Задать вопрос юристу

КОММЕНТАРИЙ К ФЕДЕРАЛЬНОМУ ЗАКОНУ ОТ 19.07.2009 № 205-ФЗ «О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ОТДЕЛЬНЫЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

(Налоговый вестник Комментарии к нормативным документам для бухгалтеров 2009 № 10 C 68-90. 2009 ЛЬ 11 C 26-49. 2010 ЛЬ I С. 21 47} ‘

Федеральный закон от 19.07.2009 № 205-ФЗ содержит дополнения в законодательные акты о кооперации, о хозяйственных обществах, о ценных бумагах, об исполнительном производстве, государственных корпорациях, а также корреспондирующие им новеллы Арбитражного процессуального кодекса РФ (АПК РФ).

Официально Закон опубликован 22.07.2009 в «Российской газете» и в полном объеме вступает в силу через 90 дней после обнародования (т. е. 20 октября 2009 года). В день опубликования начали действовать лишь отдельные нормы, вносимые в Федеральный закон от 08.02.1998 Ад 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее - Закон № 14-ФЗ). Так, уже действует предписание о том, что нотариусам надлежит свидетельствовать подлинность подписи участника общества или лица, действующего от его имени, на заявлении об отказе реализации преимущественного права на покупку доли (части доли) уставного капитала общества с ограниченной ответственностью (п. 6 ст. 21 Закона № 14-ФЗ). Документально отказ от использования преимущественного права покупки может быть совершен в простой письменной форме, но подлинность подписи ТОГО, KIO совершает данную сделку, следует засвидетельствовать нотариально. Причем в данном случае нотариус не проверяет содержание отказа, он лишь выносит заключение о подлинности подписи.

Кроме того, 22 июля 2009 г. вступило в силу и требование нотариальной формы сделки, направленной на отчуждение доли

Размещено в сети «Интернет» на сайте Сейчас ру Бизнес и вгтасть URL http / UTUV Iawnm га 1 (дата обращения 20 августа 2015 г )

(части доли) уставного капитала общества (п. 11 ст. 21 Закона № 14-ФЗ). Таковыми являются, например, сделки по договорам купли-продажи, мены, дарения доли, смешанным договорам, согласно которым доля уставного капитала передается в обмен на какие-либо работы или услуги. К данному виду относятся и сделки, при совершении которых могут насту пить обстоятельства, приводящие к отчуждению доли (например, договор залога доли). Если участник общества, заключивший договор, направленный на передачу доли, не спешит с нотариальным оформлением, другая сторона договора вправе обратиться с иском в арбитражный суд. Решение суда будет основанием для налогового органа, ведущего реестр юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, внести изменения в состав сведений об обществе с ограниченной ответственностью.

Нотариальное оформление передачи долей обязательно не во всех случаях. Например, оно не требуется при реализации участником общества права преимущественной покупки доли, предложенной другим участником.

Помимо этого с 22 июля 2009 года ст. 8 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» дополнена следующим положением: при регистрации сведений, исходящих от юридических лиц - правопреемников реорганизованного юридического лица либо от участника ликвидированного юридического лица, заявителями являются представители, действующие на основании доверенности, либо руководители юридических лиц (генеральный директор, директор, председатель правления). Однако в текст Закона вкралась ошибка: выражения «обязательные права в отношении ликвидированного юридического лица» не существует. Вместо этого следует читать «обязательственные права» (выделено авт. - В H.).

C 23 августа 2009 г. вступило в силу правило Налогового кодекса РФ, позволяющее определить размер пошлины, взимаемой за удостоверение сделок, направленных на отчуждение допей уставных капиталов обществ с ограниченной ответственностью. Пошлина исчисляется от суммы договора, но не ниже номинальной стоимости доли (абз. 1 подп. 5 п. 1 ст. 333.25 HK РФ).

Остальные новеллы корпоративного и процессуального законодательства вступают в силу 20 октября 2009 г.

Изменения в законодательстве о кооперативах: оспаривание решений органов управления. Федеральные законы от 08.12.1995 № 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации» и от 08.05.1996 №41-ФЗ «О производственных кооперативах» дополнены нормами, согласно которым решения общего собрания членов кооператива, наблюдательного совета, а также правления кооператива могут быть признаны судом недействительными по заявлению члена кооператива. При этом решение общего собрания признается недействительным по заявлению члена, не принимавшего участия в голосовании или голосовавшего против оспариваемого решения. Анализ данных предписаний показывает: авторы данного законопроекта поторопились назвать соответствующий механизм защиты членов кооперативов «обжалованием»[83]. Жалобы используются участниками процесса для инициирования проверки законности и обоснованности судебных актов (так называемые апелляционные и кассационные жалобы). Допустимо также именовать жалобами заявления граждан и организаций в вышестоящие органы о проверке в порядке подчиненности законности и обоснованности действий (бездействия) должностных лиц и органов государственного управления.

Подавая заявление в суд с требованием о признании недействительными управленческих актов, принимаемых органами кооператива, его члены не обжалуют принятые акты, а оспаривают их. Законы неверно ограничивают круг лиц, способных к оспариванию управленческих актов, выносимых органами кооперативов. Оспаривать решения общего собрания, наблюдательного совета и правления могут не точько члены кооперативных организаций, но и любые другие заинтересованные лица, имеющие юридически значимый интерес к аннулированию названных решений. Таковыми могут быть, например, работники кооперативов, не являющиеся их членами, а в сельской местности - соседи, не обладающие статусом члена или работника кооператива.

На практике встречаются попытки возражать против исков содержащих доводы о ничтожности актов, принимаемых органами хозяйственных обществ. Эти возражения основываются на том, что истцы не являются участниками (акционерами) общества, стало быть, не могут ставить под сомнение действительность решений, принятых обществом пз. Однако суды придерживаются иной позиции. В доказательство своей правоты судьи указывают на п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.11.2003 №17: судам общей юрисдикции подведомственны дела об оспаривании руководителями организаций решений их уполномоченных органов об освобождении руководителей от занимаемых должностей. Эти дела рассматриваются в порядке искового производства как дела по трудовым спорам о восстановлении на работе. Гипотетически уполномоченные органы организаций могут принимать незаконные решения не только по вопросам прекращения полномочий единоличных исполнительных органов (директоров), но и по вопросам увольнения иных работников, применения к ним дисциплинарных взысканий и т.п., а также затрагивающим права и законные интересы других лиц. Так, одним из первых дел, рассмотренных арбитражным судом с участием автора в качестве представителя, был спор о возмещении убытков, при чиненных организации решением правления местного сельскохозяйственного кооператива об изъятии и «постановке на баланс» табуна лошадей. Если бы члены кооператива не успели исполнить незаконное решение своего правления, собственник лошадей защищал бы свои интересы иском о признании этого решения недействительным.

Согласно Закону не имеют силы решения собрания членов кооператива, принятые без соблюдения требования о кворуме, а также по вопросам, не включенным в повестку дня (за исключением случая, когда на собрании присутствуют все члены коопе- [84] ратива). Однако это не значит, что решения собрания, принятые всеми членами кооператива законны в любом случае. Например, если кооператив принимает решение об изъятии чужой собственности. оно не имеет силы и не обязательно к выполнению членами кооператива.

В целом изменения в законодательстве не решают одну из главных проблем корпоративного права - требуется четкое ука- зание на то, какие управленческие акты организации недействительны в любом случае (независимо от обращения в суд заинтересованных лиц). и какие недействительны в результате решения суда.

C уверенностью можно утверждать: комментируемый Закон ограничивает право на судебную защиту, принадлежащее в равной степени всем гражданам, в том числе членам кооперативов. Согласно документу заявление члена кооператива о признании недействительным решения органа управления кооперативом (общего собрания, наблюдательного совета, правления) не может быть подано в суд по истечении шести месяцев со дня его принятия. Этот срок не подлежит восстановлению, за исключением случаев, когда член кооператива не подавал заявление под влиянием насилия или угрозы. Правда, факт насилия и угроз надо еще доказать. Таким образом, по буквальному смыслу Закона кооператив может лишить одного из своих членов причитающегося ему вознаграждения по результатам работы или принять решение об обращении имущества своего члена в собственность кооператива. При этом гражданин лишится возможности обратиться за судебной защитой по истечении шести месяцев со дня принятия такого решения. В то же время известно немало случаев, когда сельскохозяйственные кооперативы принимали решения о разделе имущества, принадлежащего своим временно отсутствующим членам, между членами кооператива. В прошлом суды всегда вставали на защиту разоренных таким образом граждан, а сегодня, по всей видимости, придется ждать специального постановления по этому щекотливому вопросу Конституционного Суда РФ.

