<<
>>

2.4. Структура научной гипотезы и фантазии

Известно, что любая научная теория вначале пребывает в состоянии гипотезы, т.е. предположительного знания причин, сущности, законов явлений. Предположения руководят отбором, оценкой и направлением поиска опытных данных.

Так что гипотеза неизбежна в научном познании и потому следует обрисовать ее структуру. Факты превращения гипотез в научные теории свидетельствуют о тождестве их логической и гносеологической структур. Различие между гипотезами и научными теориями в гносеологическом статусе: гипотезы представляют предположительное знание, научные теории – достоверное (подтвержденное опытом) знание.

Обычно не задаются вопросом: что позволяет относить гипотезу к объективной действительности, проверять опытом, если знание гипотезы относимо не к действительности, а к возможности (т.е. не к тому, что есть, а к тому, что предполагается возможным)? Ответ прост: гипотеза, наряду с предположительным, содержит достоверное знание о той части действительности, которая позволяет создать условия для опыта и осуществить его. Например, гипотеза выразила предположение о наличии воды на Марсе. На чем основывается возможность ее проверки? На достоверных знаниях, а именно: Марс – твердая планета с изменяющейся сезонной окраской по широтам; эта планета отстоит от Земли на определенные, циклически повторяющиеся расстояния, которые преодолимы для современных ракет и телеметрии и т.д. Даже кажущийся беспристрастным анализ свойств новых, неизвестных объектов опирается на предварительную достоверность сходства действительного в объекте и средствах познания субъекта.

Со своей стороны предположительное знание в гипотезе допускает принципиальную проверку наблюдением или экспериментом, которая позволяет отвергнуть гипотезу или принять ее в качестве достоверного истинного знания.

Научные фантазии отличаются от вненаучных приверженностью языку и образам науки. Помня, что в нашем воображении нет ничего, что раньше не воспринималось бы, научные фантазии могут показаться не отличимыми от научных гипотез. Конечно, и в научных фантазиях что-то остается относимым к действительности, другое – правдоподобными предположениями, но главное в них – мир невозможного. Научные фантазии представляют невозможное в науке не только возможным, но и действительным. Таковыми служат, например, пространственно-временные дыры, обратимость во времени, световые и сверхсветовые скорости для тел с массой покоя, телекинез, материализация памяти и т.п. Есть также робкие попытки представить нормальным и осуществившимся нелогическое мышление как отражение соответствующего мира. С учетом всего этого нужно признать, что в отличие от научных гипотез научные фантазии содержат лишь необходимый для понимания минимум достоверного знания, но принципиально не связывают себя знаниями, допускающими возможность проверки опытом или доказательства в теории. Потому логическая и гносеологическая структуры научной фантазии весьма произвольны и разнообразны – от близких к доказываемым и опытом удостоверяемым социальных утопий до противостоящих разуму и опыту мистификаций религиозного откровения. Последний вариант – раскрепощение научной фантазии путем отказа от языка и образов науки, от соблюдения каких-либо смысловых обязательств.

Научная фантастика венчает собой научное знание, и ее структура не уточняет, а лишь оттеняет определенность структуры научного знания. Рассмотрение последней показало, что она многообразна и обнаруживается при выборе различных аспектов и соответствующих им критериев.

Анализ структуры научного знания показывает, что она имеет различный вид в различных отношениях, обнаруживаемый при соответствующих подходах. Семиотический подход раскрывает знаковую структуру научного знания: знание выглядит совокупностью материальных знаков, упорядоченных некоторыми правилами (синтаксический аспект); в смысловом отношении знание представляет собой совокупность понятий и высказываний, составляющих значение знаков (семантический аспект). Логический подход вскрывает упорядоченность понятий и высказываний в содержательной структуре научного знания: знание представляется системой исходных понятий, принципов, законов и выводных величин, единством математической и внематематической составляющих, связанных отношением дополнения. Гносеологический подход выявляет делимость научного знания на элементы и уровни в зависимости от вненаучного окружения: чувственные и рациональные, эмпирические и теоретические, наблюдаемые и ненаблюдаемые, факты и теорию.

Учет особенностей структуры научного знания необходим для конкретного и плодотворного исследования адекватности научного знания.

Литература

1. Агудов В.В. Место и функция «структуры» в системе категорий материалистической диалектики. – М., Высшая школа, 1978.

2. Вейль Г. Классические группы. – М., ГИИЛ, 1947.

3. Ефимов Н.В. Высшая геометрия. – М., Наука, 1971.

4. Карнап Р. Философские основания физики. – М., Прогресс, 1971.

5. Клейн Ф. Сравнительное обозрение новейших геометрических исследований (Эрлангенская программа). – Об основаниях геометрии. М., ГИТТЛ, 1956.

6. Маделунг Э. Математический аппарат физики. – М., Наука, 1968.

7. Пуанкаре А. О науке. – М., Наука, 1983.

8. Садовский В.Н. Основания общей теории систем. – М., Наука, 1974.

9. Чудинов Э.М. Природа научной истины. – М., Политиздат, 1977.

<< | >>
Источник: В. В. Будко. ФИЛОСОФИЯ НАУКИ. 2007

Еще по теме 2.4. Структура научной гипотезы и фантазии:

  1. 37. ПОНЯТИЕ ГИПОТЕЗЫ И ЕЕ СТРУКТУРА. ВИДЫ ГИПОТЕЗ
  2. § 16. Понятие научной теории. Проблема и гипотеза как формы научного поиска
  3. 2.1. Понятие структуры и виды структур научного знания
  4. § 26. Аргументация, ее структура, виды и роль в научной дискуссии. Культура ведения научной дискуссии
  5. Научная статья - законченное авторское произведение небольшого объема, представляющее результаты оригинального научного исследования (первичная научная статья) или посвящённое рассмотрению ранее опубликованных научных работ, связанных обще
  6. Семинар 4. Структура и уровни научного знания
  7. 2.2. Эмпиризм и рационализм о структуре научного знания
  8. Структура научного знания
  9. Интуиции и фантазии
  10. III. СТРУКТУРА И ДИНАМИКА НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