<<
>>

1.9 НАСИЛИЕ КАК ПРИЧИНА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ТРАВМЫ

В современном мире насилие стало скорее правилом, чем исключением. Насилие порождает новое насилие и становится неотъемлемой частью повседневной жизни многих людей.

Каждый день люди узнают о войнах и конфликтах, убийствах и терростических актах либо сами становятся очевидцами и жертвами насильственных событий. Практически каждую минуту люди видят образцы насилия по телевидению: в фильмах, рекламе, видеоклипах и т.д. особенно остро проблема насилия стоит в индустриально развитых странах. Не только взрослые, но и дети не чувствуют себя в полной безопасности, хотя каждый человек имеет право на личную безопасность и неприкосновенность. Столкновение с насилием в отношении себя вызывает у человека мощнейший психологический кризис, последствия которого тянутся многие годы. Особо тяжелые последствия несет насилие в отношении детей. След перенесенного в детстве насилия тянется за человеком всю его жизнь. Говоря о насилии, необходимо отметить, что наиболее распространена классификация видов насилия основанная на характере насильственных действий. Она включает: физическое, сексуальное, психологическое (эмоциональное) и экономическое насилия.

Физическое насилие – это толчки, пощечины, удары кулаком, ногой, использование тяжелых предметов, оружия и другие внешние воздействия, которые приводят к болевым ощущениям и травмам. Такие деяния (оскорбление действием), согласно Уголовному кодексу Российской Федерации, квалифицируются как преступление.

Психологическое (эмоциональное) насилие – это угрозы, грубость, издевательства, оскорбление словом и любое другое поведение, вызывающее отрицательную эмоциональную реакцию и душевную боль. Эмоциональные оскорбления идентифицировать гораздо труднее. Они, хотя и не оставляют синяков на теле, могут быть намного разрушительнее и вкупе с другого рода воздействиями, в том числе физическими, сильнее травмируют психику.

Сексуальное насилие – вид домогательства, выражаемый в форме как навязанных сексуальных прикосновений, сексуального унижения, так и принуждения к сексу и совершения сексуальных действий (вплоть до изнасилования и инцеста) против воли жертвы.

Помимо насилия, исходящего от посторонних лиц, как особый вид выделяется семейное (домашнее) насилие, а также насилие над детьми.

Домашнее (семейное) насилие. Часто насилие в семье проявляется в качестве комбинации физического, сексуального и/или эмоционального насилия. Ниже даются некоторые примеры из диапазона жестокого обращения и насилия. Этот список включает модели поведения и действия, которые считаются насильственными и оскорбительными. Наиболее часто подобное насилие можно наблюдать со стороны мужчины по отношению к женщине (своей супруге), в очень редких случаях женщина проявляет насильственные действия по отношению к мужчине, поэтому далее в основном делаться будет акцент, на женщинах подвергшихся домашнему (семейному) насилию.

Внутри семейного насилия как обобщенной категории существует более специфические категории, определяемые природой отношений между обидчиком и жертвой, а также условиями их жизни:

- жестокое обращение с детьми;

- насилие, направленное против супруги(а), партнерши(а);

- насилие в отношении пожилых людей.

Основное отличие домашнего насилия от других видов насилия заключается в том, что оно происходит между людьми, состоящими в близких или родственных отношениях, которые рассматриваются как безопасные и даже считаются защитой и поддержкой.

Физическое насилие: толкает, причиняет боль посредством пощечин, пинков и ударов кулаком, подвергает ее (жену) риску, например, не проявляет осторожности при управлении машиной, швыряет предметы, угрожает оружием или ранит, физически препятствует при попытке выйти из дома, снаружи закрывает в помещении, оставляет в опасных местах, муж отказывается помочь, когда женщина больна, ранена или беременна, препятствует при попытке обратиться за медицинской помощью, не дает заснуть ночью, отказывается покупать продукты питания и другие, необходимые для семьи товары, портит имущество, оскорбляет детей, угрожает причинить вред родственникам или друзьям.

Сексуальное насилие: обращается с женой (мужем) как с сексуальным объектом, воздерживается от секса и не проявляет нежных чувств, заставляет раздеваться против воли, совершает половые сношения с особой жестокостью, заставляет вступать в половые сношения против ее воли, насилует, заставляет вступать в половые сношения после побоев, проявляет исключительную ревность и обвиняет в любовных связях с кем-либо, заставляет смотреть и/или повторять порнографические действия.

Эмоциональное насилие: постоянно критикует, кричит и/или обижает; игнорирует чувства; поднимает на смех убеждения; в качестве наказания не обращает внимания на нежные чувства; отказывается работать и вносить свою долю в семейный бюджет; запрещает выходить на работу; манипулирует, используя при этом ложь и несогласие; обижает родственников и друзей с тем, чтобы прогнать их; отказывается выходить с ней (ним) на люди; препятствует поддерживать отношения с родственниками и друзьями; не дает пользоваться телефоном; контролирует семейный бюджет и единолично принимает финансовые решения; унижает на публике; преследует на работе; угрожает уйти или выгнать из дома; угрожает похитить детей; наказывает детей или не допускает ее (его) к детям

Экономическое насилие: попытки лишения одним взрослым членом семьи другого возможности распоряжаться семейным бюджетом, иметь средства и права распоряжаться ими по своему усмотрению, экономическое давление на несовершеннолетних детей и т.д.

Физическое, сексуальное насилие чаще совершают мужчины, однако психологическое насилие, пренебрежение и жестокое обращение в семье чаще принадлежит женщине или поддерживается ею.

Люди, которые строят свои отношения на принципе насилия, считают, что отношения – борьба за власть, и кто-то должен контролировать отношения или иметь власть.

