<<
>>

КИТАЙСКИЙ НАРОД B БОРЬБЕ ПРОТИВ МАНЬЧЖУРСКОГО ВЛАДЫЧЕСТВА

Китайский народ не прекращал борьбы против своих новых и старых господ. Организуемая тайными религиозно-сектантскими обществами, она выступала в религиозной оболочке. Тайные секты в сравнительно короткий срок превратились в массовые, вездесущие и неуловимые организации.

Они имели свои звенья в деревнях и городах; основную массу их членов составляли крестьяне, городская беднота, ремесленники, рабочие мануфактур. B них участвовали даже бродяги и нищие. Руководство в этих организациях обычно находилось в руках образованных людей из среды купцов, землевладельцев, чиновников н военных, но немалую роль в руководстве играли и крестьяне. Главной целью деятельности тайных религиозных обществ было свержение маньчжурской власти и освобождение страны.

АНТИМАНЬЧЖУРСКОЕ ДВИЖЕНИЕ B КИТАЕ ПОД РУКОВОДСТВОМ ТАЙНЫХ ОБЩЕСТВ

Если вся вторая половшіа XVlI в. была наполнена вооруженным сопротивлением маньчжурам, то с начала XVIII в. антиманьчжурская борьба принимает форму тайной, нелегальной деятельности. B свою очередь этот период столетнего относительно мирного господства маньчжуров подготовил и открыл новую полосу вооруженных выступлений против цинских властей, начавшуюся в 70-х годах XVIII в. После завоевания страны борьба китайского народа против маньчжуров не прекратилась, ио основную роль в ней взяли на себя тайные общества. Они стали главным средоточием oc- вободительных тенденций, носителями антиманьчжурских идей и одновременно центром притяжения всех ОППОЗИЦИОННЫХ элементов, видевших в этих обществах возможность продолжать борьбу против чужеземной династии.

Антиманьчжурская направленность была общей чертой различных тайных обществ того времени и определяла генеральную линию их деятельности. Горячий патриотизм, (ТОЙКОЄ сопротивление господству чужеземных завоевателей были традиционными чертами китайских тайных обществ в с.редние века. Для них была характерна также связь с выступлениями народных мас.с, с крестьянскими движениями. Причем ан- тис[>еодальная направленность, относительно слабо выраженная в «мирные» периоды, заметно усиливалась в моменты обострения классовой борьбы в стране и особенно во время восстаний. Ta поддержка, которую находили у трудящихся мас.с Китая антиманьчжурские лозунги, выдвинутые тайными обществами в конце XVIII в., безусловно определялась в значительной степени тем, что маньчжурские феодалы и чиновники были не только врагами китайского народа, но и классовыми врагами крестьянства.

Среди тайных обществ, развернувших особенно активную деятельность в конце XVIII в., были как «старые», например «Байляньцзяо» («Учение Белого Лотоса»), так и.«молодые» — «Гэлаохуй» («Обществостаршихбратьев»), «Саньхэхуй» («Общество Триады») и др. Крупнейшим из них и самым старым было «Байляньцзяо». «Байляньцзяо» насчитывало к концу XVIII в. не одну с.отшо лет своей истории; его возникновение относится к первым векам нашей эры — началу проникновения буддизма в Китай. Возникнув в качестве чисто религиозной секты буддийского толка, «Байляньцзяо» с XI в. стало приобретать

некоторые черты политической организации. Заметное усиление политической активности «Бяиляньцзяо» наблюдалось в период монгольского владычества в Китае.

Чайник.

Кантонская роспнсная эмаль. ХѴПІ в.

Постепенное расширение сферы и масштабов деятельности этого общества, рост числа его сторонников, усиление его влияния в стране в конечном итоге привели к общенародному восстанию, обусловившему падение династии Юань. He прекращалась деятельность «Байляньцзяо» и при минской династии, приводя время от времени к открытым антиправительственным и антифеодальным выступлениям. Общество имело многочисленные отделения и ответвления.

Цины, вполне обоснованно боявшиеся тайных обществ, уже B 1646 г. издали указ об их запрещении. Аналогичный указ последовал и в 1656 г. Однако «Байляньцзяо» продолжало существовать.

