<<
>>

«Мозговым трестом» консервативно-реформистского течения в Англии служил созданный в 1911 г. Юнионистский комитет социальной реформы.

Формально он считался неофициальной исследовательской организацией. Однако его практическое влияние на выработку общегосударственной политики было весьма существенным. B деятельности комитета, который возглавлял консервативный деятель Ф.

Э. Смит (будущий лорд Биркенхед), в той или иной степени участвовало более 70 членов парламента и пэров. Его школу прогали многие будущие лидеры консервативной партии.

Основная задача комитета, как отмечает современный консервативный историк Д. Рэмсден, состояла в том, чтобы «создать впечатление, как это умел делать Дизраэли, что консервативное действие более ценно, чем слова либералов» *42. Объектом пристального внимания его деятелей был рабочий класс. Об этом Свидетельствовали, например, неоднократные высказывания Ф. Э. Смита, постоянно делавшего упор на то, что «одной из первейших задач просвещенной консервативной политики» должно стать «удовлетворение пролетариата» 14Э.

B целом, однако, английский консервативный реформизм развивался в русле течения политической мысли, которое именуется в современной исторической литературе социал-империализмом. Цель этого течения состояла в том, чтобы убедить наименее обеспеченную часть общества в том, что ее интересы неотделимы от «интересов нации», и мобилизовать ее на защиту империи. B свою очередь, объединенная коммерческими и духовными узами империя рассматривалась как основа для проведения социальных реформ.

B Италии в роли активного теоретика консервативного реформизма выступал один из корифеев буржуазной политологии Г. Моска. Государственный разум, утверждал он, должен проявляться в «инициативе по улучшению положения низших классов»: это «единственный образ действий, способный привести к мирному решению так называемого социального вопроса». Отсюда Моска выводил «политическую формулу»: «умеренное вмешательство правительства в распределение богатств, его спокойные, здравые, но вместе с тем энергичные дейст-

|ШЯ» 14‘.

Примерно такую же точку зрения отстаивал крупнейший итальянский «либеральный консерватор» С. Сонино. Он настойчиво указывал на необходимость некоторых реформ в том случае, если они осуществляются постепенно. Обязательной предпосылкой таких реформ, по мнению Сонино, должно быть «сильное государство» и «сильное правительство». Характеризуя отношения труда и капитала, он всячески подчеркивал важность задачи, которая состоит в том, чтобы убедить рабочих, что «капитал не рассматривает их как врага, а, наоборот, видит в них помощника и союзника» '45.

B Испании консервативно-реформистская политика была связана в это время с именем Э. Дато, неоднократно занимавшего посты министра и премьер-министра. Правда, единственным конкретным результатом этой политики явилось создание Института социальных реформ (так и не вышедшего в своей активности за пределы словесных пожеланий), а позднее — министерства труда, призванного осуществлять государственное регулирование отношений между трудом и капиталом.

B Австро-Венгрии вариант консервативно-реформистской деятельности реализовался усилиями Кербера, возглавлявшего правительство Габсбургской империи на протяжении первых пяти лет XX столетия. Результатом этой деятельности явилось введение начал социального законодательства, хотя и весьма робкого по сравнению с тем, которое уже существовало в некоторых европейских странах.

B ряде случаев консервативно-реформистская политика проводилась умеренными консерваторами в союзе с либеральными партиями.

Так было, например, в Германии, где в начале XX в. сложился политический альянс консерваторов и либералов под руководством канцлера Б. Бюлова. Главной, скрепляющей силой альянса был страх перед рабочим движением, а проводимые реформы рассматривались как плата за изоляцию левых, социалистических сил. Уже находясь нс у дел, Бюлов, оценивая свою политическую стратегию, шісал: «Наша современная монархическая н консервативная спстѳма... может пасть лишь в том случае, если объединятся социализм и либерализм, рабочие и мелкие буржуа... Я всегда стремился дискредитировать социал-демократию в глазах образованной буржуазии...» “·

Фактический, хотя официально и не зафиксированный, союз умеренных консерваторов и правых либералов сложился во Франции в период пребывания у власти А. Бриана.