Как правило, насилие в семье имеет следующие особенности:

- Если уже имело место физическое насилие, то обычно с каждым последующим разом возрастает частота его повторения и степень жестокости.

- Насилие и оскорбительное поведение чередуются с обещаниями измениться и извинениями, приносимыми обидчиком.

- При попытке порвать отношения наблюдается эскалация опасности для жертвы.

- Насилие в семье происходит в любых слоях и категориях населения, невзирая на классовые, расовые, культурные, религиозные, социально-экономические аспекты.

Домашнее насилие является сегодня одной из важнейших причин, которые способствуют социальному и психологическому нездоровью семьи, лишают ее стабильности и безопасности.

Цикл насилия в семье (рисунок 12). Насилие обычно стандартно. Цикл насилия имеет три фазы:

1. Напряжение - отдельные вспышки оскорблений. Женщины обычно реагируют спокойно, стараясь разрядить обстановку или пытаются защитить свое положение в семье. Оба партнера могут оправдывать поведение мужчины его реакцией на стресс из-за работы, денег и т.д. С ростом напряжения способности женщины балансировать становятся все слабее. Именно на этой стадии для женщин наиболее необходимо и эффективно найти поддержку и помощь.

2. Острое насилие - всплеск напряжения в самой негативной форме. Припадки гнева настолько сильны, что обидчик не может отрицать их существование, а женщина не может отвергать, что они имеют на нее сильное влияние. Однако женщина обычно заранее чувствует приближение такой ситуации, и с ее приближением растут страх и депрессия. Но тем не менее острое насилие существует потому, что мужчина выбирает насильственный способ отношений. После этого обычно наступает отрицание серьезности инцидента, обращения в милицию, за медицинской помощью. На этой стадии женщине необходимо помочь осознать, что предугадываемого, ожидаемого акта насилия можно и нужно избежать-уйти из дома, укрыться, позвать на помощь друзей.

3. «Медовый месяц». В этом периоде мужчина может быть добрым, любящим, виноватым, обещать никогда не повторять насилие или, наоборот, обвинять женщину в том, что это она спровоцировала насилие. В этот период женщина счастлива, верит, что этот человек изменится. Это время, когда женщине труднее всего уйти, но необходимо помнить, что, однажды случившись, насилие, скорее всего, будет продолжаться с постепенным усилением.

С течением времени периоды примирения укорачиваются и могут исчезнуть совсем, а период насилия удлиняются. Мужчин, прибегающих к насилию в семье, можно разделить на два основных типа: те, кто «заводятся» медленно и те, кто вспыхивают практически мгновенно.

Рисунок 12 - Цикл семейного насилия

Вопреки стереотипам, большинство домашних насильников – это не алкоголики, не наркоманы и не шизофреники. Напротив, большинство насильников производят крайне благоприятное впечатление – это уверенные в себе люди, у них часто хорошо подвешен язык, они могут быть богатыми и преуспевающими. Многие ученые пришли к выводу, что домашние насильники являются психически «нормальными» людьми, а причина их поведения – воспитание, например, «мачизм» и культ агрессивного «настоящего мужчины», примеры насилия в их окружении (мальчик был свидетелем насилия отца по отношению к матери, сам подвергался в детстве физическому насилию). Как бы то ни было, исследования по данному вопросу, позволяют определить характерные черты поведения таких мужчин.

Тактика «завоевателя». Многие женщины, пострадавшие от насилия, рассказывают истории о том, как «красиво ухаживал» когда-то их партнер – осыпал розами в буквальном смысле, устраивал романтические ужины в дорогих ресторанах, неожиданно увозил их на Канары (не спрашивая, хочет ли она вообще куда-то ехать). Конечно, молодой девушке трудно увидеть за всей этой романтикой пустое бахвальство, желание любоваться самим собой и стремление «завоевать» женщину. Такой горе-«рыцарь» будет осаждать избранницу, пока она не сдастся. Именно это является отличительной чертой большинства таких мужчин – на стадии знакомства они чувствуют себя «завоевателями». На самом деле женщина для них не живой человек, со своими чувствами, целями, решениями. Она для них – приз, дорогая вещь, крепость, штурм которой докажет им их собственную мужественность. И не стоит видеть в этом любовь к самой женщине, в первую очередь мужчина, склонный к насилию, пытается своим «завоеванием» поднять собственную самооценку.

Презрительное отношение к женщинам в целом. Все без исключения насильники отличаются шовинистским отношением к женщинам, разница только в том, насколько хорошо или плохо они это скрывают в начале отношений. Многие из таких мужчин любят ратовать за «традиционную» роль женщины и старую добрую книгу под названием «Домострой». Стоит обратить внимание на то, не слишком ли он любит пересказывать шутки на тему, какие женщины дуры, и громче всех над ними смеяться. Если мужчина рассказывает анекдот про изнасилование, и ожидает, что вы в ответ рассмеетесь, то это серьезный повод задуматься. Таким же поводом является признание, что он пользовался услугами проституток (особенно без презерватива).

Еще один важный признак: что именно он рассказывает о своих бывших. Здесь действует одно правило: стоит представить, что также он потом будет кому-то рассказывать и о своей бывшей девушке. Если мужчина постоянно подчеркивает, какой «стервой» была его бывшая, как она его «доводила», пересказывает о ней личные и даже интимные вещи – все это говорит о том, что от подобного мужчины лучше держаться подальше.

