<<
>>

Нарушения правил проведения публичных торгов, являющиеся основаниями для признания торгов недействительными

Основанием для признания торгов недействительными на основании п. 1 ст. 449 ГК РФ являются нарушения правил их проведения, установленных законом.

Наиболее принципиальные расхождения отмечаются в теории и практике по вопросу о том, какие именно нормы закона могут быть отнесены к правилам проведения торгов.

Вследствие неясности закона многие авторы ограничиваются общими указаниями о том, что торги и заключенный на них договор признаются недействительными, если будут нарушены правила, приведенные в гл. 28 Гражданского кодекса РФ, и иные указанные в законе правила[69].

Строго говоря, под правилами проведения торгов необходимо понимать те процедурные требования, которые должны быть соблюдены для обеспечения возможности всем заинтересованным лицам принять участие в представлении своих конкурентных заявок на торгах, надлежащего проведения торгов и определения победителя.

Требования к порядку проведения торгов определены в ст. 449 ГК РФ «Организация и порядок проведения торгов».

Пункт 2 ст. 448 ГК РФ предусматривает, в частности, что, если иное не предусмотрено законом, извещение о проведении торгов должно быть сделано организатором не менее чем за 30 дней до их проведения. Извещение должно содержать во всяком случае сведения о времени, месте и форме торгов, их предмете и порядке проведения, в том числе об оформлении участия в торгах, определении лица, выигравшего торги, а также сведения о начальной цене.

Если иное не предусмотрено в законе или в извещении о проведении торгов, организатор открытых торгов, сделавший извещение, вправе отказаться от проведения аукциона в любое время, но не позднее чем за три дня до наступления даты его проведения, а конкурса — не позднее чем за 30 дней до проведения конкурса (п. 3 ст. 448 ГК РФ).

Участники торгов вносят задаток в размере, сроки и порядке, которые указаны в извещении о проведении торгов.

Лицо, выигравшее торги, и организатор торгов подписывают в день проведения аукциона или конкурса протокол о результатах торгов, который имеет силу договора (п. 5 ст. 448 ГК РФ).

Более подробно, хотя тоже не детально, урегулирован порядок проведения публичных торгов по решению суда в Законе об ипотеке (ст. 57).

Закон об ипотеке предусматривает, что публичные торги по продаже заложенного имущества организуются и проводятся органами, на которые в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации возлагается исполнение судебных решений, если иное не установлено федеральным законом.

Публичные торги по продаже заложенного имущества проводятся по месту нахождения этого имущества.

Организатор публичных торгов извещает о предстоящих публичных торгах не позднее чем за 30 дней, но не ранее чем за 60 дней до их проведения в периодическом издании, являющемся официальным информационным органом органа исполнительной власти соответствующего субъекта Российской Федерации, с указанием даты, времени и места проведения публичных торгов, характера продаваемого имущества и его начальной продажной цены.

Лица, желающие принять участие в публичных торгах, вносят задаток в размере, сроки и порядке, которые должны быть указаны в извещении о публичных торгах. Размер задатка не может превышать 5% от начальной продажной цены заложенного имущества.

Лицам, которые участвовали в публичных торгах, но не выиграли их, задаток возвращается немедленно по окончании публичных торгов. Задаток также подлежит возврату, если публичные торги не состоялись.

Присутствие на публичных торгах по продаже заложенного имущества не участвующих в них лиц может быть ограничено только органами местного самоуправления в интересах поддержания общественного порядка. На публичных торгах во всяком случае имеют право присутствовать лица, имеющие права пользования продаваемым имуществом или вещные права на это имущество, а также залогодержатели по последующим ипотекам.

Именно процедуры, непосредственно направленные на проведение торга (извещение о публичной продаже, соответствующее установленным требованиям, обеспечение присутствия и участия в торгах потенциальных покупателей и т.д.), как ГК РФ, так и Закон об ипотеке определяют как порядок проведения торгов, о чем свидетельствуют названия приведенных выше норм.

Так, по одному из дел суд признал, что отсутствие в извещении о торгах полной информации, которая обеспечивает привлечение к участию в них потенциальных покупателей, является нарушением порядка проведения торгов и основанием для признания торгов недействительными по иску заинтересованного лица.

