<<
>>

§ 1. Понятие и виды юридических фактов в правовом механизме межбанковских расчетов

Юридический факт - категория сложная, многогранная и дискуссионная в правовой науке. Вопросы теории юридических фактов исследуются как в теории правоотношений, так и в механизме правового регулирования.

В построении правового механизма «юридические факты и фактические составы - не просто «передаточное звено» между нормой права и правоотношением, а активный элемент.»[315] Поэтому отметим, что исследования юридических фактов наиболее продуктивны в механизме правового регулирования, поскольку позволяют уяснить их сущность и назначение. Например, М. А. Рожкова, исследуя юридические факты вне правового механизма, приводит аргументы в пользу того, что результатом применения в качестве «рычага» определенного юридического факта или юридического состава становятся не только движение гражданского правоотношения, но и другие юридические последствия, имеющие юридическое значение, но не связанные с правоотношением. Среди иных последствий наступления различного рода обстоятельств, кроме движения гражданского правоотношения, автором приводятся последствия реализации гражданской правосубъектности и последствия защиты нарушенных субъективных гражданских прав[316]. Это и есть те юридические последствия, которые вместе с правоотношением составляют элементы механизма правового регулирования. Все они связываются между собой в систему, оказывают друг на друга влияние посредством юридических фактов. Данная взаимосвязь реализуется поэтапно, и в юридической литературе исследуются стадии, блоки, звенья, «витки», этапы - промежуточные результаты и построения механизма правового регулирования, и воздействия на подлежащие регулированию общественные отношения в целом. В частности, Ю. К. Толстой выделяет следующие стадии воздействия правовых норм на поведение субъектов: определение правоспособности; совершение правомерных действий, направленных на достижение правового эффекта, в частности на образование правоотношения; стадия правоотношения[317].

Основной функцией юридических фактов является соединение элементов в систему (обеспечение их взаимовлияния), «приведение» механизма правового регулирования в действие, а для этого они сами должны быть системно взаимосвязаны.

Подходы к определению понятия юридического факта не отличаются единообразием, и это связано с тем, что оно в своем содержании отражает «явления как материального, так и идеального характера»[318].

Традиционно юридические факты определяются как «конкретные жизненные обстоятельства, с которыми нормы права связывают возникновение, изменение или прекращение правоотношений»[319].

Существуют и иные определения, подходы, свидетельствующие о поиске сущности и функций юридических фактов. В частности, О. А. Красавчиков определял юридические факты как «комплекс различных по характеру явлений, взаимодействие которых влечет за собой движение гражданского правоотношения (прав, обязанностей)»[320].

В. Б. Исаковым «под юридическими фактами в науке и на практике понимаются конкретные социальные обстоятельства (события, действия), вызывающие в соответствии с нормами права наступление определенных правовых последствий - возникновение, изменение или прекращение правовых отношений»[321] [322].

Таким образом, учеными установлено наличие в «комплексе явлений» признаков системности, в противном случае движение гражданского правоотношения не состоится.

Поддерживая позицию В. Б. Исакова, отметим, что системность комплекса явлений со всей очевидностью проявляется в процессе правового регулирования межбанковских расчетных отношений. Действительно, отношениям, возникающим в платежной системе, в силу своей специфики свойственна высокая степень «организованности» и «единства», что предполагает и наличие специфических связей, которые могут возникнуть только в результате выстроенных в систему фактических обстоятельств, имеющих юридическое значение. При этом конкретное фактическое обстоятельство получит значение юридического факта при условии способности приведения в движение иного элемента правового механизма, что определяет его функциональное предназначение. При конструировании системы юридических фактов в межбанковских расчетах необходимо установить, является ли конкретная система юридическим составом, под

которым «следует понимать совокупность юридических фактов, необходимую

331

для наступления юридических последствий, предписанных нормой права» .

