<<
>>

§ 5. Личность в неформальном взаимодействии осужденных[126]

Одним из главных препятствий, стоящих на пути успешной реализации программ исправления осужденных, является негативная социально-психологическая среда, которая ориентирована на нейтрализацию, а в некоторых случаях и на открытое противодействие усилиям администрации.

Формальную структуру среды составляют специально созданные администрацией формирования осужденных, ориентированные на нормативно-правовые требования, необходимые для реализации общественно значимых целей и задач. Неформальная структура стихийно образуется как противодействие формальным требованиям норм права. Она представляет собой довольно устойчивую сеть коммуникативных взаимодействий, которые объективированы в поведенческих актах, неписаной нормативно-ценностной системе, определяющей дифференциацию статусов и ролей осужденных.

В основе их поведения лежит так называемый конфликт норм, проявляющийся в столкновении формальной и неформальной нормативно-ценностной системы, о чем мы уже говорили выше. Личность в этих условиях теряет главное – разнообразие межличностных статусов, возможность самовыражения в тех сферах и формах, где оно наиболее приемлемо. Формируются безличные формы поведения, когда каждый должен быть похож на другого и вести себя так же, как другой, при условии, что они находятся на одной и той же ступени социальной организации. Это способствует развитию у личности синдрома лишения свободы. Если свободный человек имеет возможность компенсировать утерянный статус в одной группе ее сменой на другую, оставаясь при этом на том же уровне самоуважения, то осужденный чаще всего такой возможности не имеет. Теряя статус, он как бы переходит на более низкую ступень социальной организации. Оценка со стороны других становится символом его личности. Последний предъявляет к нему определенные требования в поведении, возможности оказывать на других моральное, психологическое или далее физическое воздействие.

Изменение статуса, идет, как правило, в одном направлении, от более престижного до презираемого и отвергаемого, т. е. «сверху – вниз», и развивается в системе координат «свой– чужой». Жесткое закрепление места в системе отношений «свой – чужой» соответствует в большинстве своем враждебноагрессивной или пассивно-зависимой межличностной позиции каждого члена социальной общности, с неизбежностью предполагая неравное распределение «власти» между ее членами. Неформальные нормы поведения, зафиксированные в системе отношений «свой – чужой», имманентны сообществу осужденных, включая и тех, кто вынужден принимать участие в самодеятельных формированиях.

Наблюдения показывают, что подавляющее число осужденных являются членами неформальных групп различной направленности, объем которых варьировался от двух до семи и более человек. Образование таких групп обусловливалось прежде всего избирательной потребностью в общении, поддержании чувства безопасности, в объединении с другими на основе одинакового отношения к наказанию, в сходстве ценностных ориентаций, оказании взаимопомощи по совместной работе, совместного проживания в том или ином регионе. Нередко включение в неформальные группы являлось следствием психологического давления со стороны других осужденных и диктуется стремлением к доминированию, которое выражалось в подчинении других своей воле.

Последняя тенденция особенно характерна для лиц молодежного возраста, имеющих устойчивые антиобщественные ценностные ориентации, а также для осужденных, чья преступная «карьера» началась очень рано.

В качестве доминирующего признака неформальной структуры среди преступной среды выступает дифференциация между определенными категориями индивидов. Она выражается и проявляется прежде все в обладании определенным набором материальных ресурсов и видах взаимных моральных и психологических требований. Как правило, в условиях лишения свободы существуют достаточно ограниченные «репертуары» материальных и моральных ресурсов или ценностей, которые определяют развитие межличностных отношений и оказывают определяющее влияние на поведение осужденных. На наш взгляд, к числу наиболее значимых из них относятся: продукты питания и одежда; деньги; алкоголь и наркотические средства; социальное одобрение, уважение и самоуважение; уступки, снижение требовательности со стороны администрации; доступ к средствам информации; контроль за каналами проникновения в ИУ запрещенных предметов. Очевидно, что чем больше возможностей имеют члены неформальных групп использовать перечисленные ценности, а также предложить их другим, тем в большей степени они будут получать поддержку и уважение со стороны окружающих и тем быстрее они завоюют авторитет, престиж и влияние в неформальной системе отношений.

