<<
>>

Вопросы лекции

1. Понятие и психологическая характеристика допроса

2. Психологические особенности допроса свидетелей, потерпевших, подозреваемых и обвиняемых

3. Психология очной ставки

1. Понятие и психологическая характеристика допроса

Для предварительного следствия характерно исследование генезиса различных социальных конфликтов, кульминационной фазой развития которых явилось событие преступления.

Конфликтная ситуация редко исчерпывается событием преступления. Конфликт иррадиирует, включая в себя значительное количество лиц и целые группы. Поэтому в процессе расследования, особенно на начальном этапе, следователь сталкивается с различными формами сопротивления поиску истины, с той или иной тенденциозной интерпретацией преступного события. Процесс протекает в условиях борьбы за эту истину, противостояния различных лиц и целых групп, интересы которых затрагиваются событием преступления и результатами его расследования.

Основные цели участников допроса (допрашиваемого и допрашивающего) могут быть противоположны, и это приводит к различным формам конфронтации: спору, полемике и др. В подобных ситуациях переход к диалогу создает наилучшие предпосылки для обеспечения взаимодействия, взаимопонимания и, в конечном счете, сотрудничества.

Таким образом, в процессе предварительного следствия в условиях взаимодействия следователя с обвиняемым, а также с рядом других лиц (потерпевший, свидетель и др.) возникает диалог как одна из динамических характеристик процесса следствия.

Умение использовать диалог для поисков и установления истины можно считать признаком высокой культуры расследования. Это требует от следователя хорошего знания действующего законодательства, умения эффективно взаимодействовать в соответствии с процессуальным законом, соблюдая этические нормы. Многим допрос представляется борьбой следователя с допрашиваемым. Это, по меньшей мере, неверно. Такой взгляд совершенно очевидно отражает архаичные установки, корни которых содержатся в карательной политике нашего государства эпохи 30-х-40-х гг.

Технократические тенденции проникли в следственный аппарат и широко распространились в годы застоя: формализм и стереотипный подход к решению сложных неординарных задач, неумение и нежелание видеть и понимать живого человека во всей его сложности, отсутствие подлинного гуманизма привели к серии трагических ошибок, когда по обвинению в совершении тягчайших преступлений были привлечены к ответственности невиновные люди.

Исходя из принципов гуманизма, допрос следует рассматривать в первую очередь как диалог следователя и допрашиваемого, в процессе которого происходят поиск и установление истины.

Следователь-мастер по направленности своей деятельности похож на опытного хирурга. Обоим общество дало огромные права. Хирург своим скальпелем вторгается всвятая святых — живое тело. Нож хирурга иссекает злокачественную опухоль на благо человеку, для сохранения здоровых тканей, для спасения его жизни.

Следователя общество наделило, пожалуй, еще большими правами: он может арестовать, задержать, обыскать... но главное, следователь во имя интересов общества и интересов самой личности имеет право вторгаться в интимный, душевный мир человека и делает это в соответствии с требованиями закона.

Допрос - не менее сложная, чем хирургическая, операция. На допросе сталкиваются два различных мировоззрения, две воли, две тактики борьбы, различные интересы... На допросе нередко решается судьба допрашиваемого и судьбы других людей. Победить в этой борьбе следователю помогают специальные научные знания в области психологии и тактики допроса и мастерство, проявляющееся в профессиональных навыках ведения диалога.

Почему же все-таки на допросе человек говорит то, в чем он решил не сознаваться и за что, как он хорошо знает, ему грозит наказание, и порой значительное? Отвечая на эти вопросы, мы начинаем с анализа историю, которая произошла с одним рецидивистом несколько лет тому назад...

Это был опытный преступник. Работал он осторожно и аккуратно. В 11 часов дня в квартире, которую вор в это время «брал», стояла тишина, нарушаемая только слабыми монотонными звуками - капала вода из крана на кухне. Квартиру эту он хорошо «разведал» в предыдущие дни и знал, что хозяева на работе и ему никто не помешает в течение нескольких часов. Замки он открыл отмычками без большого труда. В квартире не было собак, не было сигнализации. Милиция, оперативные работники, следователи были далеко. Оставалось только набить чемоданы наиболее ценными вещами и потихоньку уйти, по возможности не оставляя следов. И тут вора остановила простая солдатская шинель, которая висела в шкафу и чуть-чуть пахла... костром, казармой, тяжелым трудом, братством. Эта шинель вернула вора к воспоминаниям двадцатипятилетней давности, когда он, еще подростком, воспитывался пехотной ротой. Солдаты кормили его, баловали, берегли от шальной пули... и не уберегли. Раненого, его на такой шинели вытащил пожилой солдат. «Потерпи, сынок», - говорил он ему. Нахлынули воспоминания и, как потом говорил вор, «вывернули душу наизнанку». У раскрытого шкафа с чужими вещами сидел пожилой, уставший от жизни человек и тихо плакал. Плакал над своей неудавшейся жизнью. А через несколько минут он набрал на телефонном диске ненавистный номер «02», и дежурный по городу услышал хриплый от волнения голос бывшего вора: «Приезжайте и берите меня». Так вор допросил сам себя.

В чрезвычайно противоречивой натуре этого человека под пеплом прожитых лет очень глубоко тлел огонек воспоминаний о другой жизни, в которой он был настоящим человеком. Достаточно было сильного катализатора - в данном случае им оказалась солдатская шинель, - и возникла бурная реакция, полностью изменившая основные состояния и установки бывшего преступника.

Опытный следователь на допросе делает примерно то же самое: целенаправленно воздействуя на личность допрашиваемого в рамках закона, следователь умеет выбрать тот единственный ключ, который открывает интимный мир человека, его душу.

Одной из ведущих характеристик этого процесса является закономерность его динамики, установление последовательных этапов, выявление особенностей каждого из этих этапов, раскрытие внешних и внутренних (психологических) факторов, которые определяют особенности каждого из этапов.

Первая часть допроса - вводная, здесь следователь получает от допрашиваемого анкетные данные: фамилию, имя, отчество, год рождения, семейное положение и т. п. Но это только внешняя сторона. Подтекстом этой части, ее внутренним содержанием является определение обоими собеседниками линии своего дальнейшего поведения по отношению друг к другу.

«Кто ты такой? - думает о следователе тяжко травмированная потерпевшая. - Достаточно ли чуткий и умный человек? Все ли ты поймешь из того, что я хотела бы рассказать? Можно ли тебе доверить? Я еще посмотрю на тебя, послушаю тебя и подумаю обо всем этом...»

Вторая стадия допроса - стадия перехода к психологическому контакту. Обычно на этой стадии задаются незначительные для существа дела вопросы. Речь идет о трудовом и жизненном пути допрашиваемого, может быть, даже о погоде, о видах на урожай и т. д. Но главной задачей этой части является установление контакта между следователем и допрашиваемым. На этой стадии определяются такие общие параметры беседы, как ее темп, ритм, уровень напряженности, основные состояния собеседников и главные аргументы, которыми они будут убеждать друг друга в своей правоте. Мы еще вернемся к более подробной характеристике этой стадии, а сейчас перейдем к третьей, главной части допроса. Именно здесь следователь организует получение от допрашиваемого основной информации, необходимой для расследования и раскрытия преступления. При правильно организованном допросе благодаря приемам, основанным на глубоко индивидуальном подходе к личности допрашиваемого, следователю удается решить эту главную задачу. Но и после получения правдивых показаний допрос далеко еще не окончен. На четвертой его стадии всю полученную информацию следователь сопоставляет с уже имеющейся в деле, а затем приступает к устранению всех неясностей и неточностей.

Далее следует заключительная часть допроса, в ходе которой следователь различными способами (рукопись, машинопись, магнитофонная запись, стенограмма) фиксирует полученную в результате допроса информацию и представляет эту информацию уже в письменном виде допрашиваемому, который, подтвердив правильность записанного в протокол, его подписывает.

В ходе допроса между следователем и допрашиваемым происходит обмен информацией, в которой можно выделить два аспекта: словесный обмен информацией и получение информации о состоянии допрашиваемого и даже о направлении его мыслей — путем наблюдения за его поведением (жесты, мимика, микродвижение конечностей, цвет кожных покровов и т. д.).

Все средства коммуникации разделяются на речевые (вербальные) и неречевые (невербальные). Речь является универсальным средством, так как в результате ее использования меньше теряется смысл передаваемых значений. Невербальные средства выполняют вспомогательную функцию, которая состоит в том, чтобы повысить семантическую значимость информации вербального сообщения. Невербальные средства могут также и самостоятельно передавать содержательную информацию. В этом случае они выступают в роли знака.

Для достижения полноценного общения необходимо умело пользоваться как вербальными, так и невербальными средствами коммуникации. В следственной деятельности значение невербальных средств полифункционально:

· невербальные средства повышают семантическую значимость вербальной информации;

· позволяют быстро и скрыто получить оперативную информацию, т. е. реализуют принцип экономичности и избыточности. Этим самым они снижают неопределенность ситуации, повышают ее определенность для следователя;

· в совокупности с вербальными средствами или самостоятельно организуют процессы антиципации;

· выполняют ориентировочную функцию. Причем можно предположить, что в одних случаях они являются пусковыми ориентирами, в других – корректирующими.

В результате анализа полученной таким образом информации у следователя иногда появляются так называемые «улики поведения» в отношении допрашиваемого. Иными словами, анализируя внешние факторы поведения допрашиваемого и сличая его отрицательный ответ на поставленный вопрос о виновности, следователь может прийти к выводу, что в действительности допрашиваемый виновен и его словесные утверждения ложны. Естественно, что такой вывод, основанный на одном внутреннем убеждении следователя, не является доказательством, тем более что он может быть ошибочным. С другой стороны, обычный жизненный опыт и научные данные свидетельствуют о том, что внутреннее состояние человека довольно тесно связано с внешними факторами его поведения, о которых уже говорилось выше.

<< | >>
Источник: Башкирский А.И.. Юридическая психология (психология в деятельности следователя): Курс лекций, 2004. 2004

Еще по теме Вопросы лекции:

  1. Вопросы лекции
  2. Вопросы лекции
  3. Вопросы лекции
  4. Вопросы лекции
  5. Вопросы лекции
  6. Вопросы лекции
  7. Вопросы лекции
  8. Вопросы лекции
  9. Вопросы лекции
  10. ЧАСТЬ 1 В начале лекции вернемся к политической власти, хотя тема лекции сегодня государство.
  11. ЛЕКЦИИ
  12. О. В. Гревцов . П. П. Глущенко.. ЛЕКЦИИ ПО ДИСЦИПЛИНЕ АДВОКАТУРА., 2004
  13. Жирнова А.Е.. «ПОРТФЕЛЬНОЕ ИНВЕСТИРОВАНИЕ» Лекции.2007, 2007