<<
>>

ГРАЖДАНСКАЯ ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ФОРМА И АРБИТРАЖНЫЙ ПРОЦЕСС В РАКУРСЕ ТЕКУЩЕЙ СУДЕБНОЙ РЕФОРМЫ

(Консультант 2013 Ns 17 (Сент) C 86-95)

Могут ли теоретические разработки, посвященные сущности и природе государственного арбитража, принципам арбитражного прогресса, выступать в качестве базовых для науки современного арбитражного процессуапьного права? Не могут, невзирая на ценность многих соображений.

В учебнике по арбитражному процессу под редакцией профессора Владимира Владимировича Яркова (2010 г.) параграф из четырех пунктов посвящен науке арбитражного процессуального права. В параграфе утверждается, что соответствующая наука имеет своим предметом:

- отрасль процессуального права - арбитражное процессуальное право;

- судебную практику по реализации норм арбитражного процессуального права;

- социальную практику, связанную с действием арбитражного процессуального права, осуществлением судебной власти в сфере гражданской юрисдикции. Здесь же говорится, что главным в предмете науки арбитражного процессуального права является изучение механизма осуществления судебной власти в сфере гражданской юрисдикции.

Судебная работа. Что здесь понимается под социальной практикой, связанной с действием арбитражного процессуального права и осуществлением судебной власти в сфере гражданской юрисдикции? Очевидно, что социальная практика- социальные нормы, складывающиеся и существующие в судебной работе. Что такое судебная работа? Во-первых, это работа судей арбитражного суда и всякого рода судебных служителей (помощников, секретарей, приставов, работников канцелярии, других работников судебного аппарата). Во-вторых, это работа судебных представителей и иных участников процесса, осуществляемая в связи с необходимостью участвовать в судебных разбирательствах или в преддверии потенциальных судебных разбирательств. В-третьих, это работа граждан и организаций, которые оказывают помощь судебным представителям и лицам, участвующим в деле. О каких гражданах и организациях идет речь? Конечно же. это курьеры, которые передают в канцелярию суда состязательные бумаги, это юристы-секретари, которые готовят правовую позицию для судебного представителя и занимаются изучением материалов дела и подбором доказательственного материала. Наконец, это органы и организации почтовой связи, которые доставляют в суд состязательный и доказательственный материал.

В ином учебнике по арбитражному процессу сказано: «наука арбитражного процесса- новейшая из новых отраслей российского права. Она настолько молода, что научные исследования по арбитражному процессуальному праву только начинают появляться, а базовыми для этих разработок, как и для самого арбитражного процесса, являются исследования, посвященные государственному арбитражу и порядку разрешения им хозяйственных споров».

Из приведенного высказывания следует, что наука арбш- ражного процессуального права имеет своей опорой теоретические разработки, посвященные государственному арбитражу СССР и производству по разрешению хозяйственных споров в государственном арбитраже.

Договорная работа. Государственный арбитраж есть специальный государственный орган, который:

- участвует в организации хозяйственной системы (преддоговорные споры, непосредственная разработка договоров, выработка оптимальных моделей хозяйственных связей);

- участвует в регулировании хозяйственной системы (ограниченные нормотворческие функции, определение условий договора, восполняющих недочеты нормативного регулирования для конкретного случая);

- контролирует деятельность хозяйственной системы (возбуждение дел по собственной инициативе и направлении сообщений в компетентные органы и хозяйствующим субъектам о недостатках в производственно-хозяйственной деятельности, которые были выявлены при рассмотрении конкретных дел).

Государственный арбитраж защищает субъективные гражданские права хозяйствующих субъектов (государственных социалистических организаций), но целью защиты названных прав является интерес государства как собственника и организатора хозяйственной системы.

Могут ли теоретические разработки, посвященные сущности и природе государственного арбитража, принципам арбитражного процесса, выступать в качестве базовых для науки современного арбитражного процессуального права? Не могут, невзирая на ценность многих соображений, изложенных в трудах по советскому государственному арбитражу и по государственному арбитражу стран народной демократии (Германской Демократической республики, Чехословацкой Социалистической республики, Венгерской Народной республики). Потенциал данных трудов, их значимость и актуальность могут быть выявлены со всей очевидностью лишь позднее.