Сроки обращения за судебной защитой. Согласно комментируемому Закону нарушения законов и иных нормативных правовых актов о кооперативах, допущенные при созыве общего собрания их членов, оцениваются судом при рассмотрении исков о признании недействительными решений общих собраний кооперативов. Казалось бы, это правило совершенно излишне, поскольку нарушениям законодательства, допущенным при созыве общего собрания, суд должен давать оценку в любом случае. Однако подлинная цель приведенной нормы заключается в другом: судам пытаются навязать установку, согласно которой они должны принимать во внимание нарушение процедуры созыва общего собрания только по делам о признании недействительными их решений. При рассмотрении другого дела, связанного с неправомерностью решения общего собрания (например, спора о возмещении убытков, причиненных решением общего собрания), суд не должен разбираться, все ли члены кооператива были извещены о собрании, почему истец не принимал в нем участие и т.д. Складывается впечатление, что дополнения в законах о кооперации каким-то образом связаны с насильственным прекращением прав членов сельскохозяйственных кооперативов надіринадле- жащие им земельные паи в результате «рейдерских» захватов, обмана, фальсификации документов и подобных операций.

Если кооператив в лице председателя, членов правления или представителей, действующих на основании доверенностей, с одобрения правления, наблюдательного совета, общего собрания совершил невыгодную для кооператива сделку, признание незаконным решения о ее одобрении не влечет недействительность самой сделки. В связи с этим возникает вопрос: следует ли, прежде чем обращаться в суд с иском о признании совершенной кооперативом сделки недействительной, предъявлять иск о признании недействительным решения органа кооператива о ее одобрении?

На мой взгляд, данная проблема должна решаться в судебном процессе по иску о признании сделки недействительной. Однако, вероятно, во многих случаях суды будут отказывать в констатации факта недействительности сделок, совершенных кооперативом, по основанию, что сделка одобрена органом кооператива, а решение о ее одобрении не оспорено в судебном порядке в установленный срок. Тем самым законодатель де-факто установил сокращенный срок давности по искам о признании недействительными оспоримых сделок, совершенных с одобрения органов кооператива. Ведь общий срок давности для требования о признании оспоримой сделки недействительной составляет год со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для этого (п. 2 ст. 181 Гражданского кодекса РФ), однако предъявить требование о признании решения об одобрении сделки недействительным можно лишь в течение шести месяцев со дня его принятия. Этот срок в отличие от срока исковой давности восстановлению не подлежит. Рассмотрение дела по иску о признании недействительным решения органа управления кооперативом может затянуться. вследствие чего истец, добившийся положительного для него судебного акта, может пропустить установленный для оспаривания срок. Выход здесь один: суды должны исходить из того, что судебный акт о признании решения об одобрении сделки недействительным не является обязательным условием для предъявления иска о признании недействительной сделки по основаниям, связанным с незаконностью решения органа управления.

Аналогичные нормы для оспаривания решений органов > правления корпоративных организаций внесены в Федеральные законы от 26.12.1995 №208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее - Закон №208-ФЗ) и от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью». Изменена редакция п. 7. ст. 49 Закона № 208-ФЗ: отныне заявление о признании недействительным решения общего собрания акционер может предъявить в течение трех месяцев со дня, когда узнал или должен был узнать о нем и о юридических фактах, на основании которых суд может вынести акт о признании решения акционерного собрания недействительным. Статья 43 Закона № 14-ФЗ дополнена п. 4, в соответствии с которым заявление участника общества о признании недействительным решения общего собрания, решений иных органов управления общества может быть подано в суд в течение двух месяцев.

Оспаривание крупных сделок хозяйственных обществ.

Важными являются изменения, касающиеся оспаривания крупных сделок, совершенных хозяйственными обществами. Крупной считается сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо или косвенно имущества, стоимость которого составляет 25% и более балансовой стоимости активов общества, за исключением сделок, совершенных в ходе обычной хозяйственной деятельности (п. 1 ст. 78 Закона Xo 2б. Купив акции, ООО «Транснефтьсервис С» обнаружило, что цена, которую придется выложить, в конечном счете гораздо выше, поскольку согласно п. 1 ст. 84.2 Закона № 208-ФЗ приобретатель более 30% акций открытого акционерного общества в течение 35 дней после приобретения обязан направить оферту о покупке акций. В соответствии с п. 4 ст. 84.2 этого Закона цена приобретаемых акций не может быть ниже средневзвешенной цены,1,4 определенной в результате торгов организатора торговли на рынке ценных бумаг. Если акции не обращаются на организованных рынках, их цена не может быть ниже рыночной стоимости, определенной независимым оценщиком. Акции ОАО «Нижегородская сбытовая компания» продавались на рынках ценных бумаг, и в итоге ООО «Транснефтьсервис С» помимо уплаченных денег выложило еще около 2 000 000 000 руб.

Компания «Санфлейк Лимитед» (Su№flake Limited), являющаяся юридическим лицом по законодательству Республики Кипр, предъявила иск к ОАО «РАО ЕЭС России» и ООО «Транснефтьсервис С» (своей дочерней организации) о признании недействительным договора купли-продажи акций ОАО «НСК», заключенного между ООО «Транснефтьсервис С» и ОАО «РАО ЕЭС России», и возвращении сторон в первоначальное положение. Иск мотивировался тем, что «Санфлейк Лимитед» - единственный участник ООО «Транснефтьсервис С», не принимавший решение о покупке акций и не одобривший договор купли- продажи. Между тем покупка акций является для ООО «Транснефтьсервис С» крупной сделкой, и в силу ст. 46 Закона 14- ФЗ требует одобрения общего собрания участников общества либо совета его директоров (наблюдательного совета), либо [85] единственного участника общества. Решением по делу арбитражного суда г. Москвы от 03.07.2008 JSfe А40-58735 /07-136-417 в иске было отказано, т.к. в соответствии суставом ООО «Транс- нефтьсервис С» крупными являются сделки, связанные с отчуждением имущества (в т.ч. денег и ценных бумаг), стоимость которого составляет боле 90% балансовой стоимости активов общества, определяемой на дату принятия решения о заключении сделки. Стоимость пакета акций составила 2 000 050 000 руб., или 74% стоимости активов общества. Решение о сделке принял совет директоров ООО «Транснефтьсервис С», поэтому одобрения сделки единственным участником общества не требовалось.

Девятый арбитражный апелляционный суд постановлением от 22.08.2008 отменил это решение и удовлетворил иск компании «Санфлейк Лимитед», основываясь на следующих соображениях:

- пункт 1 ст. 46 Закона № 14-ФЗ признает, что крупной является не только единичная сделка, но и несколько взаимосвязанных сделок по приобретению, отчуждению имущества, стоимость которого составляет более 25% стоимости имущества общества. Однако в уставе конкретного общества может быть установлен более высокий порог. Согласно уставу ООО «Транснефтьсервис С» крупной считается сделка или несколько взаимосвязанных сделок, направленные на отчуждение более 90% стоимости активов общества;

- цена 49%-ного пакета акций ОАО «НСК» составляет

2 000 050 000 руб., или 74% стоимости активов общества. Однако в соответствии с Законом N2 208-ФЗ заключение договора на покупку такого крупного пакета акций влечет за собой принудительный выкуп акций, принадлежащих миноритарным акционерам. Оферту о выкупе акций акцептовали 33 акционера, владеющие 37,7 % акций ОАО «НСК». C учетом изложенного у ООО «Транснефтьсервис С» возникла обязанность приобретения дополнительного пакета акций на сумму 1 171 816 286 руб. 40 коп. Общая стоимость взаимосвязанных сделок составила

3 221 816 286 руб. 40 коп., что превышает стоимость всего имущества ООО «Транснефтьсервис С» на 17%;

- ответчик не оспаривал факт, что отсутствует одобрение сделки единственным участником незадачливого покупателя;

- спорная сделка не есть сделка, совершаемая в ходе обычной хозяйственной деятельности, потому что ООО «Транснефть- сервис С» осуществляет деятельность по покупке и продаже электроэнергии на оптовом и розничных рынках электрической энергии, а не по приобретению крупных пакетов акций иных энергосбытовых компаний.

Несмотря на то что ответчиком (правопреемником продавца акций) была подана кассационная жалоба, результаты ее рассмотрения широкого освещения не получили. Скорее всего между компанией «Санфлейк Лимитед», ООО «Транснефтьсервис С» и правопреемником ОАО «РАО ЕЭС России» была совершена внесудебная мировая сделка или заключено мировое соглашение о снижении покупной цены. Если бы ФАС Московского округа осуществлял проверку законности и обоснованности судебных актов, ему пришлось бы обратить внимание на следующие обстоятельства:

- сделка одобрена советом директоров ООО «Транснефтьсервис С», который формируется компанией «Санфлейк Лимитед», поэтому вряд ли можно допустить, что члены совета не информировали компанию о предстоящей сделке;

- согласно ГК РФ оспоримая сделка может быть признана судом недействительной. Однако суд, установив что сделка является оспоримой, вправе оставить ее в силе, исходя из потребностей оборота и заслуживающих внимания интересов сторон;

- совершая сделку, ООО «Транснефтьсервис С» не могло не разбираться в акционерном законодательстве, налагающем на покупателя крупного пакета обязанность последующего выкупа акций, принадлежащих миноритарным акционерам. Задумав приобрести акции, общество могло получить биржевую информацию о средневзвешенной цене одной акции и правильно подсчитать стоимость дополнительного пакета;

- интересы третьих лиц (в данном случае продавца) не должны страдать от того, что. заключив договор купли-продажи акций, покупатель не согласовал покупку со своим единственным участником.