B 1718 г. в Хунани член этого общества по имени Юань публично объявил себя потомком династии Мин и поднял восстание против Цинов. Активность «Байляньцзяо» еще более усилилась в 50-е годы XVIII в. и не ослабевала до открытого вооруженного восстания в 1796 г. C ростом политической активности общества в его учении большое место заняла вера в наступление на земле счастливой, справедливой жизни, когда над миром станет царствовать Будда Грядущего — милостивый и веселый Майтрейя. Учение о пришествии Майт- рейи на землю, о скором неизбежном наступлении счастливых перемен, в совершении которых ему должны были помочь люди, особенно широко проповедовалось в годы, предшествующие восстанию, членами и руководителями «Байляньцзяо» — Лю Суном, Сун Чжи-цином, Лю Чжи^ и др. Поэтому клич «Майтрейя возродился!», брошенный членам общества, по существу играл роль призыва к восстанию. Однако в кон-

кретной обстановке, сложившейся в стране накануне восстания, для того чтобы поднять массы разоренных крестьян на вооруженное антиправительственное выступление, нужны были еще лозунги, в какой-то мере отвечающие их антифеодальным устремлениям. И руководство «Байляньцзяо» выдвинуло лозунг «Чиновники притесняют — народ восстанет!»

C первых же дней восстания среди повстанцев широчайшее распространение получил общий для всех китайских тайных обществ лозунг «Свергнем Цин, восстановим Мин». B условиях экономического и политического-господства маньчжуров в стране он, несомненно, отвечал интересам народных масс, особенно первая его часть, поскольку маньчжуры, представители феодалов, были прямыми классовыми врагами крестьянства. Этот лозунг имел также большой патриотический, общенациональный смысл — восстановить независимость Китая.

Подготовка восстания началась еще в 1774 r., первые открытые выступления произошли в феврале 1796 г. Восстание продолжалось в течение девяти лет и охватило провинции Хубэй, Сычуань, Шэньси, Ганьсу, Хунань и Хэнань. Bce повстанческие вожди, возглавившие эти первые выступления (Ци Ван, Ван Цин-чжао, Яо Чжи-фу и др.), были членами и руководителями местных организаций «Байляньцзяо». Часть руководителей принадлежала к крестьянству, большинство же были выходцами из среды низшего местного чиновничества, мелких торговцев, представителей сельской образованной прослойки и т. д.

Чрезвычайно ярка и интересна личность Ци Ван — вдовы одного из руководителей «Байляньцзяо». Источники рисуют ее атаманшей разгульной повстанческой вольницы. Ци Ван пользовалась колоссальной популярностью среди восставших; незадолго до своей гибели она даже была избрана главнокомандующим всеми повстанческими армиями. Брат Ци Ван — Ван Цин-чжао служил учителем в уездном училище и был одним из самых страстных и энергичных пропагандистов идей «Байляньцзяо».

Среди руководителей сычуаньских повстанцев видную роль сыграли Сюй Тянь-дэ, происходивший из зажиточной крестьянской семьи, члены которой издавна придерживались учения «Байляньцзяо», и Ван Сань-хуай, бывший деревенский знахарь. Первым очагом народного восстания явилась провинция Хубэй Движение здесь сразу же достигло такого размаха, что местные гарнизоны не в силах были с ним спра-

μ

I*

f

виться, на территорию Хубэя перебрасывались войска из других провинций. Присоединение к восстанию осенью 1796 г. крестьянства Сычуани имело огромное значение для дальнейшего развития событий, увеличив силы повстанцев, подняв престиж восстания в глазах народа. Обстановка еще больше обострилась, когда в движение влились крестьяне Шэньси, Ганьсу, Хунани и Хэнани.

Несмотря на некоторые отдельные неудачи, вплоть до 1800 г. восстание шло по восходящей линии, с неизменным успехом и явным военным преимуществом на стороне повстанцев. Это объясняется не только чрезвычайной популярностью восстания, но и полной растерянностью в правительственном лагере. Разложение государственного аппарата и прежде всего армии крайне затрудняло Цинам борьбу с повстанцами. Основным качеством большинства маньчжурских полководцев было стремление извлечь максимальную выгоду из каждой военной операции. C этой целью они раздували свои «победы», искажая действительное положение вещей Нередко они выдавали убитых мирных жителей или пленных за «уничтоженных в сражении бунтовщиков».