Почему для науки арбитражного процессуального права работы по государственному арбитражу не могут выступать в качестве базовых? Потому что арбитражное процессуальное право есть право судебное. Практика арбитражных судов по защите субъективных прав и охраняемых законом интересов есть практика судебная. Арбитражный процесс есть судебный процесс. Государственный арбитраж есть орган административный. Практика государственного арбитража, защищавшего субъективные права социалистических организаций, есть практика административная. Говорить о том, что производство в государственном арбитраже является арбитражным процессом, нельзя, поскольку названное производство базировалось на принципах, которые нельзя именовать процессуальными принципами.

Первый вопрос для науки арбитражного процессуального права состоит в том, что советские наработки в области государственного арбитража не могут выступать в качестве базовых для создания собственного понятийно-категориального аппарата.

Арбитражный процесс как предмет науки. Правовая наука, как утверждают, есть совокупность правовых знаний, накопленных и постоянно углубляемых в результате специальных исследований, законотворчества и практики его применения. Научные знания отражаются в правовых доктринах, концепциях, комментариях, рекомендациях законодателям и правоприменительной практике. Накопленные правовые знания в отдельной отрасли права закрепляются в правовых нормах, законодательных актах, в научных трудах ученых и практиков. Против приведенного тезиса трудно высказать какие-либо обоснованные возражения. Но говорить о правовой науке как самостоятельной отрасли правоведения можно лишь тогда, когда накапливаемые знания отражаются в трудах ученых и практиков с помощью самостоятельных понятий и категорий.

Если мы посмотрим на сочинения ученых, область исследований которых есть арбитражный процесс (производство в арбитражном суде), то обнаружим, что накапливаемые знания они передают с помощью понятий, разработанных наукой гражданского процессуального права. Отсюда вывод, что самостоятельной науки арбитражного процессуального права не существует. Есть наука гражданского процессуального права, которая может заниматься арбитражным процессом наряду с гражданским и административным, а также исполнительным производством, нотариальным производством, третейским разбирательством, процедурами административной формы защиты гражданских прав, а также любыми правовыми процедурами и материальным правом, которое применяется в данных процедурах, и субъективными правами, которые защищаются или охраняются в данных процедурах.

Ремарка. Физик и химик могут иметь объектом своих исследований морскую или иную воду, но каждый из них говорит и пишет о воде с помощью своих собственных понятий, использует собственную терминологию.

Второй вопрос для науки арбитражного процессуального права состоит в том, что соответствующее направление в правоведении не выработало своего собственного инструментария познания правовой действительности (реальности).

Судебная реформа. Тезис о наличии в правоведении самостоятельной отрасли знаний- арбитражного процессуального права - подвергается сомнению. На Санкт-Петербургском экономическом форуме, состоявшимся в конце июня 2013 г., было объявлено об объединении высших судебных инстанций (Верховного суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ) в единый государственный орган. Объединение высших судебных инстанций сопровождается работой над проектом Кодекса административного судопроизводства, который уже рассматривается Государственной Думой РФ. Соответствующий кодекс уже издан и действует в Украине. C технической стороны никаких препятствий для объединения арбитражных судов и судов общей юрисдикции не существует. Так. например, военные суды функционируют в составе судов общей юрисдикции. Но идея административно-процессуального права представляет опасность для арбитражного процессуального права как самостоятельной отрасли в юридической науке.

Почему административное процессуальное право представляет опасность для тезиса о самостоятельной науке арбитражного процессуального права? Во-первых, потому что изначально арбитражные суды восходят к государственным арбитражам, которые были административными органами, рассматривавшими споры между хозяйственными органами государства (государственными социалистическими организациями). Во-вторых, количество административных споров, рассматриваемых арбитражными судами, весьма значительно. Образование административных судов уменьшит нагрузку на арбитражные суды столь существенным образом, что далеко не в каждом субъекте федерации функционирование арбитражного суда будет оправданным.

Арбитражные суды продолжат свою работу в составе судов общей юрисдикции в качестве специализированных судов по экономическим спорам, а особенности производства в специализированных судах следует, может быть, регламентировать специальным разделом в Кодексе гражданского судопроизводства. «Конституция РФ устанавливает, что судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ст. 118, ч. 2)». В Республике Казахстан производство в суде по экономическим спорам регламентируется Гражданским процессуальным кодексом, и Республика Казахстан не знает специального экономического (хозяйственного, арбитражного) процесса. Если у науки арбитражного процессуального права исчезает свой предмет (объект) исследования, то это означает, что «растворяется» и сама наука, подобно тому как научные направления, занимавшиеся колхозными правоотношениями или государственным арбитражем, «растворились» в истории государства и права СССР.

