<<
>>

Были норманны – стали нормандцы

Одна из самых интересных страниц в истории Средних веков – норманнские завоевания. В X–XII вв. норманны создали прецедент – своего рода микроцивилизацию в западном мире.

Правильнее, впрочем, именовать их нормандцами, ибо они явно отличаются от тех скандинавов, которые совершали набеги на территорию франкского королевства.

Возникновение герцогства Нормандия в 911 г. положило начало новому этносу и его культуре, основанных на смешении скандинавского и франкского элементов. Однако в исторической литературе прочно утвердилось не вполне верное именование норманны , а не нормандцы применительно к отдаленным потомкам викингов-переселенцев.

После передачи Рольфу Пешеходу в феодальное владение огромных территорий Нейстрии, получивших впоследствии название Нормандии, сюда переселилось немало скандинавских семей, разбавивших северной кровью этнический состав этих земель. Вместе с тем они перенесли с собой более архаичный и свободолюбивый дух Скандинавии, наложивший неизгладимый отпечаток на нормандский тип феодализма.

После столетнего разорения викингами эти территории находились в изрядном запустении, и местами здесь встречались сплошь скандинавы. Рольфу подчинялась не только Нормандия, но и ряд соседних земель – в частности, Бретань.

Получив целую провинцию в неограниченное управление, Рольф и его потомки решили установить здесь порядок. Жесткая центральная власть в герцогстве, такое же законодательство и, самое главное, его строгое соблюдение – все это принесло стабильность и процветание вновь возникшему государству, чего не встречалось нигде в Европе того времени. Центром нового герцогства стал крупнейший город – Руан.

Рольф немало одаривал своих соратников и католическую церковь, создав мощную прослойку лично связанных с ним и лояльных людей, располагавших той или иной властью. Распространение получили браки людей разной национальности. Сам Рольф женился на 15-летней Гизеле, дочери французского короля; многие викинги также обзавелись франкскими, бретонскими или бургундскими женами. Скандинавские наречия очень быстро вышли из употребления, но самосознание, ощущение исключительности, особости, привилегированности оставались незыблемыми у многих поколений нормандской знати.

Развернул Рольф и бурную законодательную деятельность, возродив порой архаические традиции, чуть ли не времен Салической правды. Позднейшие нормандские хроники сохранили много полулегендарных сведений о справедливости этого законодательства. Рассказывали, что по закону не только вор, но и всякий укрыватель краденого наряду с ним подвергался казни.

Было приказано оставлять на пашнях плуги и тягловый скот, Рольф взял обязательство платить из собственной казны за любой ущерб от разбоя или воровства. Одна крестьянка, сговорившись со своим мужем, решила испытать действенность законов герцогства и украла собственный плуг. Когда дело было расследовано и раскрыто, крестьянина и его жену повесили.

По свидетельству тех же хроник, Рольф велел повесить на ветку дуба в лесу на берегу Сены золотой браслет, который провисел там три года, и никто не пытался его украсть.

Какова бы ни была достоверность этих рассказов, не вызывает сомнения, что порядка в Нормандии было намного больше, чем в любой другой области феодального мира.

Не менее неукоснительно нормандцы блюли свою независимость от французского короля, сохраняя по отношению к нему лишь формальное подчинение. Несколько поколений потомков Рольфа управляли герцогством твердой рукой и сумели не только не растерять, но и приумножить наследие основателя Нормандии.

Характерная для Севера свобода личности повлияла на то, что в Нормандии так никогда и не сформировалась настоящая личная зависимость крестьян от феодалов – общество оставалось весьма демократичным в средневековом понимании этого слова.

Нормандцы даже спустя полтора века после завоевания и внешне, и в поведении отличались от французов. Они не меняли скандинавский тип питания (в частности, незнакомое уже французам употребление пива) и т. д. Нормандцы оставались отличными мореходами и в X в. построили ряд портовых городов и гаваней: Шербур, Дьепп, Гонфлер, Барфлер и др. Большой популярностью в их среде пользовалась героическая поэзия, саги. Судебные вопросы они решали посредством поединков. Сохранялись и иные черты северного быта эпохи викингов.

С середины XI в., периода великих нормандских завоеваний, дошло описание нравов этих людей. Характеризуя их как хитрых, благоразумных, не выносящих обид и всегда готовых к отмщению, автор того времени также отмечал, что они корыстны, властолюбивы, хотя держатся середины между скупостью и расточительностью, а их государи очень щедры. Говорили, будто нормандцы легко переносят голод и холод, любя при этом роскошь в одеянии и оружии и высоко ценя хороших боевых коней. Современники знали нормандцев как людей своевольных и требующих обуздания законами.

Со вступлением в 987 г. на престол Каролингов попытки французских королей поставить Нормандию под свой контроль прекратились. Предоставленное самому себе герцогство еще более расцветает и становится самым могущественным феодальным владением во Франции. И уже в X в. наступает период нормандских завоеваний.