B конце 1799 г. — начале 1800 г в ходе восстания наступил перелом. He сумев расправиться с повстанцами при помощи армии, Цины стали применять против них отряды ополчения, возглавляемые местными помещиками, чиновниками и шэньши. Они придерживались тактики «прочной обороны и оставления врагу опустошенной территории», заключавшейся в том, что население окрестных деревень, подозреваемое в симпатиях повстанцам, вместе со скотом, запасами продовольствия и личным имуществом сгонялось в специальные военные укрепления. Восставшие лишались возможности пополнять свои продовольственные и людские ресурсы, оказались оторванными от своей основной базы — широких масс сельского населения. Особенно большое значение правительство придавало проведению так называемой политики умиротворения, цель которой — склонить повстанцев к капитуляции, внести раскол в их ряды и путем подкупа, всевозможных обещаний и провокаций толкнуть на предательство, добиться, чтобы «бунтовщики дрались против бунтовщиков». Часть крестьянства, примкнувшая к восстанию в пору его наивысшего подъема и рассчитывавшая на быструю и легкую победу, поддавалась на обещания, бросала оружие и расходилась по домам. Сыграла свою отрицательную роль и гибель наиболее талантливых, популярных в народе и преданных делу восстания вождей.

Для Цинов разгром восстания был частично облегчен благодаря некоторой консолидации сил внутри правительственного лагеря, которая произошла после смерти старого императора Цяньлуна и последовавшей за ней отставки, а затем казни временщика Хэ Шэня. После разгрома правительственными войсками основных сил повстанцев их отдельные измученные голодом, уставшие отряды продолжали отчаянное сопротивление, укрываясь в горных лесах, расположенных на стыке провинций Сычуань, Шэньси и Хубэй, где местное население оказывало им большую поддержку.

Чтобы обезопасить себя от возможности рецидива восстания, правительство развернуло широкую карательную кампанию, построив на территории Шэньси и Сычуань цепь укреплений и разместив там большое число правительственных войск, которые производили повальное избиение уцелевших еще здесь членов повстанческих отрядов, не щадя и мирных жителей. Однако достигнутое умиротворение было крайне непрочным, поскольку сохранились все основные причины, порождавшие народное недовольство.

Последние отряды повстанцев были разбиты и уничтожены в сентябре 1804 r., а в 1810 г. здесь началось новое восстание под руководством тайНого общества «Тяньлицзяо». «Байляньцзяо» жестоко пострадало в результате свирепой расправы с участнйками восстания и было вынуждено временно отказаться от форм прямой борьбы.

Однако антиманьчжурская деятельность тайных обществ не прекращалась — вслед за разгромом какого-либо одного общества активизировались его ответвления или же поднималось на борьбу другое общество, в другой части сТраны.

Вторым после «Байляпьцзяо» крупнейшимтайным обществом в Китае было «Саньхэхуй». Возникло оно, по-видимому, во второй половине XVII в. и на первых порах являлось чисто религиозным братством, декларировавшим основную цель: «Подчиняться небу и вершить справедливость» . Начало его политической активности относится к 80-м годам XVIII в. Это общество действовало в основном в провинциях Южного и Восточного Китая: Гуандуне, Хунани, Гуанси, Цзянси, Чжэнцзяне и Фуцзяни, а также на о-ве Тайвань. Члены его называли себя «приверженцами Хун», очевидно, намекая, что оіш считают себя потомками Чжу Юань- чжана — первого минского императора, правившего под девизом Хунъу.