По нашему мнению, механизм правового регулирования межбанковских расчетов приводится в действие не простой совокупностью юридических фактов, где «факты незавершенного юридического состава являются правоподготовляющими; факты, замыкающие цепь незавершенного юридического состава, будут фактами правоустанавливающими»[323], а сложной системой фактических обстоятельств, имеющих юридическое значение, для которой характерны особая связь, строгая иерархия и последовательность в накоплении. В отличие от множества иных комплексов явлений и процессов, где «хаотичность», случайность соединения не являются препятствием для возникновения юридических последствий, факты в данной системе не могут собираться случайно, они «организованы», связаны в соответствии с целями, имеющими экономико-правовое значение. При этом каждый этап правового регулирования, «приводя в движение» свою фактическую основу, способствует появлению новых юридических фактов, что, в свою очередь, способствует активизации следующего этапа правового регулирования.

Справедливости ради следует отметить, что существует точка зрения, заключающаяся в том, что юридические факты - исключительно правовые формы, выполняющие только им присущую регулирующую роль. С.А. Зинченко отмечает, что «. в юридических фактах нет ни грамма материального, если не считать тот внешний материальный носитель (бумажный или электронный), на котором фиксируется правовая информация (юридический акт, договор, акт государственной регистрации и т. п.)»[324]. На наш взгляд, подход, игнорирующий материальное содержание, не позволяет показать социально-экономическую значимость юридических фактов, обеспечивающих связь реальных жизненных обстоятельств и норм права как общей основы возникновения юридических фактов и правоотношений, всех элементов правового механизма между собой. Установление связи между элементами, а также в структуре самих элементов - главное функциональное предназначение юридических фактов, позволяющее привести в действие механизм правового регулирования, сообщить ему динамику в направлении достижения поставленных целей.

Важным в исследовании юридических фактов является вопрос их классификации. О. А. Красавчиков справедливо отметил, что «ценность всякой классификации, в том числе и классификации юридических фактов, отчасти в том и состоит, что все классифицируемые явления систематизируются по одному заранее избранному признаку подразделения, систематизации. В противном случае классификация теряет свой характер и практическое значение; она становится произвольным, случайным нагромождением явлений и фактов, вещей и обстоятельств»[325]. В правовой науке проблема классификации юридических фактов остается нерешенной. В целом, резюмируя исследования предлагаемых в юридической литературе классификаций, отметим, что наибольшее количество сторонников среди ученых-юристов привлекли три из них.

333

Общепризнанная классификация юридических фактов построена по волевому критерию. Все юридические факты подразделяются на действия и события (абсолютные и относительные)[326].

В свою очередь, действия подразделяются в зависимости от правомерности совершаемых действий. В соответствии с указанным классификационным критерием все действия делятся на правомерные и противоправные действия.

И, наконец, в зависимости от влияния сознательных действий субъекта на наступление для него правовых последствий все юридические действия подразделяются на юридические акты и юридические поступки[327].

По мнению В.П. Грибанова, с точки зрения классификации юридических фактов истечение определенного срока нельзя отнести ни к абсолютными юридическим событиям, которые имеют место помимо воли людей, ни к относительным юридическим событиям, которые в своем возникновении носят волевой характер, но в последующем осуществляются независимо от воли, их породившей, так как воля людей оказывает существенное влияние не только на сам размер установленного срока, не только на начало его течения, но и на само течение этого срока, которое по воле людей может быть приостановлено, прервано или продлено. Вместе с тем истечение определенного срока нельзя отнести и к юридическим действиям, так как течение определенного срока есть частный случай течения времени, которое течет независимо от воли и деятельности людей[328]. Таким образом, по мнению В.П. Грибанова, срок является самостоятельной разновидностью юридических фактов наряду с действиями и событиями.