Организация-взыскатель обратилась в арбитражный суд с иском к покупателю и специализированной организации — продавцу имущества о признании недействительными публичных торгов по продаже объекта недвижимости.

Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, заявленное требование удовлетворено по следующим основаниям.

Порядок проведения публичных торгов в процессе исполнительного производства в данном случае регулируется Гражданским кодексом Российской Федерации (ст. 447, 448).

Так, согласно п. 2 ст. 448 ГК РФ извещение должно во всяком случае содержать сведения о времени, месте и форме торгов, их предмете и порядке проведения, в том числе об оформлении участия в торгах, определении лица, выигравшего торги, а также сведения о начальной цене.

Из материалов дела следовало, что содержание опубликованного извещения не соответствовало требованиям п. 2 ст. 448 ГК РФ, так как не содержало сведений о форме и месте проведения торгов и о порядке оформления участия в торгах.

Нарушение указанных требований к процедуре торгов является обстоятельством, достаточным для признания торгов недействительными по иску взыскателя, заинтересованного в надлежащем проведении публичных торгов.

В целом ряде случаев суды приходили к выводу о том, что ненадлежащая форма доведения информации о торгах может быть признана достаточным нарушением для признания публичных торгов недействительными в том случае, если не обеспечивается достаточная возможность фиксации опубликованных данных потенциальными участниками торгов.

Так, открытое акционерное общество (взыскатель в исполнительном производстве) обратилось в арбитражный суд с иском к организатору торгов и организации — победителю торгов о признании недействительными публичных торгов по продаже недвижимого имущества истца.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, заявленное требование удовлетворено.

Судами сделан обоснованный вывод о ненадлежащей форме извещения о торгах, которое выходило в эфир по радио. Вся необходимая информация, содержащая перечень объектов недвижимости, их характеристики, данные о первоначальной цене и месте, времени и правилах проведения торгов, значительна по объему, сложна для восприятия на слух, в связи с чем требовала более определенной фиксации, чем объявление по радио. Содержание указанного извещения требовало опубликования в периодической печати.

Извещение о проведении торгов направлено на привлечение наибольшего количества заинтересованных лиц с целью выявления лица, предлагающего лучшие условия продажи (наивысшую цену).

В местной печати, специальных информационных изданиях, публикующих сведения о продаже объектов недвижимости, объявления не делались, в связи с чем информация о проводимом аукционе в нарушение ст. 448 ГК РФ оказалась практически недоступна для лиц, потенциально заинтересованных в приобретении реализуемого имущества.

Суд признал, что указанные действия не соответствуют закону и существенно нарушают интересы заявителя, заключающиеся в надлежащем проведении торгов и продаже имущества по более высокой цене. Кассационная инстанция оставила судебные акты без изменения.

В другом случае суд признал ненадлежащим способом опубликования информации о торгах извещение, однократно переданное по местному каналу телевидения, констатировав, что в данном случае не обеспечивается возможность фиксации опубликованных данных потенциальными участниками торгов. Это обстоятельство отрицательно сказывается на привлечении внимания к торгам со стороны потенциальных покупателей[70].

Основанием для признания торгов недействительными являются нарушения правил их проведения, установленных законом.

В отношении нарушения при проведении торгов подзаконных актов позиция арбитражных судов различна. Так, при рассмотрении иска ЗАО «Союзконтракт-Траст» о признании недействительными торгов, на которых было продано принадлежащее истцу здание, являвшееся предметом залога, было установлено, что одним из оснований иска явилось нарушение Временного положения о порядке проведения публичных торгов по продаже недвижимости в Санкт- Петербурге[71]. В нарушение данного Положения торги были проведены не Фондом имущества Санкт-Петербурга, а ООО «Акрон».

Оставляя без изменения постановление апелляционной инстанции об отказе в признании торгов недействительными по названному основанию, кассационная инстанция указала следующее. В соответствии со ст. 449 ГК РФ могут быть признаны недействительными торги, проведенные с нарушением правил, установленных законом. Из смысла ст. 62 Закона об исполнительном производстве следует, что торги организуются и проводятся специализированными организациями, имеющими право совершать операции с недвижимостью, с которыми заключен соответствующий договор.