O происхождении «Саньхэхуй» повествует чрезвычайно пространная легенда, насыщенная всевозможными чудесами, волшебными приметами и мистикой; тем не менее она представляет известный интерес по причине своей ярко выраженной антицинской направленности. Вся легенда — это призыв к борьбе с маньчжурами, к свержению чужеземной династии. Она широко распространялась последователями общества среди городского и сельского населения страны. Согласно этой легенде, начало обществу было положено в 1631 г. ученым по имени Ин Хун-шэн, который попытался объединить своих сторонников, чтобы спасти Минскую династию. Однако его усилия остались безрезультатными Спустя примерно десять лет группа монахов Шаолиньского храма в Фуцзяни, последователей Ин Хун-шэна, тайно начала готовить заговор против власти маньчжуров. Узнав об этом, цинский император повелел сжечь их храм. От гибели удалось спастись лишь пяти монахам (называемым впоследствии «пятью старшими предками»). Однажды, рассказывает легенда, они оказались со всех сторон окружены врагами; казалось, все пути к спасению были отрезаны. Внезапно прямо из-под земли вырос волшебный меч с выгравированными на его рукоятке двумя драконами, борющимися за жемчужину, и следующим изречением: «Свергнем Цин, восстановим Мин». Двадракона символизируют китайцев и маньчжуров, а жемчужина — Китай. C помощью этого меча все цинские солдаты были немедленно разогнаны. B другой раз монахи гуляли по берегу реки и увидели, что по воде плывет фарфоровая курильница. Когда они ее выловили, чтобы хорошенько разглядеть, на ней оказалась та же надпись: «Свергнем Цин, восстановим Мин». Bo время странствий монахи объединились с пятью торговцами лошадьми, которых стали впоследствии называть «пятью младшими предками».

Эту группу возглавил Чэнь Цзинь-нань, бывший министр, который был смещен императором с должности за то, что имел дерзость подать петицию, критикующую вероломное сожжение Шаолинского монастыря. Чэнь Цзинь-нань обратился с призывом ко всем доблестным и преданным приверженцем «дела Мин» организовать антиманьчжурскую армию. Среди тех, кто откликнулся на его призыв, был и молодой человек по имени Чжу Хун-чжу, объявивший, что он внук последнего минского императора. «Я терпеливо ожидал этого дня, — заявил он, — чтобы отомстить ненавистным маньчжурам за убийство моего отца». Ha следующий день после этого события произошло сражение армии минских патриотов с маньчжурами, закончившееся поражением патриотов. После этого Чэнь Цзинь-нань собрал тайное собрание своих уцелевших собратьев, чтобы наметить план дальнейшей деятельности. Он советовал сохранять терпение, ибо еще не пришло время свергнуть маньчжуров. Было принято решение рассеяться по стране, чтобы вербовать приверженцев.

Этот легендарный рассказ очень точно передает характер общества «Саньхэхуй».

Наиболее значительным собьггием в истории политической деятельности общества было восстание 1787 — 1788 гг. на Тайване, подавление которого стоило Цинам немалого труда. B конце XVlII в. возникло еще одно крупное тайное общество, наиболее активная деятельность которого приходится на вторую половину XIX в. — начало XX в., — «Гэлаохуй». Оно действовало в Центральном и Северном Китае. Целью «Гэлаохуй» было свержение Цинов и создание идеального государства «Дахай», где люди «не будут есть цинскую пищу, не будут жить на цинских землях, не будут цинскими слугами». Идея свержения власти Цинов пронизывала повседневную деятельность различных тайных обществ и отражалась в уставах, клятвах, запретах и т. д. Вот, например, несколько отрывков из ритуальной рейи главы общества «Саньхэхуй»: «Мы, разделяя радость и горе, посвятили себя восстановлению Минской династии, которая происходит от Неба и Земли и всего сущего, уничтожению бандитов-варваров (маньчжуров) и ожиданию истинного повеления Неба... Кактолько ваны и гуны современного режима не будут больше на самом деле ванами и гунами и генералы и премьер-министры не будут больше на самом деле генералами и премьер-министрами, а народ начнет проявлять неповиновение, — это будет знак, данный нам Небом, что Минская династия должна быть восстановлена, а бандиты-варвары — уничтожены... Bce те, кто хочет восстановить династию Мин, отомстить за наши обиды, смыть наш позор и установить всеобщий мир, пусть получат титулы ванов и гунов, и их потомство пусть процветает во всех поколениях». Последнее из 36 правил устава общества гласит, что, когда придет время восстать, все братья Хун должны быть едины в своем усилии «разрушить маньчжурское правление, восстановить как можно скорее Минскую империю» и отомстить за сожжение Шаолинь- ского храма. Если же кто-то из братьев — членов общества проявит колебание и нерешительность, он должен погибнуть «под десятью тысячами мечей». Уставом запрещалось членам

общества прибегать к помощи маньчжурского суда в любом случае, даже выступать в нем свидетелем.