Если же исходить из того, что наука арбитражного процессуального права не обрела за весь период существования арбитражных процессуальных кодексов (1992, 1995, 2002 гг.) и законов о несостоятельности - банкротстве (1992, 1998, 2002 гг.) и практики применения названных актов собственного инструментария, собственного предмета, то следует честно сказать, что таковой науки никогда и не существовало. Соответствующие источники были объектом изучения наук конституционного, гражданского процессуального, административного, гражданского права, корпоративного и даже трудового и семейного права. Каждая из данных наук познавала названные источники (арбитражные процессуальные кодексы и законы о банкротстве) сквозь призму своего предмета.

Третий вопрос для науки арбитражного процессуального права заключается в тенденции к поглощению арбитражных судов судами общей юрисдикции и, следовательно, в исчезновении самостоятельного регламента (процессуального кодекса).

Конечно же, один суд может руководствоваться двумя (и тремя) процессуальными кодексами: гражданским, уголовным, административным. Разные суды могут руководствоваться одним кодексом (военные суды и суды общей юрисдикции руководствуются одним уголовно-процессуальным кодексом несмотря на то, что теоретически возможно издание военно-судебного устава).

Но гражданское судопроизводство в суде общей юрисдикции и в специализированном суде по разрешению экономических споров требует единой процессуальной формы, подобно тому уголовное судопроизводство требует единой процессуальной формы в суде общей юрисдикции и специализированном военном суде. Образцом для русского военного уголовного процесса служил общий уголовный процесс с тем лишь отличием, что судебная власть принадлежала, со многими оговорками, военному ведомству.

Гражданская процессуальная форма и судопроизводство. Среди понятий, используемых правовыми науками, всегда есть категория, которая объединяет собой весь объект познания и все объясняет. Такая категория является основным предметом (инструментом) правовой науки. Предмет не только объясняет наблюдаемые правовые явления, но и делает их доступными для наблюдения. Если мы не владеем инструментами (предметами) познания, то явления правовой реальности (действительности), которые мы видим, остаются без нашего внимания. Человек не различает видимых объектов, не отграничивает объекты друг от друга. Для науки гражданского материального права таким инструментом является гражданское правоотношение, для науки уголовного права - состав преступления, для теории государства и права - механизм правового регулирования, для науки гражданского процессуального права главный инструмент познания и основная (базовая) категория - гражданская процессуальная форма.

Почему следует поддержать точку зрения, согласно которой кодекс, регламентирующий отправление судебной власти по гражданским делам, именовать не гражданским процессуальным кодексом, а кодексом гражданского судопроизводства, подобно Уставу гражданского судопроизводства 1864 г.? В Конституции не сказано, что правосудие осуществляется судом посредством гражданского судопроизводства. В Конституции сказано: «судебная власть осуществляется посредством гражданского судопроизводства». Не всякое осуществление судебной власти посредством гражданского судопроизводства является отправлением правосудия, поскольку правосудие по гражданским делам осуществляется только в гражданской процессуальной форме. И наоборот, осуществление судебной власти в гражданской процессуальной форме является отправлением правосудия. Отсюда понятно трепетное отношение процессуалистов к форме - всякое решение суда нельзя считать правосудным, если оно постановлено с нарушениями процессуальной формы.

Помимо гражданского судопроизводства, ос} ществляемого в процессуальной форме, процессуальные кодексы регламентируют иные производства, о которых нельзя говорить как о процессуальных производствах. Процедурой, а не судопроизводством, является «выдача судьей судебного приказа». Приказное производство (ст. 121-130 ГПК РФ) осуществляется судьей и в суде, регламентируется законом и потому является судопроизводством. Но приказное производство идет вне процессуальной формы, поэтому его нельзя называть процессом. Приказное производство обладает собственной формой, которая даже внешне отличается от гражданской процессуальной формы Упрощенное производство не может рассматриваться как процессуальное (ст. 226-229 АПК РФ в ред. от 25 июня 2012 г. № 86-ФЗ). Согласно статье 226 АПК дела в порядке упрощенного производства рассматриваются арбитражным судом по общим правилам искового производства с особенностями, установленными соответствующей главой. Но в главе 29 содержатся не только особенности, но и изъятия из искового производства, а именно: в части 5 статьи 228 сказано: «Судья рассматривает дело в порядке упрощенного производства без вызова сторон после истечения срока, установленного судом для представления доказательств и иных документов». Между тем процесс - это всегда судоговорение, процесс не может происходить без вызова сторон. И упрощенное производство в арбитражном суде, и приказное производство в суде общей юрисдикции есть не процесс, а делопроизводство, осуществляемое судьей.