Организатор торгов (ООО «Акрон») имел необходимую лицензию на осуществление риелторской деятельности, и с ним судебным приставом-исполнителем был заключен договор. Таким образом, в отсутствие в Санкт-Петербурге Федерального долгового центра, создание которого было предусмотрено постановлением Правительства РФ от 06.01.1998 № 6, судебный пристав-исполнитель вправе был поручить проведение публичных торгов ООО «Акрон»[72].

Как мы видим, в данном судебном акте по существу рассматривается вопрос о правомерности проведения торгов специализированной организацией при наличии постановления Правительства, предусматривающего создание специального органа, осуществляющего подобную деятельность. В этой ситуации многие суды признавали правомерность торгов, проведенных специализированными организациями в период до создания в регионах Федерального долгового центра.

Во многих случаях арбитражные суды при проверке соблюдения порядка проведения публичных торгов по продаже дебиторской задолженности исходят из требований Временной инструкции, утвержденной Министерством юстиции РФ, и признают недействительными публичные торги в случае нарушения порядка, установленного данным актом. Обоснование возможности признания недействительными публичных торгов на основании п. 1 ст. 449 ГК РФ при нарушении положений Временной инструкции в опубликованных судебных актах отсутствует.

Круг законов, нарушение которых может послужить основанием для признания публичных торгов недействительными, также определяется в судебной практике различно.

Так, Т.В. Шпачева со ссылкой на постановление кассационной инстанции по конкретному делу[73] указывает, что нарушение требований п. 3 ст. 57 Закона об ипотеке в части, определяющей печатное издание, в котором должно быть опубликовано извещение о проведении публичных торгов, не является основанием для признания торгов недействительными. При этом приводится следующее обоснование. В соответствии со ст. 63 Закона об исполнительном производстве порядок проведения торгов определяется ГК РФ, который не содержит специальных указаний о том, в каком печатном органе необходимо помещать извещение о предстоящих торгах[74].

Однако положения п. 1 ст. 449 ГК РФ не исключают применения правил проведения торгов, установленных в законах иных, чем ГК РФ. В связи с этим нарушение правил проведения публичных торгов, установленных Законом об ипотеке, при реализации судебным приставом-исполнителем заложенного недвижимого имущества является основанием применения п. 1 ст. 449 ГК РФ.

В качестве нарушений установленного законом порядка проведения торгов суды признавали, в частности, нарушения (уменьшение) сроков опубликования информации о публичной продаже, изменения места и времени проведения торгов без предварительного извещения об этом, создание препятствий для участия в торгах для заинтересованных лиц (недопущение в место проведения торга, необоснованный отказ от принятия заявки и т.д.), признание победителем участника, не представившего лучшее предложение о цене.

Например, в арбитражный суд с иском о признании недействительными торгов по продаже здания магазина обратился предприниматель (должник в исполнительном производстве). Как следовало из материалов дела, оспариваемые торги были проведены судебным приставом-исполнителем 13.04.1999, в то время как объявление об их проведении сделано 09.04.1999, т.е. с нарушением срока, установленного ст. 448 ГК РФ. Данное нарушение послужило основанием для признания торгов недействительными[75].

При рассмотрении искового заявления о признании недействительными публичных торгов вследствие нарушения порядка их проведения суд оценивает, насколько допущенное нарушение является существенным. Если нарушения, на которые ссылается заявитель, не повлияли и не могли повлиять на результаты торгов, оснований для удовлетворения заявленного требования не усматривается.

Так, организация (участник торгов) обратилась в арбитражный суд с иском о признании недействительными публичных торгов по продаже арестованного в ходе исполнительного производства имущества должника.

В обоснование своих требований истец сослался на то, что в нарушение требований п. 4 ст. 448 ГК РФ к участию в торгах был допущен участник, не внесший задаток в размере, который был указан в извещении о проведении торгов (часть задатка была внесена векселями).

Из материалов дела следовало, что истец участвовал в торгах, но не был признан победителем. Участник, нарушивший порядок внесения задатка, также победителем не являлся. К участию в торгах были допущены еще пять участников. Нарушения при внесении ими задатка отсутствовали. Публичные торги в форме аукциона проходили в установленном порядке. Договор купли-продажи заключен с лицом, предложившим в ходе торга наивысшую цену.