Цель насилия – установить контроль, подчинить себе человека. Поэтому даже на ранних стадиях отношений будущие насильники проявляют патологическую склонность контролировать женщину и вторгаться в ее личное пространство. Поначалу мужчина будет пытаться объяснить свое поведение как проявление любви и заботы, и женщине это может льстить; с течением времени поведение становится более жестоким и направлено на угнетение женщины. Такое поведение проявляется в следующем:

1. Ревность. В самом начале взаимоотношений мужчина всегда говорит, что его ревность – это знак любви. Ревность, однако, не имеет ничего общего с любовью, это – признак незащищенности и собственничества. Он будет спрашивать женщину, с кем она разговаривает по телефону, обвинять ее во флирте, злиться, когда она проводит время в кругу семьи, с друзьями или детьми. По мере нарастания ревности он будет часто звонить ей в течение дня, неожиданно появляться дома. Он может выступать против того, чтобы она работала, из-за страха, что она познакомится на работе с другим мужчиной, или даже выражать ревность в странных формах, например – расспрашивать о жене своих друзей.

2. Контроль. Поначалу мужчина будет говорить, что такое поведение объясняется его заботой о ее безопасности, о разумном времяпрепровождении или о необходимости принятия правильных решений. Он будет сердиться, если женщина «поздно» вернулась домой после похода по магазинам или деловой встречи. Он будет подробно расспрашивать ее о том, где она была, с кем разговаривала. По мере усугубления такого поведения, он может не позволять женщине принимать самостоятельные решения по ведению хозяйства, выбору своей одежды и т.п. Он может прятать деньги или даже требовать, чтобы она спрашивала разрешения выйти из комнаты или дома.

3. Быстрая связь. Многие женщины, впоследствии подвергшиеся избиению, встречались или были знакомы со своими будущими мужьями или любовниками менее шести месяцев. Он налетает как вихрь, заявляя о «любви с первого взгляда», и льстит женщине, говоря: «Ты единственная, кому бы я мог это сказать»; «Я никого до сих пор не любил так, как тебя». Он отчаянно нуждается в ком-либо и будет настаивать на интимных отношениях.

4. Нереальные ожидания. В этом случае мужчина очень зависим от женщины с точки зрения удовлетворения своих потребностей; он надеется, что она будет превосходной женой, матерью, любовницей, другом. Он будет говорить, например, такое: «Если ты меня любишь, то я – все, что нужно тебе, а ты – все, что нужно мне». Предполагается, что она заботится о его эмоциональном состоянии и обо всем в доме.

5. Обвинение в своих проблемах других. При возникновении той или иной проблемы всегда найдется виновник, заставивший его поступать неправильно. Он может обвинять женщину во всех своих неудачах и ошибках, говоря, что она раздражает его, отвлекает от мысли и мешает выполнять работу.

6. Обвинение других за свои чувства. Утверждая: «Ты сводишь меня с ума», «Ты оскорбляешь меня, поступая не так, как я прошу», «Ты меня раздражаешь», – он осознает свои мысли и чувства, но использует их при этом для манипуляции женщиной.

7. Гиперчувствительность. Легко ранимый, такой мужчина будет говорить о своих «оскорбленных» чувствах, когда в действительности он ведет себя безответственно, или рассматривать малейшую неудачу как результат козней, направленных против него. Он будет напыщенно и с энтузиазмом говорить о несправедливости, которая на деле является неотъемлемой частью нашей жизни: это может быть просьба выйти на работу во внеурочное время, наложение штрафа, обращение за помощью в работе по дому.

8. Грубость по отношению к животным или детям. Этот мужчина жестоко наказывает животных или бесчувствен к их страданиям или боли; он может считать, что ребенок в состоянии исполнить нечто, явно выходящее за пределы его возможностей (наказание двухлетнего за то, что тот намочил кроватку), или дразнить детей, младших брата или сестру, доводя их до слез (60% мужчин, избивающих своих жен, бьют также и своих детей). Он может требовать, чтобы дети не ели вместе с ним за столом или сидели в своей комнате, пока он дома.

9. «Игривое» применение силы в сексе. Ему может нравиться разыгрывание в сексе всевозможных фантазий, где женщина совершенно беспомощна. Он дает ей понять, что идея «изнасилования» возбуждает его. Он может использовать злость и раздражение для манипуляции женщиной с целью добиться разрешения на секс. Или он может заняться сексом в то время, когда женщина еще спит, или требовать от нее секса, когда та устала или больна.

10. Оскорбление словом. Кроме того, что сами по себе слова могут иметь грубый и оскорбительный смысл, произнесенные в адрес женщины, они унижают ее, как бы перечеркивая все ее достоинства. Мужчина может говорить ей, что она глупа и без него ничего не сможет сделать, день может начинаться и заканчиваться такими вербальными оскорблениями.

11. Ригидные сексуальные роли. Мужчина ждет, что женщина будет угождать ему; он будет говорить, что она должна оставаться дома, подчиняться ему во всем – даже если это касается преступных действий. Он хочет видеть женщину подчиненной мужчине, глупой, неспособной быть целостной личностью.

12. Случаи избиения в прошлом. Мужчина может говорить, что бил женщин и прежде, но это они вынуждали его так поступать. Об этом можно услышать от родственников или бывшей жены. Такой мужчина будет бить любую женщину, находящуюся рядом с ним, обстоятельства в данном случае ничего не меняют.

13. Угроза насилия. Сюда относится любая угроза применения физической силы, означающая контроль за поведением женщины. «Я тебя убью»; «Я сломаю тебе шею». И хотя большая часть мужчин не угрожают своим супругам, насильники будут пытаться оправдать свое поведение, утверждая, что «все так говорят».

14. Битье посуды, разрушение предметов. Такое поведение может иметь целью наказать женщину (например, сломав ее любимую вещь), но гораздо чаще мужчине необходимо терроризировать женщину, чтобы держать ее в повиновении. Он может разбить тарелку кулаком или бросить в женщину что попало. И опять-таки – это значимый признак: только действительно незрелые люди бьют посуду (или что-либо иное) в присутствии других с целью угрозы.

