<<
>>

Статья 504. Отказ в выдаче и выдача исполнительного листа

Отказ в выдаче и выдача исполнительного листа осуществляются по правилам, предусмотренным главой 20 настоящего Кодекса.

Глава 20 ГПК регламентирует вопросы принудительного исполнения арбитражных решений.

С учетом содержания статей 501-504 ГПК, поскольку не предусмотрено иное, положения главы 20 ГПК также могут применяться при отказе в выдаче и выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение актов, указанных в части первой статьи 501 ГПК.

Статья 253 ГПК предусматривает процедуру рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа, если арбитражное решение не исполнено добровольно в установленный в нем срок.

При вынесении судом определения о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение арбитражного решения исполнительный лист выдается по правилам статьи 241 ГПК. Следовательно, эти правила применимы для принудительного исполнения актов, указанных в части первой статьи 501 ГПК.

Согласно части пятой статьи 241 ГПК исполнительный лист выдается взыскателю либо по его заявлению направляется судом для исполнения в соответствующий орган юстиции по территориальности либо частному судебному исполнителю.

В соответствии с частью девятой статьи 503 ГПК определение суда о выдаче исполнительного листа подлежит немедленному исполнению.

По правилам части второй статьи 254 ГПК определение о выдаче исполнительного листа может быть обжаловано, опротестовано.

Отказ в признании и исполнении актов, указанных в части первой статьи 501 настоящего Кодекса, влечет отказ в выдаче исполнительного листа.

Основания для отказа в выдаче исполнительного листа предусмотрены статьей 255 ГПК. По основаниям, указанным в подпункте 1) части первой статьи 255 ГПК, в признании и исполнении актов, указанных в части первой статьи 501 ГПК, может быть отказано, если сторона, против которой он обращен, представит суду доказательства их наличия.

Если суд установит наличие оснований, указанных в подпункте 2) части первой статьи 255 настоящего Кодекса, то акты, указанные в части первой статьи 501 ГПК, не подлежит принудительному исполнению в любом случае.

В признании или приведении в исполнение актов, указанных в части первой статьи 501 ГПК, может быть отказано по основаниям, предусмотренным пунктом 1 статьи 57 Закона «Об арбитраже».

Вместе с тем следует иметь в виду, что основания для отказа в приведении в исполнение актов, указанных в части первой статьи 501 ГПК, также могут быть предусмотрены международным договором. К примеру, статьей 5 Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 10 июня 1958 года), статьей 9 Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (Киев, 20 марта 1992 года).

В консультативном заключении Экономического Суда СНГ от 26 апреля 2014 года № 01- 1/4-13 по запросу Совета председателей высших арбитражных, хозяйственных, экономических и других судов, разрешающих дела по спорам в сфере экономики дано толкование статье 9 Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности от 20 марта 1992 года.

Статья 9 названного Соглашения содержит перечень оснований, по которым в приведении в исполнение решения может быть отказано.

Согласно пункту г) данной статьи в приведении в исполнение решения может быть отказано по просьбе Стороны, против которой оно направлено, если будут представлены доказательства того, что она не была извещена о процессе.

Основанием для запроса по данному делу послужили факты отказа судов в приведении исполнения иностранных судебных решений на территории одного государства-участника, которые вынесены по существу спора судом другого государства-участника до получения результатов исполнения собственных поручений об извещении стороны спора.

Согласно разъяснениям Экономического Суда СНГ для целей применения пункта г) статьи 9 Соглашения от 20 марта 1992 года извещение стороны о судебном процессе должно обеспечивать реальную возможность участвовать в судебном разбирательстве и защищать свои права. Порядок направления извещения должен быть таким, что бы извещаемая сторона имела место достаточно времени для подготовки к судебному разбирательству.

Ненадлежащее извещение стороны, вследствие которого она была лишена возможности принять участие в процессе, нарушает такие принципы судопроизводства как состязательность и равноправие и может являться основанием для отказа, в принудительном исполнении актов, указанных в части первой статьи 501 ГПК, и в выдаче исполнительного листа.

По смыслу части второй статьи 255 ГПК при наличии достаточных оснований исполнительный лист может быть выдан на принудительное исполнение актов, указанных в части первой статьи 501 настоящего Кодекса, в определенной части.

Основания для отказа в выдаче исполнительного листа, как и основания для отказа в признании и исполнении решения иностранного суда, арбитража, направлены на то, чтобы обеспечить исполнение только решений, вступивших в законную силу, и в пределах срока давности исполнения.