При этих условиях суд сделал вывод о том, что допущенное нарушение не могло оказать влияния на результат торгов. В соответствии с п. 1 ст. 2 АПК РФ задачами судопроизводства в арбитражных судах являются защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов лиц, осуществляющих предпринимательскую или иную экономическую деятельность. Признание торгов недействительными и применение последствий их недействительности по формальным основаниям не направлено на защиту прав и законных интересов истца. С учетом изложенного суд в иске отказал.

Изучение судебно-арбитражной практики позволяет сделать вывод о существующей тенденции к расширению содержания использованного в ст. 449 ГК РФ термина «правила проведения торгов» и включении в это понятие не только правил, определяющих процедуру проведения торгов, но и правил, регламентирующих действия, предшествующие торгам.

В публикациях, в частности, приводится следующий пример. ОАО «Судоходная компания «Волжское пароходство»» (должник по исполнительному производству) и ООО «В.Ф. «Грузовые перевозки»» (лицо, считающее себя собственником имущества) обратились в арбитражный суд с иском к Фонду имущества (организатор торгов), а также к двум иностранным юридическим лицам (победителям торгов) о признании недействительными торгов от 16.08.1999, на которых были проданы теплоходы «Капитан Езовитов» и «Сор- мовский-26».

Должник оспаривал торги по тем основаниям, что при обращении взыскания на спорное имущество были нарушены положения Закона об исполнительном производстве, а ООО «В.Ф. «Грузовые перевозки»» ссылалось на нарушение права собственности, поскольку на торгах были проданы принадлежащие ему теплоходы.

Решением арбитражного суда в удовлетворении исковых требований отказано со ссылкой на то, что действия судебного пристава- исполнителя в предусмотренном Законом об исполнительном производстве порядке не обжаловались, исполнительное производство не приостанавливалось, а потому Фонд имущества мог проводить торги.

Апелляционная инстанция решение суда отменила и признала торги недействительными в связи с тем, что в нарушение требований ст. 59 Закона об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель не проверил наличие у должника имущества первой и второй очереди, не установил срок для добровольного исполнения решения суда, не направил уведомление Федеральному управлению по делам о несостоятельности (банкротстве).

Кроме того, апелляционная инстанция установила, что на момент проведения торгов утратил юридическую силу исполнительный лист, поскольку судебный акт, для исполнения которого он был выдан, отменен.

Постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения кассационной инстанцией.

Оценивая доводы покупателей спорного имущества о том, что в данном случае правила проведения торгов, установленные ГК РФ, не нарушены, кассационная инстанция указала следующее. Поскольку на торгах продавалось имущество, на которое было обращено взыскание в соответствии с Законом об исполнительном производстве, а правила обращения взыскания установлены именно этим Законом, несоблюдение данных правил является основанием для признания торгов недействительными[76].

Другой пример. Коммерческий банк обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительными публичных торгов, состоявшихся 19.02.1998. На торгах были проданы принадлежащие должнику нежилые помещения.

Постановлением апелляционной инстанции отменено решение суда об отказе в иске и торги признаны недействительными. Кассационная инстанция, оставляя без изменения постановление апелляционной инстанции, указала, что порядок проведения торгов определяется ГК РФ, а правила их подготовки судебным приставом-исполнителем — Законом об исполнительном производстве. В соответствии с этим Законом реализации на торгах подлежит лишь то имущество, на которое может быть обращено взыскание, и при условии соблюдения порядка обращения взыскания.

В соответствии с п. 5 ст. 46 Закона об исполнительном производстве при отсутствии у должника денежных средств, достаточных для удовлетворения требований взыскателя, взыскание обращается на иное принадлежащее должнику имущество, за исключением имущества, на которое взыскание обращено быть не может. В связи с этим кассационная инстанция сделала вывод, что до обращения взыскания на недвижимое имущество должника судебный пристав-исполнитель должен получить сведения об отсутствии у должника достаточных для погашения долга денежных средств.

Как следовало из материалов дела, денежные средства у должника имелись, но их наличие способом, предусмотренным п. 3 ст. 46 Закона об исполнительном производстве, судебным приставом-исполнителем не установлено.

Поскольку в данном случае взыскание было обращено на недвижимое имущество должника при наличии у него денежных средств, достаточных для погашения долга, реализация этого имущества на торгах признана судом незаконной[77].

