше?”

Человек сказал: “Я не интересуюсь мирскими делами − любовью и всем прочим. Я хочу прийти к Богу”.

Учитель ответил ему: “Подумай еще раз, пожалуйста, любил ли ты хоть одну женщину, хоть одного ребенка − хоть кого-нибудь?”

Человек ответил: “Я ведь тебе уже сказал: я человек религии, я не обычный мирянин, я никого не люблю. Покажи мне путь, как я могу прийти к Богу”.

Учитель ответил: “Тогда это невозможно, сначала ты должен кого-нибудь полюбить. Это будет первая ступенька. Ты спрашиваешь про последнюю ступеньку, а сам не ступил на первую! Иди и кого-нибудь полюби!”

Как отмечает протоиерей Владислав Свешников[282], истинная любовь переживается человеком двояко:

1) духовно, прежде всего, в отношении к Божественной Личности. Это проявляется в стремлении к частому причастию Святых Христовых Таин, в личной молитве и в напряженном проникновении в Евангельское знание;

2) нравственно любовь переживается, главным образом, в отношении к другим человеческим личностям, в ощущении ценности каждой из них, (включая самого себя “возлюби ближнего как самого себя”), в неравнодушии, небезразличии, в готовности к сердечному сочувствию, в делах милосердия, в бескорыстии, в беспристрастности, в теплоте и симпатии.

Если же этот центр личностного бытия “вынуть” из личности, то останется одна индивидуальная психологическая шелуха, с ее страстями и пристрастиями, с ее симпатиями и антипатиями, с ее почти патологическими акцентуированностями характера, с ее глубоким презрением ко всяческой духовной объективности, с ее антицерковной или, по меньшей мере, внецерковной субъективностью, с ее индивидуализмом, эгоизмом, эгоцентризмом и аутизмом[283]. И, действительно, духовная лествица, по мнению святых отцов, увенчивается любовью, которая есть вершина всех устремлений человека. Настоящая любовь всегда есть любовь крестная, жертвенная. Как пишет игумен Филарет, “вся история отношений Бога к человеку − есть сплошная история самопожертвования Небесной любви. Отец Небесный как бы за руку ведет ко спасению грешника, Своего врага и изменника, и не щадит для его спасения Своего Единородного Сына. Сын Божий, сойдя с неба, воплощается, страдает и умирает для того, чтобы чрез воскресение дать грешнику ту блаженную вечность, которую он утерял через свою измену. А пред страданиями Он дает Своим верным как бы завещание и идеал: “Как Я возлюбил вас, так и вы − да любите друг друга”[284].

Предлагая Свою Любовь человеку, Бог ждет от него взаимности, т.к. любовь Бога и человека есть два аспекта одной всецелой любви. И эта взаимная любовь, есть взаимодействие двух доверий, встреча нисходящей любви Бога и восходящей любви человека. Человеку нужно откликнуться на этот Божественный призыв, отдать всего себя полностью, без остатка, так, как это сделал для людей Сын Божий. И это тоже есть глубинный онтологический выбор личности. Что выберет человек? Жизнь или смерть? Любовь или ненависть? Да или нет? Ответа ждет Бог, ответа ждет и дьявол.

Примеры истинной жертвенной любви мы можем встретить на страницах Святого Евангелия и в писаниях святых отцов. В Ветхому Завете прекрасной иллюстрацией служит пример Авраама, который ради любви к Богу был готов отдать самое ценное, что у него было − своего любимого и единственного сына. Такова истинная любовь, когда ты готов отдать самое ценное Другому, Которого любишь больше всего. А если человек не выбирает любовь, то, что тогда? В этом случае, место любви занимает ненависть, которая является антиподом любви. Ненависть, по словам М.Я. Дворецкой[285], − это “вещество”, заполняющее пустоты любви. Ее проявлений слишком много в нашей повседневной жизни, которая переполнена насилием, ужасом, смертью. И это все не-любовь, это хаос, раздробленность, разобщенность, которая берет свое начало в отпадении Денницы от Бога.

***

Подводя итог по проблеме экзистенциальных дихотомий, можно выделить главное. Экзистенциальные дихотомии являются базовыми смысловыми проблемами, с которыми сталкивается любой человек в течение своей жизни; от их решения зависит дальнейший путь человека: остановка, регресс или переход на новый, более высокий духовный уровень бытия; решение экзистенциальных дихотомий происходит за счет онтологической идентификации человека, которая всегда лежит в основании любого выбора.

<< | >>
Источник: Морозова Е.А.. Личность: целостный взгляд (2-е издание). 0000
Вы также можете найти интересующую информацию в научном поисковике Otvety.Online. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме Любовь или ненависть:

  1. Любовь или ненависть
  2. Любовь или ненависть
  3. Убийство по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной, религиозной ненависти или вражды либо по мотивам вражды или ненависти в отношении какой–либо социальной группы (п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ)
  4. Убийство по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной, религиозной ненависти или вражды либо по мотивам вражды или ненависти в отношении какой-либо социальной группы (п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ)
  5. 1. Любовь-чувство и любовь-деятельность
  6. Классификацияпреступлений ненависти
  7. НЕНАВИСТЬ
  8. §3. «Преступления ненависти»: теория и российская реальность
  9. § 3. «Преступления ненависти»: теория и российская реальност
  10. Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства (ст. 282 УК РФ)