Действующим законодательством к подведомственности судов общей юрисдикции отнесено рассмотрение ряда гражданских дел, которые не могут быть рассмотрены иностранными судами. К их числу, в частности, относятся дела по заявлениям граждан, организаций, прокурора об оспаривании нормативных правовых актов; по заявлениям об оспаривании решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных служащих; по заявлениям о защите избирательных прав или права на участие в референдуме. Принятие иностранным судом решения по делу, которое может быть рассмотрено только судом Республики Казахстан, является основанием для отказа в признании и приведении в исполнение такого решения и выдаче исполнительного листа.

Основания для отказа в выдаче исполнительного листа направлены на недопустимость принятия и исполнения нескольких судебных решений по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тому же основанию. При рассмотрении дел судами Республики Казахстан это обеспечивается посредством отказа в принятии заявления, возврата заявления, прекращения производства по делу, оставления заявления без рассмотрения.

Суверенитет Республики Казахстан является одной из основ ее конституционного строя. Он означаетверховенствовластиипредполагаетнезависимостьгосударствавовнешнеполитической сфере, а также верховенство его решений во внутренних делах. Суверенитет неразрывно связан с безопасностью Казахстана, включающей обеспечение целостности и неприкосновенности ее территории, которая достигается комплексом мер экономического, политического и иного характера. Если исполнение решения иностранного суда противоречит суверенитету и (или) ставит под угрозу ее безопасность, то это является основанием для отказа в принудительном его исполнении. Вопрос о противоречии решения иностранного суда суверенитету Казахстана решается судом в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела и, прежде всего, существа спора, разрешенного иностранным судом.

Существенным условием для признания и приведения в исполнение решений иностранных судов и арбитражных решений иностранных арбитражей является то, что такое решение должно быть вынесено компетентным органам по разрешению споров.

К примеру, в решении Экономического Суда СНГ от 23 сентября 2014 года № 01-1/1-14 по запросу Кыргызской Республики дается толкование статьи 11 Конвенции о защите прав инвестора от 28 марта 1997 года, ратифицированной Законом Республики Казахстан от 30 декабря 1999 года № 24-II.

Основанием для обращения послужило то, что Арбитражем при Московской торговопромышленной палате (МТПП) были приняты и рассмотрены иски ряда инвесторов к Кыргызской Республике о возмещении ущерба, поданные и принятые к рассмотрению со ссылкой на статью 11 Конвенции от 28 марта 1997 года.

По мнению Экономического Суда СНГ положения статьи 11 Конвенции от 28 марта 1997 года носят общий характер, ограничиваясь лишь установлением возможных типов институтов, которые могут рассматривать споры по осуществлению инвестиций в рамках данной конвенции. При этом конкретизируется только один орган, который может быть использован сторонами для урегулирования споров - Экономический Суд СНГ, что позволяет сторонам спора обратиться в Экономический Суд СНГ с учетом предметной и субъектной юрисдикции без необходимости взаимного согласования таких действий. Возможность рассмотрения споров по осуществлению инвестиций в иных судах и арбитражах, в том числе международных, не является достаточным основанием для обращения в любой из них.

Таким образом, чтобы решение иностранного суда, арбитражное решение иностранного арбитража могло быть исполнено в Республике Казахстан, во-первых, спор должен подпадать под предметную и субъектную юрисдикцию суда или арбитража, во-вторых, необходимо наличие прямого указания в международном договоре, национальном законодательстве и (или) явно выраженного зафиксированного (письменного) согласия сторон спора о передаче спора на рассмотрение соответствующего суда или арбитража.

Дополнительный комментарий

(Извлечение из комментария к ГПК в редакции от 13 июля 1999 года. Ссылки на нормы статей приведены в вышеуказанной редакции ГПК и публикуются без изменений).

Юрисдикционный иммунитет иностранного государства и его собственности\

1. Значение и история.

«Иммунитет означает право государства и его представителей государственной власти (и в более ограниченном объеме также международной организации) не быть привлеченными за их действия к ответственности (судебными) инстанциями других государств. Иммунитет ставит здесь юрисдикции государств рамки посредством того, что он определяет обстоятельства дела, о которых государство и в своей собственной сфере осуществления суверенной власти не должно рассматривать дело в суде»[71]. Эта цитата заимствована из лексикона права, изданного в Германии, однако, является универсальной. Она уточняет различные измерения проблематики, в частности, персональную (ratione personae) и предметную (ratione materiae) области. Обе очень тесно связаны с международно-правовой доктриной территориально-государственного суверенитета и понятны только вместе с её историческим развитием.