Данные классификации, безусловно, интересны и полезны для развития юридической науки, но, тем не менее, в процессе их изучения и анализа неизбежно возникают вопросы относительно их обоснованности и целесообразности. Мы затронем лишь некоторые вопросы, касающиеся классификации по волевому признаку, понимая, что две другие классификации также интересны для исследования, но они классифицируют действия субъектов, поэтому их подробный анализ не входит в состав наших задач на данном этапе. Итак, события, главным признаком которых являются независимость их наступления от воли субъектов, неожиданность, отсутствие возможности предвидения сами по себе вызывают наступление юридических последствий. Они безразличны праву в данном виде. Поэтому для того чтобы определенное событие послужило возникновению тех или иных юридических последствий, необходимы конкретные действия.

Интересна, но не бесспорна с точки зрения обоснованности классификации по волевому признаку позиция С. А. Зинченко[329], который отрицает значение событий как юридических фактов, рассматривая только действия в качестве таковых. По нашему мнению, в механизме правового регулирования межбанковских расчетов только конкретные действия определенных субъектов будут способствовать созданию и использованию правовых средств нормативного и правореализационного характера, посредством которых приобретет правовое значение то или иное событие независимо от того, является оно абсолютным или относительным. По нашему мнению, события «зависимы» от действий субъектов, поэтому их невозможно разделить: в признании каждого события фактом всегда присутствуют действия субъектов, и наоборот, определенному действию субъектов может сопутствовать конкретное событие. Все это позволяет сделать вывод о том, что классификация юридических фактов по волевому признаку не совсем удачна.

С позиций построения эффективного механизма правового регулирования межбанковских расчетов, по нашему мнению, должна иметь значение такая классификация, которая позволит ответить на вопрос, какие юридические факты и каким образом приводят его в действие на каждой стадии. В этой связи должны обладать особенностями юридические факты на стадии формирования и использования правовых средств нормативного характера, юридические факты на стадии формирования правосубъектности, юридические факты на стадии формирования и использования правовых средств правореализационного характера.

По указанной причине классификация юридических фактов в межбанковских расчетах может быть произведена с использованием двух различных классификационных критериев: во-первых, по общепринятому волевому критерию, во-вторых, по экономико-правовому критерию.

С точки зрения общепринятого волевого критерия все юридические факты в межбанковских расчетах могут быть квалифицированы на действия, события и сроки.

С точки зрения экономико-правового критерия юридические факты в межбанковских расчетах могут быть квалифицированы на организационные юридические факты и платежные юридические факты.

Рассмотрим последовательно каждую из указанных категорий юридических фактов.

Классифицируя юридические факты в межбанковских расчетах с точки зрения волевого критерия, необходимо указать, что подавляющая их часть является правомерными действиями.

Значительную категорию юридических фактов-действий занимают гражданско-правовые договоры, распоряжения о переводе денежных средств, применяемые в рамках различных форм безналичных расчетов, факты направления и получения банковских авизо, инкассирование наличности, зачисление на корреспондентский счет, урегулирование нетто-позиций по результатам платежного неттинга и другие юридические факты, связанные с движением денежных средств.

Неправомерные действия связаны с правонарушениями в сфере межбанковских расчетов, которые влекут применение норм об ответственности, предусмотренных ст. 866 ГК РФ. В публичных правоотношениях неправомерные действия влекут иные юридические последствия в виде отзыва у банка лицензии на совершение банковских операций или применения мер административного воздействия на участников платежных систем.

События занимают менее серьезную, меньшую долю среди юридических фактов-действий.