15. Применение силы в качестве аргумента. Мужчина держит женщину в подчинении, силой заставляет ее выйти из комнаты, толкает и пинает ее и т.п. Кроме того, часть мужчин всячески стараются изолировать женщину, например, запретить ей работать, дружить с кем бы то ни было и т.п.

Насилие над детьми. Сначала причиной насилия над ребенком считалась психопатология родителей, затем внимание перенеслось на социальный контекст, из чего возник вывод — факторы риска кроются в социальной изолированности и системе ценностей родителя, которая и обусловливает насильственное отношение к ребенку. Затем насилие интерпретировали через интерактивную социальную модель нарушенных отношений между родителем и ребенком. Поздние исследователи определили факторы риска на уровне индивида, семьи и общества и доказали, что не один фактор, а их взаимовлияние приводит к насилию над детьми. Они также отмечают, что наличие того или иного фактора риска еще не означает проявления насилия, а скорее указывает на вероятность или возможность его возникновения. При этом наличие нескольких благоприятных факторов (социальные навыки, положительная идентификация «Я» и т. д.) уменьшает влияние факторов риска.

Н. В. Тарабрина указывает, что наиболее часто жертвами насилия как со стороны взрослых, так и сверстников, становятся:

- дети, воспитывающиеся в условиях жестокого обращения в семье, которые враждебно воспринимают мир, готовы быть жертвами насилия со стороны сильных и сами проявлять его в отношении слабых;

- дети, воспитывающиеся в условиях безнадзорности, заброшенности и эмоционального отвержения, не получающие достаточного ухода и эмоционального тепла, а также имеющие отставание в психофизическом развитии, легко внушаемые, не способные оценить степень опасности и сопротивляться насилию;

- уличные дети;

- дети, которые воспитываются в обстановке беспрекословного подчинения, не умеющие сказать «нет», с нечеткими внутренними границами личности, делающими их не способными сопротивляться насилию, боязливые и тревожные;

- дети с нервно-психическими расстройствами (олигофрения, расстройства личности — психопатии, последствия органического поражения головного мозга и пр.);

- маленькие дети в силу своей беспомощности;

- недоношенные или с малым весом при рождении (так как они обычно более раздражительны, больше плачут и доставляют больше проблем родителям).

Выделяется несколько классификаций насилия: в зависимости от стратегии обидчика насилие может быть явным или скрытым (косвенным); от времени воздействия — случившееся в прошлом или настоящем; от длительности действия — может быть единичным или систематическим, длящимся годами. По месту происшествия и окружения насилие бывает: в семье — со стороны родственников, в школе — со стороны педагогов или детей, на улице — со стороны детей или незнакомых взрослых. В руководстве по предотвращению насилия над детьми под редакцией М. Д. Асановой выделяется четыре основных типа насилия:

- физическое насилие — любое неслучайное нанесение повреждения ребенку в возрасте до 18 лет;

- сексуальное насилие — использование ребенка или подростка другим лицом для получения сексуального удовлетворения;

- пренебрежение — хроническая неспособность родителя или лица, осуществляющего уход, обеспечить основные потребности несовершеннолетнего ребенка в пище, одежде, жилье, медицинском уходе, образовании, защите и присмотре;

- психологическое насилие — хронические паттерны поведения, такие как унижение, оскорбление, издевательства и высмеивание ребенка.

Ребенок-жертва страдает одновременно от нескольких форм насилия. Например, жертвы изнасилования часто переживают и физическое насилие (избиение), и эмоциональное (угрозы убить или покалечить). На наш взгляд, наиболее полное и четкое разграничение способов неадекватного обращения с ребенком дает Рут Соонетс, которая недостойное отношение к ребенку подразделяет на три большие группы: насильственные действия над ребенком; заброшенность ребенка (то есть неудовлетворение его потребностей); чрезмерная опека (то есть чрезмерная защищенность). Под насильственными действиями она рассматривает четыре вида насилия: эмоциональное, физическое, психологическое, сексуальное.

Эмоциональное насилие. Данная форма насилия труднее всего распознается, поскольку проявляется как изолированно, так и в сочетании с другими формами. Эмоциональное насилие над ребенком — это любое действие, которое вызывает у ребенка состояние эмоционального напряжения, подвергая опасности возрастное развитие его эмоциональной жизни.

В процессе развития ребенку приходится неоднократно испытывать напряжение из-за неадекватной эмоциональной реакции взрослого или другого ребенка: страх, унижение, волнение, подавленность и т. д. Продолжительное эмоциональное напряжение тормозит нормальное, соответствующее возрасту, самовыражение, поэтому эмоциональное развитие ребенка ставится под угрозу. В этом случае эмоции развиваются односторонне, искажается как понимание собственных эмоций, так и их внешнее проявление. Вследствие односторонности эмоций ребенок не учится понимать чувства других людей и адекватно реагировать на них.

Нормальные реакции родителей на успех ребенка — похвала, чувства гордости и радости. Однако иногда родители выражают противоположные чувства — равнодушие и раздражение. Поначалу это вызывает в ребенке смешанные чувства. В дальнейшем ребенок, которому неоднократно приходится сталкиваться с неадекватными реакциями родителей в ответ на его положительное поведение и чувства, быстро теряет мотивацию и чувство гордости от своих достижений. Он делает вывод, что проявлять радость от своих достижений и связанное с этим чувство счастья даже опасно и неправильно. При альтернирующем, непоследовательном отношении со стороны родителей ребенок воспитывается в условиях эмоциональной депривации и часто становится жертвой эмоционального насилия, что свойственно не только алкогольным и асоциальным семьям. Постоянные переживания отрицательных эмоций из-за конфликтов, ссор, агрессии и насилия в этих семьях, а также невозможность признаться кому-либо в своих бедах (поскольку это является секретом семьи) и хоть немного облегчить свою душу приводят к тому, что чувства ребенка как бы замораживаются. Возникает своего рода эмоциональная тупость, которая заглушает боль. Без этого просто не выжить. «Замораживанию» чувств способствует и то, что в дисфункциональной семье вообще не принято выражать свои эмоции. С самого раннего детства ребенок слышит: «Не реви!», «Не злись», «Что ты тут хохочешь? А ну, потише!», «Отстань, не мешай мне», «Не путайся под ногами!» и т. д.

