Задать вопрос юристу

Современный этап в понимании категории “личность”

В 80-90-е г.г. ХХ в. произошли существенные сдвиги в понимании категории “личность”, выражающиеся в появлении устремленности многих ученых к таким ее аспектам, как этика, нравственность, мотивация и т.д., что свидетельствует о возрождении интереса к “живой”, реальной личности.

Как отмечает К.А. Абульханова-Славская, в 20-30 гг. ХХ в. советская психология также была ориентирована на изучение реальной личности (в основном личности ребенка), живущей и воспитывающейся в условиях советского общества. Позднее в отечественной психологии обратились к изучению идеальной личности − личности советского человека, так называемой гармонично развитой личности. В конце ХХ в. интерес к изучению реальной личности возник снова, что связано с постепенным возвратом к общечеловеческим ценностям.

Хотелось бы остановиться на некоторых современных разработках в области психологии личности, отличающихся комплексным подходом к рассматриваемой проблеме, к которым можно отнести концепции А.Г. Асмолова, В.М. Розина, Н.И. Непомнящей, Л.Ф. Шеховцовой.

А.Г. Асмолов[133] рассматривает человека, начиная с общих характеристик в философии, затем характеризует его в рамках системного подхода, потом в теории деятельности, после чего сводит полученные данные воедино на территории психологической науки. Человека он определяет как многомерное существо, проявляющееся одновременно как участник историко-эволюционного процесса; носитель социальных ролей и программ социотипического поведения; субъект выбора индивидуального жизненного пути, в ходе которого осуществляется преобразование природы, общества и самого себя.

В рамках философского подхода А.Г. Асмолов пытается преодолеть рассмотрение человека отдельно от мира и мира безотносительно к человеку, а также охарактеризовать его в деятельностной онтологии, пытаясь объяснить творческую природу личности. В контексте системного подхода ученый указывает на то, что понять, изучить и целенаправленно воздействовать на человека можно, лишь рассматривая его в качестве элемента различных физических, биологических и социальных систем, представляющих собой эволюционирующие саморазвивающиеся образования, в которых действуют механизмы адаптации и бифуркации.

В целом, А.Г. Асмолов последовательно развивает идеи Л.С. Выготского и А.Н. Леонтьева, одновременно рассматривая личность на стыке психологии и философии, оперируя системным подходом, что, конечно же, значительно расширяет смысловое поле “личности”. Однако многие вопросы, затронутые автором в его теории, остаются без ответа, в частности о границах человеческой свободы, источнике творческой силы, вопрос о предсуществовании личности в онто- и филогенезе и т.д. Самое главное остается вне рамок рассмотрения – вектор духовности и ее роль в становлении и формировании личности.

На эти вопросы последовательно пытается ответить В.М. Розин[134], который предложил собственную оригинальную концепцию личности, также отличающуюся широтой охвата проблемы и междисциплинарностью. Анализируя большое количество философских, богословских, психологических, социологических источников, ученый приходит к выводу о наличии таких стабильных характеристик личности, как:

1) уникальность, неповторимость личности;

2) социально-культурное измерение личности, преломленное в различных конкретных манифестациях, а именно: личность в античном мире понимается как маска в театральном действии, в рамках римской и средневековой юриспруденции как “юридическое лицо”, в Средние века как “самостоятельный голос”, а в Новое Время – как то, что может проявиться и реализоваться только в коммуникации, только через Другого;

3) самосознание, самоопределение, конституирование собственной жизни личности.

Именно эти позиции личности позволяют рассматривать ее целостно и системно. В.М. Розин высказывается достаточно определенно о том, что личность формируется при переходе человека к самостоятельному поведению, что предполагает создание приватных схем и сценариев и самоорганизацию психики (центрирование на “я”, приписывание “я” способности к управлению, выстраиванию оппозиций “я” и мир и прочее).

Ученый подчеркивает, что в каждой культуре становление новой личности предполагает разрешение специфических социокультурных проблем, а также частично ассимиляцию предыдущих структур личности. В европейской линии эволюции культуры можно говорить о следующем ряде личностей: античная, средневековая, ренессансная, нового времени (массовая, уникальная, эзотерическая). В настоящее время культура и личность в ней переживают глубокий кризис. На становление нового типа личности существенное влияние оказывают, во-первых, складывающиеся способы решения таких проблем личности, как свобода и социальная необходимость, обусловленность личности, соотношение естественного и искусственного планов; во-вторых, исследования личности в философии и психологической науке, в-третьих, требования нового социального подхода, направленного на разрешение глобальных проблем современности – сохранение жизни на земле, создание условий для безопасного развития и т.д.