Другим важным элементом этой системы являются групповые нормы и санкции, регулирующие взаимоотношения осужденных между собой и администрацией. В условиях изоляции неофициальные нормы выполняют следующие основные функции:

– являются своеобразной формой фиксации отношений неформальной межличностной дифференциации статусов, закрепляя ожидаемые и отвергая нежелательные образцы поведения;

– служат неформальным критерием оценки жизнедеятельности членов неформальных малых групп, важным для стимулирования их поведения;

– являются источником информации и средством социальной поддержки для осужденных при решении тех или иных личных проблем,

– сохраняют и закрепляют значимые ценности, в которых выражаются отношения осужденных к различным сферам социальной действительности;

– выступают в роли своеобразного регулятора, направленного на консолидацию и развитие неформальной структуры отношений, укрепление групповой сплоченности и противодействия усилиям администрации, а также активу самодеятельных организаций.

По мере увеличения количества судимостей и общего времени отбывания наказания в условиях лишения свободы определенная категория осужденных становится законодателем неформальных норм поведения, интенсифицирует процессы самоорганизации, ужесточает иерархию отношений во всех сферах жизнедеятельности. Вследствие этого преступники, имеющие более высокие позиции во внутригрупповой структуре отношений, получают возможность оказывать психологический прессинг на лиц, занимающих подчиненное положение. Использование предоставляемых услуг с их стороны осуществляется в обмен на гарантии, связанные с оказанием необходимой помощи и поддержки в случае экстремальных ситуаций, возникающих в период отбывания наказания. Нетрудно заметить, что в отличие от принципа насилия и его роли в неформальной организации «другой жизни» функциональное назначение межличностного взаимодействия, основанного на принципе эксплуатации, состоит в поддержании среди заключенных утраченного чувства безопасности и удовлетворении их актуальных интересов. Последнее достигается за счет жесткой регламентации их взаимоотношений, базирующейся на модели «зависимость – подчинение» и скрытом перераспределении материальных и духовных благ.

Остановимся на некоторых особенностях этого явления, происходящего в сфере производства. Определенная категория лиц не только занята более легкой и высокооплачиваемой работой, но еще и перекладывает часть ее на плечи других, не теряя в размере вознаграждения. В качестве компенсации они ценят, то, что «прибавляет свободы» в местах ее лишения. Правда, эта прибавка достигается за счет своеобразного перераспределения, когда одни осужденные расширяют свои права, еще более умаляя их у других. Согласно исследованиям, такой порядок держится не только и даже не столько на насилии. Видимо, он является подобием налога в порядке возмещения затрат на выполнение общезначимых функций, вытекающих из системы сложившихся отношений. Совершенно очевидно, что ориентация на преступную субкультуру способствует отчуждению от общества, полностью разрывает отношения с семьей и родственниками у каждого четвертого из числа многократно судимых.

Наблюдения показывают, что в условиях лишения свободы многие формы поведения, приводящие к конфликтам на производстве, на самом деле вряд ли можно считать сугубо индивидуализированными. Во многих случаях они вызывались столкновением таких мотивов, интересов, целей, которые отражали противоречия между индивидом и неформальной группой. В этих условиях конфликты носят затяжной, напряженный характер, имеют серьезные последствия.

Например, наиболее деструктивные конфликты на производстве вызываются стилем руководства бригадой, распределением рабочих мест и заработной платы. Их удельный вес достигает 65 % в общей структуре причин конфликтного взаимодействия. В тех случаях, когда неформальные лидеры и их ближайшее окружение занимают ключевые позиции и оказывают влияние на распределение рабочих мест среди осужденных, закладывается основа скрытого перераспределения условий труда и заработной платы.