Привыкнув к подобной реакции со стороны родителей, ребенок перестает чувствовать потребность в том, чтобы поделиться горем или радостью, успехами, наблюдениями, да и просто приласкаться, почувствовать нежность, тепло самых близких людей. Переживание, выражение радости и положительных чувств — серьезная проблема для детей — жертв насилия просто потому, что они часто не умеют находить радость в том, от чего радуются другие дети. У них хуже развита способность к эмпатии, они не способны понимать чувства других людей, сопереживать им. Во взрослом состоянии они не только не умеют выражать свои переживания, но и вообще как бы отказываются от них, боятся их и стремятся уйти из ситуаций, где затрагиваются чувства.

К эмоциональному насилию относятся следующие действия по отношению к ребенку:

- изоляция, то есть отчуждение ребенка от нормального социального общения;

- угрюмость, отказ от обсуждения проблемы;

- «торговля запретами» (например, если ребенок в определенное время не выполнил уроки или не убрал постель, то за этим на определенное время следует запрет смотреть телевизор или гулять);

- оскорбление ребенка;

- терроризирование, то есть неоднократное оскорбление ребенка словами и формирование стабильного чувства страха;

- поддержание постоянного напряжения, запугивание, угрозы;

- брань, издевки;

- запугивание наказанием («Еще одна двойка или очередная выходка в школе, и я возьмусь за ремень»);

- моральное разложение (коррумпирование), привлечение и принуждение ребенка к действиям, которые противоречат общественным нормам и наносят ущерб ребенку (вовлечение или принуждение к совершению краж, употреблению алкоголя или наркотиков).

Эмоциональное насилие над ребенком можно предположить в случае, если вы заметите, что родитель постоянно:

- предъявляет к ребенку завышенные требования, с которыми он не в состоянии справиться, что формирует низкую самооценку и приводит к переживанию им фрустрации;

- сурово наказывает ребенка;

- чрезвычайно критичен по отношению к ребенку, обвиняет его;

- злится и устрашающе ведет себя.

Наличие эмоционального насилия можно предполагать и на основе ряда физических и поведенческих проявлений ребенка, например, если он:

- эмоционально невосприимчив, равнодушен;

- грустен, субдепрессивен или у него выраженная депрессия;

- сосет пальцы, монотонно раскачивается (аутоэротические действия);

- замкнут в себе, задумчив или, наоборот, агрессивен;

- «приклеивается» к любому взрослому в поисках внимания и тепла;

- испытывает ночные приступы страха, плохо спит;

- не выказывает интереса к играм.

Физиологическая реактивность ребенка также может свидетельствовать о том, что он является жертвой эмоционального насилия. Сюда относятся:

- ночной и/или дневной энурез (недержание мочи);

- психосоматические жалобы: головная боль, боли в животе и области сердца, сообщение ребенка, что ему плохо и т. д.;

- замедление физического и общего развития ребенка.

Воспитание ребенка в условиях эмоционального и физического насилия приводит к деформации личности. Злобная, недоброжелательная обстановка формируют низкую самооценку, которая основывается на отношении к нему родителей и значимых взрослых. Маленький ребенок, в отношении которого применяют отвержение, наказания, угрозы, физическое насилие, начинает чувствовать себя нежеланным и нелюбимым, относиться к себе враждебно и с презрением. Ощущение себя нежеланным вызывает в ребенке глубокое чувство вины и стыда за свое существование. Ощущение своей малоценности уничижает ребенка, поэтому многие из них даже не противятся насилию над собой именно из желания чего-то стоить.

Таким образом, ребенок — жертва эмоционального насилия растет со знанием того, что он плохой и несостоятельный во всем. В дальнейшем он воспроизводит уже усвоенные им паттерны поведения в собственной жизни, в том числе и в общении со своими детьми.

Психологическое насилие. Психологическое насилие, несмотря на схожесть с эмоциональным, по мнению Рут Соонетс, должно выделяться отдельно. Психологическое насилие — это совершенное по отношению к ребенку деяние, которое тормозит или вредит развитию его потенциальных способностей. К психологическому насилию относят, например, частые конфликты в семье и непредсказуемое поведение родителей по отношению к ребенку. Из-за душевного насилия тормозится интеллектуальное развитие ребенка, ставится под угрозу адекватное развитие познавательных процессов и адаптационные способности. Он становится легко ранимым, снижается способность к самоуважению. Ребенок развивается социально беспомощным, легко попадает в конфликтные ситуации и с большой долей вероятности будет отвергаться ровесниками.

Английский психолог Алиса Миллер в 1980 г. в книге «Для твоего собственного блага» сформулировала так называемую «отравляющую педагогику» — комплекс воспитательных воздействий, которые ведут к развитию травмированной личности. Родители и учителя должны знать их и отслеживать в себе тот момент, когда воспитание переходит в «убийство души» ребенка. Вот как Алиса Миллер формулирует «правила», которые помогают убить душу ребенка:

1. Родители — хозяева (не слуги!) зависимого от них ребенка.

2. Они определяют, что хорошо и что плохо.

3. Ребенок несет ответственность за их гнев. Если они сердятся — виноват он.