В банковской сфере абсолютные события имеют какое-либо значение настолько, насколько велика сумма наличных денежных средств, хранящаяся в кассе и сейфах кредитной организации, ее структурного подразделения, оказавшихся в эпицентре стихийного бедствия, иного чрезвычайного события. При этом кредитные организации заключают со страховщиками договоры имущественного страхования, предметом которых является страхование наличных денег и иных ценностей кредитной организации в кассах и специальных помещениях для их хранения, включая ее структурные подразделения, на сумму не менее общей суммы минимального остатка хранения наличных денег или на иные суммы[330]. Что касается помещений, в которых сотрудники кредитной организации или ее структурных подразделений оказывают банковские услуги, то они, как правило, находятся в пользовании на праве аренды. Это связано с тем, что установленное законом ограничение в виде предельного размера имущественных (неденежных) вкладов не более 20% в уставном капитале кредитной организации[331] не позволяет ей иметь достаточное для оказания банковских услуг количество помещений и зданий в собственности, а риск случайной гибели или порчи имущества, как известно, несет собственник. Более того, активное внедрение банками технологий дистанционного обслуживания клиентов способствует постоянному сокращению потребности кредитных организаций в недвижимом имуществе и оборудовании. Поэтому и здесь любое абсолютное событие не будет иметь для основной деятельности, осуществляемой кредитной организацией, значимых юридических последствий.

Перейдем к относительным событиям, к которым нередко относят глобальные и региональные финансовые кризисы, начинающиеся, как правило, с краха одного системного банка. Например, в 1974 г. западногерманский банк «Банкхаус Херштатт» своим крахом спровоцировал первый международный банковский кризис, далее география начала кризиса изменилась, и в 1982 г. к нему привело фиаско итальянского банка «Банко Амброзиано», затем в 1991 г. кризис начался с гибели крупнейшего британского банка «Банк международного кредита и торговли». Все эти кризисы не только выявили недостатки в правовом регулировании банковской деятельности, приведшие к крупнейшим финансовым потерям, но они также сигнализировали о взаимозависимости банковских систем, которые нуждаются в консолидированном надзоре за их деятельностью, с одной стороны, и с другой - объединении усилий самих банков в построении системы консолидированной финансовой безопасности. Второе условие связано с тем, что национальные экономики не в состоянии компенсировать потери крупнейших транснациональных банков, зарегистрированных на территории даже самых развитых стран, а банки сами нередко ведут нечестную конкурентную борьбу. Например, крах одного из крупнейших американских банков «Lehman Brothers» в 2008 г. показал, что в числе причин его банкротства были не только финансовые махинации и стремление скрыть реальное положение дел топ- менеджментом и аудиторами, но и недобросовестные, по мнению многих экспертов, действия других крупнейших банков, являющихся его контрагентами и конкурентами одновременно. При этом пострадали мелкие и средние банки, которые вложили свои активы в «Lehman Brothers», причем одни из пострадавших впоследствии были вынуждены «дешево предложить себя» крупнейшим банкам-конкурентам «Lehman Brothers», а другие объявили о своем банкротстве[332]. Однако все это привело не столько к положительным для крупнейших банков-конкурентов результатам, сколько к серьезному мировому финансовому кризису: обвалу глобального фондового рынка, существенным сбоям в деятельности межбанковских платежных систем и другим негативным последствиям. Для того чтобы хоть как-то стабилизировать обстановку на межбанковском рынке, десятью крупнейшими банками США (среди которых были упомянутые нами конкуренты «Lehman Brothers») и Европы было принято решение о создании своеобразного «стабилизационного пула» в 70 млрд долл. в качестве своеобразной «подушки безопасности» от кредитного кризиса. Впоследствии инициатива была поддержана Европейским центральным банком в рамках создаваемого Европейского межбанковского союза.

Юридические факты-события в межбанковских расчетах не всегда возможно точно разграничить с юридическими фактами-действиями.