История развития нашего государства со всей очевидностью показала, что внеэкономическое принуждение – наименее эффективный способ организации труда. Принудительные методы не позволяют раскрыть его потенциальные возможности. Исторически сложившийся и действующий в настоящее время механизм внеэкономического принуждения с учетом особенностей функционирования системы исправительно-трудовых учреждений создал и продолжает создавать адекватный себе социально-психологический тип работника с достаточно устойчивой специфической системой жизненных ценностей и приоритетов.

Это особенно ярко проявляется среди многократно судимых преступников, ориентированных на неформальную систему ценностей. Для них характерны высказывания, что устроиться на работу по специальности практически невозможно. При этом наиболее типичными высказываниями являются жалобы на судьбу, неблагополучные обстоятельства жизни, отсутствие помощи и со стороны общества невозможность самостоятельно разорвать порочный круг и жить за счет труда. Наши данные показывают, что почти половина многократно осужденных за кражи личного имущества граждан и другие общеуголовные преступления (48,3 %) имеют максимальную вероятность рецидива. В том числе 30 % этой категории преступников через полгода после освобождения возвращаются в колонию. Не случайно, что среди них был выявлен максимальный процент неработающих после освобождения (29,7 %), у которых отсутствовали необходимые трудовые навыки.

Особое внимание привлекают лица, занимающие лидирующее положение в преступном сообществе. Их поведение отличается соблюдением так называемой воровской этики. Они сознательно готовят плацдарм для последующего пребывания в колонии и тем самым определяют свое отношение к прошлым и будущим преступлениям. Это проявляется в детальном обсуждении уголовных дел, особенно тех, которые не были раскрыты, обмене опытом «технологии» совершения преступлений. На первый план у них выдвигаются не деловые качества работника, например, его трудовые навыки и квалификация, а то, что дает им большую свободу за счет урезания ее у других. Максимальная вероятность совершения повторного преступления определяется глубиной и степенью принятия ими противоправных норм, а также, что очень важно, уровнем идентификации с неформальными группами. В данном случае отношение к труду, сформированное в процессе их прошлого, является своеобразным рентгеновским снимком наиболее глубоких структур их личности, свидетельствует о несостоятельности принудительных средств трудового воздействия. Возможность «гальванизировать» труд как «средство» зависит не столько от технического уровня производства, вида, условий, характера труда и квалификации работников, сколько от способа принуждения той системы распределительных отношений, которая в конечном счете и определяет уровень организации этого процесса.

Причем сам по себе способ принуждения является питательной средой незаконных перераспределений, так как администрация вынуждена включать осужденных в управление производством, а значит и делегировать им часть полномочий, связанных с распределительными отношениями. В условиях действия механизма внеэкономического принуждения такое делегирование приводит к отрицательным результатам. Механизм принуждения неизбежно синтезируется с неформальной системой отношений (наиболее ярко это проявляется в среде многократно отбывающих наказание) и органически воспроизводит незаконное перераспределение, которое распространяется на все сферы жизнедеятельности осужденных. Не случайно нами был выявлен высокий уровень заработной платы у скрытых лидеров отрицательной направленности поведения при их минимальной степени трудового участия и высокой вероятности совершения повторного преступления после освобождения.

С учетом приведенных положений целесообразно подчеркнуть, что неформальная система отношений охватывает все сообщество осужденных как просоциальной, так и асоциальной направленности поведения, разница состоит лишь в степени принятия тех или иных норм неформальной среды. В конечном итоге характер реальных отношений между различными группами зависит от того, в чьих руках находится источник влияния, кому делегируются полномочия, обеспечивающие функции управления. Система координат «свой – чужой» предполагает разделение не только внутри сообщества с учетом различных межличностных позиций, но и их объединение при отношениях «осужденные– администрация», когда включается система отношений «мы– они». Формы взаимодействия, возникающие в рамках этих систем, далеко не однозначны и не исключают возникновения противоречивых отношений. Однако основная тенденция направлена на консолидацию «своих» по отношению к «чужим». В этом заложены материальная основа любой неформальной системы отношений, ее конструктивные или деструктивные начала.