Вероятно, первый поход нормандцы совершили в 964 г. в Испанию, разорив Галисию. Тогда они захватили 18 городов. В 969 г. набег повторился – в нем участвовало около 100 кораблей. Главной целью стал крупнейший религиозный центр Испании – Компостелла. Однако после повальных грабежей и разорения, учиненных нападавшими, испанское войско прогнало их обратно на корабли.

В начале XI в. внимание нормандцев переключается на Южную Италию. В 1016 г. несколько нормандских паломников прибыли на Апеннины. Их целью был знаменитейший монастырь Михаила Архангела на горе Монте-Гаргано в Апулии. Там они встретились с неким Мелусом – византийским вельможей из Бари, поднявшим восстание против императора. Мелус предложил нормандцам поучаствовать в борьбе с Византией и помочь ему отвоевать греческие земли в Италии. Разумеется, на такое предложение они согласились и отправились за подмогой.

Юг Италии был территорией, где боролись три основные силы – византийцы, лангобарды (ломбардцы) и арабы. Лангобардские князья владели Беневенто, Салерно и Капуей; Апулия, а также Амальфи, Гаэта и Неаполь принадлежали византийцам; на Сицилии хозяйничали арабы, постоянно пытавшиеся расширить свои владения. И ни одна из сторон не имела решающего перевеса в силах. В это самое время сюда и пришли нормандцы.

С 1017 по 1029 г. ограниченный контингент добровольцев (в коих недостатка в самой Нормандии никогда не ощущалось) воевал в Южной Италии как против византийцев, так и в союзе с ними против арабов. Нормандцы сражались за тех, кто оказывался щедрее, всегда преследуя свои корыстные интересы. И в 1029 г. герцог Неаполитанский подарил их вождю Райнульфу цветущую землю между Капуей и Неаполем, где возникло первое нормандское княжество в Италии со столицей во вновь построенной крепости Аверса.

Затем из Нормандии потянулись туда люди, порой целыми семьями. Они шли через Францию и Альпы, приплывали по морю. Этому нашествию способствовал традиционный для нормандцев обычай майората, т. е. наследования земли старшим сыном. Огромное количество самоуверенных и гордых отпрысков нормандских воинов не получали ни клочка и, не имея иных средств к существованию, искали лучшего вне родины.

Показателен пример Танкреда и его семьи из Отвиля. У него было пять сыновей от первого и семь от второго брака. Естественно, отцовское поместье получил старший, а остальным выпал жребий гоняться за удачей. Сыновья Танкреда составили ядро второй волны нормандских завоеваний в Италии. Они многократно побеждали византийские армии, взяли множество городов и разбили византийский флот в морском сражении. Осуществлялись вылазки и на Сицилию. После четырехлетней осады сдался византийский оплот Византии на Апеннинах– город Бари. В результате нормандцам досталась вся Апулия.

Известнейшие среди сыновей Танкреда – Роберт Гвискар (Хитрая Голова), Рожер Сицилийский, Вильгельм Железная Рука, Гумфрид и Дрого.

Папа Лев IX, встревоженный успехами нормандцев, попытался создать против них коалицию, но в конце концов сам выступил во главе немецко-итальянского войска, чтобы пресечь постоянную угрозу. 18 июня 1053 г. под Чивитате произошла битва, в которой нормандцы наголову разгромили намного превосходившие их силы противника. Лев IX был взят в плен; хотя ему целовали ноги и просили прощения, но удерживали около года, пока тот не согласится на мир.

Папа Николай II, рассматривая нормандцев как главную свою опору, даровал Роберту Гвискару титул герцога Калабрии, Апулии и Сицилии. Так нормандцы в Италии стали вассалами Святого престола. Они оказались надежной и верной опорой папской власти, усмирив ее многочисленных противников, а папа – их покровителем.

Захватив Калабрию, взяв Бриндизи, Таренто и Реджио, нормандцы высадились на Сицилии. Там хозяйничали арабы, в очередной раз отбившие ее у византийцев. В 1060 г., узнав о намерении нормандского врага переправиться на Сицилию, они выслали большой флот, чтобы предотвратить нападение. Однако упоминавшийся выше Рожер всего со 150 всадниками высадился на острове и захватил город Мессину, вызвав на себя атаку всего арабского флота. Пользуясь этим, нормандское войско беспрепятственно переправилось в пункт назначения. Рожер захватил все основные замки и города острова, несмотря на численное превосходство арабов. Получив титул графа Сицилийского, он предпринял рейд на Мальту и занял ее, освободив там всех рабов-христиан.