Итак, не все производства в суде и в арбитражном суде осуществляются в процессуальной форме. Для каждого производства имеется собственная форма. Согласно части 1 статьи 29 Арбитражного процессуального кодекса арбитражные суды рассматривают экономические споры и другие дела, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, в порядке административного судопроизводства. Другими словами, судопроизводство в арбитражном суде может быть не только гражданским, но и административным.

Административное судопроизводство может происходить в процессуальной форме. Утверждают, что в арбитражном суде административные споры действительно рассматривают в процессуальной форме, точнее в форме, которую можно назвать процессуальной. Однако административная процессуальная форма не есть форма гражданская. Но утверждать, что мировой судья отправляет правосудие, разбирая дело об административном правонарушении, не следует. Производство у мирового судьи по административному дел}' не является ни гражданским процессом, ни административным процессом - это очевидно. Производство у мирового судьи - это обычная административная процедура. Мировой судья здесь не судья, а чиновник в статусе судьи.

Требования к гражданской процессуальной форме. Вопросы гражданской процессуальной формы, как представляется, в наибольшей степени прорабатывала профессор Надежда Александровна Чечина, указавшая на следующие признаки формы (требования, предъявляемые к процессуальной форме):

- требования к форме закреплены нормами процессуального права;

- требованиям к процессуальной форме присущ четкий и детальный характер;

- перечень лиц (фигур), которые могут принимать участие в рассмотрении дела, является исчерпывающим;

- всякий участник процесса занимает самостоятельное место. Никто не может одновременно занимать два места и более;

- доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют силы и не могут быть положены в основу решения; лица, имеющие юридический интерес к исходу дела, принимают участие в судебном разбирательстве лично и могут иметь представителя. Доводы всех заинтересованных лиц должны быть выслушаны и обсуждены.

Современные авторы говорят о следующих признаках гражданской процессуальной формы:

- нормативность (порядок осуществления правосудия по гражданским делам строго определен нормами Конституции, Процессуального кодекса и другими федеральными законами);

- обязательность (невозможность поступать по собственному усмотрению без учета требований процессуального законодательства и последствий, установленных за нарушение данных требований);

- системность (действия, совершаемые в процессуальной форме, являются элементами единого социального механизма и между ними существуют взаимные связи и зависимости);

- всеобщность (универсальность) предполагает возможность ее распространения на различные виды и по всем стадиям гражданского судопроизводства: «При возникновении гражданских процессуальных правоотношений гражданская процессуальная форма имеет место везде и всегда1»). Не возражая против нормативности процессуальной формы, соглашаясь с ее обязательностью, разделяя взгляд на действия в процессуальной форме как совершаемые в определенной последовательности и во взаимозависимости, чуть позже выскажем соображения относительно такого свойства процессуальной формы как ее универсальность.

Сейчас же следует записать следующее определение процессуальной формы. Процессуальная форма- последовательный, установленный нормами гражданского процессуального права порядок рассмотрения гражданского дела, включающий в себя определенную систему гарантий. Итак, в самом общем виде, гражданская процессуальная форма есть порядок рассмотрения гражданского дела, установленный нормами гражданского процессуального права. Право, о котором идет речь в определении, - не просто процессуальное право, а гражданское процессуальное право.

Процессуальная форма и процессуальные принципы.

Сравним данное определение с определением процессуальной формы, которое предложено специалистами в области теории государства и права: «Под процессуальной формой следует понимать совокупность однородных процедурных требований, предъявляемых к действиям участников процесса и направленных на достижение определенного материально-правового результата. Процессуальная форма представляет собой особую юридическую конструкцию, воплощающую принципы наиболее целесообразной процедуры осуществления определенных полномочий. Такое определение подходит в одинаковой мере для характеристики процессуальной деятельности всех органов госу- дарства, а не только органов правосудия, применительно к которым традиционно использовалась категория процессуальной формы».

Мы отрицаем концепцию «широкого процесса». Полагаем что установленный нормами права (административного, государственного, гражданского, трудового) порядок рассмотрения дел. отнесенных к компетенции какого-либо должностного лица, государственного или иного органа, не может называться процессом. Мы отрицаем концепцию «широкого процесса», поскольку административные, корпоративные и прочие процедуры не воплощают процессуальных принципов (ценностей процессуального права).

Таким образом, гражданская процессуальная форма есть не всякий порядок рассмотрения гражданских дел, установленный процессуальным законодательством. Гражданская процессуальная форма есть порядок рассмотрения гражданских дел, построенный на принципах, которые называются процессуальными.