Концепции и понятия начали развиваться с конца 16-го века в Европе, то есть с возникновением однонациональных государств[72]. Они достигли своей кульминации в правовых доктринах 19-го века, в которых суверенитет и иммунитет понимались строго, обширно и абсолютно: Ни одно государство не должно было иметь права каким-либо образом заседать в суде касательно другого государства, потому что это - согласно теоретической легитимации - нарушало бы принцип равенства всех государств[73]. Это убеждение об абсолютном иммунитете государств действовало в период так называемого классического международного права и наложило отпечаток и на доктрину советского права.

И только с окончанием 1-ой мировой войны стало ясно, что во всем мире национальное государство перестало ограничивать свои действия суверенными, общественными, исконно государственными сферами. Оно всё больше выступало в качестве действующего лица в экономически.

В первую очередь, оба текста подчёркивают дальнейшее существование принципа иммунитета государства и его собственности перед юрисдикцией судов других государств, за исключением далее подробно перечисленных исключений (статья 427 ГПК и статья 5 Конвенции ООН). Эти формулировки обязаны формальному респекту долго господствовавшей доктрины абсолютного иммунитета. Из взаимодействия со следующими предписаниями, обозначенными как исключения, следует то, что принцип иммунитета является действительным только для актов государственной власти и его органов, acta iure imperii. Ни один национальный суд не должен быть компетентным выносить решение о таких актах или об имуществе другого государства, предназначенного для целей осуществления государственной власти. Сформулированные в дополнениях как к статье 427 ГПК, так и к статье 5 Конвенции ООН подробные исключения уточняют общий спектр деятельности, не связанной с осуществлением государственной власти, и собственности государства, не предназначенной для целей осуществления суверенной власти государства, acta iure gestionis, при оценке которых судом иностранное государство не может ссылаться на свой иммунитет. Во всех этих случаях компетентными являются казахстанские суды и они применяют общее материальное и процессуальное право, при этом особенности международного масштаба учтены в статье 444 и последующих статьях ГПК.

При разграничении обеих сфер необходимо различать между персональным и предметным уровнем.

Что касается персонального действия, то здесь решающее значение имеют следующие четыре аспекта.

a) Иммунитет обозначает отношение между многими государствами и его органами.

b) Речь не идёт о проблеме ответственности государства в отношении своих собственных национальных физических и негосударственных юридических лиц. Внутренний суверенитет государств не является предметом дискуссии и, таким образом, также и вопрос, должно ли государство допускать к себе равного, как и в отношении любого другого лица, обращения в гражданских и хозяйственно-правовых отношениях, как это определено в статьях 1 и 111 казахстанского ГК.

c) Находящиеся в собственности государства юридические лица занимают особое и комплексное положение, которое в последние десятилетия претерпело глубокие изменения. В то время как советская правовая доктрина преимущественно хотела позволить государственным предприятиям пользоваться иммунитетом, сегодня же нужно констатировать следующее: на предприятия, в которых государство имеет только участие, иммунитет, определённо, не распространяется. Тоже самое в настоящее время преобладающим мнением международного права предполагается и для предприятий, которые на 100% принадлежат государству, и занимаются коммерческой деятельностью[74]. Это следует как из статьи 436 ГПК, так и из статьи 15 Конвенции ООН. В соответствии с этим иммунитет является действительным только для юридических лиц, обособленных от общей государственной организации и осуществляющих государственные функции. В качестве известного примера здесь может быть назван Национальный Банк.

d) Для того чтобы дополнить панораму персонального действия, необходимо указать на то,

- что в отношении глав государств сегодня все еще полностью исходят из абсолютного иммунитета,

- что для дипломатов и консулов имеются особые многосторонние международные согла- шения[75], в которых содержание и объем иммунитета точно урегулированы, и к которым присоединился Казахстан. В статье 443 ГПК они отдельно указаны,

- и что, наконец, войсковые части и военные корабли, находящиеся на иностранной территории в связи с оккупацией или по приглашению иностранного правительства, пользуются иммунитетом (статья 443 ГПК), также как и культурные ценности и архивные документы (статья 443 ГПК).

Предпосылки предметного действия, при наличии которых государство в судах другого государства не может ссылаться на свой иммунитет, уточнены в статьях 428-442 ГПК.

