<<
>>

Монополистическая деятельность органов власти и управ­ления

3.

4. . В большинстве рассматриваемых законов стран СНГ вос­принят подход российского законодателя, выраженный в ст. 7 и 8 Закона России, в котором органам власти и управления за­прещается принимать акты, совершать действия (в том чис­ле согласованные с другими органами власти и управления или хозяйствующими субъектами) и заключать соглашения, на­правленные на ограничение самостоятельности хозяйствую­щих субъектов, ущемление их интересов и интересов граждан, создание дискриминирующих или, напротив, благоприятству­ющих условий деятельности отдельных хозяйствующих субъ­ектов, и создающие тем самым предпосылки для ограничения конкуренции на рынке. Подобные запреты, сформулированные в качестве общих норм, можно увидеть в ст. 7 Закона Беларуси, ст. 6 и 8 Закона Казахстана, ст. 5 и 6 Закона Молдовы. Статья 5 Закона Узбекистана вводит такой запрет лишь в отношении ак­тов и действий органов государственной власти и управления, их должностных лиц, не выделяя в качестве самостоятельного вида нарушений соглашения и согласованные действия этих ор­ганов и должностных лиц. Во всех указанных законах общий за­прет раскрывается с помощью перечня конкретных составов нарушений, который не является исчерпывающим и имеет вспо­могательное значение по отношению к общему запрету. Этот перечень охватывает наиболее характерные антиконкурентные проявления, которые объективно могут встретиться в практике органов власти и управления, и поэтому во всех законах он выгля­дит практически одинаково. В частности, органам власти и управ­ления запрещается:

- устанавливать запреты на осуществление определенных ви­дов деятельности хозяйствующими субъектами или на производ­ство определенных видов товаров, за исключением случаев, преду­смотренных законодательством;

- необоснованно препятствовать созданию новых хозяйствую­щих субъектов в какой-либо сфере деятельности;

- давать хозяйствующим субъектам указания о первоочеред­ной поставке товаров определенному кругу покупателей (заказ­чиков) или о приоритетном заключении договоров, за исключени­ем случаев, предусмотренных законодательством;

- необоснованно предоставлять отдельным хозяйствующим субъектам налоговые или иные льготы, ставящие их в преиму­щественное положение по отношению к другим хозяйствующим субъектам, работающим на рынок того же товара.

Законы Казахстана, Молдовы и России предлагают также при­меры антиконкурентных соглашений (согласованных действий) органов власти и управления, к каковым относятся соглашения (согласованные действия), направленные на:

- повышение, снижение или поддержание цен (тарифов);

- раздел рынка по территориальному принципу, по объему продаж или закупок, по ассортименту реализуемых товаров либо по кругу продавцов или покупателей (заказчиков);

- ограничение доступа на рынок или устранение с него хозяй­ствующих субъектов.

Кроме этого, Закон Казахстана содержит такой специальный состав правонарушения, как соглашения о повышении, снижении или поддержании цен на аукционах и торгах.

В Законе Республики Беларусь специальный перечень видов антиконкурентных соглашений органов власти и управления от­сутствует. Вместо него имеется отсылка на примеры противо­правных актов и действий.

В связи с данной проблемой заслуживают внимания две осо­бенности Закона Казахстана. Во-первых, при всем содержатель­ном сходстве с законами Беларуси, Молдовы и России в нем, как и в Законе Узбекистана, не упомянуто понятие антиконкурентных согласованных действий органов власти и управления.

Во-вторых, антиконкурентные соглашения органов власти и управления рас­сматриваются в ст. 8 Закона Казахстана в едином контексте с антиконкурентными соглашениями хозяйствующих субъектов. Иными словами, соглашения как вид монополистической деятель­ности не подвергнуты классификации по субъектному признаку, как это сделано в других законах.

Наряду с запретами на различные акты, действия и согла­шения органов власти и управления законы Беларуси, Молдовы и России содержат специальную норму, имеющую целью недо­пущение воспроизводства административно-командных струк­тур, в соответствии с которой запрещается образование ми­нистерств и других структур государственного управления с целью монополизации производства или реализации товаров, а также наделение существующих министерств или других струк­тур государственного управления полномочиями, осуществление которых имеет или может иметь своим результатом существенное ограничение конкуренции.

