<<
>>

§ 5. Обострение всех противоречий. Перед концом

Демократизация национальной борьбы. Господство интернационального союза реакционеров с опорой на мелкобуржуазную прослойку избирателей не могло продолжаться бесконечно. Австрийская промышленность развивалась, крупная буржуазия усиливалась, рабочий класс все явственнее выступал в качестве революционной силы, требовавшей социальных и политических реформ.

B этой связи национальное движение славян, обычно попадавшее в дворянско-клерикальное русло, приобретает иную — демократическую — окраску, что особенно ярко сказалось в Чехии. Здесь младо-чехи решительно затмили своих консервативных соперников — старо-чехов, и в рейхсрате 1891 г. их очень усилившаяся фракция перешла в энергичное наступление, требуя не только превращения Чехии в равноправного партнера Австрии и Венгрии, но и широких политических реформ, как, например, всеобщего избирательного права. B национальное славянское движение все шире вливается свежая демократическая струя. Поднимающихся рабочих и крестьян мало интересуют старинные “священные”, но весьма обветшавшие конституции и не менее старинные “исторические”, но бессмысленные или вредные, C их точки зрения, права. Эту новую — массовую — силу национального движения союз двора и аристократии уже не может использовать в своих интересах, и двуединая империя то и дело оказывается перед опасными кризисами, из которых любой может стать роковым и привести к распаду.

Австрийская социал-демократия. Важным показателем радикальной перемены в обстановке явился рост организованного социалистического движения. B 1888 г. на объединительном съезде (в Гайнфельде) образовалась австрийская социал-демократическая партия, стремившаяся примирить на общей программе довольно различные политические течения: одно — больше всего дорожившее возможностями легальной работы в массах и отказывавшееся ради этого от революционной пропаганды, и другое — анархистско-путчистское — склонявшееся к террору и не понимавшее значения повседневной политической борьбы рабочего класса. Гай- нфельдская программа, подобно Эрфуртской, не ставила вопроса о социалистической революции и диктатуре пролетариата. Австрийская социал-демократия не сумела дать надлежащую постановку и национальному вопросу, столь важному в условиях Австро-Венгрии. Ha съезде в Брюнне (1899 г.) в партийную программу проник принцип культурно-национальной автономии, хоть и не в полном еще объеме. Вреднейшая тенденция расслоить рабочих на национальные группы, где они будут объединяться со своей национальной буржуазией на почве культурного самоуправления, сказалась здесь достаточно ясно, а в дальнейшем получила в работах австрийских социал-демократов законченное выражение. Одновременно с этим в самую организационную структуру партии проникает национально-федеральное начало: “Еще до 1896 г. в Австрии существует единая с.-д. партия. B этом году впервые требуют чехи на Лондонском международном конгрессе отдельного представительства и получают его. B 1897 r., на Венском партейтаге (в Вим-

берге), единая партия формально ликвидируется и устанавливается вместо нее федеративный союз шести национальных “с.-д. групп”. Далее эти “группы” превращаются в самостоятельные партии. Партии мало-помалу разрывают связи между собой.

За партиями разрывается парламентская фракция — образуются национальные “клубы”1.

Избирательная реформа 1896 г. Колебания и ошибки лидеров социал-демократии не могли, однако, затормозить крепнувшее рабочее движение. Начало 90-х годов — начало крупных стачек и демонстраций австрийского пролетариата, начало ожесточенной борьбы с предпринимателями и с правительством.

Выпадение чехов из правительственной коалиции и грозное усиление радикально-демократического напора вконец расстроили и без того тревожную парламентскую жизнь Австрии. Когда рухнуло долголетнее министерство Таафе (1893 r.), уже невозможно было склеить в сколько-нибудь прочный блок разрозненные и дерущиеся фракции рейхсрата. Борьба между чехами и немцами разгоралась по всем направлениям и во всех формах — от бешеной конкуренции немецких и чешских капиталистов до драк между немцами и чехами на улицах Праги и в самом рейхсрате. Правительство попыталось укрепить свое положение новой избирательной реформой (1896 г.): оно решило привлечь к выборам более широкие круги крестьян и городской мелкой буржуазии, на политическую ограниченность которых оно крепко рассчитывало, а попутно привлечь симпатии и некоторых рабочих слоев. B дополнение к четырем старым куриям создана была пятая, для состояния в которой не требовалось имущественного ценза (“курия всеобщего голосования”). Эта курия избирала 72 депутата на 70 тысяч избирателей. Голос, следовательно, одного избирателя помещичьей курии равнялся 100 (почти) голосам избирателей пятой курии. Независимо от этого, реформа 1896 г. присоединила к уродствам куриальной системы уродства множественного вотума. Так как выборы по куриям шли в разные сроки, то ничто не могло мешать избирателям первых четырех курий подавать голос и по пятой курии, но так как обратного отношения, очевидно, не могло быть, то реформа, допустив к выборам известное число рабочих и крестьян, усилила в то же время удельный вес буржуазно-дворянских избирателей. Более трети избирателей всегда голосовали по двум куриям. Выборы по пятой курии были прямыми лишь в крупнейших городах, в прочих же местностях — двухстепенными.