На основании вышеизложенного, по нашему мнению, арбитражный суд должен был отказать компании «Санфлейк Ли- митед» в иске. После всту пления в силу комментируемого закона истец, настаивающий на признании крупной сделки недействительной, должен будет доказать не только ее крупный размер, но и то, что ответчик знал или должен был об этом знать. Если же ответчик не мог знать о том, что сделка крупная, нет оснований и для признания ее недействительной. В нашем случае. ОАО «РАО ЕЭС России», как следует из материалов дела, не знало и не могло знать, что ООО «Транснефтьсервис С» совершает крупную сделку.

Возвращаясь к разговору о Федеральном законе от 19.07.2009 №205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее - Закон JSr9 205), напомним, что данный документ вносит изменения в законы о ценных бумагах, юридических лицах и Арбитражный процессуальный кодекс РФ (АПК РФ).

Важным представляется предписание п. 1 ст. 3 Закона № 205, вносящее поправку в ст. 44 Федерального закона от

26.12.1995 №208-ФЗ «Об акционерных обществах». Отныне акционерное общество и регистратор, которому поручено ведение и хранение реестра акционеров, несут солидарную ответственность за убытки, причиненные акционеру в результате утраты акций или невозможности осуществить права, ими удостоверенные. Введение этой нормы- несколько запоздалая реакция на правонарушения, допускаемые реестродержателями, в результате которых «исчезают» акции, т. е. записи о корпоративных (обязательственных) правах акционеров в отношении обществ. Известно, что «терялись» акции крупнейших акционерных обществ (ОАО «Газпром», ОАО «Сибнефть», ОАО «НК «ЛУКОЙЛ», ОАО «ГМК «Норильский никель», ОАО «Аэрофлот- Российские авиалинии»).

Солидарная ответственность эмитентов акций и регистраторов. Держатели реестров осуществляют свою деятельность в соответствии с Положением о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденным постановлением ФКЦБ РФ от 02.10.1997 №27, и ст. 8 Федерального закона от

22.04.1996 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг». Согласно названным актам реестродержатели не несут ответственность перед акционерами за необоснованное списание акций с их счетов. Поэтому в прошлом арбитражные суды отказывали в удовлетворении исков о взыскании убытков, причиненных необоснованным списанием акций, с акционерных обществ и держателей их реестров. «Солидарная ответственность эмитента и регистратора перед акционером за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по ведению и хранению реестра не предусмотрена договором и не установлена законом», - указал Президиум Высшего арбитражного суда РФ, - согласно п. 4 ст. 44 Закона «Об акционерных обществах» общество, поручившее ведение и хранение реестра акционеров регистратору, не освобождается от ответственности за его ведение и хранение. Ответственность перед своими акционерами за исполнение обязанности по надлежащему ведению и хранению реестра и за действия регистратора несет само акционерное общество, поручившее ведение реестра регистратору (постановление Президиума ВАС РФ от 02.08.2005 Лго 16112 /03*по делу N° А40-35556 /02-34-206).

Со дня вступления в силу Закона № 205-ФЗ, т. е. с 20 октября 2009 года, акционеры, лишившиеся своих акций в результате неправомерного списания их со счетов, уничтожения записей об акциях и подобных правонарушений, могут предъявлять иски солидарно к регистратору и обществу, чьи акции были утрачены. Солидарная ответственность - конструкция, допускающая возмещение убытков в полном объеме одним из должников (в нашем случае это либо регистратор, либо акционерное общество). Должник, удовлетворивший требование о возмещении убытков, получает право требования к другому должнику о компенсации понесенных им расходов в соответствующей части. Рекомендуем предъявлять иск не к одному из должников (обществу или регистратору), а сразу к двум, т. е. и к обществу, и к регистратору одновременно. Если требование будет удовлетворено обществом, оно получит возможность предъявить иск регистратору о возмещении половины суммы, взысканной в пользу акционера. И наоборот: если деньги выплатит регистратор, он получает право на иск к обществу о возмещении половины понесенных им расходов. Это правило действует при наличии вины и регистратора, и общества. Если же иск акционера о возмещении убытков удовлетворен обществом, а в его действиях отсутствует вина перед акционером, регистратор обязан полностью возместить расходы общества в размере предоставленного акционеру удовлетворения. И наоборот: если требование акционера о компенсации убытков удовлетворено регистратором, а общество-эмитент невиновно, регистратор не может предъявить иск к эмитенту. В большинстве случаев именно общество будет удовлетворять требования акционеров о компенсации утраченных акций, потому что именно с общества-эмитента легче взыскать денежные средства в исполнительном производстве.

В свою очередь общество, компенсировавшее акционеру стоимость утраченных акций, получает право на иск к регистратору, который, чтобы снять с себя ответственность, может доказывать отсутствие своей вины уже в процессе по иску акционера. Таким образом, правило о солидарной ответственности регистратора и эмитента появилось в акционерном законодательстве прежде всего благодаря тому, что отвечает интересам эмитентов, а интересы акционеров защищает постольку, поскольку защищает интересы акционерных обществ. Теперь общество при заключении договора с регистратором о ведении реестра вправе включить в договор условие об осуществлении регресса, т. е. определить размер компенсации, причитающейся обществу при удовлетворении им требований акционера, а также порядок выплаты этой компенсации. Например, в договоре можно указать: в случае предъявления иска к эмитенту о компенсации стоимости утраченных акций регистратор обязан подать ходатайство о вступлении в дело в качестве третьего лица на стороне эмитента, а затем (после вступления в силу решения о взыскании компенсации) возместить ее стоимость ответчику в полном объеме. В случае предъявления иска одновременно и регистратору, и эмитенту регистратор обязан направить своих представителей для участия в деле, а в случае вступления в силу решения о взыскании компенсации - выплатить ее акционеру до возбуждения исполнительного производства в отношении эмитента.

Депозитарии и регистраторы. Интересы акционеров, утративших свои акции в результате противоправных действий регистраторов, в большей степени были бы защищены не солидарной ответственностью регистраторов и эмитентов, а законодательным запретом использовать конструкцию виндикационного иска по отношению к требованиям о возврате утраченных акций. Бездокументарные акции не являются вещами, следовательно, их невозможно украсть в юридическом значении этого термина, а затем продать добросовестному приобретателю. Однако Федеральный закон от 22.04. і 996 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» устанавливает вещные права на бездокументарные бумаги (ст. 2). В результате появилась возможность для защиты покупателей акций, неправомерно списанных со счетов акционеров, с помощью фигуры добросовестного приобретателя (ст. 302 Гражданского кодекса РФ). При этом ВАС РФ не пожелал задуматься о том, что добросовестное приобретение права собственности возможно лишь в отношении вещей, а не акций. Практика до настоящего времени исходит из выработанного арбитражными судами правоположения: «Требования о восстановлении записи в реестре акционеров в отношении акций, значащихся в реестре на лицевых счетах других лиц, фактически сводятся к требованию о возврате их истцу, так как в случае удовлетворения иска последние будут лишены своего права на данные ценные бумаги. Поэтому указанные требования носят виндикационный характер и подлежат рассмотрению в соответствии со статьей 302 Гражданского кодекса Российской Федерации» (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 01.03.2004 № Ф08-67 /2004).

В действительности виндикационный иск - это иск собственника о восстановлении владения вещью, утраченной помимо его воли. Бездокументарные ценные бумаги не являются вещами, поэтому теоретически нет возможности использовать возражения против виндикации, предоставленные законом добросовестным приобретателям чужих вещей, для защиты лиц, по «ошибке» купивших акции и другие обязательственные права. Виндикационный иск и возражения против него есть институты вещного, а не корпоративного права.