В условиях внеэкономического принуждения в среде осужденных образуется своеобразная элита, цели которой начинают совпадать с целями администрации по соблюдению требований формальной системы норм. В этих условиях действие факторов «перераспределения» не только постоянно, но и неустранимо, так как оно носит объективный характер, вытекающий из природы соотношения формальных и неформальных норм. Напряженность этого противоречия зависит от характера взаимоотношений внешней среды в лице администрации и с другой стороны – сил, противодействующих ей, которые зафиксированы в неформальной системе отношений между осужденными.

Механическим путем сломать эту систему невозможно, так как она приобретает другие скрытые формы и становится более изощренной и менее видимой внешнему контролю. Система неформальных норм с неизбежностью будет предписывать платить, как мы уже говорили ранее, своеобразную дань в порядке возмещения затрат на выполнение общезначимых функций. В этих условиях труд как средство исправления снижает свою эффективность, а в отношении рецидивистов утрачивает его совсем и становится из средства достижения свободы и социальной защиты средством, формирующим ненависть, деструктивное поведение во всех сферах деятельности.

В ходе изучения социально-психологических особенностей среды осужденных было выявлено четыре основных типа взаимодействия. Прежде чем приступить к описанию каждого из них, рассмотрим факторы, определяющие социально-психологический климат отряда, структуру его межгрупповых отношений. Под социально-психологическим климатом в данном случае понимается преобладающий в общности относительно устойчивый эмоциональный настрой, в котором выражаются отношения осужденных друг с другом, к исправительно-трудовому воздействию, нормам и требованиям, а также к администрации ИУ.

В основе климата лежат те общественные отношения, которые представлены в разделяемых общностью ценностях, нормах и правилах поведения. Наличие различных неформальных групп свидетельствует о том, что появились осужденные, сплотившиеся ради реализации других целей или использующие иные способы даже для достижения одобряемых законом целей. Их появление свидетельствует о противоречиях, выраженность которых является своеобразным барометром, характеризующим стиль взаимодействия, преобладание конструктивных или деструктивных отношений в сообществе.

Наиболее значимыми, на наш взгляд, факторами, определяющими поляризацию отношений между различными группами, являются: вид, условия, характер и оценка трудовой деятельности; возрастной и уголовно-правовой состав осужденных отряда; степень влияния лидеров просоциальной и асоциальной направленности; удельный вес лиц, не адаптированных к условиям лишения свободы, а также имеющих психические аномалии; уровень квалификации и профессиональных качеств администрации ИУ. Указанные факторы в значительной степени определяют характер складывающихся отношений в сообществе, условия от которых зависят от того, в чьих руках концентрируются источники «влияния», определяющие способы достижения социально значимых или асоциальных целей. Можно предположить, что результирующий вектор этого «влияния» приобретает просоциальную направленность в том случае, если администрация находит адекватные способы воздействия на неформальную структуру отношений.

В этой связи рассмотрим полярные по своей структуре типы отношений осужденных в отрядах, различающихся условиями, содержанием и оценкой трудовой деятельности. Эти характеристики независимо от вида режима являются системообразующими. Они как бы фильтруют, независимо от администрации, всех поступающих в колонию преступников по уровню квалификации, возрастному и уголовно-правовому составу, предопределяют уровень сплоченности неформальных групп и способы достижения ими своих целей. Таким образом, изначально полярные различия неформальной структуры отношений заданы объективными производственными условиями колонии. В свою очередь, форма проявления просоциальной или асоциальной направленности поведения осужденных, способы достижения ими своих целей во многом зависят от стиля руководства персонала ИУ. На наш взгляд, наиболее оптимальный подход будет заключаться в нахождении такого стиля руководства, который создает условия для реализации идеи построения межгрупповых структур, обеспечивающих сбалансированность отношений в отряде.