Аналогичный подход был применен судом в другом деле: суд указал на неправомерность действий судебного пристава-исполнителя, обратившего взыскание на недвижимое имущество и не представившего доказательств, подтверждающих отсутствие у должника имущества первой и второй очереди.

При этом суд сослался на п. 2 Временного положения о порядке обращения взыскания на имущество организаций, утвержденного Указом Президента РФ от 14.02.1996 № 199, согласно которому обращение взыскания на имущество должника производится после получения взыскателем либо лицом, осуществляющим взыскание, отметки банка, обслуживающего расчетный (текущий) счет должника, о недостаточности денежных средств для удовлетворения взыскания (дело № ФО8-4145/02)[78].

Приведенный выше подход обосновывается А.Е. Воротниковым и А.Ю. Смоляковым тем, что в отношении принудительной реализации имущества правилами, определяющими порядок проведения торгов, являются прежде всего нормы, регламентирующие исполнительное производство на стадии описи, ареста, оценки и выставления имущества на торги.

Авторы признают, что «данные нормы непосредственно не регламентируют порядка проведения торгов»; «действия приставов-исполнителей по обращению взыскания на имущество должника (арест, опись, хранение, оценка, направление уведомлений и заявок предшествуют непосредственной реализации имущества — торгам — и являются, по существу, подготовительными мероприятиями».

Несмотря на это, далее делается общий вывод, что от соблюдения судебными приставами норм Закона об исполнительном производстве при выполнении этих подготовительных мероприятий прямо зависит действительность заключенных впоследствии сделок[79].

Такое же мнение о возможности признания недействительными публичных торгов в связи с «нарушениями в самом процессе обращения взыскания на имущество, в том числе — при наложении ареста» высказывалось С.Ю. Ендовиным[80].

Этот подход прослеживается как в приводимой Т.В. Шпачевой практике кассационной инстанции Северо-Западного округа[81], так и в практике иных кассационных судов. Аналогичный подход характерен и для практики Высшего Арбитражного Суда РФ 1997—2000 гг.[82]

При этом наибольшее распространение имеют случаи признания недействительными торгов вследствие нарушения судебным приставом-исполнителем требований ст. 59 Закона об исполнительном производстве об очередности наложения ареста на имущество, а также вследствие нарушения ст. 59 и 60 данного Закона и ст. 47 Налогового кодекса РФ, требующих при обращении взыскания в целях уплаты налогов на недвижимое имущество должника, относящееся к третьей очереди, уведомлять об этом территориальный орган по несостоятельности и банкротству.

Приводя многочисленные примеры признания недействительными на основании п. 1 ст. 449 ГК РФ публичных торгов, проводимых в рамках исполнительного производства, по основаниям, связанным с нарушениями, допущенными судебным-приставом на этапах ареста, описи и оценки имущества, К.И. Скловский пишет, что существующая тенденция «отражает стремление укрепить силу сделок, совершенных на торгах, и повысить их надежность как важного инструмента оборота»[83].

Противопоставляя существующему подходу иную позицию, в силу которой нарушения закона, допущенные судебным приставом- исполнителем на предварительных этапах исполнительного производства, рассматриваются как свидетельство ничтожности совершенных на публичных торгах сделок, К.И. Скловский приходит к выводу о предпочтительности складывающегося в практике подхода, поскольку оспоримость сужает возможность аннулировать торги как по кругу лиц, имеющих право оспорить сделку, так и по срокам оспаривания.

В отношении рассмотренной выше тенденции в толковании п. 1 ст. 449 ГК РФ хотелось бы высказать ряд соображений.

Прежде всего, буквальное толкование содержащихся в данной норме положений не позволяет приведенным выше образом расширять основания для признания недействительными торгов. Правила проведения торгов согласно ГК РФ — это нормы, определяющие подготовку торгов, проведение аукциона и оформление его результатов. При этом подготовкой торгов должны считаться действия, которые непосредственно направлены именно на их проведение (опубликование извещения, принятие заявок участников и т.д.).