Российские кредитные и иные финансовые организации нельзя назвать системно значимыми в мировом масштабе. Однако Центральный банк Российской Федерации разрабатывает критерии и требования к кредитным организациям[333] для признания их системно значимыми в масштабах России, и на данный момент таковыми можно признать почти шестьдесят из них. В частности, «Мастер-банк», крах которого произошел в результате нарушений правил банковской деятельности и, как следствие, лишения лицензии Банка России на осуществление банковских операций, соответствовал критериям системности и формально, и фактически. Что касается юридических последствий, то, исходя из классификации по волевому признаку, факт отзыва (аннулирование) у банка лицензии, выданной Банком России, на осуществление банковских операций, как основание их наступления, для вкладчиков признан страховым случаем, равно как и введение моратория на удовлетворение требований кредиторов банка[334]. Однако для кредитных организаций - участниц платежной системы «Мастер-банка», клиентов - юридических лиц, открывших в его подразделениях банковские счета, других пострадавших факт отзыва лицензии страховым случаем не является. Для них убытки и упущенная выгода как один из результатов предпринимательской и иной деятельности, которая, как известно, осуществляется самостоятельно, на свой риск, будут подлежать возмещению по общим процедурам и в порядке очередности, предусмотренном действующим законодательством о банкротстве. Следовательно, один и тот же сложный юридический факт (отзыв лицензии) представлен и как относительное событие (для вкладчиков), и как результат совокупности действий Банка России, кредитной организации и ее клиентов, осуществляющих предпринимательскую деятельность, которые, в отличие от вкладчиков, чаще провоцируют банк на недобросовестные и противозаконные действия[335]. Факт отзыва лицензии у «Мастер-банка» привел к снижению финансовой устойчивости более 200 кредитных организаций - участниц его платежной системы, присоединившихся путем заключения договора (для некоторых последовали санкции Банка России вплоть до отзыва лицензии, например у ОАО КБ «Смоленский»). Кроме того, он повлек убытки и иные потери юридических лиц, в том числе и в результате совершения физическими лицами действий по предварительному предоставлению наличных денежных средств в платежную систему, организованную «Мастер-банком», в оплату товаров, работ, услуг. Таким образом, снижение ликвидности оператора или участника межбанковской платежной системы, отзыв у него лицензии на осуществление банковских операций представляются событиями, которые предвидеть и предотвратить их последствия большинству добросовестных кредитных организаций не представляется возможным, что дестабилизирует платежную систему межбанковских расчетов и банковскую систему в целом. Однако по сути своей данные фактические обстоятельства являются взаимозависимыми действиями, обладающими признаками системности, что и составляет сложный юридический факт, способствующий возникновению юридически значимых, но негативных последствий. Банк России предлагает операторам платежной системы создавать гарантийные фонды самостоятельно или (и) при финансовой поддержке участников. Однако при возникновении проблем у самого оператора и отсутствии возможности предоставления ему ликвидности гарантийный фонд может стать дополнительным источником убытков для всей платежной системы. Таким образом, следует признать, что на законодательном уровне и в актах Банка России не всегда присутствуют эффективные правовые модели тех фактических обстоятельств, которые возникают в платежной системе межбанковских расчетов. Пробелы должны быть восполнены в актах саморегулирования или правореализационных актах операторами платежных систем и участниками. В частности, в платежной системе могут быть возложены дополнительные обязанности по пополнению гарантийного фонда, участию в системе предоставления денежных средств для завершения расчетов на валовой основе или путем клиринга (внутри операционного дня, в течение суток и др.). Кроме того, участники должны быть готовы к использованию иных, «запасных» платежных систем.

Срок, с точки зрения В.П. Грибанова, занимает промежуточное положение между действиями и событиями. Из всех видов сроков, известных в науке гражданского права, в межбанковских расчетах наиболее распространены, главным образом, сроки перевода денежных средств, которые являются разновидностью сроков исполнения договорных обязательств.

Срок перевода денежных средств определен в части 5 ст. 5 Закона № 161- ФЗ. Ее норма предусматривает, что перевод денежных средств, за исключением перевода электронных денежных средств, осуществляется в срок не более трех рабочих дней начиная со дня списания денежных средств с банковского счета плательщика или со дня предоставления плательщиком наличных денежных средств в целях перевода денежных средств без открытия банковского счета.

Указанная норма предусмотрела начало исчисления трехдневного срока для перевода денежных средств. К сожалению, в данном правиле не определен момент окончания срока перевода денежных средств, что может создавать проблемы в правоприменительной практике.