Нечто подобное, несиотря на многие различия основных параметров общественной жизни, наблюдалось и в Соединенных Штатах Америки. Социально-политический курс президентов T. Рузвельта и В. Вильсона в целом вписывался в рамки либерального варианта буржуазного реформизма. Однако в нем с самого начала содержался и солидный консервативный элемент. При этом соотношение между либеральными и консервативными ком- понептами в их политике было весьма динамичным. Сам T. Рузвельт субъективно тяготел к консерватизму. «Он рассматривал себя,— писал американский историк Г. Колко,— как консерватора, стремившегося избежать революционного хаоса путем привнесения в индустриальную структуру разумного контроля» ит. Отсюда его постоянное стремление добиться «взаимопонимания» между капиталистами и рабочими — задача, которую он считал «значительно важнее законодательства» “*.

Свидетельством возросшей роли консервативного реформизма служили также сдвиги в установках католической церкви. До последнего десятилетия XIX в. она была самой надежной и непоколебимой опорой традиционалистского консерватизма. Любые новации, даже самые умеренные, трактуемые с позиций консерватизма, отвергались ею с порога. Опубликование в 1891 г. папской энциклики «Рерум новарум» («Новые времена») знаменовало собой существенные перемены в позициях Ватикана. При всей своей направленности против глубинных социальных перемен, против демократии и социализма, эта энциклика провозглашала поддержку церковью умеренных социальных реформ, ориентировала клир на активизацию деятельности в рядах рабочего класса и т. д.

Правда, идеи, изложенные в энциклике, нашли поддержку далеко не у всей церковной иерархии. Значительная часть католического клира оставалась на консервативно-традиционалистских позициях. Она всеми силами поддерживала тех консервативных деятелей, которые не только не приняли консервативно-реформистской политики, но и рассматривали своих единомышленников, выступавших за более гибкую стратегию, чуть ли не как «изменников» делу консерватизма. При этом многие консерваторы-традиционалисты заняли столь экстремистские позиции, что лишь немногим отличались от правых радикалов.

65

3 А. А. Галкин, П. Ю. Рахшнир

<< | >>
Источник: Галкин A. A., Рахшмир П.Ю.. Консерватизм в прошлом и настоящем. 1987

Еще по теме «Мозговым трестом» консервативно-реформистского течения в Англии служил созданный в 1911 г. Юнионистский комитет социальной реформы.:

  1. Охранительная функция консервативной юридической доктрины, заключающаяся в защите традиционалистским правовым мышлением исторически устоявшихся и нравственно обоснованных государственно-правовых институтов и ценностей в эпоху модернизаций, заимствований, социальных катаклизмов и правовых реформ.
  2. РЕФОРМЫ ГЕНРИХА Il B ФЕОДАЛЬНОЙ АНГЛИИ
  3. Тема 9. Социальные взаимодействия и массовое сознание («Мозговой штурм»)
  4. Глава 8. Избирательные реформы в Англии XIX в.
  5. Глава 25. Избирательные реформы в Англии XIX века
  6. § 5. Комитет кредиторов: порядок формирования комитета кредиторов, его состав, компетенция, порядок принятия решений
  7. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ АНГЛИИ ПРИ ТЮДОРАХ.
  8. СОЦИАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ АГРАРНОГО ПЕРЕВОРОТА B АНГЛИИ
  9. Консервативно-демократический проект Эдмунда Берка: консервативный синтез VS «война всех против всех»
  10. ЛЕКЦИЯ 2. Александр II. Реформистский консерватизм
  11. Правовой статус Базельского комитета по банковскому надзору. Общая характеристика документов Базельского комитета по банковскому надзору
  12. Только в рамках голлизма стал формироваться реформистский консерватизм
  13. УЧАНСКОЕ ВОССТАНИЕ 1911 ГОДА