К первому типу взаимодействия, назовем его конструктивным, могут быть отнесены межгрупповые отношения, которые складываются на производстве, требующем наличия специальных профессиональных навыков в области инструментального производства, ремонтного обслуживания, эксплуатации различных энергетических систем и т. п. Сравнительно высокий уровень квалификации осужденных обеспечивает им относительную независимость и автономность в отношениях, прежде всего в трудовой сфере деятельности, создает благоприятные предпосылки равенства статусов, сведения к минимуму различного рода привилегий.

Так, по результатам наших исследований, среди осужденных в колониях общего вида режима в отрядах, отнесенных к этому типу взаимодействия, 23 % составляли лица, входящие в самодеятельные формирования, 72 % – в группы нейтральной направленности поведения, 5 % – в группы неярко выраженных нарушителей. Здесь практически не встречаются так называемые отверженные, а также злостные нарушители режима. В этих условиях относительное равенство статусов и независимость определяют своеобразие отношений, предполагающих в известной степени конструктивное взаимодействие сторон. Отсутствие жесткой кастовой системы не накладывает ограничений на общение среди членов сообщества, тем самым стимулирует развитие горизонтальных, т. е. равноправных связей в рамках сложившейся иерархии.

На производстве такое взаимодействие минимизирует сферу деструктивных конфликтов, которые обусловлены в основном неадекватным стилем руководства бригадой, распределением рабочих мест, нарушениями в оплате труда. Наибольший удельный вес причин, влияющих на возникновение конфликтов, относится к сфере предметно-деловых разногласий, связанных с обеспечением инструментом, спецодеждой, неритмичной поставкой материала. Указанная тенденция проявляется и в сфере внетрудовой деятельности.

При таком типе взаимодействия администрация, делегируя функции управления осужденным, не порождает напряженных отношений в силу определенного равенства их межличностных статусов. Однако равенство статусов является необходимым, но далеко не достаточным условием развития конструктивного взаимодействия. В условиях лишения свободы наблюдается стремление к нарушению равенства, подавлению одних за счет других, расширению таким образом «свободы для себя». Для этого возникает субъективная необходимость разрушить реальную тесную близость с теми, за счет кого предполагается расширить границы своей свободы. Установление различий в статусах, принижение одних за счет других – не что иное, как устранение равноправного партнерства, взаимного контроля в отношениях. Поэтому стиль руководства начальника отряда, который обеспечивает условия, исключающие привилегии, препятствует созданию неблагоприятного социально-психологического климата. Механизм, обеспечивающий эти условия наряду с осуществлением контроля за соблюдением формальных требований норм права, предполагает выполнение начальником отряда функций посредника, осуществляющего контроль неформальной системы отношений.

Эффективность такого подхода предполагает прежде всего отсутствие выгоды для себя у лица, выполняющего посреднические функции. Идеальный посредник не может быть потенциально опасным. У него должны быть необходимые для этого психологические качества. Не случайно осужденные ценят среди представителей производственной администрации компетентность и профессиональные навыки, а у начальника отряда – способность понять человека, разобраться в противоречивой природе конфликтных отношений. Результаты исследований показывают, что администрация нередко принимает решения, опираясь на формальные требования, не вникая в суть взаимоотношений среди осужденных. Допущенные при этом ошибки не всегда исправляются, так как принятие правильного решения зависит от знания внутренней жизни, умения оценить интересы различных категорий преступников. Зная сложившуюся структуру конфликтного взаимодействия в основных сферах деятельности, можно глубже разобраться в природе возникновения конфликта с администрацией. В этих условиях стиль руководства приобретает более целенаправленный и предметный характер.