Представляется, что моментом окончания срока перевода денежных средств может быть либо момент зачисления переводимой суммы на банковский счет получателя средств, либо момент окончательности перевода денежных средств.

В соответствии с общим правилом части 10 ст. 5 Закона № 161-ФЗ под моментом окончательности перевода денежных средств следует понимать момент зачисления переводимой суммы на банковский счет банка получателя средств.

По нашему мнению, исчисление срока перевода денежных средств должно начинаться с момента списания денежных средств со счета плательщика и оканчиваться моментом зачисления переводимой суммы на счет получателя средств, т. е в момент завершенности перевода денежных средств.

Вместе с тем установленный в части 5 ст. 5 Закона № 161-ФЗ трехдневный срок перевода денежных средств неадекватно отражает правовые особенности перевода денежных средств, который осуществляется по счетам, открытым в одном и том же банке. В соответствии со ст. 849 ГК РФ операции по зачислению на счет получателя средств суммы, списанной со счета плательщика, должно быть осуществлено в течение двух рабочих дней. В связи с этим представляется обоснованным уточнить общий срок безналичных расчетов для данного случая путем внесения в ст. 5 Закона № 161-ФЗ соответствующих изменений.

Система юридических фактов в механизме правового регулирования межбанковских отношений должна отражать его экономико-правовую сущность. Поэтому с точки зрения экономико-правового критерия могут быть выделены категории организационных и платежных юридических фактов.

Организационные юридические факты включают различные правомерные действия, связанные с организацией платежных систем. К их числу относятся действия учредителей или уполномоченных лиц оператора платежной системы по созданию платежной системы, утверждение бизнес­плана, принятие Банком России к рассмотрению заявления о регистрации платежной системы и принятие решения о включении в реестр (отказ во включении в реестр).

В указанную категорию организационных юридических фактов относятся также договоры между оператором платежной системы и расчетным центром, операционным центром и клиринговым центром, а также договоры операторов платежной инфраструктуры между собой.

Другой разновидностью организационных юридических фактов являются так называемые расчетные юридические факты, суть которых состоит в следующем.

В сфере межбанковских расчетных отношений как разновидности предпринимательских, финансовых отношений достижение целей правового регулирования означает наличие материального, экономического эффекта (объективированного результата). Как правило, в данной сфере результат формулируется с помощью экономических показателей, которые составляют внушительную часть гипотез правовых норм, содержащихся в банковском и финансовом законодательстве, нормативных правовых актах Банка России[336] [337], актах кредитных организаций. Юридические факты, представляющие собой фактические показатели, коэффициенты, индексы, рассчитываемые на основе первичных фактических обстоятельств и служащие основанием для

возникновения определенных прав и обязанностей, в теории права называют

346

расчетными .

Значение расчетных юридических фактов связано с тем, что в усложняющемся финансовом мире невозможно точно визуально определить «качество» контрагента, его финансовые возможности и потребности. Кроме того, сложно установить, обрисовать, каким образом привести в движение сложное многостороннее длящееся обязательственное правоотношение по переводу денежных средств, уяснить, как построить весь правовой механизм. Поэтому используется система индексов, индикаторов, коэффициентов, показателей, выраженных как в твердой сумме, так и в процентном соотношении, соответствие которым становится своеобразным «пропуском» кредитной организации к участию в платежной системе межбанковских расчетов.

Расчетные юридические факты влияют также на формирование правосубъектности участников межбанковских расчетных отношений, но в движении сложного многостороннего длящегося обязательственного правоотношения по поводу переводов денежных средств их роль наиболее существенна.

Платежные юридические факты связаны с движением денежных средств. В эту категорию следует включить договоры между операторами по переводу денежных средств и операторами услуг платежной инфраструктуры, распоряжения о переводе денежных средств, применяемые в рамках различных форм безналичных расчетов, факты направления и получения банковских авизо, распоряжения на взнос наличными, урегулирование нетто-позиций по результатам платежного неттинга и т.п. юридические факты, связанные с движением денежных средств.