Положения п. 1 ст. 449 ГК РФ являются общими и регулируют отношения, связанные с проведением любых торгов. При рассмотрении, например, отношений, складывающихся при выставлении на торги имущества самим собственником или по его поручению, распространение положений данной статьи на отношения, предшествующие назначению торга, делают сферу применения данной нормы совершенно неопределенной, что представляется недопустимым.

Включение в круг этих действий всех мероприятий, которые проводятся судебным приставом-исполнителем в ходе исполнительного производства (арест и опись имущества, его оценка, переоценка, направление той или иной информации указанным в законе лицам и т.д.), неприемлемо как по формальным основаниям, так и по существу.

С формальной точки зрения включение в «правила проведения торгов» требований, исполнение которых непосредственно с торгами никак не связано, представляется не соответствующим закону. Так, опись и наложение ареста на определенное имущество может вообще не привести к его продаже (арест может быть снят, имущество может быть исключено из описи, может выбыть из владения лица, которому поручено его хранение, погибнуть и т.д.). Используя предлагаемый подход, к правилам проведения торгов следует отнести и действия по возбуждению исполнительного производства: не будет оснований для исключения оценки и законности решения суда, исполнение которого производится. Все эти действия «предшествуют» торгам. Но «предшествование торгам» вовсе не означает их организации и проведения.

В приведенных выше работах отмеченная нами разница между собственно правилами проведения торгов и правилами, регулирующими отношения, предшествующие торгам, также отмечается, но значения ей не придается. По мнению К.И. Скловского, это делается в целях повышения надежности сделок, совершенных на публичных торгах. Позволим себе в этом усомниться.

Если речь идет о нарушении процедурных правил проведения торгов, то нарушения закона, как правило, являются явными как для сторон исполнительного производства, так и для потенциальных участников торгов. Так, трудно не обратить внимания на нарушение сроков опубликования извещения либо изменение места проведения торгов и т.д. Если победитель получает имущество по результатам торгов, проведенных с подобными явными нарушениями, то аннулирование сделки по иску заинтересованного лица и изъятие имущества у покупателя вполне справедливо. Зная о дефектах основания или имея возможность знать об этих дефектах, приобретатель не может надеяться на неоспоримость своих прав на приобретенное имущество.

В тех же случаях, когда речь идет о нарушениях, допущенных судебным приставом-исполнителем на этапах исполнительного производства, предшествующих передаче имущества на продажу, знать о них участники торгов, как правило, не могут. Ставить их права на имущество в зависимость от обстоятельств, им не известных, собственно, и означает снижать надежность публичных торгов и доверие покупателя к механизму публичной продажи.

Не следует забывать, что сама публичная продажа, осуществляемая государством и от имени государства, является специальным механизмом, призванным обеспечить по возможности наиболее выгодную реализацию имущества для целей принудительного исполнения решения суда о взыскании. Неустойчивость прав добросовестных покупателей приводит к снижению предлагаемых ими на торгах сумм, к сужению круга потенциальных участников торгов и, следовательно, к затруднительности реализации имущества по справедливой цене.

Попытки ограничить круг оснований недействительности публичных торгов встречаются и в арбитражной практике. В ряде случаев, отказывая в признании публичных торгов недействительными, суды указывают, что нарушения, на которые ссылался истец, не касаются самой процедуры подготовки и проведения торгов и, следовательно, не могут служить основанием для признания торгов недействительными на основании п. 1 ст. 449 ГК РФ.

Так, по иску ОАО «Ленполиграфмаш» о признании недействительными результатов аукциона по продаже недвижимого имущества истца судом проверялись доводы о нарушении судебным приставом-исполнителем при обращении взыскания на имущество требований Закона об исполнительном производстве. В удовлетворении иска отказано в связи с тем, что требования закона при проведении аукциона не нарушены[84].

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ при рассмотрении вопроса о возможности признания недействительными торгов, проведенных в рамках исполнительного производства на основании п. 1 ст. 449 ГК РФ, пришел к выводу, что нарушения, допущенные судебным приставом-исполнителем при наложении ареста на имущество должника, не являются основанием для признания судом торгов недействительными, поскольку указанные нарушения не связаны с правилами проведения торгов.

В одном из примеров, включенных в Обзор практики рассмотрения споров, связанных с признанием недействительными публичных торгов, рассматривается следующая ситуация. Общество с ограниченной ответственностью (должник в исполнительном производстве) обратилось в арбитражный суд с иском к специализированной организации (продавцу имущества) и организации- покупателю о признании недействительными публичных торгов по продаже недвижимого имущества.