Представляет интерес поднятая В.М. Розиным проблема понимания личности в зависимости от приверженности исследователя той или иной религиозной парадигме. Ученый откровенно говорит о том, что проблема Бога для него является серьезной, подтверждением чего служат многолетние размышления, общение с верующими людьми, попытки понять их психологию. По всей видимости, В.М. Розин своей позицией выражает коллективную точку зрения многих исследователей в отношении веры и психологии личности, вопрошая, что “если не Бог и спасение не в Боге, то в чем тогда смысл?”. Автор сам так отвечает на поставленный вопрос. “Думаю, что смысл и энергию человек может почерпнуть, с одной стороны, в правильном понимании времени (культуры), его проблем, путей их разрешения, с другой – в уяснении своей природы, своих устремлений. То же самое можно сказать иначе: необходимо совпадение личности и культуры”[135]. В этом контексте В.М. Розин говорит о сохранении культурных традиций, выживании человечества, поиске новых форм жизни, мирном сосуществовании, физическом и психическом здоровье, полноте реализации личности и т.д.

Н.И. Непомнящая[136] разработала оригинальную многоаспектную концепцию личности, основанную на признании включенности человека во всеобщую связь (Природа, Мир, Универсум и т.д.), что составляет собственно целостный аспект. Субъектный аспект в интерпретации исследователя, интегрирует личностный и целостный аспекты, а сущностный пытается опредметить наличие у человека специфических, сущностных свойств, к которым относит: потенциальную универсальность (всеобщность), бесконечность, способность отождествления себя с другими, творчество – как сфера, на которую проецируются сущностные возможности и способности человека. Н.И. Непомнящая рассматривает аспект выделения и изучения системы определяющих оснований личности, методологической базой которого является полифонический подход.

В эту систему входят ценности, отношение «Я – Другой», способность преодоления привычных представлений о мире и о себе, определяющие основания сознания, определяющие основания деятельности. Исследователь отмечает, что базовые основания личности – это не части, а эмпирические проекции, «планы отражения» целостной личности. С точки зрения Н.И. Непомнящей, они представляют собой психологическую форму реализации (воплощения) сущностных свойств человека. Уровневый аспект, выделенный исследователем, основывается на приоритетности высших, духовных, личностных уровней человека, которые создают основание его целостности. Конструктивный аспект предполагает максимальную реализацию сущностных свойств человека, достижение высших уровней базовых оснований личности. Н.И. Непомнящая рассматривает также полупрожективный и универсальный аспект, первый из названных нацелен на конструкцию методик, способствующих эмпирическому схватыванию целостности душевного мира человека, а второй – еще раз акцентирует внимание на том, что выделенные базовые основания личности и их система определяют многообразие психических свойств, качеств личности, они характеризуются устойчивыми чертами, обуславливающими индивидуально-типическую специфику личности на разных этапах жизни человека.

Н.И. Непомнящая подчеркивает, что основополагающей установкой при создании данного подхода является вера в безграничные возможности человека, позволяющая максимально реализовать сущностные свойства и потенциальные возможности и на этой основе развить целостную гармоническую личность. Резюмируя, отметим, что все перечисленные выше подходы к интерпретации целостности личности, носят интегративный характер, что позволяет связать воедино различные пласты бытия и рассмотреть личность объемно

Л.Ф. Шеховцова[137] в концепции личности интегрирует психологические знания и данные христианской антропологии. Исследователь выделяет следующие уровни попарно. “Тело” и “индивид” − это материальная, физическая и психофизиологическая структура свойств человека. Тело – это та внешняя целостность, которой человек предстоит перед другими. “Смысл” наличествования физического плана – тела и мозга человека как условий явления духа на материальном плане с точки зрения исследователя, – это обеспечение духовной феноменологии материальным “субстратом”, “проводником”. “Душа” и “субъект деятельности, поведения” − это структура психических свойств человека в аспекте процессов осмысления, разумения окружающей действительности, поведения, активности, а также эмоциональных состояний. Главным принципиальным положением для современной психологии, по мнению Л.Ф. Шеховцовой, должно стать признание субстанциональной инокачественности психики и сомы человека. “Дух” и “сознание”. Дух человека, заключенный в пространственно-временные координаты материального бытия и имеющий целью преобразование, одухотворение феноменального мира, осуществляет это посредством психики – онтологической субстанции, промежуточной между духом и телом. Исследователь подчеркивает, целостность человека, состоящего из трех элементов – духа, души и тела − обеспечивается той энергетической Первоосновой, которая скрепляет весь мир в единое целое. Целостность человека как трехипостасного существа (а ипостась – это способ существования) проявляется в одновременности протекания параллельных процессов – физических (возбуждения и торможения в центральной нервной системе), психических (отражения внешней и внутренней реальности) и духовных (сознания, самосознания, символизации).

