Задать вопрос юристу

Характерные черты культурного ландшафта

Так что же отличает культурные ландшафты от всех прочих, изменённых хозяйственной деятельностью? Каковы их характерные черты с геоэкологической точки зрения?

Культурный ландшафт, как и другие природно-антропогенные геосистемы, включает три основные составляющие, три подсистемы: природную, социальную и производственную.

Это было показано В.В. Докучаевым (1949) ещё 100 лет назад в его учении о природных зонах. Названные составляющие взаимодействуют друг с другом посредством прямых и обратных вещественных, энергетических и информационных связей. Образование культурного ландшафта тогда становится возможным, когда это взаимодействие достигает полной гармонии, когда подсистемы оптимально соотносятся между собой и целым. Гармоничность культурного ландшафта определяется прежде всего антропогенным фактором, способностью и стремлением социума вести экофильное, рациональное природопользование.

Из сказанного вытекает непреложный вывод: в культурном ландшафте социальная составляющая должна обладать высокой экологической культурой. Какой бы совершенный сельскохозяйственный ландшафт ни создали мелиораторы, но если крестьянин-хлебороб не научился в нём по-настоящему культурно работать, деградация земель неизбежна. То же можно сказать о городских, рекреационных и других культурных ландшафтах, эксплуатация которых – большой не только физический, но и интеллектуальный и духовный труд.

Использование культурного ландшафта должно быть таким, чтобы он оптимально выполнял свойственные ему социально-экономические функции (ресурсовоспроизводящие, средообразующие, природоохранные и др.). В связи с этим необходимо постоянное поддержание производственно-экологического потенциала культурного ландшафта. В геоэкологии и социальной экологии это требование нашло отражение в законе социально-экологического равновесия. Суть его в следующем: «Общество развивается до тех пор и постольку, поскольку сохраняет равновесие между своим давлением на среду и восстановлением этой среды...» (Реймерс, 1994. С. 147). У Б. Коммонера на этот счёт есть меткий афоризм: «ничто не даётся даром». К нему он добавляет пояснение: «...глобальная экосистема представляет собой единое целое, в рамках которого ничего не может быть выиграно или потеряно... всё, что было извлечено из неё человеческим трудом, должно быть возвращено. Платежа по этому векселю нельзя избежать; он может быть только отсрочен» (Коммонер, 1974. С. 32). Один из главных законов земледелия так и называется – «закон возврата». Он требует возмещения потерь плодородия возделываемых земель путём внесения органических и минеральных удобрений, восстановления структуры почвы, оптимизации её водного и воздушного режимов и т.п.

В свою очередь, поддержание устойчивого функционирования культурного ландшафта, будь он сельскохозяйственным, городским или рекреационным, невозможно без организации постоянного контроля его состояния. Иными словами, непременной частью культурного ландшафта должен быть мониторинг, главная цель которого – обеспечение текущей информацией систем управления культурным ландшафтом.

В естественных условиях регуляция всех процессов осуществляется механизмами, выработанными в ходе длительной эволюции ландшафтной сферы. Биогеохимический круговорот вещества и энергии – главный фактор её саморегуляции. В антропогенных ландшафтах не удаётся избежать трансформации, а нередко и полного разрушения этого круговорота. Утраченная саморегуляция замещается антропогенным управлением. Без него культурный ландшафт существовать не может. В случае прекращения или ослабления управления, ухода и охраны со стороны человека культурный ландшафт деградирует, теряя способность выполнять заданные ему социально-экономические функции. Так происходит с заброшенными пахотными землями, превращающимися в бурьянистую залежь, дичающими без должного ухода садами и парками, населёнными пунктами, дорогами и мостами, лишившимися текущего и капитального ремонта, и т.п.

Различают два основных вида управления антропогенными ландшафтами: «мягкое» и «жёсткое». «Мягкое» управление направлено на мобилизацию природных сил самого ландшафта для поддержания его устойчивости. Оно производится путём воздействия главным образом на биоту и природные воды. Ещё А.И. Воейков и В.В. Докучаев призывали окультуривать природную среду, преобразуя её растительный покров, поверхностные и подземные воды. Эти компоненты ландшафта легче других поддаются искусственным изменениям и служат эффективными рычагами мягкого управления.

Естественная и культурная растительность и водоёмы – главные элементы экологического каркаса культурных ландшафтов, цель которого – поддержание устойчивого функционирования природно-произ­водственных геосистем. Таковы защитные лесонасаждения, массивы искусственного залужения, парки, лесопарки, озёра, пруды, реки и т.п. К мягкому регулированию ландшафта относится гидромелиорация, ориентированная на оптимизацию водных режимов земель посредством осушения, орошения и обводнения. Тысячелетия функционируют оазисы, созданные на орошаемых землях в пустынных районах. Уже в эпоху бронзы существовали Самаркандский, Бухарский и Хорезмский оазисы в Узбекистане, Мургабский и Тедженский – в Туркмении. В результате искусственного осушения в цветущие сады и плантации превращены ранее заболоченные земли Колхиды, освоены под сельскохозяйственные угодья болота Полесья.

Только с помощью «мягкого» регулирования (полезащитных лесонасаждений, прудов и водоёмов) создан по проекту В.В. Докучаева культурный сельскохозяйственный ландшафт в Каменной степи на юге Воронежской области.