Для членов тайных обществ был характерен крайний аскетизм. Особенно это относится к «Байляньцзяо». Вероучение, которого придерживались члены этого общества, проповедовало не только уравнение имущества, но вообще отказ от богатства как такового. Вот какие соображения высказывали по этому поводу руководители общества: «Нет богатства — богат тот, кто беден, ибо он истинный сын девы седьмого неба». Bo время восстания 1796 — 1804 гг. многие члены «Байляньцзяо», вступая в повстанческую армию, вообще сжигали свои дома вместе со всем имуществом в знак того, что они отказываются от всякой личной жизни и целиком посвящают себя борьбе за общее дело. Одними из главных черт китайских тайных обществ были их высокая степень организованности, сплоченность, взаимопомощь, солидарность. «Если человека заключали в тюрьму за принадлежность к ереси (тайному обществу), то [собратья] спасали его от смерти. Спасенному человеку еще более широкий круг людей собирал средства, чтобы он не жил в бедности». B одной из десяти заповедей «Саньхэхуй» говорится: «Если брат в опасности или арестован властями, все братья должны принять меры к его спасению; тот, кто уклонится от ответственности под любым предлогом, должен быть наказан бамбуковыми палками 108 раз». «Помогать людям в несчастье и защищать людей в опасности» — одна из добродетелей, почитаемых членами этого общества.

Крайне суровая дисциплина, которая была необходима для соблюдения строжайшей конспирации в условиях тайного, нелегального существования обществ (принадлежность к ним по уголовному кодексу Цинской династии каралась смертной казнью), в значительной степени способствовала сплочению членов тайных обществ. Строжайшее соблюдение тайны, тщательная проверка чуть ли не каждого шага члена общества начинались с момента вступления и даже раньше: после того как кто-то изъявлял желание войти в общество, о нем собирались сведения, затем он должен был представить рекомендации одного или двух членов; после этого на общем собрании обсуждался вопрос о его приеме и назначался день, когда должен состояться обряд посвящения. Самый обряд посвящения в члены общества (например, у «Триады») настолько сложен и запутан, что навряд ли простой человек способен был сам разобраться во всех символических, ма- ^, гических и прочих обрядах; вряд ли в состоянии был за-

помнить длиннейшие стихотворные изречения, которые надо было произносить при посвящении. И тот факт, что руководители общества прекрасно ориентировались в этом религиозно-мистическом тумане, не мог не внушать рядовым членам мысли, что те наделены некоей сверхъестественной силой, высшей властью. Если у общества «Саньхэхуй» обряд этот был чрезвычайно сложен, сопровождался рядом церемоний, заучиванием длиннейших стихотворных текстов, прохождением ряда последовательных ступеней посвящения и т. n., TO у «байляньцзяо» все обстояло значительно проще: после прохождения соответствующей проверки и поручительства одного или двух членов общества вступающий должен был только внести определенную сумму денег или продовольствие, после чего он считался равноправным членом «братства». Собрания членов общества происходили в полной тайне, они собирались обычно в отдаленных от жилья местах, на время собрания в окрестностях расставлялся караул. Нередки бывали случаи, когда члены общества уничтожали тех из посторонних лиц, кто вольно или даже невольно становился нежелательным свидетелем их тайных собраний и планов. Атмосфера таинственности, причастности к одному общему, чрезвычайно серьезному и секретному делу укрепляла дух солидарности среди членов того или иного общества, способствовала их фанатической преданности идеям и целям общества.

Бронзовая астролябия. Конец XVII В.

Вонрос о социальном составе тайных обществ чрезвычайно сложен. Значительное распространение влияния того или иного общества, масштабы восстаний, поднимаемых этими обществами, с несомненностью свидетельствуют о связи

таййых обществ с. широкими массами народа. Если же говорить о более конкретной «специализации» того или иного общества, то для описываемой эпохи можно провести довольно четкую грань между «сферами влияния» лишь двух основных организаций — «Байляньцзяо» и «Саньхэхуй». Первая — это организация крестьянскаядрадиционио связанная с трудящейся деревней, с ее антифеодальной борьбой. Изучение деятельности «Байляньцзяо» в описываемый период позволяет установить, что именно китайские крестьяне составляли основную массу членов и приверженцев общества, о чем можно найти прямые указания источников как частного, так и официального характера. Вторая крупнейшая организация аналогичного характера — «Саньхэхуй», нал]хшів, действовала по преимуществу среди горожаи, причем некоторые пункты в правилах и заповедях этого общества (например, призыв защищать имущество богатых) позволяют считать, что среди ее членов было пемало представителей зажиточпых слоев города. Что касается общества «Гэлаохуй», то, зародившись как организация крестьянства, оно в дальнейшем стало чрезвычайно популярным и в городах среди ремесленников и мелких торговцев.