Если регистратор неправомерно списал акции со счета акционера или уничтожил запись об акционере в реестре и в итоге акции оказались зафиксированными на счете третьего лица, за потерпевшим следует признать право на иск к эмитенту и (или) регистратору о восстановлении записи на счете. Акция - одно из доказательств наличия обязательственных (корпоративных) прав акционера по отношению к эмитенту. И то обстоятельство, что эмитент и регистратор не признают данных прав за акционером, не означает, что они были утрачены, потеряны, «списаны» и т.д. Регистраторы обязаны восстанавливать утраченные записи, а добросовестные приобретатели могут оставаться при своих интересах или добиваться возвращения денег, уплаченных за мнимые акции. «Потерять» акции нельзя, как и обязательственные требования; можно лишь утратить правоподтверждающие документы. Однако такая постановка вопроса встречает возражения со стороны крупных холдингов, которые приобрели контроль над многими обществами, в результате «списания» акций со счетов первоначальных акционеров. В целом институт солидарной ответственности акционеров и регистраторов имеет конечной целью ликвидацию института регистраторов и возвращение функций по ведению реестра акционеров к эмитентам.

После вступления в силу Закона 205-ФЗ споры, возникающие из деятельности регистра торов, отнесены к компетенции арбитражных судов. Это означает, что потерпевшие лишились возможности выбора между арбитражными судами и судами общей юрисдикции при обращении за судебной защитой по требованию о восстановлении записей о бездокументарных ценных бумагах (акций, облигаций) на их счетах. Суды общей юрисдикции не связаны практикой арбитражных судов и потому могли не расценивать иски, предъявленные к реестродержателям (регистраторам), как виндикационные, что, конечно, повышало шансы на удовлетворение требований потерпевших. Еще большую надежду на удовлетворение требований дает преследование виновных в порядке уголовного судопроизводства. Так, из письма начальника депозитарного центра АБ «Газпромбанк» (ЗАО) в адрес прокуратуры Тверской области от 01.08.2003 № 14-3 /871 следует, что банк во внесудебном порядке восстановил акции на счетах почти 700 акционеров. В первую очередь акции восстанавливались малоимущим и пенсионерам. Процесс восстановления представлял собой сложную процедуру в связи с «похищением» акций у большого числа акционеров (решение Арбитражного суда г. Москвы от 18.12.2007 по делу № А40-45332 /07-125- 312). Экономический смысл необоснованного списания акций заключается в следующем: цена крупного пакета, составленного из акций множества мелких акционеров, значительно превышает сумму, получающуюся в результате арифметического сложения рыночной стоимости каждой отдельной акции. Регистратор возмещает убытки каждому акционеру в размере биржевой стоимости его небольшого пакета, а заказчик правонарушения пол>чает большой пакет, обладающий значительной стоимостью.

Согласно п. 6 ст. 225.1 АПК РФ правила рассмотрения корпоративных споров в арбитражных судах распространяются на споры, вытекающие из деятельности держателей реестра владельцев ценных бумаг, по учету прав на акции и иные ценные бумаги с ос>ществлением держателями реестров прав и обязанностей, предусмотренных федеральным законом, в связи с размещением и обращением акций. От споров по искам к держателям реестров владельцев акций и иных ценных бумаг следует отличать споры по требованиям к депозитариям, осуществляющим деятельность по учету прав на ценные бумаги. Общие нормы о депозитарной деятельности сосредоточены в ст. 7 Закона о рынке ценных бумаг, в то время как определение и основные положения о деятельности по ведению реестров владельцев ценных бумаг находятся в ст. 8 того же Закона. Согласно п. 2 ст. 225.1 АПК РФ (в ред. Закона № 205-ФЗ) правила о корпоративных спорах, рассматриваемых арбитражными судами, не распространяются на споры, вытекающие из деятельности депозитариев по учету прав на ценные бумаги. По буквальному смыслу этой нормы такие споры вообще вне юрисдикции арбитражных судов наряду со спорами о разделе наследуемых акций и спорами между супругами о разделе долей в уставных (складочных) капиталах. Однако согласно п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК РФ (в ред. Закона 205-ФЗ) дела по спорам, вытекающим из деятельности депозитариев, подведомственны арбитражным судам. Таким образом, указание в п. 2 ст. 225.1 АПК РФ на споры, на которые не распространяются правила о корпоративных спорах, представляется излишним, поскольку их можно считать отдельной категорией дел наряду с корпоративными спорами, делами о банкротстве, делами, возникающими из деятельности государственных корпораций, и др., относительно которых имеется указание об их специальной подведомственности арбитражным судам. В связи со специальной подведомственностью суды общей юрисдикции не вправе рассматривать данные дела, даже если к судебной защите прибегает гражданин, не являющийся индивидуальным предпринимателем или главой фермерского (крестьянского) хозяйства. Требования к депозитариям рассматриваются только арбитражными судами.

Нельзя сказать, что это требование новое для практики. Согласно п. 7 постановления Пленума ВАС РФ от 09.12.2002 № 11 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» споры по искам заинтересованных лиц к держателю реестра акционеров общества или к депозитарию, связанные с осуществляемой ими деятельностью, в т.ч. по учету прав на акции или иные эмиссионные ценные бумаги общества, подведомственны арбитражным судам. Руководствуясь данным правоположением, арбитражные суды принимали к своему рассмотрению иски граждан, не обладающих статусом индивидуального предпринимателя или главы фермерского (крестьянского) хозяйства, к регистраторам и депозитариям (определение ВАС РФ от 23.10.2008 № 13757/08 по делу № А40-45332/07-125-312). Однако право- положения, изложенные в постановлениях Пленума ВАС РФ, обязательны только для арбитражных судов (п. 2 ст. 13 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации») и могут рассматриваться судами общей юрисдикции только в качестве рекомендательных правил. Руководящие же разъяснения Пленума Верховного Суда РФ обязательны для всех судов, государственных и муниципальных органов и должностных лиц, применяющих закон, и, следовательно, для арбитражных судов (ст. 56 Закона РСФСР от 08.07.1981 №976 «О судоустройстве РСФСР» в ред. от 20.08.2004). Отсюда следует, что судам общей юрисдикции в прошлом формально не запрещалось рассматривать дела по искам граждан к держателям реестров владельцев ценных бумаг и депозитариям. После вступления в силу Закона № 205-ФЗ граждане утратили возможность выбирать между судами общей юрисдикции и арбитражными судами: отныне они могут предъявлять иски к регистраторам и депозитариям только в арбитражных судах.

Семейные и наследственные споры. В Законе № 205-ФЗ подробно изложены категории корпоративных споров, рассматриваемых арбитражными судами. Ранее действовавшая редакция ч. 1 ст. 33 АПК РФ относила дела по спорам о создании, реорганизации и ликвидации организаций, а также по спорам между акционером и обществом, участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, по спорам, вытекающим из деятельности хозяйственных товариществ и обществ, за исключением трудовых споров к специальной подведомственности арбитражных судов. По буквальному смыслу закона арбитражным судам оказывались подведомственными дела по спорам о разделе долей участия в хозяйственных обществах (в т.ч. акций), совместно нажитых супругами в браке, о наследстве, включающем в свой состав акции и доли в капиталах обществ с ограниченной ответственностью. Доля в уставном капитале хозяйственного общества. нажитая одним из супругов, относится к общему имуществу, нажитому в браке, поэтому спор между супругами о разделе доли есть спор между участниками хозяйственного общества.

Закон №205-ФЗ дополняет АПК РФ гл. 28.1, содержащей специальные правила о рассмотрении арбитражными судами корпоративных споров. В соответствии со ст. 225.1 АПК РФ к юрисдикции арбитражных судов относятся споры, связанные с принадлежностью акций, долей в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паев членов кооперативов, установлением их обременении и вытекающих из них прав. Споры, связанные с разделом наследственного имущества или разделом общего имущества супругов, включающего в себя акции, доли в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паи членов кооперативов, арбитражным судам не подведомственны. К сожалению, как и прежде, законодатель допускает небрежность, формулируя правила о подведомственности корпоративных споров арбитражному суду. Наследственные споры вокруг акций, паев, долей участия в складочных (уставных) капиталах могут возникать не только в связи с разделом наследственной массы, но и по другим основаниям.

В качестве примера можно привести иск наследника о признании его права на доли участия в капитале, иск о восстановлении срока на принятие наследства, состоящего из акций. Поэтому в законе следовало бы указать: любые споры, вытекающие из наследственных правоотношений, в том числе споры о наследстве, состоящем из акций (долей участия в капиталах), арбитражным судам не подведомственны. То же касается и споров, возникающих из семейных отношений: пакеты акций могут быть предметом не только спора о разделе имущества, нажитого супругами в браке, но и иных конфликтов между супругами (например, спора о порядке управления акциями, находящимися в общей долевой собственности супругов). Неточные формулировки могут серьезно осложнить положение акционеров (супругов и наследников), вознамерившихся искать правды в суде.