В первую очередь - и пока ещё в соответствии с традиционной доктриной - государство не должно иметь возможности ссылаться на иммунитет, если оно отказалось от осуществления этого права и прямо выразило согласие на подсудность (статьи 428-429 ГПК; статья 7 Конвенции ООН). Однако ГПК и Конвенция ООН выходят за рамки этой нормы. Оба текста уточняют, что ссылки на иммунитет можно лишиться также на основе имплицитных актов, когда, например, государство само предъявит иск, или встречный иск, или само вступит в спорное дело (статьи 430-431 ГПК; статьи 8-9 Конвенции ООН). Кроме этого, компетенция государственных судов обосновывается также в том случае, если государство для решения коммерческого или инвестиционного конфликта с иностранными физическими или юридическими лицами согласовало арбитражные оговорки (статья 432 ГПК; статья 17 Конвенции ООН). В этих случаях государство не может ссылаться на свой суверенный иммунитет ни в арбитраже, ни в государственных судах, к которым в ходе арбитражного производства будут сделаны обращения.

Второе большое и чрезвычайно значимое ограничение иммунитета следует из содержания правовых отношений, в которых участвует государство. Оно не может оспаривать компетенцию иностранного государственного суда в том случае, если оно поддерживает коммерческие отношения с иностранным физическим или юридическим лицом, или находится с ними в отношениях, обычно определяемых как частноправовые, то есть если оно осуществляет деятельность в области, не связанной с осуществлением своей государственной власти. Сюда в первую очередь относятся предпринимательская деятельность и договоры (статья 435 ГПК; статья 10 Конвенции ООН), итак, например, договоры о закупке товара, оказании услуг, кредитные договоры, договоры поручительства и другие, как они и перечислены в Гражданском Кодексе Казахстана, но также явно и инвестиционные договоры[76]. Ссылка на иммунитет принципиально исключается также и по трудовым договорам (статья 440 ГПК; статья 11 Конвенции ООН), в случае недозволенных незаконных действий (статья 438 ГПК; статья 12 Конвенции ООН), в спорах касательно движимого или недвижимого имущества (статья 437 ГПК; статья 13 Конвенции ООН), и также в спорах касательно интеллектуальной собственности (статья 439 ГПК; статья 14 Конвенции ООН). И, наконец, государство не пользуется иммунитетом, если имеет участие в юридических лицах (статья 436 ГПК; статья 15 Конвенции ООН), и также мало, как и при эксплуатации своего торгового флота (статья 441 ГПК; статья 16 Конвенции ООН).

При этом разграничение между государственной деятельностью и коммерческой деятельностью в законах и соглашениях отличается в нюансах, но, тем не менее, по существу оно проводится по объективным критериям.

Так, например, в упомянутом выше законе США об иностранном суверенном иммунитете указывается, что квалификация акта как «коммерческого» зависит от «природы действия», а не от «намерения»[77]. Статья 1 c (ii) Конвенции ООН определяет более сдержанно. Здесь тоже характеристика действия в первую очередь зависит от «природы договора», но все же необходимо также «принимать во внимание намерение», если это отвечает практике соответствующего государства в установлении некоммерческого характера какого-либо действия. В абзаце третьем статьи 435 ГПК Казахстан пошел по более осторожному пути Конвенции ООН, и таким образом из хороших оснований отдал предпочтение международному стандарту. Для того чтобы решить, идёт ли речь о деятельности, связанной с осуществлением государственной власти, должны быть проверены характер и цель договора. Например, если в стране пассажирский транспорт определяется как общественная, а не коммерческая задача, то это должно быть признано судами как обоснование иммунитета.

3. Отдельно: арбитражное производство.

Статья 432 ГПК и статья 17 Конвенции ООН определяют, что согласие государства на урегулирование спора в арбитражном производстве необходимо интерпретировать как отказ от ссылки на судебный иммунитет. Эти предписания имеют для каждого государства, в том числе и для Казахстана, чрезвычайное практическое значение.

Для физических и юридических лиц существуют различные способы для доступа к арбитражу, где будут достигнуты решения по конфликтам с суверенными государствами.

По коммерческим делам центральным является заключение арбитражного соглашения, которое может находиться как непосредственно в основном договоре, так и в отдельном документе. Возможно, многие государственные лица, ведущие переговоры, не знают, что согласование такой арбитражной оговорки имплицитно содержит отказ от суверенного иммунитета, и международные арбитражные суды игнорируют соответствующую защиту государства[78].

Что касается инвестиционных конфликтов, то здесь после затянувшихся начинаний в последние десятилетия между государствами развилась широко распространившаяся практика двусторонних соглашений о защите иностранных инвестиций (сокращенно: BIT), ко - торые также соответственно содержат арбитражные оговорки. Как правило, они разработаны таким образом, что споры между государствами, заключающими договор, представляются на рассмотрение в арбитражи, как это указано, например, в статье 10 договора «между Федеративной Республикой Германия и Республикой Казахстан о содействии и взаимной защите инвестиций» от 22 сентября 1992[79]. Но намного больше последствий имеет положение статьи 11 этого договора, которая открывает также и частным инвесторам возможность для рассмотрения в арбитраже разногласия со страной пребывания. Как одна из возможностей там упоминается способ в соответствии с «Соглашение от 8 марта 1965 года для урегулирования инвестиционных конфликтов между государствами и гражданами других государств» (Соглашение ICSID). Статья 55 этого соглашения определяет однозначно, что это не должно пониматься как вмешательство в соответствующую национальную доктрину об иммунитете. Но с другой стороны, государства-участники обязуются признавать решения арбитражей обязательными и приводить их в исполнение (статьи 53-54).