Сбалансированный тип взаимодействия предполагает демократические способы разрешения напряженных ситуаций. В этих случаях к начальнику отряда предпочитают обращаться как лидеры самодеятельных формирований, так и представители неформальных групп. Со стороны сообщества это не считается нарушением неформальных норм, поскольку изначально между ними не существует враждебной конфронтации. При таких отношениях неформальные правила, регулирующие развитие конфликта, ориентированы на то, чтобы помочь другим справиться с обострившимися противоречиями. Они исключают применение неформальных санкций, чтобы усиливать за счет этого сферу влияния на членов сообщества. Это оказывается чрезвычайно важным. Дело в том, что отстаивание интересов одной группы от притеснения другой неизбежно дает моральное право на дополнительные привилегии, расширяет сферу влияния и авторитет в сообществе. Поэтому роль посредника со стороны администрации состоит в том, чтобы ограничить сферу такого влияния, уравновесить, а затем и конструктивно разрешить возникающие противоречия между различными группами в отряде.

Второй тип взаимодействия, условно определенный как деструктивный, характерен для осужденных, работающих на производстве с тяжелыми или вредными условиями труда, напряженными нормами выработки. Как правило, состав производственных бригад формируется из лиц молодежного возраста с низким уровнем квалификации работников. Межличностные отношения строятся на основе неформальной системы ценностей, норм и правил поведения. Другими словами, изменение организационно-правовых, технологических и иных условий труда создает предпосылки к трансформации содержания межличностных и межгрупповых отношений.

Отличительной особенностью этого типа взаимодействия является прежде всего консолидация руководителей самодеятельных формирований с лидерами группировок отрицательной направленности поведения. В неформальном сообществе осужденных такая консолидация определяется термином «крылатые блатные». Она порождает тотальную систему влияния, создает необходимые предпосылки для собственной неуязвимости, так как «беспредел» отношений, установленных неформальными лидерами, прикрывается активом самодеятельных формирований. Посреднические функции начальника отряда берут на себя авторитеты. Они становятся способными разрешить возникающие конфликты, присваивая таким образом себе функции управления, становятся реальной властью в сообществе. Создаются уникальные условия, позволяющие как бы исключить объективные противоречия, вытекающие из целей и задач формальных и неформальных норм поведения. Это находит свое проявление в соблюдении внешних правил поведения, чистоты и порядка в отряде, образцовом оформлении стендов политико-воспитательной работы или трудового соревнования.

Казалось бы, такой тип взаимодействия несет в себе порядок и дисциплину в отряде. Однако, как показывает практика, подобная система неформального контроля оказывает наиболее деструктивное воздействие на поведение осужденных. Строгая иерархия членов сообщества, практическая бесконтрольность авторитетов не позволяют осужденному искать защиты непосредственно у начальника отряда, минуя старшего дневального. Поэтому в отрядах этого типа максимальное число лиц совершают членовредительство как крайнюю меру защиты от безысходного положения, возможность, хотя бы на время освободиться от страха физической расправы и таким путем выйти из данного сообщества. Культивирование страха среди тех, на кого распространяется физическое и моральное воздействие, осуществляется с целью усиления сферы влияния, закрепления отношений, которые обеспечивают безраздельную власть. Такое положение приводит к тому, что поступающие в отряд осужденные независимо от прежнего статуса не могут безнаказанно пользоваться установленными ранее привилегиями. Они вынуждены подчиняться неформальным требованиям этого типа взаимодействия.

Вполне понятно, что, оказавшись в позиции «между двух огней» и занимая маргинальное положение, осужденные провоцируют процесс образования ситуаций, приводящих к появлению скрытой оппозиции как в отношении осужденных, так и администрации.