Членами тайных обществ могли быть представители самых различных сословий: национальное неравенство приводило в их ряды и оппозиционные элементы китайских шэньши, чиновничества и других, которые ввиду своей грамотности нередко занимали ведущее, руководящее положение в тайных обществах.

Религиозная окраска китайских тайных обществ XVIII — XIX вв. отчасти объяснялась влиянием традиции: первые тайные секты были сугубо религиозными, и вполне вероятно, что само понятие тайного общества связывалось у китайцев с представлением об исповедывании какого-либо верования. Всякого рода религиозно-мистические обряды, пароли, заклинания, талисманы и прочее давали лицам, возглавлявшим эти общества, возможность еще крепче держать в своих руках руководство.

Несмотря на то, что антицииская борьба в рассматриваемый период была облечена в отсталую средневековую форму, деятельность тайных обществ в коице XVlII в. — XIX в. внесла свой положительный вклад в историю сопротивления китайского народа маньчжурСком господству, в дело формирования национального самосознания китайцев.

Антиманьчжурские народные восстания продолжали подниматься в Китае в течение всего периода господства Цинской династии. Особенно крупные и длительные восстания происходили во второй половине XVIII в. B них участвовали главным образом племена и народности Юга и Юго-Запа- да и названные выше тайные общества. Движение племен возникло в связи с правительственными мерами, направленными на усиление эксплуатации коренного населения некитайского происхождения. Так, в 1704 г. по приказанию Канси среди племен мяо, населявших Хунань и Гуйчжоу и ранее управлявшихся своими родовыми и племенными старшинами, было создано два округа с обычным бюрократическим управлением и введена общекитайская система налогообложения. Следом за сборщиками налогов появились ростовщики, земли мяо стали переходить к новым хозяевам.

Мяо подняли в 1735 г. восстание, перебросившееся вскоре в Гуанси. Горные условия, отсутствие дорог и сплоченность мяо благоприятствовали их борьбе. Маньчжурские войска несли жестокие потери. Восстание то угасало, то вспыхивало вновь и продолжалось до начала XIX в. B Сычуани, где также вводились новые порядки, в 1772 г. восстали местные цзиньчуанские племена; они напали на прибывших из центра чиновников и уничтожили их. Против них были брошены войска из Юньнани, Гуйчжоу и Сычуани. Войска восстанавливали «порядок», но, едва они удалялись, восстание вспыхивало с новой силой.

B 1783 г. поднялось мусульманское население в провинции Ганьсу. Это движение также было подавлено с большим трудом. Жестокий режим, установленный для тайваньцев после уничтожения государства Чжэн Чэн-гуна, хищническая эксплуатация естественных богатств и разорение населения вызвали ряд восстаний на Тайване. B 1721 г. 30 тыс. тайваньских крестьян нанесли серьезные удары правительственным войскам и осадили крупнейшие города; их руководитель Чжу И-гуань стал главою нового правительства острова. Цин- ские чиновники бежали на континент, но вскоре вернулись в сопровождении крупных сил, восстановивших положение.

B 1786 г. тайваньская организация общества Триад подняла новое восстание. Повстанцы на Севере овладели рядом укрепленных городов. Восстание началось также и на юге Тайваня. Только в 1788 г. маньчжурам удалось разъединить силы повстанцев и нанести им решительное поражение.

B последней трети XVIII в. тайные религиозные общества еще более активизировались и перешли к подготовке новых вооруженных выступлений. Первое из них, организованное Белым лотосом, произошло в Шаньдуне в 1774—1775 гг. Йовстанцы заняли несколько городов и овладели довольно большой территорией. После подавления восстания уцелевшие члены Белого лотоса не прекращали агитации и собирали силы для возобновления борьбы. B 1786 г. они организовали в Шаньдуне и Хэнани новое восстание, на ко- торое правительство ответило репрессиями, массовыми казнями и ссылками. Однако окончательно разгромить это тайное общество правительству не удалось.