Корпоративные и трудовые споры. В редакции АПК РФ, действовавшей до всгупления в силу Закона № 205-ФЗ, содержалось указание о том, что к специальной подведомственности арбитражных судов относятся споры между акционером и акционерным обществом, участниками товариществ и обществ, вытекающими из деятельности данных организаций, за исключением трудовых споров (п. 4 ч. 1 ст. 33). Это правило означало следующее: в некоторых случаях работник общества, являющийся его акционером, мог выбирать между арбитражным судом и судом общей юрисдикции при предъявлении иска к обществу.

Так, если участник (акционер), являющийся генеральным директором, обращался к своему обществу с требованием о признании недействительным решения общего собрания участников (акционеров) о прекращении его полномочий как единоличного исполнительного органа общества, спор рассматривался как подведомственный арбитражному суду. «Квалифицируя спор о признании недействительным решения внеочередного собрания участников общества как трудовой спор, суд не принял во внимание, что К. является участником общества. Поскольку К. мотивировала свои требования нарушением ее прав как участника общества, вывод о неподведомственности спора арбитражному суду следует признать необоснованным» (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 21.08. 2003 по делу № АЗЗ- 7005/03-С1-Ф02-2603 /03-С2).

Если участник (акционер) общества, являвшийся генеральным директором, обращался с требованием о восстановлении на работе в качестве генерального директора или оспаривал его отстранение от работы, тяжба была подведомственна суду общей юрисдикции.

Юристы, представлявшие интересы генеральных директоров- акционеров, формулировали требования в зависимости от фактических обстоятельств дела и от того, какой суд им был знаком более других, остерегаясь при этом обвинений в искусственном изменении подведомственности. Принятие судьей дела с нарушением правил о подведомственности может быть расценено как грубое нарушение, умаляющее авторитет судебной власти, вызывающее обоснованные сомнения в объективности, справедливости и беспристрастности судьи. Поэтому в арбитражный суд. дружески настроенный по отношению к бывшему директору - акционеру (участнику) общества, старались не обращаться с требованиями, возникающими из трудовых отношений.

Статья 225.1 АПК РФ (в ред. Закона №205-ФЗ) относит к специальной подведомственности арбитражных судов дела по спорам, связанным с управлением юридическим лицом или участием в нем. Таким образом, четко разделены споры, связанные с управлением организацией, и споры, связанные с участием в организации. Кроме того, п. 8 данной статьи выделяет среди корпоративных споров категорию дел об обжаловании решений органов управления юридического лица. Приказы об увольнении работников, о применении к ним мер дисциплинарной ответственности являются решениями генеральных директоров (руководителей) - единоличных исполнительных органов управления юридического лица. Иными словами, у бывших генеральных директоров. не являющихся акционерами (участниками), возникает шанс оспаривать в арбитражном суде решения советов директоров (наблюдательных советов) и собраний участников о прекращении их полномочий в качестве единоличных исполнительных органов, а также приказы об увольнении. (Напомним, что решения о прекращении полномочий единоличного исполнительного органа недостаточно для прекращения трудовых отношений с директором. Помимо решения требуется приказ об увольнении бывшего директора, равно как и любого другого работника. Этот приказ на основании решения совета директоров / общего собрания издает либо увольняемый директор, либо вновь назначенный директор.)

Попытки бывших руководителей оспаривать решения органов управления юридических лиц именно в арбитражных судах, а не в судах общей юрисдикции, встречались и в прошлом. Ha- пример, гражданин оспаривал решение собрания участников ООО «Производственно-коммерческая фирма «Центр-Сервис» об освобождении от должности генерального директора. Первая инстанция удовлетворила иск и признала решение собрания недействительным. Апелляция, установив, что гражданин - не участник общества, а спор является трудовым, вынесла определение о прекращении производства по делу, указав, что трудовые споры арбитражным судам не подведомственны (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 24.06.2003 по делу Л» АЗЗ- 14727/02-С1-Ф02-1381 /03-С2).

В связи с изложенным необходимо, чтобы Плен}M ВАС РФ разъяснил своим постановлением, что споры об обжаловании решений органов управления юридического лица, относящиеся к категории трудовых, арбитражным судам не подведомственны. В противном случае работники, в т.ч. акционеры, и генеральные директора будут пытаться оспаривать касающиеся их решения единоличных исполнительных органов, советов директоров, общих собраний в арбитражных судах.

Вместе с тем руководители организаций - участники (акционеры) хозяйственных обществ сохраняют возможность оспаривать решения о прекращении их полномочий в судах общей юрисдикции. Согласно п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.11.2003 № 17 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел по трудовым спорам с участием акционерных обществ, иных хозяйственных товариществ и обществ» дела об оспаривании руководителями организаций, заключивших с данными организациями трудовые договоры, решений об освобождении их от занимаемых должностей (прекращении их полномочий) подведомственны судам общей юрисдикции и рассматриваются ими в порядке искового производства как дела по трудовым спорам о восстановлении на работе (ст. 22, 273-281, 391 Трудового кодекса РФ). Таким образом, акционер, освобожденный от должности генерального директора, может предъявить иск о восстановлении на работе в суд общей юрисдикции, указывая при этом на незаконность как приказа об увольнении, так и решения собрания участников (акционеров) о прекращении полномочий единоличного исполнительного органа. Правоположение Верховного Суда РФ действует в отношении акционеров - генеральных директоров и после вступления в силу Закона № 205-ФЗ.

Государственные корпорации. Статьей 10 Федерального закона от 19.07.2009 № 205-ФЗ к компетенции арбитражных судов отнесены споры, вытекающие из деятельности государственных корпораций и связанные с их правовым положением, порядком управления ими, их созданием, ликвидацией и организацией.

Согласно закону государственная корпорация - это некоммерческая организация, созданная Российской Федерацией для осуществления социальных, управленческих и иных общественно полезных функций (п. 1 ст. 7.1 Федерального закона от 12.01.1996 Лг2 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»). Таковыми организациями являются:

- Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом», являющаяся органом управления использования атомной энергии (Федеральный закон от 01.12.2007 № 317-ФЗ);

- Государственная корпорация по строительству олимпийских объектов и развитию г. Сочи как горноклиматического курорта (Федеральный закон от 30.10.2007 № 238-ФЗ);

- Государственная корпорация «Ростехнологии» (Федеральный закон от 23.11.2007 № 270-ФЗ);

- Российская корпорация нанотехнологий (Федеральный закон от 19.07.2007№ 139-ФЗ);

- Агентство по страхованию вкладов (Федеральные законы от 23.12.2003 № 177-ФЗ, от 28.07.2004 № 87-ФЗ);

- Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк) (Федеральный закон от 17.05.2007 № 82-ФЗ);

- Фонд содействия реформированию жилищно-коммунальною хозяйства (Федеральный закон от 21.07.2007 № 185-ФЗ).

Особенность государственных корпораций как юридических лиц заключается в том, что по своей сути они являются органами государственного управления, которым разрешено осуществление предпринимательской деятельности. В подтверждение можно сослаться на правомочие корпорации «Росатом» утверждать нормативные правовые акты в установленной сфере деятельности. В прошлом де-факто государственной корпорацией являлось РАО «ЕЭС России», обладавшее многими атрибутами органа государственной власти, несмотря на акционерную форму. И в настоящее время руководителям государственных корпораций положены дипломатические паспорта, словно они чиновники, занимающие государственные должности категории «А» (ст. 12 Федерального закона от 15.08.1996 № 114-ФЗ). Государственные корпорации можно сравнить с фондами, которые, как и госкорпорации, являются юридическими лицами, не имеющими членства, создаваемыми для управления имуществом ради достижения целей и осуществления деятельности, определенной учредительными документами. Формальное отличие, однако, заключается в том, что государственная корпорация создается только одним субъектом - Российской Федерацией, функции ее учредительного документа выполняет федеральный закон о ее создании, определяющий особенности ее правового положения.

Из всех споров, касающихся государственных корпораций, на наш взгляд, наиболее важными являются споры об ответственности лиц, входящих в органы управления государственных корпораций. Институт ответственности управляющих юридического лица служит не столько для компенсации ущерба, причиненного данному юридическому лицу, сколько для того, чтобы публично назвать и наказать подлинных виновников финансового краха компании ||5*(3). В законах о государственных корпорациях ничего не говорится об имущественной ответственности единоличных исполнительных органов, членов наблюдательных советов (советов директоров) и правлений (дирекций). Между тем судебной практике уже известны иски о привлечении К ИМ) ще- ственной ответственности членов органов управления за решения (действия), которые привели к банкротству коммерческих организаций (см. определения ВАС РФ от 18.09.2008 № 11090/08 по делу №А41-K1-3894/07, от 25.09.2008 № 12217/08 по делу № А40-33388 /07-36-87). Таким образом, если государственная корпорация получила убытки в результате действий членов органов управления, она вправе предъявлять к ним иски в арбитражные суды, невзирая на отсутствие соответствующих норм в законах. Привлечение к ответственности членов органов управления (бывших членов) должно осуществляться на общих основаниях (вина, ущерб, противоправное деяние, причинная связь Кулагин M II Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо // Кулагин M И Избранные труды M , 1997 C 181 между деянием и ущербом). И если в законах о государственных корпорациях отсутствуют нормы об ответственности членов органов управления, практика арбитражных судов при необходимости может восполнить данный пробел.