Кризис рейхсрата. Положение правительства, однако, все усложнялось. B результате парламентских выборов 1896 г. чешская группа усилилась, и правительство стало искать соглашения

с чехами. Ho правительственное постановление 1897 r., согласно которому чешский язык уравнивался с немецким в административном обиходе Чехии (а это означало удаление с должностей немецких чиновников!), так задело немцев, что они перешли в рейхсрате к яростной обструкции. Парламентская Европа с изумлением и брезгливостью взирала на необыкновенные сцены в рейхсрате, где полиция, введенная в самое здание парламента, разнимала и тащила вон дерущихся депутатов. Пришлось почти тут же (1898 г.) отменить злосчастное распоряжение, но тогда к обструкции перешли чехи, и в Праге запахло настоящим восстанием. Даже в Галиции, где польские аристократы нераздельно господствовали, растет демократическое движение, возникает и укрепляется в начале XX в. кулацкая национал-демократическая партия с явно сепаратистским направлением. Сильно активизируется борьба украинских крестьян против помещиков.

Предательство социалистов. B этих передрягах социалистическая фракция рейхсрата (в 1896 г. социал-демократы получили 15 мандатов) довольно быстро самоопределилась как правительственная, в общем, фракция. И впоследствии австрийские социал- демократы с честью несли заслуженное звание “императорско- королевских социал-демократов”. Они усиленно твердили массам о “сверхнациональном” характере габсбургской монархии, о необходимости сохранить ее целостность и в национальном вопросе вели, в сущности, общую с правительством беспринципную линию мелких реформ и уступок, гнилых компромиссов и сделок, которые запутывали положение и делали невыносимым совместное существование австрийских наций.

Новая обстановка в Венгрии. Неудивительно, что в такой раскаленной атмосфере стали меняться установившиеся в 70-х годах отношения между Австрией и Венгрией. Мадьярским помещикам и капиталистам представлялось заманчивым вырвать новые уступки из рук слабеющего венского правительства. Венгерская буржуазия хотела бы отгородиться от конкуренции австрийской промышленности таможенной границей, получить самостоятельный государственный банк, отдельную венгерскую армию, которая могла бы особенно пригодиться в борьбе с усиливавшейся хорвато-сербской “ирредентой”. Co времени присоединения Боснии и Герцеговины хорватские националисты стали требовать объединения Хорватии с Далмацией и Боснией-Герцеговиной в одно государство на одинаковых правах с Австрией и Венгрией. B начале 80-х годов на вспыхнувшее в Хорватии восстание венгерское правительство ответило военными репрессиями, и в течение многих лет после этого в Хорватии царил режим исключительных законов, что не мешало вооруженным столкновениям возникать от времени до времени. Либеральная партия, которая, как мы знаем, поддерживала добрые отношения с Веной, теперь все более вяло сопротивляется наскокам партии независимости. Обе эти партии, впрочем, больше всего на свете боялись обострявшегося волнения батраков и рабочего класса Венгрии. B конце 90-х годов ряд чисто венгерских по населению комитетов охвачен был крупными рабочими волнениями, которые принялись усмирять военною силой. Венгерский парламент немедленно “занялся” рабочим вопросом и изготовил закон, обрушивавший на рабочих аресты и штрафы: за одну лишь попытку сговора с целью добиться повышения заработной платы. Отношения между эксплуататорами и трудящейся массой становились все напряженнее, и буржуазия очень дорожила антинародным составом парламента (против упомянутого закона голосовали только два депутата!). Австрийское правительство прекрасно учитывало это, и самой действительной в его руках мерой обуздания венгерских сепаратистов была угроза ввести в Венгрии всеобщее избирательное право. Эта угроза и разгон венгерского парламента с помощью трансильванских солдат (1906 г.) на время охладили воинственный пыл мадьярской буржуазии.