В заявлении истец указал, что в нарушение порядка, установленного ст. 59 Закона об исполнительном производстве, судебный пристав-исполнитель обратил взыскание на объект недвижимого имущества — здание склада, предназначенного для непосредственного участия в производстве, несмотря на наличие у организации- должника иного имущества (в частности, готовой продукции), на которое взыскание обращается во вторую очередь, поэтому на основании п. 1 ст. 449 ГК РФ торги должны быть признаны недействительными.

Суд согласился с доводами истца и требование удовлетворил.

Ответчики в апелляционной жалобе указали, что нарушения, на которые ссылается истец, не относятся к нарушению порядка проведения торгов и не могут являться основанием для признания торгов недействительными.

Суд апелляционной инстанции решение отменил по следующим основаниям.

Согласно п. 3 ст. 3 Закона об исполнительном производстве на судебных приставов-исполнителей возложены функции по исполнению судебных актов и актов других органов. Осуществляя возложенные на него функции, судебный пристав-исполнитель совершает определенные действия по обнаружению имущества должника, его описи, аресту, реализации и т.д.

В силу ст. 90 названного Закона защита прав взыскателя, должника и других лиц осуществляется путем обжалования действий судебного пристава-исполнителя.

Таким образом, Законом об исполнительном производстве установлен самостоятельный способ защиты прав, нарушенных в результате незаконных действий судебного пристава-исполнителя, и предусмотрены конкретные последствия такого нарушения.

Как следует из положений ст. 62 Закона об исполнительном производстве, деятельность судебного пристава-исполнителя, предшествующая реализации имущества с публичных торгов, заканчивается подачей заявки специализированной организации на проведение торгов. В данном случае действия судебного пристава- исполнителя, совершенные в ходе ареста и описи имущества, не имеют отношения к порядку проведения торгов и допущенные при аресте имущества нарушения не являются основанием для признания торгов недействительными.

Пункт 1 ст. 449 ГК РФ предусматривает возможность признания торгов недействительными только в случае нарушения порядка их проведения. Порядок проведения торгов (в том числе в процессе исполнительного производства) регулируется ГК РФ (п. 2 ст. 63 Закона об исполнительном производстве).

Поскольку нарушения, на которые ссылается заявитель, не касаются правил проведения торгов, суд апелляционной инстанции обоснованно отказал в признании торгов недействительными.

В другом случае суд отказал в удовлетворении иска о признании публичных торгов недействительными, отвергнув ссылку истца (одного из участников торгов) на то, что судебным приставом- исполнителем не проверено наличие у должника денежных средств и иного имущества, относящегося в силу ст. 59 Закона об исполнительном производстве к имуществу первой очереди, так как это обстоятельство не может быть принято во внимание при оценке соблюдения правил проведения торгов, установленных законом, при рассмотрении требования, основанного на п. 1 ст. 449 ГК РФ[85].

Такой же подход был применен Президиумом ВАС РФ и при рассмотрении конкретного дела[86].

<< | >>
Источник: Новоселова Л.А.. Публичные торги в рамках исполнительного производства. — М., 2006. — 253 с.. 2006

Еще по теме Нарушения правил проведения публичных торгов, являющиеся основаниями для признания торгов недействительными:

  1. Основания признания недействительными публичных торгов
  2. Последствия признания недействительными публичных торгов
  3. Лица, заинтересованные в признании недействительными публичных торгов
  4. Соотношение требований о признании недействительными публичных торгов с другими способами защиты права
  5. Статья 93. Признание торгов недействительными
  6. Статья 93. Признание торгов недействительными
  7. Основания признания недействительными договоров, заключенных на публичные торгах
  8. Статья 18.16. Нарушение правил привлечения иностранных граждан и лиц без гражданства к трудовой деятельности, осуществляемой на торговых объектах (в том числе в торговых комплексах) Комментарий к статье 18.16
  9. Признание публичных торгов несостоявшимися
  10. Недействительность публичных торгов
  11. Порядок проведения публичных торгов
  12. Извещение о проведении публичных торгов
  13. Место проведения публичных торгов