«Жёсткое» ландшафтное регулирование производится, как правило, путём создания инженерно-технических сооружений: гидроузлов, плотин, шлюзов, каналов, всевозможного рода защитных сооружений в виде дамб, волноломов, водоотводов, опорных стенок, водосливных лотков и т.п. Они способны защищать от разрушительных природных процессов города, посёлки, железные и шоссейные дороги, промышленные и энергетические объекты, рекреационные комплексы и др. Для примера сошлёмся на опыт защиты южно-казахстанского города Алматы (бывшая столица Казахстана) от катастрофических селей. Со дня основания в середине XIX века город неоднократно подвергался их разрушительному воздействию. Сели сходили с гор Заилийского Алатау по долинам рек Малой Алмаатинки и Большой Алмаатинки. В 60-е годы высоко в горах, в урочище Медео была возведена грандиозная противоселевая плотина высотой около 300 м. С тех пор она не раз спасала город от катастрофических селей.

Другой пример. Вдоль черноморского побережья Кавказа от Туапсе до Сухуми тянется узкая лента железнодорожного полотна. Она зажата между горами и морем. В результате железная дорога постоянно находится под угрозой разрушения абразионными процессами со стороны моря, обвалами, оползнями, оплывинами и селями – со стороны гор. На большей части своего протяжения она «жёстко» защищена множеством инженерно-технических сооружений. Среди них: железобетонные буны, волноломы, волноприбойные стенки вдоль берега моря, бетонированные водосливы, водоотводы, опорные стенки у подножия гор.

Инженерно-технические сооружения, внедряемые в ландшафт, являются в нём чужеродным образованием. Они быстро стареют, разрушаются природными процессами и сами нуждаются в постоянном уходе и охране. Экологическая и экономическая эффективность их со временем падает. Начинает работать «правило старого автомобиля», согласно которому поддержание разрушающегося инженерно-технического сооружения обходится подчас дороже строительства нового. Помимо того, техногенные изменения среды способны вызывать неблагоприятные цепные реакции в ландшафтах, которые, к сожалению, не всегда учитываются. Примером тому может служить антропогенная катастрофа Аральского моря, водный баланс которого был грубо нарушен в результате неумеренного разбора воды из Амударьи и Сырдарьи.

Как видно, жёсткое управление ландшафтом, хотя и является иногда единственно возможным, сопряжено с большими экономическими затратами и чревато зачастую неблагоприятными побочными эффектами. Прежде чем прибегать к нему, необходимо мобилизовать все резервы естественной регуляции ландшафта путём «мягкой» перестройки его структуры и функционирования. Это требование в первую очередь касается культурных ландшафтов.

Здоровая, экологически благоприятная среда обитания – ещё одна характерная черта культурного ландшафта. Не может ландшафт быть культурным, если он непригоден для нормального, безопасного проживания в нём человека. Как бы ни был благоустроен городской ландшафт, но если его воздушный бассейн насыщен выхлопными газами автотранспорта, выбросами промышленных и энергетических предприятий, его невозможно отнести к культурным ландшафтам. Как бы ни было эффективно растениеводство, но если оно сопровождается накоплением ядохимикатов (пестицидов) и азотных соединений в нижних звеньях агроландшафтной катены, то этот ландшафт далёк от культурного.

Особые требования предъявляются и к внешнему облику культурного ландшафта – его пейзажу. Во французской географической литературе термины «пейзаж» и «ландшафт» используются как синонимы. В отечественной науке они не идентичны. Под пейзажем в российской школе ландшафтоведения подразумевается внешний облик ландшафта, воспринимаемый визуально с определённой точки обзора (Николаев, 1999). Восприятие культурного ландшафта должно удовлетворять высоким эстетическим требованиям. Проще говоря, культурный ландшафт должен быть красив. В древнегреческой натурфилософии как бесспорная истина признавалось: красивое есть полезное (Сократ). Эта простая оценка красоты апробирована временем.

Польза эстетичного ландшафта заключается не только в поддержании физического и духовного здоровья его обитателей, но и в воспитательном потенциале. Красивый ландшафт способен растить экологически и этически совершенного человека. Видно, неслучайно в чарующей красоте царскосельских садов и парков вырос поэтический гений А.С. Пушкина и А.А. Ахматовой. Напротив, изуродованный производством ландшафт духовно растлевает своих обитателей.

Итак, главные особенности культурного ландшафта с геоэкологической позиции выражаются в следующем: а) гармонизация природной, социальной и производственной подсистем; б) оптимальное и устойчивое функционирование; в) минимизация деструктивных процессов; г) здоровая среда обитания; д) наличие постоянного мониторинга; е) антропогенная регуляция, охрана и уход; ж) высокое художественное достоинство пейзажного облика.

<< | >>
Источник: Пшеничников, Б.Ф., Пшеничникова, Н.Ф.. ЛАНДШАФТОВЕДЕНИЕ [Текст] : учебное пособие. – Владивосток : Изд-во ВГУЭС, 2012. – 244 с. 2012
Вы также можете найти интересующую информацию в научном поисковике Otvety.Online. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме Характерные черты культурного ландшафта:

  1. Геоэкологическая концепция культурного ландшафта
  2. Из истории представлений о культурном ландшафте
  3. 7.4. Критерии выделения культурных ландшафтов
  4. Принципы и правила создания культурных ландшафтов
  5. Материал для самостоятельной работы Культурный ландшафт*
  6. Для Японии характерна особая форма культурного плюрализма
  7. ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ ИСЇОРИЧЕСКОГО ПЕРИОДА
  8. СОЦИАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И EE ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ
  9. Открытая экономика и её характерные черты
  10. Стань личностью: характерные черты и тенденции становления
  11. § 3. Правовое государство и его характерные черты
  12. § 160. Характерные черты частных деликтов
  13. а) ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ ДИАЛЕКТИЧЕСКОГО И МЕТАФИЗИЧЕСКОГО МЕТОДОВ ПОЗНАНИЯ
  14. В данной главе мы рассмотрим характерные черты того, что появляется на стыках между мыслительными подсистемами.