<<
>>

Принудительное исполнение в России с первой четверти XIX в. до 1917 г.

Вехой в развитии российского права, в том числе и исполнительного производства, стало создание начиная с середины 20-х годов XIX в. Свода законов Российской империи, в один из разделов которого вошли «законы гражданские и межевые», включавшие в себя «законы о судопроизводстве гражданском и законы о мерах гражданских взысканий».

В Своде законов гражданское право впервые было выделено

как особая отрасль права, хотя материальное право еще не было отде-

2

лено от процессуального. [41] [42]

Несмотря на стремление разработчиков Свода законов усовершенствовать правовую регламентацию применяемых в отношении должников мер, концептуально принудительное исполнение сохранялось в прежних горизонтах.

Так, выносимые судом решения подлежали исполнению без какого- либо заявления со стороны взыскателя (ст. 635 Свода законов Российской империи), причем направлялись на исполнение непосредственно в уполномоченные органы, минуя самого взыскателя. Отсюда мы можем утвердительно говорить лишь об укреплении в рассматриваемый период представлений об инквизиционном (следственном) характере принудительного исполнения.

Пожалуй, не требует дополнительной аргументации утверждение о том, что эффективность судебных органов не в последнюю очередь зависит от исполнимости выносимых ими решений. В связи с этим наличие недостатков в принудительном исполнении не могло не влиять и на общее восприятие судов среди населения.

В конце XVIII — начале XIX в. предпринимались попытки реформирования системы органов государственной власти. Так, согласно царскому манифесту от 8 сентября 1802 г. «Об учреждении министерств» было создано восемь министерств. Среди них министерство юстиции и министерство внутренних дел.

По оценке ряда исследователей того периода, судебная система обладала множеством недостатков, связанных с волокитой, взяточничеством и отсутствием четких процессуальных механизмов1. Первым министром юстиции Г.Р. Державиным была начата работа, продолженная его преемником П.В. Лопухиным, которая затрагивала правовой статус судебных учреждений. Тем не менее каких-либо серьезных результатов достигнуто не было.

К началу XIX в. исполнительное производство было по-прежнему

__________________ 2

сосредоточено у полиции , все органы которой подразделялись на два вида — земскую и городскую полицию. С 1811 г. Министерство полиции было разделено на 3 департамента: хозяйственный, медицинский и исполнительный. Последний аккумулировал функции в области принудительного исполнения.

Территориальное деление органов полиции предполагало выделение в городах (преимущественно крупных) полицейских частей, в пределах которых осуществляли возложенные на них полномочия [43] [44] «частные» приставы. Именно они выступали основными исполнителями судебных решений и актов иных административных органов.

В 1837 г. проводится реформирование земской полиции и уезды делятся на станы, в которые губернатором назначался становый пристав. Его полномочия отличались достаточной широтой, и наряду с принудительным исполнением актов юрисдикционных органов он осуществлял наблюдение за благоустройством общины, исправностью дорог, мостов; дознание по преступлениям, следствие по делам, связанным с воровством; исполнение приговоров суда и др.1

Таким образом, принудительное исполнение не выступало основной функцией указанных должностных лиц, что, разумеется, отражалось и на эффективности исполнительного производства.

Кроме того, негативным фактором было также установление коллегиальной ответственности служащих за несвоевременное исполнение. Все это предопределило необходимость реформирования существовавшей системы принудительного исполнения и поиска наиболее оптимальной модели, способной оперативно претворять в жизнь «правосудие на бумаге».

В середине XIX в. среди реформаторов преобладала точка зрения, согласно которой любое качественное улучшение исполнительного производства будет решительно невозможным при сохранении существующей модели принудительного исполнения органами полиции.

Важным итогом проведения судебной реформы 1864 г. применительно к исследуемой сфере явилась передача указанных функций судам и возрождение в несколько обновленном качестве института судебных приставов[45] [46].

В рамках осуществления своей деятельности судебные приставы всецело находились под контролем суда, при котором они и состояли (ст. 11 Учреждения судебных установлений). К примеру, приступая к исполнительным действиям, судебный пристав докладывал председателю суда об избранном взыскателем способе исполнения. Кроме того, судебный пристав обязан был вести особый журнал, куда он записывал все свои действия по исполнению решений (ст. 950 Устава гражданского судопроизводства). Следует подчеркнуть, что судебные приставы тем не менее не входили в структуру судебных органов и скорее рассматривались в качестве вспомогательного по отношению к суду института.