4. Родители всегда должны быть защищены.

5. Детское самоутверждение в жизни создает угрозу автократичному родителю.

6. Ребенок должен быть сломлен, и чем раньше, тем лучше.

7. Все это должно произойти, пока ребенок еще совсем маленький, не замечает этого и не может разоблачить родителей.

Методы, которыми добиваются послушания, разнообразны: психологические ловушки, обман, двуличность, увертки, отговорки, манипуляции, тактика устрашения, отвержение любви, изоляция, недоверие, унижение, опозоривание, вплоть до истязания, обессмысливание и обесценивание взрослыми всего того, что делает ребенок в семье («У тебя руки не из того места растут — лучше ничего не трогай!», «Все равно ничего хорошего не получится!»).

Основываясь на этих «правилах», «отравляющая педагогика» формирует у детей следующие деструктивные установки, представления и мифы:

- любовь — это обязанность;

- родители заслуживают уважения по определению — просто потому, что они родители;

- дети не заслуживают уважения просто потому, что они дети;

- высокая самооценка вредна, а низкая — делает людей альтруистами;

- нежность (сильная любовь) вредна;

- удовлетворять детские желания неправильно. Суровость, грубость и холодность — хорошая подготовка к жизни;

- притворяться благодарным лучше, чем откровенная неблагодарность;

- то, как вы себя ведете, важнее того, что вы на самом деле собой представляете;

- родители не переживут, если их обидеть;

- родители не могут говорить глупости или быть виноватыми;

- родители всегда правы, они не могут ошибаться.

Добросовестное следование правилам «отравляющей педагогики» формирует зависимую личность с низкой социальной толерантностью, ригидную, с «убитой душой», которая, вырастая, сама становится «душегубом». Родители совершенно искренне убеждены, что делают все для блага ребенка, при этом его калеча. Законы межпоколенной передачи неумолимы, и все повторяется снова, но уже в новом поколении. А. Миллер среди родительских мотивов выделяет следующие:

- бессознательная потребность перенести на другого унижение, которому подвергались когда-то сами;

- потребность обладать и иметь выход для подавленных чувств;

- потребность обладать живым объектом для манипулирования, иметь его в собственном распоряжении;

- самозащита, в том числе потребность идеализировать собственное детство и собственных родителей посредством догматического приложения (переноса) родительских педагогических принципов на своего ребенка;

- страх проявлений, которые у них самих когда-то были подавлены, проявлений, которые они видят в собственных детях, тех, что должны быть уничтожены в самом зародыше;

- реванш за боль, которую родитель когда-то пережил.

Очевидно, что если присутствует хотя бы один из перечисленных мотивов, то шанс изменить родительский паттерн поведения очень проблематичен. Однако все это не означает, что дети должны воспитываться без всяких ограничений. Ненасильственная коммуникация основывается на уважении со стороны взрослых, терпимости к детским чувствам, естественности педагогических воздействий, т. е. зависимости от педагогических принципов.

Физическое насилие над детьми. Физическое насилие — это вид отношения к ребенку, когда он умышленно ставится в физически и психически уязвимое положение, когда ему умышленно причиняют телесное повреждение или не предотвращают возможности его причинения. По мнению Рут Соонетс, определить, что ребенок стал жертвой физического насилия, можно по следующим признакам:

- необъяснимо возникшие кровоподтеки;

- шрамы, следы связывания, следы ногтей, следы от сжатия пальцами;

- следы от ударов предметами (ремнем, палкой, следы от веревочной петли);

- след от укуса на коже;

- наличие на голове участков кожи без волос;

- необъяснимые следы от ожогов (от кончика сигареты, ожоги по форме варежки или носка);

- ожоги горячим предметом (от зажигалки, утюга, и т. д.);

- необъяснимые переломы костей, вывихи, раны;

- повреждения внутренних органов (разрыв печени, ушибы почек, мочевого пузыря в результате удара в живот или в бок);

- необычное состояние ребенка после насильственного приема алкоголя или лекарств;

- умерший ребенок с признаками насилия (убийство).

О повторяющемся физическом насилии можно судить в том случае, если на теле ребенка имеются следы разной давности (раны, кровоподтеки и т. д.).

На факт применяемого физического насилия указывают и особенности поведения жертвы-ребенка:

- страх при приближении родителя к ребенку;

- пассивность, замкнутость или повышенная агрессивность;

- общее избегание физического контакта;

- застывший, испуганный взгляд (наблюдается и у грудного ребенка);

- необъяснимые изменения в поведении (прежде жизнерадостный ребенок теперь постоянно грустен, задумчив, замкнут);

- страх перед уходом из школы/детского сада домой. И наоборот, перед уходом в школу, если насилие применяется в школе или на улице;

- учащение случаев причинения себе вреда — саморазрушающее поведение (употребление алкоголя, наркотиков, курение);

- побег из дома;

- ношение одежды, неподходящей к погодным условиям (например, шерстяной свитер с высоким воротником, чтобы скрыть кровоподтеки на теле);

- отчаянные просьбы и мольба ребенка не сообщать родителям о его неудачах (двойки, прогулы, плохое поведение) в школе.

Факторы, связанные с семьей, на основании которых молено предполагать применение физического насилия по отношению к ребенку:

- известно, что в этой семье детей или конкретно данного ребенка и раньше подвергали физическому насилию;

- родитель относится к ребенку с необъяснимым презрением, пренебрежительно;

- родитель применяет жестокие приемы для дисциплинирования ребенка (удары кулаком или рукой, ногой, избиение предметом-ремнем и т. д.);

- в случае физической травмы ребенка родитель не обращается к врачу;

- известно, как родитель угрожал ребенку физической расправой («Ты у меня сегодня заработаешь...») или как он вспоминал насильственные действия («Ты у меня получишь, как тогда...»);

- описание родителем происшествия не совпадает с характером травмы у ребенка (например, родитель привозит своего шестилетнего сына без сознания, объясняя травму головы падением с качелей, а при этом на теле ребенка обнаруживаются кровоподтеки разной давности, ссадины в виде полос от ударов ремнем и связывания);

- родитель не может объяснить, как возникла травма, дает противоречивые объяснения.