Третий тип взаимодействия характеризуется как неустойчивый. Его основной отличительной особенностью является открытая конфронтация между активом самодеятельных формирований и лидерами групп отрицательной направленности поведения. Подобная социально-психологическая ситуация отражает неустойчивый характер отношений в среде осужденных, стремление любой ценой подавить оппозицию и захватить влияние в отряде. Основной причиной, порождающей такое противодействие, является неправильный подбор актива самодеятельных формирований, который осуществляется без учета психологических особенностей их личности, авторитета и способности строить конструктивное взаимодействие.

Механическая замена этих лиц по линии формального устранения возникающих конфликтов приводит к возникновению структуры отношений, во многом тождественной второму типу взаимодействия. Степень этой тождественности будет зависеть от позиции, занимаемой начальником отряда, согласованности лидеров групп отрицательной направленности, а также от условий содержания и оценки их труда. Отметим, что сам по себе формальный подход может дискредитировать идею самодеятельных формирований как самоуправляющего и регулирующего начала, выступающего против произвола неформальных норм и правил поведения. Отсутствие активной поддержки со стороны начальника отряда повлечет за собой физическую расправу над осужденными, результатом которой может стать переход бывших лидеров просоциальной направленности в категорию отверженных. В этих условиях члены самодеятельных формирований, для того чтобы не оказаться в роли заложников, вынуждены подчинить свое поведение принципам и образцам, доминирующим в неформальной системе отношений.

В отличие от третьего типа взаимодействия, при котором отношения полярных групп носят характер открытой конфронтации и преобладает тенденция к усилению роли лидеров отрицательной направленности, четвертый тип характеризуется достаточно устойчивой защитной позицией актива самодеятельных формирований. Его отличительной особенностью является высокая частота конфликтов осужденных с членами секции профилактики правопорядка. Возникают напряженные отношения при распределении спальных мест, соблюдении санитарно-гигиенических правил и норм повседневного общения. Ослабление жестких санкций неформальной системы отношений, невыполнение определенной категорией лиц норм выработки могут приводить к конфликтам на почве воровства продуктов питания и других предметов первой необходимости.

На наш взгляд, основным отрицательным моментом этого типа взаимодействия является незаконное перераспределение результатов трудовой и внетрудовой деятельности в пользу руководителей самодеятельных формирований. Такой характер взаимоотношений неизбежно приводит к появлению скрытой оппозиции, которая начинает использовать возникающие противоречия против действий администрации. Лидеры групп асоциальной направленности становятся «рупорами справедливости» в глазах большинства осужденных. В данной ситуации инициаторами конфликтов могут быть уже не только лидеры неформальных группировок, а в большинстве своем так называемые нейтралы, поведение которых в силу их многочисленности приобретает неуправляемый характер. Эти осужденные занимают зависимоподчиненную позицию и оказываются в тех группировках, которые способны подчинить их своему влиянию. Поэтому тип взаимодействия во многом определяется не только соотношением полярных категорий преступников, но и позицией, которую занимают «нейтралы», пополняя ряды «просоциальной» или «асоциальной» части осужденных. Они являются как бы питательной средой группировок различной социальной направленности.

Критическое соотношение просоциальной, нейтральной и асоциальной категории преступников в сочетании с неблагоприятными условиями производства и оценкой труда осужденных может поставить начальника отряда в практически безвыходное положение, когда методы воздействия со стороны формальных норм права и привлечения для этого лидеров самодеятельных формирований становятся неэффективными в достижении результатов производственной деятельности и соблюдении режима.

Казалось бы, применение неформальных санкций ликвидирует это отрицательное явление. Однако, как мы уже говорили ранее, в условиях изоляции подобная система неформального контроля имеет ряд существенных недостатков, неблагоприятно влияющих как на состояние режима, так и на результативность процесса исполнения наказания. Дело в том, что причины, порождающие такие отношения, не будут устранены за счет применения неформальных санкций, под их давлением они переходят из одной формы в другую – скрытую, как бы загоняются внутрь, и способом их разрешения становятся уже серьезные преступления.