Избирательная реформа 1907 г. Ho в самой Австрии правительство вынуждено было ввести избирательную реформу. Русская революция 1905 г. повлияла самым бодрящим образом на народные массы Австро-Венгрии. Угроза всеобщей забастовки, подкрепленная массовыми демонстрациями венского пролетариата, вырвала у рейхсрата закон о всеобщем равном, прямом и тайном избирательном праве (февраль 1907 r.). Это логически требовало хотя бы некоторого законодательного ограждения свободы собраний, и соответствующий закон, вводивший известные гарантии в этой области, был принят в том же году. Новый избирательный закон сильно сказался на выборах 1907 r.: число социал-демократических мандатов выросло до 87, и они заняли в рейхсрате место второй по величине партии.

Национальные и классовые противоречия продолжают обостряться. Состав рейхсрата вообще обновился ввиду усиления демократических представителей различных наций, но это повлекло за собой дальнейшее обострение национальной борьбы и в рейхсрате, и в стране. Правительство еще меньше стало считаться с рейхсратом и перенесло все внимание на внешнюю политику, видя единственное спасение в новых аннексионистских шагах на Балканах. Окончательное присоединение Боснии и Герцеговины (1908 r.), с одной стороны, чуть было не привело к войне с Россией, а с другой — разожгло до предела волнение южных славян Австро-Венгрии, для которых воссоединение с Сербией представлялось единственным и желаннейшим исходом из невозможной национальной путаницы Австро-Венгрии. K этому присоединились грозные рабочие волнения и в Австрии, и в Венгрии, которые в 1912—1913 гг., например, вылились в широкие демонстрации и в Вене, и в Будапеште: войска расстреливали толпу, были раненые

и убитые. Австрийские и венгерские социал-демократы делали все от них зависящее, чтобы обезвредить пролетариат, из Гайнфельд- ской программы еще в начале XX в. было устранено все, что могло представляться призывом к революции, в рейхсрате социал-демократы дружно выступали на стороне министерства против славянской оппозиции, в мае 1913 г. венгерские социал-демократы сорвали всеобщую забастовку.

Конец Австро-Венгрии. Между тем, финансовый капитал Австро-Венгрии быстрыми шагами шел к большой балканской войне: австрийским банкирам и венгерским магнатам военный разгром и аннексия Сербии и Черногории казались жизненно необходимыми и для укрепления международных позиций, и для поднятия внутреннего престижа монархии. Впрочем, и лидеры австрийской социал-демократии приветствовали войну 1914 r., как “начало великой эры для немецкой нации”.

Война 1914 г. послужила для правительства поводом к приостановке конституционного режима. Рейхсрат созван был вновь лишь в июне 1917 r., когда под действием военных поражений, военных бедствий, а главное — событий в России, Австро-Венгрия явственно приблизилась к революции. Ho ничто уже не могло остановить распадения государства: если некоторое время еще была в ходу планы федерации, то уже летом 1918 г. чехи, поляки, южные славяне открыто рвали на части истлевшие лохмотья Австро- Венгрии.

Великая Октябрьская социалистическая революция по-ново- му мобилизовала революционную энергию рабочих масс, которые во всех частях империи поднимались теперь на борьбу за диктатуру пролетариата. B ноябре 1918 г. отрекся от престола император Карл. Тогда же (12 ноября) возникла буржуазная республика в Австрии. Связь Венгрии с Австрией и Хорватией фактически разрушилась уже в начале 1917 г. B конце октября 1918 г. объявлена была независимая Чехословацкая республика.

<< | >>
Источник: В. А. Томсинов .. Всеобщая история государства и права.2011. — 640 с.. 2011

Еще по теме § 5. Обострение всех противоречий. Перед концом:

  1. Обострение социальных противоречий
  2. ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ
  3. Статья 13. Равенство всех перед законом и судом
  4. Обострение социальных противоречий.
  5. Принцип равенства всех перед законом и судом (ст. 7 АПК РФ).
  6. Обострение англо-нспанскнх противоречий
  7. Обострение классовой борьбы в деревне и социальных противоречий в городах
  8. ОБОСТРЕНИЕ КЛАССОВЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ. НАРОДНЫЕ ВОЛНЕНИЯ
  9. Усиление социальных противоречий и обострение классовой борьбы.
  10. ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ „ ? , ГОЛЛАНДСКОГО СОЦИУМА КОНЦА ХѴП СТОЛЕТИЯ
  11. Обострение франко-русских противоречий. Вторжение Наполеона в Россию.
  12. 2. Восточный вопрос и обострение противоречий европейских держав в 20-50-x годах. Развал «венской системы»
  13. Перед выпиской оценивается риск развития повторных обострений ИБС, других осложнений заболевания, таких как ХСН, периферические ТЭ и пр.
  14. Обострение социально- экономических противоречий после Войны за независимость. Становление государственного строя США