Испытавший физическое насилие ребенок, наблюдая за поведением агрессивного родителя, вырабатывает агрессивную модель поведения. Однако если он научился подавлять и отрицать свои чувства к насильнику, это может привести к депрессии и спровоцировать саморазрушающее поведение, поскольку выражение гнева по отношению к насильнику бывает либо слишком опасно, либо безрезультативно. Поэтому гнев ребенка обращается внутрь, против него самого, вызывая депрессию и ненависть к себе.

Жертвы физического насилия ощущают себя непопулярными, несчастными, непослушными, они верят, что другие лучше их. Если ребенок, воспитанный в нормальных условиях, внутренне и внешне протестует против несправедливого наказания, то ребенок, подвергающийся физическому насилию, часто считает, что наказание справедливо. Отсутствие положительного опыта, на который можно опереться, способствует формированию низкой или нестабильной самооценке, которая при малейших неудачах еще более усугубляется.

Основными последствиями физического насилия для детей являются отсутствие контроля над своей импульсивностью, снижение способности к самовыражению, отсутствие доверия к людям. Непосредственно после травмы возникают острые состояния страха, отсроченными последствиями могут стать садистские наклонности.

Насилие в школе. Школьное насилие — это вид насилия, при котором имеет место применение силы между детьми или учителями по отношению к ученикам, и в нашей культуре — крайне редко учениками по отношению к учителю. Школьное насилие подразделяется на эмоциональное и физическое. Лемме Халдре определяет эмоциональное насилие как совершенное в отношении ученика или учителя деяние, которое направлено на ухудшение психологического благополучия жертвы. Эмоциональное насилие вызывает у жертвы эмоциональное напряжение, унижая его и снижая его самооценку. Виды эмоционального насилия:

- насмешки, присвоение кличек, бесконечные замечания и необъективные оценки, высмеивание, унижение в присутствии других детей и пр.;

- отторжение, изоляция, отказ от общения с жертвой (с ребенком отказываются играть, заниматься, не хотят с ним сидеть за одной партой, не приглашают на дни рождения и т. д.).

Под физическим насилием подразумевают применение физической силы по отношению к ученику, соученику, в результате которого возможно нанесение физической травмы. К физическому насилию относятся избиение, нанесение удара, шлепки, подзатыльники, порча и отнятие вещей и др. Обычно физическое и эмоциональное насилие сопутствуют друг другу. Насмешки и издевательства могут продолжаться длительное время, вызывая у жертвы длительные травмирующие переживания.

Сексуальное насилие. Сексуальное насилие, совершаемое по отношению к ребенку, по своим последствиям относится к самым тяжелым психологическим травмам. К сожалению, в нашей стране не существует достоверных данных о частоте случаев насилия над детьми, поскольку долгое время эта тема была закрыта, официальная статистика отсутствует. Однако по оценкам Центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского, органы внутренних дел в России ежегодно регистрируют 7-8 тысяч случаев сексуального насилия над детьми, по которым возбуждаются уголовные дела. Но в реальности эти показатели значительно выше.

Самая распространенная форма сексуального насилия — это развратные действия (ответственность за них предусмотрена ст. 135 УК РФ). Около 70% детей, подвергшихся сексуальному насилию, испытывали развратные действия со стороны родственников и знакомых, 28% — со стороны родителей или опекунов. Весьма приблизительными являются данные о правонарушении в отношении детей по ст. 131 УК РФ (изнасилование), однако около 50% случаев приходится на насилие, совершенное в отношении близких родственников (дочерей, сестер, внучек). Приведенные данные указывают на то, что в 2/3 случаев насилие носит семейный характер и лишь 1/3 детей страдает от насилия вне семьи. За последние 5 лет в России число случаев сексуального насилия в отношении детей и подростков возросло в 12,5 раз, по опубликованным данным Гиндина Г. И., Духовой О. Б.

Специалисты, работающие с жертвами сексуального насилия, считают, что детей, подвергшихся насилию в семье, у нас, как минимум, столько же, сколько и в других странах, если не больше. Следует также учесть, что нам известно только о тех, кто захотел рассказать об этом, и мы не знаем, сколько тех, кто предпочитает об этом молчать. И.С. Кон повторяет, что дети зависят от взрослых, они зачастую не осознают, что с ними делают, «добровольность» может быть фиктивной. Он также указывает, что существует много ложных представлений. Среди них мнения о том: что сексуальные покушения на детей редко являются признаком морального распада и деградации общества; что большинство сексуальных покушений совершают посторонние; что все взрослые, развращающие детей, — извращенцы, сексуально больные люди; что сексуальные покушения на детей совершаются главным образом в бедной, необразованной среде и неполных семьях; что, рассказывая о сексуальных покушениях, дети лгут, выдают воображаемое за действительное и что ребенок — пассивный объект сексуальных посягательств.

Обычно жертвами сексуального порочного отношения являются дети моложе 12 лет, но наиболее часто ими становятся в возрасте 3-7 лет. В этом возрасте ребенок еще не понимает происходящего, его легче запугать, склонить к тому, чтобы он никому не говорил о том, что произошло (то есть заключить договор молчания). Также совершивший насилие взрослый надеется, что в этом возрасте ребенок еще не сможет словами описать произошедшее. Поскольку фантазии ребенка зачастую смешаны с реальностью, то, вероятно, его рассказу не поверят, даже если он что-то об этом и расскажет.