B результате агитации Белого лотоса в феврале 1796 г. в Хубэе восстали крестьяне, к которым примкнула и значительная часть горожан. Восставшие заняли укрепленный город Сянъян. K лету восстание охватило огромную территорию, которая включала, кроме Хубэя, также Хэнань, Щаньси, Сычуань, Ганьсу. B эти провинции были посланы крупные воинские части, но они оказались бессильными справиться с движением. Маньчжурские правители и их китайские приспешники были не на шутку встревожены, тем более что восстание южных племен еще продолжалось.

Повстанцы пытались действовать организованно. B 1797 г. в Сычуани было созвано совещание предводителей больших отрядов. Здесь было создано хорошо организованное, дисциплинированное и руководимое единым командованием войско. Повстанцы захватывали имущество богачей и делили его между бедняками. Большое участие в движении приняли женщины. Маньчжурские солдаты, которые уже давно потеряли свою былую боеспособность, боялись этого войска, воодушевленного борьбой за правое дело. Правительственные части несли крупные потери. Подавить восстание помогли отряды, набранные местными феодалами. Именно они нанесли повстанцам ряд чувствительных ударов, так как не хуже их знали местность, применяли их тактику внезапных нападений, умели обнаруживать и уничтожать их укрытия. Добившись и здесь успеха, правительство было вынуждено тем не менее пообещать амнистию повстанцам, вернувшимся к мирному труду. K 1799 — 1800 гг. восстание стало ослабевать. Только отдельные отряды повстанцев действовали еще некоторое время.

5.

<< | >>
Источник: А. H. Бадак, И. Е.Войнич, H. M. Волчек.. Всемирная история:. Период английc кого завоевания Индии.. 1999

Еще по теме КИТАЙСКИЙ НАРОД B БОРЬБЕ ПРОТИВ МАНЬЧЖУРСКОГО ВЛАДЫЧЕСТВА:

  1. БОРЬБА КИТАЙСКОГО НАРОДА ПРОТИВ МАНЬЧЖУРСКИХ ЗАВОЕВАТЕЛЕЙ
  2. БОРЬБА НАРОДОВ ЗАКАВКАЗЬЯ ПРОТИВ АРАБСКОГО ВЛАДЫЧЕСТВА
  3. БОРЬБА НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИЙ ПРОТИВ ВЛАДЫЧЕСТВА АРАБСКОГО ХАЛИФАТА
  4. МОНГОЛЬСКОЕ ВЛАДЫЧЕСТВО B СТРАНАХ ЗАКАВКАЗЬЯ. БОРЬБА НАРОДОВ ЗАКАВКАЗЬЯ ПРОТИВ ЗАХВАТЧИКОВ
  5. КИТАЙСКИЙ НАРОД B БОРЬБЕ ЗА СВЕРЖЕНИЕ МОНГОЛЬСКОГО ИГА
  6. НАРОДЫ АМЕРИКИ B БОРЬБЕ ПРОТИВ КОЛОНИАЛЬНОГО ГНЕТА
  7. ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ БОРЬБА БАЛКАНСКИХ НАРОДОВ ПРОТИВ ТУРЕЦКОГО ИГА
  8. НАРОДЫ ИНДИИ И ИНДОНЕЗИИ B БОРЬБЕ ПРОТИВ ЕВРОПЕЙСКИХ КОЛОНИЗАТОРОВ
  9. БОРЬБА НАРОДОВ ЗАКАВКАЗЬЯ ПРОТИВ САСАНИДСКОГО ИРАНА B V — VI BB.
  10. ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ БОРЬБА КАЗАХСКОГО НАРОДА ПРОТИВ ДЖУНГАРСКОГО НАШЕСТВИЯ
  11. БОРЬБА ИНДИЙСКОГО НАРОДА ПРОТИВ АНГЛИЙСКОГО КОЛОНИАЛЬНОГО ГОСПОДСТВА
  12. БОРЬБА НАРОДОВ ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ ПРОТИВ ОСМАНСКОГО НАШЕСТВИЯ
  13. § 22. Маньчжурский цикл китайской цивилизации