<<
>>

§ 6. Внутренняя организация судебного представительства

В предыдущей главе было доказано, что судебное представительство, по существу своему, требует организации в виде замкнутой системы, с комплектом, локализацией и денежным залогом, т. е. другими словами, что для него необходимы еще более строгие гарантии, чем для правозаступничества.

Отсюда само собой следует, что если правозаступничество не может обойтись без внутренней организации, то судебное представительство и подано. Но какой вид должна иметь она? Государственная служба решительно не соответствует характеру судебного представительства. Адвокатура все-таки фактор правосудия, равный суду и прокуратуре, но представительство сторон и их интересов на суде, посредничество между тяжущимися и органами власти, являясь не нужным ни для правосудия, ни для государства и будучи только отступлением от общего правила судопроизводства, допущенным исключительно для удобства частных лиц, ни в каком случае не может служить задачей государственного управления. С какой стати государству содержать на свои средства целый штат чиновников для того только, чтобы тяжущиеся могли бесплотно пользоваться их услугами и сваливать на них хлопоты по ведению своих дел? Не следует ли в таком случае обратить в должностных лиц и маклеров по скупке хлеба и найму магазинов? Те доводы, которые приводятся в пользу бюрократической организации адвокатуры, не имеют значения по отношению к судебному представительству: материальная обеспеченность достаточно гарантируется комплектом и локализацией, незаинтересованность в исходе дела вовсе не желательна для судебных представителей просто потому, что они представители именно интересов трудящихся; удобство для бедных тяжущихся не играет большой роли, так как судебное представительство, выражаясь экономическим языком, предмет не первой необходимости, а скорее роскоши, пользоваться которой должны, по общему правилу, только те, кто в состоянии заплатить за нее; наконец, большая действительность правительственного надзора может быть достигнута и другим путем.

Равным образом, и сословная организация в чистом своем виде, т. е. при полном корпоративном самоуправлении, тоже не применима к судебному представительству. В самом деле, главное ее достоинство состоит в том, что она гарантирует независимость сословия от судов и администрации.

Но такая независимость, необходимая для адвокатуры, как фактора правосудия, совершенно излишня для такого частноправного института, как судебное представительство. Отождествляясь с личностью тяжущегося, поверенный стоит по отношению к суду в таком же положении, как и сам тяжущийся, а, следовательно, ни на какие преимущества не может иметь притязания. В противном случае тот тяжущийся, который приглашает поверенного, оказался бы на суде в привилегированном положении сравнительно со своим противником, явившимся лично, а потом принцип процессуальной равноправности сторон был бы нарушен. Другие соображения, касающиеся "корпоративной чести", "заинтересованности сословия в поддержании ее" и т. п., тоже неприложимы к такой профессии, которая представляет собой чисто-ремесленную, маклерскую деятельность и не преследует никаких высших целей.

Остается, следовательно, дисциплинарная подчиненность суду. И, действительно, такая форма организации, непригодная для адвокатуры, вполне соответствует характеру судебного правительства. Поверенные действуют на суде и пред судом; их проступки совершаются на его глазах; чей же надзор может быть желательнее по отношению к ним, как не надзор суда? Правда, они будут подчинены ему. Но разве им нужна та независимость, какая требуется от правозаступников? Далее, беспристрастие суда по отношению к ним не может быть нарушено личными столкновениями, так как подобные столкновения, возможные между адвокатурой и судом, как факторами правосудия, немыслимы между судом и тяжущимися или их процессуальными представителями. Наконец, если суды не в состоянии уследить за проступками, совершаемыми поверенными вне заседания, то в дополнение к дисциплинарной власти судов можно и полезно создать корпоративное самоуправление, разумеется, в более скромных размерах, чем допускается в адвокатуре. Такая организация принята, как мы видели, во Франции, Бельгии и Англии. В своем месте мы поговорим о ней подробнее.

<< | >>
Источник: Васьковский Е. В.. Организация адвокатуры. Тома 1 и 2. С.-Петербург, типография П. П. Сойкина, 1893 г.. 1893

Еще по теме § 6. Внутренняя организация судебного представительства:

  1. § 5. Свобода судебного представительства
  2. § 3. Происхождение судебного представительства
  3. § 3. Необходимость и задачи судебного представительства
  4. Развитие институтов правозаступничества и судебного представительства
  5. § 7. Судебное представительство
  6. § 4. Судебное представительство в Греции
  7. § 2. Судебное представительство и магистратура
  8. Банковский надзор за организацией внутреннего контроля в кредитных организациях
  9. § 1. Правовые основания и виды судебного представительства.
  10. 5.1. Реализация в законодательстве Российской Федерации основных базельских требований к организации внутреннего контроля в кредитных организациях
  11. Судебное представительство осуществляется по любым категориям гражданских дел и на любой стадии процесса.
  12. Глава V. Отношение правозаступничества к судебному представительству
  13. Вопрос 90. В чем состоят особенности государственного регулирования деятельности иностранных филиалов и представительств некоммерческих организаций?
  14. Представительство в арбитражном процессе. Понятие и виды представительства.
  15. Срезы внутренней среды организации
  16. Статья 62. Взаимодействие судебных приставов-исполнителей с органами внутренних дел