Процессуальные принципы являются целесообразными для рассмотрения не всяких гражданских (не уголовных) дел, а лишь только для споров о праве гражданском.

Не все процедуры, предусмотренные гражданскими процессуальными кодексами (кодексами цивилистнческого процесса): арбитражным процессуальным и гражданским процессуаіьньїм, можно именовать процессом. Отсюда следует, что процессуальные кодексы (административный, гражданский, арбитражный, уголовно-процессуальный, военно-судебный) следует именовать судопроизводственными кодексами, ибо не всякое производство в суде обладает процессуальной формой, базируется на процессуальных принципах.

Сумму судебных производств следует именовать не процессом, а судопроизводством. Процессуальное исковое производство является лишь одним из видов судебных производств.

В статьях 217-222 АПК, статьях 226-319 ГПК содержатся регламенты, в соответствии с которыми надлежит рассматривать дела особого производства. Данные дела потому и называются особыми, что стоят наособицу от процессуальной формы. Вряд ли их может объединять что-то иное, за исключением того, что процессуальные принципы не работают в судебных разбирательствах по делам особого производства. Согласно части 1 статьи 12

ГПК правосудие но гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Если в судебном разбирательстве стороны отсутствуют, например, в производстве об установлении фактов, имеющих юридическое значение (статьи 264-268 ГПК), это означает, что заявителю никто не противостоит. Ему не с кем состязаться. Равноправие всегда проявляется в отношении с другими - по отношению к суду нельзя быть равноправным. Отсюда следует, что порядок, установленный для дел особого производства, не является процессуальным порядком. а судебная деятельность по рассмотрению дел в порядке особого производства не является отправлением правосудия.

Формы защиты гражданских прав. Можно ли говорить о том, что все нормы, содержащиеся в кодексах цивилистического процесса, являются гражданскими процессуальными нормами? Посмотрим на статьи 261.5-261.8 ГПК РФ, где содержится регламент рассмотрения дел об административном надзоре. Утверждать, что данный регламент, предусмотренный нормами гражданского процессуального кодекса, является порядком рассмотрения гражданского дела, нельзя. Правила данного регламента не являются нормами гражданского процессуального права.

Теперь обратим внимание на часть 1 статьи 189 АПК, где сказано: «Дела, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, рассматриваются по общим правилам искового производства, предусмотренным настоящим Кодексом, с особенностями, установленными в настоящем разделе, если иные правила административного судопроизводства не предусмотрены федеральным законом».

Здесь имеет место попытка представить административное судопроизводство как производство исковое. Дело не в том, что административное дело рассматривается по правилам гражданского судопроизводства, а в том, что наряду с правилами искового производства существуют иные правила административного судопроизводства, которые являются специальными по отношению к правилам искового производства. Соответствующее предписание говорило бы нам другое, будь оно построено иначе: дела из административных правоотношений рассматриваются по общим правилам искового производства с учетом особенностей, установленных правилами настоящего раздела и иными прави- лами административного судопроизводства. Вывод о том, что исковое производство рассматривается в разделе третьем АПК как административное производство, подтверждается статьями 272-288 ГПК Республики Казахстан, которые объединяются в подразделение, называемое «Особое исковое производство». Кроме того, в проекте Кодекса административного судопроизводства мы также сталкиваемся с так называемым «административным иском». Заметим, что особого искового производства быть просто не может. Если производство особое, это означает, что оно не процессуальное; если производство исковое, это означает, что оно не особое, а процессуальное.

Откуда идет представление о том, что могут существовать «административный иск», «административное исковое производство» и иные химеры, им подобные? Данные представления происходят из убеждения в том, что суд, разбирая административное дело, защищает гражданские субъективные права. Между тем суд, разбирая административное дело, не занимается защитой гражданских прав, а осуществляет контроль за законностью действий (бездействия), иных актов административных и иных публичных органов. Откроем пункт 31 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 10 февраля 2009 г. № 2, где сказано: «Если при рассмотрении дела будут установлены недостатки в деятельности органов или лиц, принявших оспоренные решения, совершивших оспоренные действия (бездействие), суду надлежит реагировать на допущенные нарушения вынесением частного определения в адрес вышестоящего органа или в адрес органа, в котором осуществляет профессиональную деятельность должностное лицо, государственный или муниципальный служащий». Жалоба, поступившая в суд, не повод для защиты подателя жалобы, а повод для проверки деятельности органа публичной власти и должностного лица, чьи действия обжалуются. Со всей очевидностью обоснованность последнего тезиса подтверждается статьей 257 ГПК, согласно которой неявка подателя жалобы (гражданина) и /или должностного лица, руководителя или представителя публичного органа, чьи действия обжалуются, не является препятствием к рассмотрению заявления (жалобы).