На основании анализа действующего законодательства о межбанковских расчетах и правовой литературы допустимо сделать следующие выводы:

1. Механизм правового регулирования межбанковских расчетов приводится в действие сложной системой фактических обстоятельств, имеющих юридическое значение (юридическими фактами). Системе присуща строгая иерархия, определенная последовательность накопления и особые связи между обстоятельствами, что придает юридическим фактам способность влиять на обеспечение достижения целей, имеющих экономико-правовое значение.

2. Классификация юридических фактов в межбанковских расчетах может быть произведена с использованием двух различных классификационных критериев: во-первых, по общепринятому волевому критерию, во-вторых, по экономико-правовому критерию.

С точки зрения общепринятого волевого критерия все юридические факты в межбанковских расчетах могут быть квалифицированы на действия и события.

С точки зрения экономико-правового критерия юридические факты в межбанковских расчетах могут быть классифицированы на организационные юридические факты и платежные юридические факты.

3. В движении механизма правового регулирования межбанковских расчетов имеют значение действия субъектов в качестве юридических фактов. Что касается абсолютных и относительных событий, к которым нередко относят системные финансовые и банковские кризисы, то они оказывают влияние лишь на действия, но не на механизм правового регулирования межбанковских расчетов. Действия субъектов как юридические факты сообщают энергию механизму правового регулирования межбанковских расчетов на каждой стадии, каждому его правовому средству, включая основное правореализационное средство - сложное многостороннее длящееся обязательственное правоотношение по поводу перевода денежных средств между банками.

<< | >>
Источник: Сиземова Ольга Борисовна. МЕХАНИЗМ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ МЕЖБАНКОВСКИХ РАСЧЕТОВ. 2015

Еще по теме § 1. Понятие и виды юридических фактов в правовом механизме межбанковских расчетов:

  1. § 3. Роль юридических фактов в формировании правореализационных средств (правоотношений) в механизме правового регулирования межбанковских расчетов
  2. § 1. Понятие и виды правоотношений в правовом механизме межбанковских расчетов
  3. § 2. Роль юридических фактов в формировании правосубъектности участников межбанковских расчетов
  4. ГЛАВА 4. ЮРИДИЧЕСКИЕ ФАКТЫ В МЕХАНИЗМЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ МЕЖБАНКОВСКИХ РАСЧЕТОВ
  5. § 1. Понятие и классификация правовых средств в механизме правового регулирования межбанковских расчетов
  6. § 2. Понятие и принципы построения механизма правового регулирования межбанковских расчетов, его роль в платежном праве
  7. ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ МЕХАНИЗМА ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ МЕЖБАНКОВСКИХ РАСЧЕТОВ
  8. Принципы построения механизма правового регулирования межбанковских расчетов.
  9. § 6. Индивидуальные акты в механизме правового регулирования межбанковских расчетов
  10. § 2. Анализ правовых средств, используемых в правовом механизме межбанковских расчетов
  11. Сиземова Ольга Борисовна. МЕХАНИЗМ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ МЕЖБАНКОВСКИХ РАСЧЕТОВ, 2015
  12. § 4. Договор о корреспондентских отношениях в механизме правового регулирования межбанковских расчетов
  13. § 5. Правила платежных систем в механизме правового регулирования межбанковских расчетов
  14. § 3. Соотношение частноправовых и публично-правовых средств в механизме правового регулирования межбанковских расчетов
  15. § 4. Банковские обычаи в механизме правового регулирования межбанковских расчетов
  16. § 1. Концепция платежного права и ее роль в построении механизма правового регулирования межбанковских расчетов
  17. ГЛАВА 2. МЕХАНИЗМ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ МЕЖБАНКОВСКИХ РАСЧЕТОВ КАК СИСТЕМА ПРАВОВЫХ СРЕДСТВ