Полномочия судебного представителя. Согласно ст. 59 АПК РФ дела организаций ведут в арбитражном суде их представители, действующие в соответствии с федеральным законом, иным нормативным правовым актом или учредительными документами организаций. От имени ликвидируемого юридического лица в суде выступает уполномоченный представитель ликвидационной комиссии (п. 4 ст. 59). Это может быть генеральный директор, президент и председатель правлений хозяйственных обществ, председатель кооператива, директор унитарных предприятий, ректор учебных заведений, руководитель автономных и финансируемых из бюджета учреждений. Однако личное участие руководителя в судебном разбирательстве не препятствует возглавляемой им организации поручить ведение дела судебному представителю. Руководитель организации и ее судебный представитель вправе действовать в суде одновременно, и в этом важное отличие судебного представительства от представительства материально-правового.

К помощи представителей в делах, рассматриваемых арбитражными судами, вправе прибегать не только организации, но и граждане, в т.ч. индивидуальные предприниматели и главы фермерских (крестьянских) хозяйств. Представителями могут быть адвокаты и любые другие дееспособные физические лица, за исключением указанных в п. 1 ст. 60 АПК РФ (судьи, следователи, прокуроры, помощники судей и работники аппарата суда), а также в иных федеральных законах (не могут представительствовать в суде, например, депутаты Государственной Думы). Полномочия представителя оформляются доверенностью, которая подписывается руководителем организации (иным лицом, уполномоченным учредительными документами) и скрепляется оттиском фирменной печати. Если представитель организации (например, директор филиала или представительства) желает предоставить полномочия на ведение судебных дел другому лицу, он должен обратиться к нотариусу. Этого требует содержание п. З ст. 187 Гражданского кодекса РФ.

«Индивидуальные» нюансы. Доверенность, выдаваемая индивидуальным предпринимателем, в т.ч. главой фермерского (крестьянского) хозяйства, должна быть подписана им и скреплена его печатью (п. 6 ст. 61 АПК РФ). Это новое положение, введенное в процессуальный закон ст. 10 Закона № 205-ФЗ. Аналогичное правило в ГК РФ отсутствует. Оно заимствовано из практики арбитражных судов.

Судебная практика по вопросу о необходимости оттиска печати предпринимателя на доверенности его представителя была далеко не однозначной. Но в связи с появлением в ст. 61 АПК РФ п. 6, согласно которому доверенность от имени индивидуального предпринимателя должна быть им подписана и скреплена его печатью, вопрос можно считать исчерпанным. Однако не все предприниматели имеют печати (действующее законодательство не вменяет им эту обязанность), на что обоснованно обращают внимание судов юристы (определение ФАС Волго- Вятского округа от 14.07.2005 по делу № А38-4668-8 /310- 2004). В соответствии с п. 6 ст. 61 АПК РФ доверенность индивидуального предпринимателя может быть удостоверена нотариально или в ином установленном федеральным законом порядке, равно как и доверенность обычного гражданина, не обладающего статусом предпринимателя (главы фермерского хозяйства) (п. 7 ст. 61 введен в действие Законом JV° 205-ФЗ).

Доверенности, выдаваемые гражданами, могут быть удостоверены помимо нотариуса организацией, где работает или учится доверитель, товариществом собственников жилья, жилищным, жилищно-строительным или иным специализированным потребительским кооперативом, осуществляющим управление многоквартирным домом, управляющей организацией по месту жительства доверителя, администрацией учреждения социальной защиты населения, в котором находится доверитель, а также стационарного лечебного учреждения, где доверитель находится на излечении, командиром (начальником) соответствующих воинских части, соединения, учреждения, военноучебного заведения, если доверенности выдаются военнослужащими. работниками этих части, соединения, учреждения, военно-учебного заведения или членами их семей. Доверенности лиц, находящихся в местах лишения свободы, удостоверяются на- пальником соответствующего места лишения свободы (п. 2 ст. 53 Гражданского процессуального кодекса РФ).

Представители в судебном заседании. Если гражданин, в т.ч. индивидуальный предприниматель, глава фермерского (крестьянского) хозяйства, не успел оформить доверенность своему представителю нотариально или в порядке, установленном п. 2 ст. 53 ГПК РФ, он может явиться в судебное заседание и сделать это на месте. Согласно п. 4 ст. 61 АПК РФ (в ред. Закона Хя 205- ФЗ) полномочия представителя могут быть выражены в заявлении представляемого, сделанном в судебном заседании, на что указывается в протоколе. Заявление может быть сделано в устной форме, однако лучше изложить его на бумаге, поскольку его нужно будет подписывать, озвучивать в судебном заседании, а затем просить суд приобщить его к материалам дела. Эта новелла заимствована из ГПК РФ, согласно п. 6 ст. 53 которого полномочия представителя могут быть определены также в устном заявлении, занесенном в протокол судебного заседания, или письменном заявлении доверителя в суде. К сожалению, не все судьи помнят об этом правиле. Например, в Майкопском гарнизонном военном суде гражданином К. было заявлено ходатайство о том, что в дальнейшем его интересы представляет гражданка Б. Суд отклонил ходатайство заявителя, мотивируя это отсутствием у гражданки юридического образования и доверенности. Между тем образовательный ценз на представительство в суде законом не предусмотрен.

Гражданин может сделать заявление о том, что он дает полномочие представлять его интересы в суде другому лицу только лично и только в судебном заседании. Отметим: присутствие доверителя всегда помогает его представителю вести дело в суде, придает ему уверенность и производит благоприятное впечатление на судей.

Немаловажен также вопрос, кто от имени организации может сделать заявление о том. что ее интересы будет представлять в судебном заседании представитель, доверенность которому оформить еще не успели. В соответствии с законом (п. 4 ст. 61 АПК РФ в ред. Закона № 205-ФЗ) такое заявление должно исходить от представляемого, а не от представителя. Поэтому представители, действующие в суде на основании доверенности, не могут делать заявления от имени представляемого, в т.ч. передавать суду заявления, подписанные руководителем организации вне судебного заседания. Однако руководитель юридического лица, действующий от его имени без доверенности, вправе сделать такое заявление, объяснив суду, что не успел выдать доверенность представителю. Если руководитель организации (индивидуальный предприниматель, глава фермерского хозяйства или гражданин) не желает оформлять доверенность, он должен являться с представителем на каждое судебное заседание и подтверждать его полномочия.

Полномочия адвоката. Без изменений остались нормы АПК РФ о подтверждении полномочий адвокатов, участвующих в судебных заседаниях в качестве представителей сторон. Согласно п. 3 ст. 61 АПК РФ полномочия адвоката на ведение дела в арбитражном суде удостоверяются в соответствии с Федеральным законом от 31.05.2002 №63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Явившись в судебное заседание, адвокат должен представить доверенность, демонстрируя тем самым суду и лицам, участвующим в деле, что он действительно обладает полномочиями на ведение дела от имени доверителя. Без доверенности в арбитражном процессе адвокат может высту пать только в случае, если представляемый сделает об этом в судебном заседании личное заявление. Если в судах общей юрисдикции адвокат почти всегда выступает на основании ордера адвокатского образования, к которому он принадлежит, в арбитражном суде адвокату нужен ордер только в случаях, указанных в законе.

Федеральным законом, предписывающим адвокату действовать в арбитражном процессе на основании ордера, является, например, Кодекс об административных правонарушениях (КоАП РФ). Ордер требуется адвокату только для того, чтобы представлять интересы доверителя в рассматриваемых арбитражным судом делах о привлечении предпринимателя к административной ответственности либо в делах об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности. Согласно ч. 2 и 3 ст. 25.5 КоАП РФ в качестве защитника или представителя к участию в производстве по делу об административном правонарушении допускается адвокат или иное лицо. Полномочия адвоката удостоверяются ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием (см. п. 9 информационного письма Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 13.08.2004 №82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации»),

Предъявляя иск в суд, постарайтесь выбрать себе адвоката, пользующегося и в этом суде, и среди клиентуры безупречной репутацией добросовестного специалиста и честного в юридическом смысле профессионала.