В этой связи было бы неверным утверждение о том, что просоциальная или асоциальная ориентация отряда всецело зависит только от администрации колонии. Тип взаимодействия осужденных и соответствующий ему стиль руководства в значительной степени предопределены объективными факторами лишения свободы, и прежде всего видом, характером, условиями и оценкой труда, уровнем квалификации осужденных и другими причинами социального и психологического порядка. Каждый из рассматриваемых нами типов взаимодействия отражает лишь основные тенденции отношений. Задача авторов состояла в выяснении основных структурных изменений в зависимости от различного рода факторов и условий, оказывающих влияние на общую картину социально-психологического климата осужденных.

Сложившаяся практика имеет существенные недостатки в этом отношении. Более чем в 75 % случаев администрация колонии узнает о конфликтах после их разрешения, более чем в половине случаев не устанавливаются мотивы конфликтов, администрация слабо информирована о численности и структуре малых групп, их ценностно-нормативной системе. В большинстве случаев основные усилия направлены на достижение плана производства, и необходимый для этого тип взаимодействия становится решающим фактором выполнения норм выработки и соблюдения требований режима.

Создание условий, при которых нейтрализуется влияние негативного лидерства, всякий раз неизбежно возвращает нас к необходимости разработки положений, допускающих расширение сферы реализации социальных свойств труда осужденных. Заставляет нас с учетом реально изменяющихся производственных отношений устранять недостатки в организации и оценке их труда, осознать необходимость использования принципов арендной и кооперативной деятельности. Негативное лидерство является отражением объективных противоречий, порождаемых условиями лишения свободы.

Жесткая и определенным образом зафиксированная неформальная нормативно-ценностная система, регулирующая, по существу, все сферы взаимодействия преступников, в том числе и с администрацией, является одним из основных факторов, детерминирующих отношения деструктивного характера. Интенсивность ее влияния на поведение осужденных зависит от степени урегулированности межличностных взаимоотношений официальными правовыми нормами, а также от выраженности противоречий между требованиями администрации и социальными ожиданиями неформальных групп. Чем полнее будут урегулированы эти взаимоотношения, и прежде всего в сфере труда, тем оптимальнее стиль деятельности администрации, так как сокращаются область неформального регулирования и степень его негативного влияния на личность и систему взаимодействия с окружающими. С другой стороны, чем в большей степени неформальная система согласовывается с формальными требованиями и социально одобряемыми ценностями, тем меньше оказывают они отрицательное действие на взаимоотношения осужденных. Это обстоятельство необходимо учитывать при планировании и проведении профилактических мероприятий по формированию системы положительных взаимоотношений среди осужденных.

notes

<< | >>
Источник: Ю.М., Антонян В.Н., Кудрявцев, В.Е. Эминов. Личность преступника. 2004

Еще по теме § 5. Личность в неформальном взаимодействии осужденных[126]:

  1. § 4. Субкультура осужденных и личность[125]
  2. § 2. Изучение личности осужденных
  3. Динамика личности осужденного и воспитательный процесс.
  4. § 1. Теоретические предпосылки изучения личности осужденных
  5. 1. Особенности протекания психических процессов в личности осуждённого
  6. Глава 3 Личность осужденных
  7. Тема 11. Психология личности осужденного
  8. Формальные и неформальные группы и команды
  9. РАСТА VESTITA («ОДЕТЫЕ» PACTA). НЕФОРМАЛЬНЫЕ СОГЛАШЕНИЯ С ИСКОВОЙ СИЛОЙ
  10. 8.1. Психология осужденного, задачи и факторы ресоциализации
  11. Статья 126. Срок рассмотрения жалобы, поданной в порядке подчиненности
  12. Похищение человека (ст. 126 УК РФ)
  13. 126. Договор товарного кредита
  14. § 126. Учение о возмещении убытков
  15. § 126. Учение о возмещении убытков
  16. СПОСОБЫ ПЕРЕДАЧИ ИНФОРМАЦИИ ОСУЖДЕННЫМИ