Вслед за этим нормандцы быстро покорили лангобардские княжества Центральной Италии. Честолюбивый Роберт Гвискар загорелся идеей подчинить ни много ни мало саму Византию и стать императором. В 1081 г. он захватил о. Корфу, высадился в Иллирии и осадил крупнейший торговый город региона Диррахий (Дурраццо). Император Алексей Комнин пытался воспрепятствовать вторгшемуся в его владения агрессору и даже хотел создать общеевропейскую коалицию против нормандцев; его союзники – венецианцы – разбили нормандский флот. И все-таки, несмотря на пятикратное превосходство соперника, Гвискар одолел византийское войско и в 1082 г. взял Диррахий. Впрочем, развития эта экспансия не получила; в 1085 г. Роберт Гвискар скончался.

Его сын Боэмунд, прозванный Тарентским, продолжил завоевания в Иллирии, а в 1096 г. стал одним из лидеров Первого крестового похода. Ему не досталось солидных владений, соответствующих притязаниям, и он обзавелся в конце концов собственным княжеством в Антиохии.

Сын Рожера I Рожер II вскоре после кончины своего дяди (внука Гвискара), бывшего герцогом Апулии и Калабрии и не оставившего наследников мужского пола, объединил под своей властью все нормандские владения в Италии. От Сицилии до Салерно, Беневенто и Капуи теперь простирались земли, подконтрольные ему. В 1130 г. Рожер получил от папы титул короля – появилось новое королевство Обеих Сицилий, просуществовавшее до середины XIX в. Впоследствии Рожер II присоединил ряд территорий в Африке, в Греции и даже разорил предместья Константинополя. В течение XII–XIII вв. королевство оставалось серьезной и влиятельной силой в регионе, служа своего рода противовесом и папской власти, и в особенности немецким императорам.

Италией нормандские притязания не ограничились. В 1066 г. Англия подверглась последнему в своей истории завоеванию. Оно было осуществлено герцогом Нормандии Вильгельмом Незаконнорожденным, впоследствии известным как Завоеватель.

Классический государь своей эпохи – властолюбивый, беспринципный и агрессивный, Вильгельм проявил полководческий талант, воюя в Анжу, во Фландрии и с королем Франции.

В результате запутанной ситуации с престолонаследием в Англии после смерти Эдуарда Исповедника на троне восседал его ближайший сподвижник Гарольд Годвинсон. На то же претендовали трое: конунг Норвегии Харальд Суровый, брат Гарольда Тости и Вильгельм Незаконнорожденный. Причем последний юридически имел больше прав: Эдуард в свое время завещал корону именно ему.

Высадившись в гавани Певенси 28 сентября 1066 г., Вильгельм 14 октября разгромил в тяжелейшем сражении при Гастингсе ослабленное войско из отборных хускарлов Гарольда. Заняв господствующую позицию на холме, отразив несколько атак тяжелой кавалерии нормандцев, англосаксонская пехота не сдавала позиции. Лишь после седьмого кряду наступления, произошедшего под вечер, когда у англичан дрогнули нервы и они ринулись на равнину, лишившись тактического превосходства, нормандцы сумели переломить ход сражения в свою пользу и победить противника. Англия досталась Вильгельму. Через два месяца он короновался.

Таким образом, в середине—второй половине XI в. потомки викингов, осевшие в Нормандии, завоевали многие территории в Англии, Италии, Испании, Африке, на Балканах, в Сирии и Палестине. Они создали ряд государств западного мира и наложили неизгладимый отпечаток на их культурное развитие. Известно, например, что именно в Нормандии и Южной Италии в регионах контакта народов вызревали зачатки готического стиля архитектуры, складывалась новая литература и прорастало новое мировоззрение. На некоторый период времени норманны (нормандцы) превратились в главную силу цивилизации Запада.

<< | >>
Источник: Хлевов А.А.. Краткая история Средних веков: Эпоха, государства, сражения, люди. 2008

Еще по теме Были норманны – стали нормандцы:

  1. Набеги арабов, венгров и норманнов.
  2. Ингульф РАСПРАВА НОРМАННОВ В АНГЛИИ. 1066-1087 гг.
  3. БОРЬБА АНГЛОСАКСОНОВ C НОРМАННАМИ
  4. Райнер Дози НОРМАННЫ В ИСПАНИИ.
  5. Августин Тьерри О ЗАВОЕВАНИИ АНГЛИИ НОРМАННАМИ.
  6. Эрмольд Черный ЛЮДОВИК БЛАГОЧЕСТИВЫЙ И НОРМАННЫ (в 826 г.)
  7. Набеги арабов и венгров. Норманны
  8. • Co второй половины 70-х годов на идеологической авансцене стали задавать тон ученые
  9. Аббон ОСАДА ПАРИЖСКОЙ БАШНИ ШАТЕЛЕ НОРМАННАМИ.
  10. Не только сексуальные инстинкты, но также и семейные отношения стали извращенными в интересах партии.
  11. Важным союзником традиционалистского консерватизма стали уже в это время так называемые «новые правые»