По иному принципу сконструированы соответствующие по­ложения законов Азербайджана и Украины. Они не содержат общего запрета, а построены на перечислении конкретных соста­вов. При этом сам перечень составов в ст. 6 украинского Закона аналогичен перечню противоправных актов и действий органов власти и управления в законах рассмотренных выше государств. В качестве родового термина для обозначения подобных актов и действий в украинском Законе используется понятие «дискрими­нация предпринимателей органами власти и управления». Что ка­сается антиконкурентных соглашений органов власти и управле­ния, то здесь украинский Закон, как и Закон Беларуси, отсылает к общему перечню противоправных действий. Кроме того, укра­инский Закон содержит охранную норму, по смыслу аналогичную вышеуказанной норме законов Беларуси, Молдовы и России, о недопустимости воспроизводства административно-командных управленческих структур.

Наиболее детальной проработкой вопросов монополизма в дея­тельности органов власти и управления отличается азербайджан­ский Закон, различающий следующие виды монополистической деятельности органов власти и управления:

1) государственный монополизм (12 составов неправомерных действий органов исполнительной власти, в том числе: установ­ление для хозяйствующих субъектов, функционирующих вне государственного сектора экономики, директивных заданий по производству и реализации продукции и обязательных государ­ственных заказов; необоснованное осуществление контроля за ценами на товары, производимые и реализуемые независимы­ми хозяйствующими субъектами; наделение организационных структур управления полномочиями, приводящими к ограни­чению конкуренции; установление необоснованных запретов на передвижение продукции между регионами республики; уста­новление необоснованных ограничений на внешнеэкономическую деятельность хозяйствующих субъектов; установление контроля над информационной сетью в сфере спроса и предложения, за ис­ключением предусмотренных законодательством случаев, и т.д.);

2) отраслевой монополизм (11 составов неправомерных действий отраслевых органов управления, в том числе: обра­зование искусственных барьеров для доступа на отраслевой рынок новых хозяйствующих субъектов; создание каналов необоснованного снабжения негосударственных хозяйствующих субъектов материальными ресурсами в централизованном по­рядке; создание организационно-управленческих структур ли­бо холдинговых компаний, имеющее своим результатом огра­ничение конкуренции; установление необоснованных барьеров для свободного притока капитала из одной сферы в другую; предоставление малорентабельным или убыточным хозяйству­ющим субъектам финансовых и иных льгот, не обусловлен­ных общественными интересами и наносящих ущерб внутрио­траслевой конкуренции; создание условий подведомственным хозяйствующим субъектам для применения демпинга с целью ограничения либо устранения конкуренции, и т.д.);

3) местный монополизм (7 составов неправомерных действий местных органов исполнительной власти, в том числе: создание правовых, организационных и экономических помех для огра­ничения доступа на местный рынок хозяйствующих субъектов и капиталовложений; использование своих полномочий в сфере налогообложения, приватизации, регламентирования земельных отношений с целью ограничения предпринимательской деятель­ности в отношении субъектов рынка на подведомственной терри­тории; злоупотребление местным заказом для отдельных хозяй­ствующих субъектов, приводящее к ограничению конкуренции);

4) антиконкурентные соглашения (все те же виды соглашений, предусмотренные в отношении хозяйствующих субъектов).

IV

<< | >>
Источник: Авилов Г.Е.. Избранное / Институт законодательства и сравнительного правоведе­ния при Правительстве Российской Федерации.. 2012

Еще по теме Монополистическая деятельность органов власти и управ­ления:

  1. 84. Понятия конкуренции и монополистической деятельности. Формы проявления монополистической деятельности
  2. 4.3. Антимонопольный контроль над деятельностью органов власти
  3. Глава 2. Основные направления контрольной деятельности законодательных органов субъектов Российской Федерации за органами исполнительной власти субъектов
  4. 21.2. Контроль представительных органов власти за деятельностью администрации
  5. Анализ деятельности законодательных органов власти субъектов Российской Федерации
  6. Деятельность советских органов власти в период Великой Отечественной войны
  7. 42. Деятельность органов гос. власти БССР в послевоенный период
  8. § 2. Пределы вмешательства органов власти в деятельность адвокатуры: история и современность
  9. Виды запрещенной монополистической деятельности.
  10. ВОПРОС 55 ФСБ РФ как орган исполнительной власти: нормативные основы деятельности, понятие и структура
  11. ВОПРОС 19 Понятие и виды административно-правовых методов деятельности органов исполнительной власти.
  12. Деятельность органов советской власти по образованию национальной белорусской государственности
  13. Глава 1. Конституционно-правовые и теоретические основы осуществления контроля законодательными органами государственной власти субъектов Российской Федерации за органами исполнительной власти
  14. 6.5. Совет Министров Республики Беларусь – центральный орган исполнительной власти. Порядок его образования, правовые основы деятельности
  15. Полномочия государства в отношении корпоративных субъектов (лицензирование и ограничение монополистической деятельности)
  16. Правовое регулирование конкуренции и ограничение монополистической деятельности