Суд, разбирающий административное дело, не защищает субъективных прав. Согласно части 1 статьи 247 ГПК суд приступает к рассмотрению дела, возникающего из публичного правоотношения, на основании заявления заинтересованного лица. Но если при подаче заявления будет установлено, что имеет место спор о праве, подведомственный суду, судья оставляет заявление без движения и разъясняет заявителю необходимость оформления искового заявления (ч. 3 ст. 247 ГПК). Означает ли это, что отсюда следует, что в административном судопроизводстве защита субъективных прав невозможна?

Здесь скажут, что если существует публичное правоотношение, то существует и субъективное публичное право как элемент этого правоотношения. В действительности же, термин ('публичное правоотношение» мы употребляем по причине отсутствия в русском юридическом словаре термина, адекватно отражающего характер правовой связи между должностным лицом (публичным органом), агентом государства как суверена, господствующего в пределах своей территории и властвующего над своими гражданами. Данная связь характеризуется тем. что у публичного органа нет никаких прав - в смысле возможности из нескольких вариантов поведения. Публичный орган не имеет никаких прав, он имеет только полномочия (обязанности). У публичного органа нет правоспособности - есть только компетенция. Публичный орган правоспособен только в гражданских правоотношениях, когда он выступает в качестве юридического лица. В свою очередь, и у гражданина (организации) нет субъективных прав по отношению к публичному органу (должностному лицу) - последний выполняет обязанности в пользу гражданина (организации) и гражданин может требовать по суду исполнения данной обязанности, но требование к должностному лицу (публичному органу) невозможно описать термином «субъективное право». Соответствующее притязание лучше описывать как «возможность», поскольку у государства может не быть финансовых возможностей удовлетворять притязания граждан и оно, будучи сувереном, освободит себя от обязанностей по отношению к гражданину. Подобного не может позволить себе обязанный субъект (должник), противостоящий кредитору, обладающему субъективным правом в гражданском правоотношении.

В пункте 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. (в ред. от 9 февраля 2012 г.) сказано, что правильное определение судом вида судопроизводства (исковое или по делам, возникающим из публичных правоотношений), в котором подлежат защите права и свободы гражданина или организации, несогласных с решением, действием (бездействием) публичной власти (должностного лица), зависит от характера правоотношений, из которых вытекает требование лица, обратившегося к суду, а не от избранной им формы обращения в суд (заявление или исковое заявление). Как быть, если в судебном разбирательстве, рассматриваемом в производстве по делам из публичных правоотношений, выяснится, что речь идет о праве гражданском (субъективном праве)? В соответствии со статьей 263 ГПК, если при рассмотрении дела в суде в порядке особого производства устанавливается наличие спора о праве, подведомственного суду, суд выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядка искового производства. Согласно части 4 статьи 1 ГПК, в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, федеральные суды общей юрисдикции и мировые судьи применяют нормы, регулирующие сходные отношения. Стало быть, если в производстве по делу из публичного правоотношения суд установит, что в действительности заявитель обратился к суду с целью защиты его субъективного гражданского права, то суд применяет аналогию процессуального закона и оставляет заявление без рассмотрения, одновременно разъясняя, что заявителю следует оформить исковое заявление и предъявить иск для защиты субъективного права в исковом производстве. Действительно, согласно пункту 10 Постановления Пленума Верховного суда от 20 января 2003 г. № 2, если наличие спора о праве, подведомственном суду, выяснится при рассмотрении дела в порядке производства по делам из публичных правоотношений, то суд на основании части 1 статьи 1 ГПК применяет норму, регулирующую сходные отношения в особом производстве (ч. 3 ст. 263 ГПК), и выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства.

Административная процессуальная форма. Вернемся к вопросу о том, возможна ли в административном процессе защита субъективных гражданских прав. В административном судопроизводстве, т. е. производстве по правилам процесса в административном суде, возможна защита и охрана гражданских прав хотя бы потому, что защита субъективных гражданских прав возможна в соответствии с процедурами, используемыми не судебными, а административными органами. Если существует административная форма защиты гражданских прав, если органы административного управления могут осуществлять охрану и защиту гражданских прав, это означает, что возможна защита субъективных гражданских прав в административном судопроизводстве. Для сравнения отметим, что гражданские права могут защищаться и восстанавливаться в порядке уголовного судопроизводства.