Согласно общему мнению, положения в BIT определяются как постоянное предложение государств о заключении с частными инвесторами арбитражного соглашения и отказа от иммунитета. Частный инвестор принимает это предложение, потому что в случае какого-либо конфликта он может предъявить иск в арбитражный суд[80].

4. Приведение решения в исполнение.

По общему мнению, в международном праве для определения объема ограничения иммунитета соразмерным является узкое толкование[81]. Поэтому суждения о подсудности не являются автоматически действительными и для приведения в исполнение решения. Для обеих областей действительными являются различные масштабы и критерии. Признано, что обращение взыскания на государственную собственность не противоречит международному праву, но подлежит особым и обычно более строгим требованиям, нежели основание действия судебного решения или решения арбитража.

Поэтому логично, что как статья 442 ГПК, так и абзац второй статьи 18 Конвенции ООН исходят из того, что согласие государства на судебный процесс не охватывает согласия на принудительное исполнение судебного акта. Согласие на принудительное исполнение судебного акта или другой принудительной меры должно быть выражено скорее прямо и отдельно (абзац первый статьи 442 ГПК; абзац первый статьи 18 Конвенции ООН). Тоже самое является действительным и для арбитражных соглашений: здесь также согласие на принудительное исполнение судебного акта должно быть выражено прямо[82]. Это не является действительным только для имущества, которое зарезервировано государством именно для обеспечения иска, либо для такого имущества, которое является предметом правового спора, используется государством в коммерческих целях и находится в стране подсудности или местонахождения арбитража (абзац второй и третий статьи 442 ГПК; статья 19 Конвенции ООН).

От принудительного исполнения судебного акта, кроме прочего, определенно исключается такое имущество, которое предназначено для целей дипломатического представительства, имущество военного характера, имущество, принадлежащее Национальному банку, часть культурного наследия или архивные документы государства или часть выставки научного, культурного или исторического характера (статья 443 ГПК; статья 19 Конвенции ООН).

Прямо в смысле этого основополагающего разграничения некоторое время назад выносил решение один английский суд. Международный арбитраж пообещал инвестору возмещение ущерба от Казахстана. Инвестор хотел в Англии привести принудительно это решение в исполнение, а именно путем наложения ареста на хранившиеся в коммерческом банке активы Национального Фонда, принадлежащие казахстанскому Национальному банку. Суд вынес решение о том, что принудительное исполнение судебного акта является недопустимым, так как активы Национального банка служат валютно-финансовой и денежно-кредитной политике и, таким образом, целям осуществления государственной власти.

Глава 58.

<< | >>
Источник: Алимбеков М.Т. и др.. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Республики Казахстан. - Астана: Библиотека Верховного Суда Республики Казахстан,2016. - 808 стр. 2016

Еще по теме Статья 504. Отказ в выдаче и выдача исполнительного листа:

  1. Статья 46. Основания для отказа в выдаче исполнительного листа
  2. Статья 255. Отказ в выдаче исполнительного листа
  3. Статья 254. Выдача исполнительного листа
  4. Статья 242. Выдача судом дубликата исполнительного листа или судебного приказа
  5. Определение арбитражного суда по делу о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (ст. 240 АПК РФ)
  6. Статья 143. Выдача судебного приказа взыскателю и направление его на исполнение
  7. Статья 234. Высылка и выдача лицам, участвующим в деле, копий решения суда
  8. Статья 15.24.1. Незаконные выдача либо обращение документов, удостоверяющих денежные и иные обязательства Комментарий к статье 15.24.1
  9. Статья 5.22. Незаконная выдача гражданину избирательного бюллетеня, бюллетеня для голосования на референдуме.
  10. Статья 5.22. Незаконные выдача и получение избирательного бюллетеня, бюллетеня для голосования на референдуме Комментарий к статье 5.22
  11. Статья 16.9. Недоставка, выдача (передача) без разрешения таможенного органа либо утрата товаров или недоставка документов на них Комментарий к статье 16.9
  12. Особенности рассмотрения заявления о выдаче судебного приказа: