<<
>>

Особый шведский случай

Экономическое возрождение Германии при нацистах имело важные последствия для ее торговых партнеров, особенно в Восточной Европе и Скандинавии. В Восточную Европу все больше проникали германские политические и экономические идеи, а хозяйство скандинавских стран, особенно Швеции, выиграло от новых сырьевых аппетитов Германии.

Экспорт шведской железной руды вырос с 3 млн тонн в 1933 г. до 12,5 млн тонн в 1939 г. — при этом свыше 70% этой руды шло в Германию,

Швеция, наиболее развитая в промышленном отношении среди скандинавских стран, явилась исключением, так как, чтобы справиться с депрессией, она прибегла к менее привычной и более успешной политике, которая привлекла интерес сначала немецких и американских экономистов того времени, а затем историков. Политики слушали шведских экономистов, особенно Бертила Олина и Гуннара Мюр-даля, отстаивавших рост государственного вмешательства и расходов с целью поощрения спроса. Их идеи были с энтузиазмом восприняты коалиционным правительством 1932 г., в котором преобладали социал-демократы. Это правительство с его экономической политикой осуществило резкий разрыв с прошлыми догмами, разделяемыми даже шведскими социал-демократами — новый министр финансов Эрнст Вигфорс применил свежую радикальную стратегию оздоровления. Налоговое бремя было перераспределено, а правительственный бюджетный дефицит сводился раз в несколько лет (примерно в три—четыре), а не год за годом. Это увеличило правительственные доходы, которые направлялись затем в экономику посредством программ общественных работ и поощрение жилищного строительства. Современные подсчеты свидетельствуют, что к 1934—1935 гг. было создано около 40 тыс. рабочих мест. Чтобы ощутить преимущества этих программ, понадобилось время.

Даже в Швеции, где эта политика (часто ее описывают как «кейн-сианскую») нашла восприимчивую аудиторию, преимущества валютной девальвации, низкой процентной ставки, стабильности цен и восстановления германского и британского экспортных рынков (особенно, когда ускорилась гонка перевооружения) были не менее важны для экономического оздоровления, чем дефицитные расходы. Шведская депрессия была, безусловно, серьезной, о чем свидетельствуют самоубийство известного промышленника Ивара Кригара (март 1932 г.) и ожесточенные рабочие стачки (с апреля 1933 г. до февраля 1934 г.), но стабильная политическая среда, новая политическая стратегия, маленькая открытая экономика и общее международное оздоровление способствовали выходу Швеции из депрессии.

<< | >>
Источник: Бриггс Э. Клэвин П.. Европа нового и новейшего времени. С 1789 года и до наших дней. 2006. 2006

Еще по теме Особый шведский случай:

  1. Шведский период войны (1630—1635 гг.).
  2. § 6. «Шведская модель социализма»
  3. РУССКО-ШВЕДСКАЯ ВОЙНА 1656—1658 ГГ.
  4. ХАРАКТЕР КРЕПОСТНОГО ПРАВА B ШВЕДСКИХ ПРИБАЛТИЙСКИХ ПРОВИНЦИЯХ
  5. ПОЗИЦИЯ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА B ШВЕДСКИЙ ПЕРИОД ВОЙНЫ
  6. Франко-шведский период войны (1635—1648).
  7. Особый стимул заморской миграции
  8. Особый путь Югославии.
  9. КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА НАЧАЛА XYII в. B РОССИИ. РАЗГРОМ ПОЛЬСКО-ШВЕДСКОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ
  10. * Особый язык ирландских кельтов.
  11. 3.2.4. Нашествие татаромонголов на Русь и борьба Руси с агрессией немецких и шведских феодалов в XIII в»
  12. § 24. Особый ислам для иранского общества
  13. Святость как особый духовный феномен
  14. Святость как особый духовный феномен
  15. Святость как особый духовный феномен
  16. 5. Комплекс членских (корпоративных) прав как особый объект гражданского оборота
  17. Особый интерес Сталина к Кавказу определяется, пожалуй, не только его происхождением.