Но административная процессуальная форма есть форма, которая для защиты субъективного гражданского права весьма неудобна. Это обстоятельство хорошо осознается судами. В пункте 50 Постановления Пленума Верховного суда РФ и Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 29 апреля 2010 г. № 10 /22 сказано, что при наложении ареста в порядке обеспечения иска или в исполнительном производстве на имущество, не принадлежащее должнику, собственник имущества (законный владелец, невладеющий залогодержатель) вправе обратиться с иском об освобождении имущества от ареста. Но заинтересованные лица не имеют права на удовлетворение заявления об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя об аресте этого имущества, поскольку при рассмотрении таких заявлений должник и те лица, в интересах которых наложен арест на имущество, будучи привлеченными к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, ограничены в заявлении возражений и представлении доказательств.

Могут ли третьи лица, привлеченные к рассмотрению жалобы (заявления), оспаривающей постановление судебного пристава-исполнителя об аресте имущества должника, заявлять возражения и представлять доказательства. Конечно же, могут, если они являются лицами, участвующими в деле. Да. третьи лица здесь лишены тех средств защиты, которыми обладает ответная сторона в исковом производстве, в частности, встречного иска, они не могут занять процессуальное положение третьего лица с самостоятельным иском на предмет спора. Но главное не в этом.

В административном производстве (а административный процесс есть одно из административных производств) действует презумпция законности акта должностного лица или органа государственной (публичной) власти. Эта презумпция настолько сильна, что законодатель пытается ее ослабить, возлагая на должностное лицо (государственный орган) обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, законности оспариваемых решений и действий (бездействия) публичных органов и должностных лиц. Презумпция возлагается на органы и лиц, которые приняли оспариваемый акт или совершили оспариваемое действие (ч. 3 ст. 189 АПК). Но при оценке представленных доказательств суд вольно или невольно будет руководствоваться презумпцией законности акта (действия или бездействия) должностного лица или органа государственной власти.

В гражданском процессе в арбитражном суде или суде общей юрисдикции суд более свободен в оценке доказательств, поскольку формально иск об освобождении имущества от ареста является иском о принадлежности имущества. Это иск частного лица к частному лицу. То обстоятельство, что в действительности суд проверяет законность акта судебного пристава- исполнителя, судами здесь может не замечаться.

Появление пункта 50 в Постановлении Пленума BC и Пленума ВАС от 29 апреля 2010 г. объясняется не только заботой о надлежащей форме судопроизводства для защиты интересов истца, ответчиков по делу, но заботой о размежевании подсудности (подведомственности) дел между административными судами и судами общей юрисдикции (арбитражными судами).

Административное и особое судопроизводства. Насколько дела, рассматриваемые в порядке особого производства, сходны с делами, которые рассматриваются судами в порядке производства по делам из публичных правоотношений? Действительно, процедура, в которой рассматриваются жалобы на нотариальные действия или на отказ в их совершении, до определенной степени напоминает процедуру оспаривания действий обычного рядового должностного лица или публичного органа с тем лишь изъятием, что нотариусы не являются обычными і-раж- данами. наделенными должностными полномочиями. Нотариальная профессия по своему происхождению восходит к судейской. В прошлом нотариальные функции выполняли судебные служащие и даже судьи, а затем они выделились в отдельное сословие нотариусов. Но прочие дела, рассматриваемые в особом производстве, например об эмансипации несовершеннолетнего, о принудительной госпитализации, об усыновлении, только напоминают административные. Поэтому и процедуры по делам особого производства отличаются от процедур производства по делам из публичных правоотношений. Например, часть 3 статьи 263 ГПК говорит, что если при подаче заявления в порядке особого производства суд установит наличие спора о праве, суд выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет возможность обращения с исковым заявлением. Часть 3 статьи 247 ГПК указывает, что если суд установит наличие спора о праве при подаче заявления в суд, судья оставляет заявление без движения и разъясняет заявителю необходимость оформления искового заявления. Очевидно, что если наличие спора о праве будет установлено в судебном разбиратепь- стве, которое идет по правилам производства из публичных правоотношений, суд не может оставить заявление без рассмотрения, но обязан продолжить рассмотрение дела по правилам искового производства. В связи с тем, что разъяснение пункта 10 Постановления Пленума Верховного суда от 20 января 2003 г. №2 отменено пунктом 33 Постановления Пленума Высшего Верховного суда РФ от 10 февраля 2009 г. Лг2 2.

