Задать вопрос юристу

“Личность” и “индивидуальность” в богословском и психологическом понимании

Понятие “индивид” впервые использовал в своих сочинениях древнеримский ученый и политик Цицерон. Так он перевел с греческого слово “атом”, что означало неделимый и относилось к мельчайшим и неделимым, по мнению древних философов, слагаемым окружающего мира.

Термин “индивид” характеризует человека как одного из людей. Этот термин означает и то, насколько типичными являются признаки определенной общности для разных ее представителей.

Оба значения термина “индивид” взаимосвязаны и описывают человека с точки зрения его самобытности, особенности. При этом имеется в виду, что особенности зависят от общества, от условий, в которых формировался тот или иной представитель рода человеческого. Общими характеристиками индивида являются целостность психофизической организации организма; устойчивость по отношению к окружающей действительности; активность.

Термин “индивидуальность” дает возможность характеризовать отличия человека от других людей, подразумевая не только внешний облик, но и всю совокупность социально значимых качеств. Если индивид рассматривается как представитель общности, то индивидуальность − как своеобразие проявлений человека, подчеркивающая неповторимость, многосторонность и гармоничность, естественность и непринужденность его деятельности. Таким образом, в человеке воплощается в единстве типичное и неповторимое.

В качестве относительно самостоятельных компонентов формирующих индивидуальность можно выделить: конституциональный тип и темперамент, задатки и способности, направленность − установки, мотивы, интересы. Обобщенно индивидуальность можно определить как неповторимую совокупность физиологических и психологических особенностей конкретного человека, определяющих развитие задатков и формирование способностей, являющихся отличительными признаками индивида.

Каким же образом соотносятся между собой личность и индивидуальность? Существуют различные точки зрения по этому вопросу.

Личность и индивидуальность не противостоят друг другу, но индивидуальное включается в личное. Протоиерей Василий Зеньковский писал об этом так. “Тайна нашей индивидуальности никогда вполне не раскрывается в жизни, − даже в тех, чья индивидуальность достигает, казалось бы, полного своего раскрытия и расцвета, мы не можем не ощущать того, что их личность не исчерпала себя”[491]. В этом контексте понимание личности и индивидуальности значительно различается в богословии и психологии.

Подробно этот момент анализирует священник Дмитрий Кулибин[492], который говорит о том, что онтогенез личности не отрицается в святоотеческом богословии, но представляется в обратной перспективе, чем в психологической науке. В психологии индивид – это предпосылка становления личности: о маленьком ребенке можно говорить как об индивиде, но нельзя всерьез говорить как о личности, личность представляет собой продукт определенной стадии онтогенеза. Напротив, как подчеркивает иерей Олег Давыденков, для православного богословия “именно личное начало служит причиной существования индивида, соединяет разобщенные качества, делает индивида самотождественным”[493].

Психология много говорит о развитии, раскрытии индивидуальности − и это очень важный вопрос, − но где момент рождения индивидуальности? С богословской точки зрения, она присутствует изначально, она сущностно, онтологически принадлежит личности − человеку. Развитие есть процесс, но − не момент ее возникновения. Момент возникновения индивидуальности остается вне досягаемости науки, потому что лежит за пределами научного знания.

В отечественной психологии базой в отношении понимания индивидуальности является положение о том, что психические свойства не есть изначальная данность, “они формируются и развиваются в процессе деятельности личности. Подобно тому, как организм не развивается сначала, а затем функционирует, а развивается, функционируя, так и личность не формируется сначала, а затем начинает действовать: она формируется, действуя, в ходе своей деятельности. В деятельности личность и формируется, и проявляется. Будучи в качестве субъекта деятельности ее предпосылкой, она является вместе с тем и ее результатом”[494].

Интересно отметить те особенности, которые А.Н. Леонтьев не относил к понятию “личность” – это, прежде всего генотипически обусловленные особенности человека: физическая конституция, тип нервной системы, темперамент, динамические силы биологических потребностей, аффективность, природные задатки, а также прижизненно приобретённые навыки, знания, умения, в том числе профессиональные. Это составляет индивидные свойства человека. Понятие индивид, по А.Н. Леонтьеву[495], выражает, во-первых, целостность и неделимость отдельной особи данного биологического вида, во-вторых, особенности конкретного представителя вида, отличающие его от других представителей этого вида. Индивидуальные же свойства, в том числе генотипически обусловленные, могут многообразно меняться в ходе жизни человека, однако от этого личностными не становятся. Личность не есть обогащённый предшествующим опытом индивид. Свойства индивида не переходят в свойства личности. Хотя и трансформированные, они так и остаются индивидными свойствами, не определяя складывающейся личности, а составляя предпосылки и условия её формирования. Личность, как и индивид, есть продукт интеграции процессов, осуществляющих жизненные отношения субъекта.