В результате судебной реформы 1864 г. на основе Устава гражданского судопроизводства были пересмотрены и отдельные способы исполнения решений. Так, к мерам принудительного исполнения стали относить: 1) передачу имущества натурой лицу, которому оно было присуждено; 2) производство за счет ответчика тех действий или работ, которые должны быть совершены в назначенный судом срок; 3) обращение взыскания на имущество должника (движимое и недвижимое).

Вместе с тем, как отмечает В.В. Захаров, порядок наложения мер принудительного исполнения мало изменился по сравнению с дореформенным временем[47].

В этот же период была проведена классификация субъектов исполнительных правоотношений. Участники исполнительного производства разделены на государственные (суд; органы, приводящие в исполнение акты власти) и частные стороны (взыскатель и должник, а также третьи лица, если их интересы затронуты процессом взыскания). Взыскателем именовалось лицо, в пользу которого постановлено решение, подлежащее исполнению, а должником — лицо, против которого решение исполняется. Обычно взыскателем являлся истец, выигравший судебное дело, а должником — ответчик. Но бывало и наоборот, когда, например, ответчику были присуждены с истца судебные издержки.

Однако главным следствием проведенной реформы процессуального законодательства стало кардинальное переосмысление генезиса государственного принуждения в сфере принудительного исполнения и, в частности, роли взыскателя в рамках исполнительного производства.

Появившаяся состязательность судебного процесса проникла также и в процесс исполнительный. Теперь для инициализации принуждения со стороны государства взыскатель должен был вначале обратиться с заявлением в суд о выдаче исполнительного листа (ст. 926 Устава гражданского судопроизводства), а затем обратиться к председателю суда с просьбой о назначении судебного пристава. Характеристикой, свидетельствующей об отказе от следственной модели принудительного исполнения, выступал и тот факт, что взыскатель мог самостоятельно выбирать способ исполнения решения (ст. 935, 936 Устава гражданского судопроизводства).

В целом, сказанное выше продолжало быть актуальным вплоть до конца первой четверти XX в. Примечательно, что даже после падения царской власти Временное правительство не подвергало серьезным изменениям сферу принудительного исполнения. Данный факт связывался как с относительно коротким периодом его существования (с февраля по октябрь 1917 г.), так и с общей слабостью государственного управления.

2.8.

<< | >>
Источник: Гуреев В.А., Гущин В.В.. Исполнительное производство: Учебник. — 4-е изд., испр. и доп. — М., 2014. — 455 с.. 2014

Еще по теме Принудительное исполнение в России с первой четверти XIX в. до 1917 г.:

  1. Принудительное исполнение в России с первой четверти XIX в. до 1917 г.
  2. Принудительное исполнение в России с начала XVIII до первой четверти XIX в.
  3. Принудительное исполнение в России с начала XVIII до первой четверти XIX в.
  4. § 59. Внешняя политика России во второй четверти XIX в.
  5. 4.6.1. Экономическое развитие России в первой половине XIX века
  6. Глава VI. Конституционные тенденции во внутренней политике России 2-й половины XVIII - 1-й четверти XIX вв.
  7. Стадия принудительного исполнения 6.4.1. Содержание действий по принудительному исполнению
  8. Глава VII. Конституционные тенденции во внешней политике России 2-й половины XVIII - 1-й четвертим XIX вв.
  9. ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ ПРИНУДИТЕЛЬНОГО ИСПОЛНЕНИЯ АКТОВ ЮРИСДИКЦИОННЫХ ОРГАНОВ В РОССИИ
  10. ЮРИСПРУДЕНЦИЯ РОССИИ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX BEKA
  11. . Политико-правовые учения России в первой половине XIX в.
  12. . Политическая и правовая мысль в России в первой половине XIX в.
  13. Глава 18 Политические и правовые учения в России в первой половине XIX в.
  14. 5.4. Россия в 1917 голу 5.4.1. Борьба политических сил России за выбор пути дальнейшего развития (февраль октябрь 1917 г.)