Сексуальному насилию в возрасте до 14 лет обычно подвергаются 20-30% девочек и 10% мальчиков. Мальчики чаще, чем девочки, подвергаются насилию в более раннем возрасте. Хотя в общей сложности сексуальное насилие над мальчиками встречается в 3-4 раза реже, чем над девочками. В 75% случаев насильники знакомы детям. И только 25% насильников — совершенно незнакомые люди. В 45% случаев насильником является родственник, в 30% — более дальний знакомый (друг брата, любовник матери или бабушки). Среди родственников наиболее часто насилие совершается отцом, отчимом, опекуном, реже — братом или дядей.

Большинство педагогов и психологов боятся обсуждать тему сексуального насилия больше, чем жертва. В беседах с детьми они не задают правильные вопросы на эту тему, а иногда и не слышат, когда воспитанники или пациенты намекают им о совершенном насилии. В то же время, как показывает практика, даже при наличии объективной информации все внимание сосредотачивается на преступнике, тогда как жертва нуждается в первую очередь во внимании и необходимой социальной, психологической и медицинской помощи.

Учитывая особенности посттравматического синдрома, который обязательно развивается после травмы, люди с большим трудом рассказывают о насилии, даже в случае большого доверия к специалисту, работающему с ними. Установить факт сексуального насилия значительно труднее, чем физического, поскольку раскрытию семейной тайны препятствуют чувство вины, стыда и страха, испытываемые ребенком и другими членами семьи, которые знают о случившемся. Ребенку кажется, что, рассказав об этом психологу, он предаст отца или мать. Кроме того, - слишком велика душевная боль, и дети боятся своего подавленного гнева, связанного с переработкой стресса. Они опасаются, что если начнут рассказывать, то гнев усилится и они потеряют контроль над собой и своими чувствами. К тому же их всегда преследует страх, что тот, кому они расскажут, отвергнет их, почувствовав отвращение.

Прогностические факторы насилия. Как уже говорилось выше, многие травмированные дети склонны обвинять в случившемся себя самих. Взятие ответственности на себя в этом случае позволяет компенсировать (или заместить) чувство беспомощности иллюзией потенциального контроля. Установлено, что жертвы сексуального насилия с интернальнои каузальной атрибуцией имеют лучший прогноз, чем жертвы с экстернальным локусом контроля. Тот, кто приписывает себе ложную ответственность, таким образом, избегает переживания чувства беспомощности, которое детерминировано когнитивной оценкой стрессовой ситуации как не поддающейся контролю.

Самым тяжелым последствием насилия является компульсивное повторное переживание травматических событий — поведенческий паттерн, который заключается в том, что неосознанно индивид стремится к участию в ситуациях, которые сходны с начальным травматическим событием в целом или каким-то его аспектом. Например, девочки, перенесшие в детстве ситуацию сексуального соблазнения, повзрослев, занимаются проституцией. Субъект, демонстрирующий подобные паттерны поведения повторного переживания травмы, может выступать как в роли жертвы, так и агрессора.

Повторное обыгрывание травмы — одна из основных причин распространения насилия в обществе. Многочисленные исследования, проведенные в США, показали, что большинство преступников, совершивших серьезные преступления, в детстве пережили ситуацию физического или сексуального насилия. Выявлена достоверная связь между детским сексуальным насилием и различными формами саморазрушающего поведения, вплоть до попыток суицида, которые могут возникнуть уже во взрослом состоянии. В литературе описывается феномен «ревиктимизации»: травмированные индивиды вновь и вновь попадают в ситуации, где они оказываются жертвами. Преследуемые навязчивыми воспоминаниями и мыслями о травме, люди стараются дистанцироваться от напоминаний о событии путем приема алкоголя или наркотиков, чтобы заглушить осознание дистресса или с помощью диссоциативных процессов вывести болезненные переживания из сферы сознания. Все это нарушает социальное функционирование и снижает адаптационные возможности индивида.

Таким образом, последствия ПТСР оказывают влияние в целом на психику ребенка и проявляются во взрослой жизни в форме аддиктивного и девиантного поведения, психосоматических заболеваний, нарушений половой идентификации, нарушений сексуальных отношений с партнером и т. д. У физического и сексуального насилия есть схожие и отличающиеся последствия, что следует учитывать в психотерапевтической работе. Выявление детей, подвергшихся насилию, и оказание им помощи — лучший способ препятствовать распространению насилия в следующих поколениях.

<< | >>
Источник: Стасенко В.Г., Хуторная М.Л.. Экстремальная психология. психотерапия экстремальных состояний. 0000

Еще по теме 1.9 НАСИЛИЕ КАК ПРИЧИНА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ТРАВМЫ:

  1. Травма как «работа травмы».
  2. 1.6 Психологическая травма
  3. ВОПРОС: Получается, что политика - это всегда насилие? Это действительно насилие? Символическое или прямое физическое насилие?
  4. Методическая разработка для специалистов, работающих с населением радиоактивно загрязненных территорий России и Беларуси по работе с психологической травмой
  5. Травма как транзитный феномен.
  6. Теории возникновения государства: теологическая, патриархальная, договорная, теория насилия, классовая (марксистская), психологическая и др.
  7. Выяснение психологических причин «перестройки»
  8. Психологические причины депрессии
  9. Французская революция, как и всякая вообще революция, была насилием, исключавшим какой бы то ни было либерализм.
  10. Смысловая концепция травмы и стресса.
  11. 3.1.3. Психологическая совместимость как фактор доверительных отношений
  12. Психологическая жизнь как драма
  13. Глава 7. Криминальное поведение как объект психологического анализа