В основании богословской позиции лежит положение о том, что личность, как и индивидуальность, изначально присутствует в человеке, но только в “свернутом” состоянии и постепенно раскрывается в процессе онтогенеза. Именно по этой причине Православная Церковь не допускает аборты. Священник Дмитрий Кулибин[496] подчеркивает, что человек может деградировать практически до исчезновения личностного начала, но потерять его совсем невозможно. Личностное начало в человеке по каким-то причинам может и не раскрыться, но − оно все-таки будет, как семя, не дающее всхода, но все же не являющееся небытием.

В отношении индивидуальности В.В. Зеньковский пишет так. “Проявляющиеся у личности ее индивидуальные особенности могут меняться, но они никогда совсем не выпадают, не исчезают; их источник, конечно, лежит во внеэмпирической стороне личности, так как все то, что мы находим в опыте, есть уже выявление, объективация, говоря в общем − есть продукт, а не источник индивидуальности. Именно поэтому чисто эмпирическое понятие личности и не может нас удовлетворить”[497]. В этой связи священник Дмитрий Кулибин отмечает, что психология нуждается в таком понятии личности, которое могло бы объяснить развитие психической жизни, ее особенностей, источник индивидуального своеобразия личности, всего в ней неповторимого, единственного.

В рамках другой точки зрения на соотношение личностного и индивидуального, рассматривается понятие “самости”, которое отождествляется с индивидуальностью.

В богословской литературе этот термин обозначает природу, присущую падшему человеку. Христианская антропология предполагает, что личность и “самость” онтологически противоположны, так как “самость”– это дробление и обособление природы на отдельные осколки, искаженные грехом, личность же является уникальным бытием в русле единой природы.

В.Н. Лосский говорил об этом так. “Человек, определяемый своей природой, действующей в силу природных качеств, в силу своего характера – наименее личен. Он утверждает себя как индивид, как собственник своей природы, которую он противополагает природам других, как свое “я” – это и есть смешение личности и природы”[498]. При таком понимании индивидуальность носит негативный характер, против нее направлен основной принцип аскезы: свободный отказ от собственной воли, от видимости индивидуальной свободы. Все человечество, считает В.Н. Лосский, – это единая природа, берущая свое начало от первочеловека Адама, поэтому все множество человеческих ипостасей имеют общую природу, точно так же как имеют Свою общую природу Три Ипостаси Святой Троицы. Однако люди, в отличие от Лиц Святой Троицы, не чувствуют природного единения со всем человечеством: каждый ощущает свою индивидуальную природу независимой от всех остальных. Это является результатом грехопадения, после которого личность замкнулась на свою природу, она в полном смысле стала “индивидом”, который теснит и “урезает” самого себя. В.Н. Лосский пишет об этом так.

“В качестве личности – а не индивида – ипостась не дробит природы, порождая этим какое-то количество частных природ. Пресвятая Троица – не три Бога, но один Бог. Если множественность человеческих личностей дробит природу, разделяя её на множество индивидов, это потому, что мы знаем только то поколение, которое появилось после грехопадения, знаем человеческую природу, утерявшую подобие природе Божественной. После первородного греха человеческая природа разделяется, раздробляется, расторгается на множество индивидов. Человек представляется в двух аспектах: как индивидуальная природа он становится частью целого, одним из составных элементов вселенной, но как личность – он отнюдь не “часть”; он сам всё в себе содержит. Природа есть содержание личности, личность есть существование природы. Личность, утверждающая себя как индивид и заключающая себя в пределах своей частной природы, не может в полноте себя осуществлять – она оскудевает. Но, отказываясь от своего содержимого, свободно отдавая его, личность полностью выражает себя в единой природе всех. Отказываясь от своей частной собственности, она бесконечно раскрывается и обогащается всем тем, что принадлежит всем. Личность становится совершенным образом Божиим и стяжает Его подобие, которое есть совершенство природы, общей всем людям[499].