Выводы. Гражданско-процессуальная форма есть порядок рассмотрения судом гражданских споров (ритуал, обряд), предусмотренный гражданско-процессуальным или арбитражным процессуальным кодексом, в соответствии со специальными принципами с целью защиты субъективных гражданских прав.

Универсальность гражданской процессуальной формы заключается в том, что отдельные элементы обряда, установленного для искового производства, с их внешней стороны могут быть использованы при рассмотрении дел не только судами, но и административными органами. Так, например, согласно пункту 3.70 Регламен- та о рассмотрении дел о нарушениях антимонопольного законодательства, лицами, участвующими в деле, являются:

- заявите аь;

- ответчик по делу;

- заинтересованные лица.

Ответчик - фигура искового производства, но административное производство по делу о нарушении антимонопольного законодательства базируется на совершенно иных принципах, чем исковое производство, поэтому ответчик здесь - не судебный ответчик, эксперт - не судебный эксперт и т.д.

Универсальность гражданской процессуальной формы заключается в том, что обряд искового производства может быть использован как образец для рассмотрения дел административными судами (судами общей юрисдикции в административном судопроизводстве), но внутренняя форма этого обряда, его принципы будут совершенно другими либо содержанпе принципов будет отличаться от содержания одноименных принципов искового производства (гражданского процесса).

19.

<< | >>
Источник: Нестолий В. Г.. Тетради по исполнительному производству, нотариату, гражданскому праву и процессу : учеб, пособие / В. Г. Нестолий ; ВГЮА (РПА Минюста России), Иркут, юрид. ин-т (филиал). Кафедра гражданского права и процесса. - Иркутск : Иркут, ин-т (филиал) ВГУЮ (РПА Минюста России),2015. - 229 с.. 2015

Еще по теме ГРАЖДАНСКАЯ ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ФОРМА И АРБИТРАЖНЫЙ ПРОЦЕСС В РАКУРСЕ ТЕКУЩЕЙ СУДЕБНОЙ РЕФОРМЫ:

  1. Арбитражный процесс. Его понятие. Арбитражная процессуальная форма.
  2. Процессуальные и тактические основы использования специальных знаний в гражданском и арбитражном процессах
  3. Тактика судебного эксперимента в гражданском и арбитражном процессах
  4. ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС В АРБИТРАЖНОМ СУДЕ (КОНСТРУКТИВНАЯ КРИТИКА ДОКТРИНАЛЬНОГО ОПРЕДЕЛЕНИЯ АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССА)
  5. Особенности судебного допроса в гражданском и арбитражном процессах и основы тактики его проведения
  6. Общее и особенное в криминалистическом обеспечении судебной деятельности в гражданском и арбитражном процессах
  7. В юридической литературе распространено мнение, что судебное доказывание - это урегулированный нормами гражданского процессуального права процесс
  8. Тактика назначения судебной экспертизы и привлечения специалиста к участию в гражданском и арбитражном процессах
  9. Тема 1. Понятие, предмет и источники арбитражного процессуального права. Арбитражные процессуальные отношения
  10. Понятие гражданского процесса. Предмет, метод, система отрасли гражданского процессуального права
  11. § 3. Логико-процессуальные особенности доказывания адвокатом в гражданском и арбитражном судопроизводстве.
  12. Глава 4 Отдельные аспекты процесса доказывания в гражданском и арбитражном процессах
  13. В теории гражданской и арбитражной процессуальной науки, специалистами термин подведомственность рассматривается и в узком значении
  14. Осмотр документов в гражданском и арбитражном процессах
  15. Тема 7.Судебное разбирательство в арбитражном процессе
  16. ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ФОРМА ПРИНУДИТЕЛЬНОГО ИСПОЛНЕНИЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ОБЯЗАННОСТЕЙ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН
  17. 4.Значение гражданской процессуальной формы для изучения дисциплины: «Процессуальные особенности рассмотрения отдельных категорий гражданских дел»
  18. Основные системы пересмотра судебных актов в арбитражном процессе.
  19. Осмотр вещественных доказательств в гражданском и арбитражном процессах
  20. 5. ГРАЖДАНСКИЕ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ НОРМЫ (ПОНЯТИЕ, ВИДЫ, ОСОБЕННОСТИ, СТРУКТУРА). ДЕЙСТВИЕ ГРАЖДАНСКИХ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ НОРМ ВО ВРЕМЕНИ И В ПРОСТРАНСТВЕ