Процессуальное соучастие. Помимо представителя сторона судебного разбирательства (истец или ответчик, заявитель) может поручить ведение своего дела процессуальному соучастнику (п. 3 ст. 46 АПК РФ в ред. Закона № 205-ФЗ). Это означает, что организации (индивидуальные предприниматели, граждане), выступающие в споре как одна сторона, вправе передать полномочия на ведение дела общему представителю. Статья о процессуальном соучастии изложена в новой редакции, необходимость которой обусловлена включением в АПК РФ специальных правил о рассмотрении групповых (коллективных) исков. Процессуальным соучастием именуется ситуация, когда на стороне истца или ответчика выступают два лица и более, и каждое из лиц, вероятно, состоит в самостоятельных отношениях с противоположной стороной. Это выражается в предъявлении иска:

- одним истцом к двум и нескольким ответчикам (пассивное соучастие);

- двумя или более истцами к одному ответчику (активное соучастие);

- двумя или несколькими истцами к двум и более ответчикам (смешанное соучастие).

Пассивное соучастие имело место, например, при рассмотрении арбитражным судом иска подрядчика ко второму подрядчику и заказчику. Две организации условились, что совместно выполнят работу по договору подряда, при этом деньги заказчика должны поступать только на счет одной из них (организатора проекта). Получив деньги, организатор проекта перечисляет часть из них второму подрядчику (непосредственному исполнителю). Эти условия не были включены в договор подряда, и заказчик о них не знал. Работы были выполнены, их результаты

переданы подрядчиками (организатором проекта и непосредственным исполнителем) по акту приемки заказчику. Затем отношения между организаторами проекта испортились, заказчик отказался оплачивать работу, а организатор проекта стал подозревать, что деньги были выплачены непосредственному исполнителю. Чтобы развеять свои подозрения, он предъявил иск в арбитражный суд к исполнителю и заказчику, требуя признать за ним право на взыскание денег с заказчика. Представители заказчика в судебное заседание не являлись, а представители исполнителя утверждали, что их доверитель никаких денег от заказчика не получал (решение Арбитражного суда Московской области от 08.06.2009 по делу № А41-2925 /09). В иске было отказано под предлогом того, что право организатора проекта на взыскание денег с заказчика никто не оспаривает. Дождавшись вступления в законную силу решения суда, организатор проекта предъявил иск к заказчику и взыскал с него сумму долга (дело № А55-18854 /2009 Арбитражного суда Самарской области).

Если бы между подрядчиками не было недомолвок, они сразу могли бы предьявить совместный иск к заказчику о взыскании долга. В этом случае имело бы место активное соучастие со множественностью лиц на стороне истца.

Множественность лиц как на стороне ответчика, так и на стороне истца (смешанное соучастие) имеет место, когда несколько истцов предъявляют иски против нескольких ответчиков.

Обязательное н факультативное процессуальное соучастие. В практике бывают случаи, когда с целью затягивания судебного разбирательства и его усложнения процессуапьное соучастие искусственно моделируется одной из сторон арбитражного процесса. Так, в определении Президиума ВАС РФ от 06.12.2007 №163000/07 указано, что действующим арбитражным процессуальным законодательством не предусмотрено одновременное предъявление требований, имеющих различные предмет и основания возникновения, несколькими истцами к нескольким ответчикам. Однако в ст. 46 АПК РФ (в редакции, действовавшей на момент вынесения определения) ничего не говорилось о недопустимости предъявления одного иска несколькими истцами к нескольким ответчикам, содержащего несколько требований с различными основаниями и предметами. Закон № 205-ФЗ изменил ситуацию. Согласно п. 2 ст. 46 в новой редакции процессуальное соучастие допускается, если:

1) предметом спора являются общие права и (или) обязанности нескольких истцов либо ответчиков;

2) права и (или) обязанности нескольких истцов либо ответчиков имеют одно основание;

3) предметом спора являются однородные права и обязанности.

Следует иметь в виду: условия процессуального соучастия сформулированы так, что для предъявления одного иска несколькими истцами или к нескольким ответчикам достаточно лишь одного условия. Иными словами, процессуальное соучастие возможно, если:

- предметом спора являются общие права и (или) обязанности нескольких истцов либо ответчиков (например, в случаях, когда предмет спора- домовладение, принадлежащее нескольким истцам);

- права и (или) обязанности нескольких истцов либо ответчиков имеют одно основание (например, два ответчика, подрядившиеся сдать объект заказчику, не выполнили свое обещание к обусловленному сроку);

- предметом спора являются однородные права и обязанности (например, если акционерное общество, объявившее о дивидендах. тем не менее отказало в их выплате двум пенсионерам, владеющим акциями общества).

В последнем случае соучастие носит факультативный характер, т. е. каждый из пенсионеров-акционеров может заявить иск к обществу самостоятельно и каждый из исков может быть рассмотрен в отдельном производстве. Факультативное (необязательное) соучастие предполагает возможность как раздельного, так и совместного рассмотрения каждого требования. Поэтому мы рекомендуем истцам, чьи однотипные (однородные) права были нарушены одним или несколькими ответчиками, объединяться и оформлять свои требования одним исковым заявлением, поручая одновременно представлять свои интересы одному представителю. Таким образом, истцы могут сэкономить на судебных расходах, разделив их между собой, а при удачном исходе дела возложить их на ответчиков. Один из истцов может и не потянуть расходы по оплате помощи представителя, а нескольким истцам это вполне по силам. Одно исковое заявление требуется, чтобы у суда не появился соблазн быстро разбить одно громкое и резонансное дело на несколько мелких и незначительных.

Необходимое (обязательное) соучастие имеет место в случаях, когда невозможно разделить разрешение нескольких требований, потому что у соучастников имеются общие или взаимосвязанные права и обязанности. Непривлечение соучастника к процессу на стороне истца или ответчика влечет за собой отмену решения арбитражного суда. Согласно п. 4 ст. 270, п. 4 ст. 288 АПК РФ принятие решения о правах и обязанностях лиц. не привлеченных к участию в деле, является основанием к его отмене в любом случае.

И обязательное, и факультативное соучастие характеризуются тем, что право требования или обязанность одного соистца или соответчика уживаются, сосуществуют с правом требования (обязанностью) другого; именно поэтому закон разрешает вести дело соучастников одному из них или его представителю.

Соучастие в силу закона. При рассмотрении дела по заявлению ОАО «Тверская энергосбытовая компаниям о признании недействительным решения конкурсной комиссии администрации г. Ржева суд привлек к участию в деле победителя конкурса- ОАО «Роскоммунэнерго» в качестве второго ответчика. Апелляционные жалобы на состоявшееся решение были мотивированы следующим: по делам, возникающим из административно-правовых отношений, привлечение к участию в деле в качестве ответчика лица, в пользу которого был вынесен административный акт, невозможно. Жалобы были удовлетворены, а несправедливое решение отменено. При этом, однако, доводы жалоб о невозможности привлечения победителя конкурса в качестве второго ответчика вышестоящая инстанция оставила без внимания (постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.12.2007 № А66-741 /2007). В настоящее время ст. 46 АПК РФ (в ред. Закона № 205-ФЗ) предписывает привлекать лиц. в пользу которых состоялись оспариваемые административные решения, в качестве соответчиков: по делам, вытекающим из административных и иных публичных правоотношений, арбитражный суд привлекает их к участию в деле в качестве соответчиков (п. 6).

Кроме того, обязательное участие лица в качестве ответчика может быть предусмотрено иным федеральным законом.

В соответствии с п. 31 постановления № 6 /8 Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ основное и дочернее общества привлекаются в качестве соответчиков по делам, связанным со сделками дочернего общества, совершенными во исполнение обязательных указаний материнского общества, несмотря на то что материальный закон предоставляет кредитору право самостоятельного выбора: предъявлять иск только к материнской компании, только к дочерней организации или одновременно к дочернему и основному обществам.

В указанных выше случаях необходимо руководствоваться законами, принимая во внимание и учитывая руководящие разъяснения высших судебных инстанций об обязательном соучастии основной и дочерней организаций, взыскателя и должника.

Коллективные иски. От института процессуального соучастия следует отличать коллективный (групповой) иск. За два последних десятилетия участились правонарушения на финансовом рынке и рынках ценных бумаг, причиняющие ущерб большим группам граждан и юридических лиц. Коллективный иск, являясь средством защиты множества потерпевших от одного правонарушения, выполняет следующие функции:

- объединяет однородные требования в одном разбирательстве;

- исключает конкуренцию судебных решений, когда один суд удовлетворяет требование потерпевшего, а другой суд отказывает в иске потерпевшему от этого же правонарушения.

Закон № 205-ФЗ установил процедуру рассмотрения арбитражными судами коллективных исков, включив в АПК РФ гл. 28.2 «Рассмотрение дел о защите прав и законных интересов группы лиц». Согласно ст. 225.11 в порядке, предусмотренном гл. 28.2, рассматриваются дела по корпоративным спорам и спорам, связанным с осуществлением деятельности профессиональных участников рынка ценных бумаг. Кроме того, в таком же порядке могут быть затронуты любые споры при наличии следующих условий:

1) к требованию истца о защите его нарушенных прав ко дню рассмотрения иска присоединились не менее пяти лиц путем подачи индивиду альных заявлений пли коллективного решения:

2) истец подает заявление о защите не только своего нарушенного права, но и прав всех других лиц (группы лиц), нарушенных ответчиком.