***

Таким образом, индивид “делит” единую природу, к которой принадлежит, он есть результат ее атомизации. Индивидуальность, как подчеркивает архимандрит Георгий (Шестун)[500], есть различение на уровне природы, точнее, результат рассеченной грехом природы. Напротив, личность, преодолевающая рабство своей природы, личность, которая свободно отдает, дарит свою природу другому, осуществляет свое предназначение, достигает единения с Богом.

Можно провести и несколько иные параллели между личностью и индивидуальностью. Священник Михаил Дронов говорит о том, что личность – это то, что всегда остается за пределами всякого психосоматического и социального контекста. Индивид – личность, проявляющая себя в контексте природных явлений, в нем же и через него она воспринимается. То есть природа есть то, чем наполнена и в чем содержится личность, то, в чем личность себя проявляет, а индивид – это природа, реализованная в личности[501].

В этой связи современный богослов митрополит Иоанн (Зизиулас)[502] говорит о сосуществовании в каждом человеке двух ипостасей: биологической и Церковной. Биологическая ипостась – это то, что создается зачатием и рождением, то, что страдает от “онтологической необходимости”. Другими словами, биологическая ипостась несвободна, она привязана к природному инстинкту. Биологическая ипостась является основой индивидуальности. Она оказывается “…крепостью для человеческого “эго”, новой маской, препятствующей ипостаси в том, чтобы стать личностью, т.е. утвердить свое бытие на любви и свободе. Тело потенциально направлено к личностности, но реально достигает только состояния индивидуальности”[503]. Индивидуальное в человеке – это смешение с элементами, принадлежащими общей природе, тогда как личность означает то, что от природы отлично. Иначе говоря, векторы индивидуальности и личности направлены в разные стороны: индивидуальное тяготеет к биологическому, личностное – к духовному аспекту бытия. Однако биологическое, природное в человеке – это тот исходный “строительный материал”, который может быть использован по-разному, в зависимости от направленности самой личности. К чему личность склоняется, то в ней и будет преобладать. Итак, биологическая ипостась “привязана” к индивидуальности, а Церковная ипостась, с точки зрения митрополита Иоанна (Зизиуласа), является перерастанием человеческой природы, это то, что снимает биологический детерминизм.

Именно в Церкви человек рождается как личность, ипостась, и эта новая ипостась наделена с точки зрения митрополита Иоанна (Зизиуласа) совершенно иными, отличными от биологических характеристиками.

В первую очередь, человек как свободная от природы личность получает возможность любить. При этом он любит не потому, что его обязывают к этому законы природы, которая неизбежно окрашивает любовь в индивидуальные тона, а потому, что любящий, напротив, не связан никакими ограничениями, ибо то, что является ценным для Бога, становится ценным и для человека.

Во-вторых, Церковная ипостась предполагает существование человека в двух измерениях: не только в настоящем, реальном, но и в будущем, потенциальном, как бы угадывая то, каким он может быть. И это будущее измерение напрямую связано с конечным результатом жизни человека.

В-третьих, Церковная ипостась позволяет воспринимать мир не через призму своей индивидуальной обособленности, как набор изолированных фрагментов, а как единое целое, преломленное через кафолическую природу Церкви. Именно это преломление позволяет человеку выявить и реализовать соборность своего присутствия в мире, которая является показателем не индивидуальности, а подлинной личностности.

***

Таким образом, существуют различные подходы к анализу соотношения личности и индивидуальности, находящие свое выражение в богословском и психологическом контекстах.

<< | >>
Источник: Морозова Е.А.. Личность: целостный взгляд (2-е издание). 0000
Вы также можете найти интересующую информацию в научном поисковике Otvety.Online. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме “Личность” и “индивидуальность” в богословском и психологическом понимании:

  1. “Личность” и “индивидуальность” в богословском и психологическом понимании
  2. Основные различия в богословском и психологическом понимании категории “личность”
  3. Основные различия в понимании личностного роста в психологическом и богословском дискурсах
  4. Основные различия в понимании личностного роста в психологическом и богословском дискурсах
  5. Основные различия в богословском и психологическомпонимании категории “личность”
  6. Современный этап в понимании категории “личность”
  7. Современный этап в понимании категории “личность”
  8. Дохристианский период в понимании категории “личность”
  9. Дохристианский период в понимании категории “личность”
  10. Этап полиморфизма в понимании категории “личность”
  11. Этап полиморфизма в понимании категории “личность”
  12. Психологическое понимание телесности