Приведенные выше целостные подходы к личности наглядно показывают, что в настоящее время психология все больше и больше начинает интересоваться духовным уровнем личности, что говорит о возрождении интереса к ее онтологическим основаниям. Так, еще А.Н. Леонтьев[138] в последние годы своей жизни обращался к вершинным проблемам личности. Он писал, что главным является не вопрос иерархизированности мотивов, схождения их в одной точке, подчинения главному мотиву, а вопрос о том, какое место занимает эта точка в многомерном пространстве, составляющем реальную, хотя не всегда видимую индивиду, подлинную реальность. В конечном счете, с точки зрения ученого, определяющими оказываются не внутридеятельностные коллизии, а соотношение их с особой сферой, прямо А.Н. Леонтьевым не названной, но очевидно, что сфера эта – нравственно-ценностная, духовная, т.е. сфера обращения к предельным вопросам, далеко выходящим за грань обыденной реальности. Об этом же в последних своих работах говорил и Л.С. Выготский, который считал, что развитием человека управляют не “глубины”, а “вершины” – культурные ценности, идеалы, и предлагал строить акмеологическую психологию.

В этой связи дискуссионным представляется вопрос о принципиальной возможности существования православной святоотеческой психологии. По мнению Б.С. Братуся[139], это невозможно в силу того, что богословские догматы трудно перенести на психологическую “почву”, потому что психология, являясь наукой, имеет дело с измеряемыми величинами, находится в мерном пространстве. Она не может соприкасаться с тайной, она может работать с проблемой. Подобное сомнение высказывали Н.Л. Мусхелишвили и Ю.А. Шрейдер[140], говоря о невозможности переноса моральных ценностей в психологию.

Но существуют и другие точки зрения. Так, С.А. Чурсанов[141] аргументированно показывает, что в основе любой психологической школы всегда лежит определенное представление о человеке − антропологическая модель, предполагающая вполне определенную систему ценностей; представления о норме и отклонениях от нее и т.д. Соответственно, если мы говорим о православной святоотеческой психологии, то она также должна опираться прежде всего, на богословскую антропологическую модель. В противном случае, само название православной психологии вызывает большие сомнения. Эта точка зрения кажется корректной в отношении поднятого выше вопроса.

В этом же ключе высказывается и М.Я. Дворецкая,[142] которая считает, что отчужденность психологических знаний от жизни исследователей приводит к тому, что каждый основатель психологической школы считает важным найти “единицу”, “клеточку” психики или какую-то особенность человеческой личности, чтобы она привела к разгадке всех человеческих тайн. Отсюда такое разнообразие психологических концепций. М.Я. Дворецкая полагает, что возможно создание целостного подхода, интегрирующего накопленные психологической наукой данные относительно “ветхого” состояния человека, но не забывающего и про “горнее”, и про путь к святости, что представлено в творениях святых отцов.

***

Можно отметить, что диалог в отношении возможности существования святоотеческой православной психологии как самостоятельной дисциплины только начался. Поэтому очень важна интеграция богословских и психологических знаний, чему и посвящена в целом данная работа.

<< | >>
Источник: Морозова Е.А.. Личность: целостный взгляд (2-е издание). 0000
Вы также можете найти интересующую информацию в научном поисковике Otvety.Online. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме Современный этап в понимании категории “личность”:

  1. Современный этап в понимании категории “личность”
  2. Современный этап в понимании категории “личность”
  3. Этап полиморфизма в понимании категории “личность”
  4. Этап полиморфизма в понимании категории “личность”
  5. Естественно-научный этап в становлении категории “личность”
  6. Естественно-научный этап в становлении категории “личность”
  7. Поведенческий этап в становлении категории “личность”
  8. Дохристианский период в понимании категории “личность”
  9. Дохристианский период в понимании категории “личность”
  10. Основные различия в богословском и психологическом понимании категории “личность”
  11. “Личность” и “индивидуальность” в богословском и психологическом понимании
  12. Категория “личность” в период христологических споров