Согласно п. 1 ст. 225.10 Закона № 205-ФЗ в защиту прав и законных интересов группы лиц также могут обратиться органы, организации и граждане в случаях, предусмотренных федеральным законом, чьи собственные права и законные интересы не были затронуты правонарушением, но закон предоставляет им полномочия предъявлять иски в защиту неопределенного или трудно определенного круга лиц. Например, ст. 19 Федерального закона от 05.03.1999 №46-ФЗ «0 защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» предоставляет правомочие Федеральному компенсационному фонду предъявлять иски о защите прав и законных интересов неопределенного круга инвесторов - физических лиц.

Несмотря на присоединение к иску путем индивидуального заявления или коллективного решения, лицо, входящее в состав группы лиц, может не присутствовать в судебных заседаниях лично. Считается, что его интересы представляет лицо, первым обратившееся в суд (п. 1 ст. 225.12 Закона № 205-ФЗ гласит: лицо, обратившееся в суд, действует без доверенности, а п. 2 той же статьи наделяет данное лицо процессуальными правами и обязанностями истца). Это означает, что обратившийся в суд должен занимать в судебном разбирательстве активную, наступательную позицию, его интерес должен быть всегда противоположен интересам ответчика. Если организация, допустившая нарушение прав значительной группы граждан и юридических лиц. в предчувствии предъявления коллективного иска сама организует к себе иск от имени фиктивного истца, арбитражный суд может прекратить полномочия такого истца по заявлению большинства потерпевших (п. 4 ст. 225.12).

Отличие процессуального истца по коллективному (групповому) иску от классической фигуры процессуального истца, известной науке процессуального права, заключается в следующем: истец предъявляет иск не только в защиту чужих интересов, но и своих собственных. Если материально-правовой интерес истца непосредственно судебным решением затрагиваться не будет, суду необходимо осуществить замену ненадлежащего

истца на надлежащего либо прекратить дело. Иное возможно лишь тогда, когда истец прямо уполномочен на предъявление исков в чужих интересах. Отличие процессуального истца от обычного заключается в том, что обычный истец вправе отказаться от иска или завершить дело, полюбовно договорившись с ответчиком путем заключения мирового соглашения. Согласно п. 4 ст. 225.12 Закона № 205-ФЗ арбитражный суд прекращает полномочия процессуального истца по коллективному иску, если истец от иска отказывается, и осуществляет замену его другим лицом путем вынесения определения (п. 6 ст. 225.15),

При коллективном иске ответчик лишен возможности защищаться путем предъявления встречного иска, ему доступны только возражения против заявленного требования.

К прочим особенностям судебного разбирательства по коллективному иску следует отнести повышенную гласность процесса. Под гласностью понимают принцип судопроизводства, согласно которому деятельность суда и иных участников процесса является открытой для обозрения заинтересованным лицам и публике. Гласность предусмотрена Конституцией РФ. Разумеется, на практике существуют значительные проблемы, связанные с допуском в помещения суда граждан, не являющихся лицами, участвующими в деле (во многие суды можно попасть, только предъявив удостоверение адвоката или судебное определение о назначении судебного разбирательства, доверенность и паспорт). Однако если желающий заблаговременно поставит в известность председателя суда о своем желании посетить процесс. такая возможность ему будет предоставлена.

Повышенная гласность обеспечивается путем обнародования сообщения в средствах массовой информации, адресованного потерпевшим, с предложением присоединиться к требованию процессуального истца о защите прав и законных интересов группы лиц. Согласно Закону № 205-ФЗ форма, в которой должно быть сделано предложение, определяется судом (п. 3 ст. 225.14). По буквальному смыслу закона под формой предложения следует понимать либо публикацию в средствах массовой информации, либо направление сообщения по почте заказным письмом. Тем не менее под формой предложения следует понимать не только способ доведения до сведения всех желающих предложения о присоединении к групповому требованию, но и 168

сам его текст, и средство массовой информации, в котором следует осуществить его публикацию. Без сомнения, фиктивные истцы, чьи интересы не расходятся с интересами ответчиков - крупных корпораций, будут составлять предложение в таких выражениях, что присоединяться к нему смогут только заранее предупрежденные и угодные ответчику лица. Кроме того, публикация может иметь место в газете или еженедельнике, напоминающем заводскую многотиражную газету.

Согласно п. 3. ст. 225.17 Закона № 205-ФЗ в решении об удовлетворении требования о защите прав и законных интересов группы лиц суд может указать на обязанность ответчика довести информацию о принятом решении до сведения всех лиц. являющихся участниками правоотношения, из которого возникло данное требование, в установленный арбитражным судом срок через средства массовой информации или иным способом. Публиковать нужно не информацию о судебном решении, а само судебное решение. Решение суда должно быть опубликовано в СМИ процессуальным истцом за счет проигравшего дело ответчика.

Обстоятельства, установленные судом в решении по групповому иску, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела по заявлению участника группы к тому же ответчику (п. 2 ст. 225.17 АПК РФ). Это означает, что участник группы, пусть даже не принимавший участия в процессе, вправе приложить к своему исковому заявлению копию решения суда, подтверждающего обстоятельства, на которых основаны его требования. Для того чтобы потенциальный истец, чьи интересы были защищены решением суда, не тратил время и силы на поиск копии судебного решения, следует установить обязательность его публикации в федеральных газетах и журналах.

Решение по коллективному иску должно содержать выводы о том, имели ли место действия, нарушившие права и интересы группы лиц, являются ли они противоправными, совершены ли нарушения данным ответчиком. Решение является основанием для обращения в суд граждан и организаций в индивидуальном порядке с исками о возмещении материального и морального вреда.

<< | >>
Источник: Нестолий В. Г.. Тетради по исполнительному производству, нотариату, гражданскому праву и процессу : учеб, пособие / В. Г. Нестолий ; ВГЮА (РПА Минюста России), Иркут, юрид. ин-т (филиал). Кафедра гражданского права и процесса. - Иркутск : Иркут, ин-т (филиал) ВГУЮ (РПА Минюста России),2015. - 229 с.. 2015
Вы также можете найти интересующую информацию в научном поисковике Otvety.Online. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме КОММЕНТАРИЙ К ФЕДЕРАЛЬНОМУ ЗАКОНУ ОТ 19.07.2009 № 205-ФЗ «О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ОТДЕЛЬНЫЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»:

  1. Статья 23. Акты Правительства Российской Федерации Правительство Российской Федерации на основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации издает постановления и распоряжения, обеспечивает их исполнение.
  2. 2 марта 2016 года № 47-ФЗ был принят Федеральный закон «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации», положения которого вступили в силу с 1 июня 2016 года.
  3. С 1 октября 2015 г. вступили в силу изменения, внесенные ст. 10 Федерального закона от 29.06.2015 N 154-ФЗ, в Федеральный закон от 02.10.2007 N 229-ФЗ. Статья 10
  4. Федеральный закон от 10 января 2003 г. N 19 -ФЗ ”О выборах Президента Российской Федерации” (с изменениями от 21 июля 2005 г., 12, 25 июля, 30 декабря 2006 г., 26 апреля, 24 июля 2007 г., 9 февраля, 12 мая, 3 июня, 19 июля 2009 г.)
  5. Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 62 -ФЗ ”О гражданстве Российской Федерации” (с изменениями от 11 ноября 2003 г., 2 ноября 2004 г., 3 января, 18 июля 2006 г., 1, 4 декабря 2007 г., 1 октября, 30 декабря 2008 г., 28 июня 2009
  6. Статья 12.21.3. Несоблюдение требований законодательства Российской Федерации о внесении платы в счет возмещения вреда, причиняемого автомобильным дорогам общего пользования федерального значения транспортными средствами, имеющими разрешенную максимальную массу свыше 12 тонн Комментарий к статье 12.21.3
  7. Статья 129. Признание утратившими силу отдельных законодательных актов в связи с принятием настоящего Федерального закона
  8. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Информационное письмо от 5 февраля 2008 г. № 124 О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ ПРАКТИКИ ПРИМЕНЕНИЯ АРБИТРАЖНЫМИ СУДАМИ ОТДЕЛЬНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ СТАТЕЙ 40 И 401 Федерального закона «О приватизации государственного И МУНИЦИПАЛЬНОГО ИМУЩЕСТВА»
  9. Статья 129. Признание утратившими силу отдельных законодательных актов в связи с принятием настоящего Федерального закона
  10. § 2. Особенности выявления, преодоления и устранения законодательных пробелов в ходе реализации отдельных полномочий органов конституционной юстиции в Российской Федерации