<<
>>

Реестр акционеров

Акционерное общество обязано обеспечить ведение реестра акционеров, в котором указываются сведения о каждом зарегистрированном лице, количестве и категориях (типах) акций, записанных на его имя, а также иные сведения, предусмотренные правовыми актами Российской Федерации.

Для общества и его участников реестр является правовым документом, фиксирующим установление между ними корпоративных отношений. Внесение в реестр записи о владельце именных акций (по российскому законодательству все акции, выпускаемые акционерными обществами, являются именными) — непременное условие его идентификации; только с этого момента приобретатель именных акций становится акционером, получает возможность осуществлять «права из акции».

В связи с переходом на выпуск акций в бездокументарной форме реестр акционеров приобретает и другое значение. В соответствии со ст. 149 ГК РФ все операции с бездокументарными ценными бумагами, в том числе сделки по приобретению и отчуждению акций, передаче их в залог и пр., могут осуществляться лишь при обращении к лицу, которое официально совершает записи прав. Записи прав владельцев бездокументарных акций вносятся в реестр акционеров, а в качестве официального лица, совершающего их, выступает держатель реестра[77]. В силу этого для приобретателя бездокументарных акций внесение записи в реестр является одновременно фиксацией его права на соответствующие бумаги (признанием данного лица владельцем акций) и прав, удостоверяемых ими.

Реестр акционеров, фиксирующий права владельцев акций, служит официальной информационной базой, на основе которой осуществляется взаимодействие акционеров и общества. На основе реестра составляются списки участников общих собраний акционеров, обеспечивается направление им необходимой информации, определяются лица, имеющие право на получение дивидендов или ликвидационной доли при ликвидации общества. По данным реестра устанавливается круг лиц, которые приобретают право требовать выкупа обществом принадлежащих им акций в случаях и в порядке, предусмотренных ст. 75 и 76 Закона об акционерных обществах, и ряд других прав.

Ведение реестра акционеров должно быть обеспечено с момента государственной регистрации общества (п. 2 ст. 44 Закона об акционерных обществах). Держателем реестра — лицом, осуществляющим его ведение и хранение, может выступать само общество или профессиональный участник рынка ценных бумаг (регистратор). Для обществ, насчитывающих более 50 участников, передача ведения реестра акционеров профессиональному регистратору является обязательной.

Профессиональными регистраторами выступают юридические лица, имеющие лицензии на осуществление этой деятельности (выдаются ФСФР). Общество заключает с регистратором договор на оказание услуг по ведению реестра. Договор может быть оформлен лишь с одним регистратором. Закон запрещает регистратору осуществлять сделки с акциями общества, держателем реестра акционеров которого он является (ст. 8 Закона о рынке ценных бумаг).

Внесение записи в реестр должно осуществляться по общему правилу по требованию акционера или номинального держателя акций (ст. 45 Закона об акционерных обществах). Федеральным законом от 5 января 2006 г. № 7-ФЗ в указанную статью внесено дополнение, дающее возможность в случаях, предусмотренных Законом, вносить записи в реестр по требованию иных лиц.

Имеются в виду случаи принудительного выкупа акций лицами, владеющими более чем 95 % акций общества, у других его участников в целях получения полного контроля над ним (поглощения общества)1. Для внесения записи установлен трехдневный срок с момента представления необходимых документов[78] [79]. Порядок ведения реестра, перечень документов, подлежащих представлению регистратору для внесения записи в него, определены Законом о рынке ценных бумаг (ст. 8) и Положением о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг[80], содержащим развернутую регламентацию этого процесса.

Регистратор отвечает за сохранность, конфиденциальность записей в реестре, за предоставление в надлежащих случаях достоверных данных о них. По требованию акционера или номинального держателя акций держатель реестра обязан подтвердить его права на акции путем выдачи выписки из реестра (ст. 46 Закона).

В постановлении Пленума ВАС РФ № 19 отмечены основные требования, предъявляемые к обществу и регистратору по ведению реестра акционеров. В соответствии с Законом об акционерных обществах отказ от внесения записи в реестр может быть обжалован в суд. В постановлении указывается, что если ведение реестра осуществляется регистратором, в качестве ответчиков по делу должны привлекаться общество и регистратор (держатель реестра).

Основания, по которым может быть отказано во внесении записи в реестр, определены в Положении о ведении реестра. Это — представление не всех документов, необходимых для осуществления соответствующей записи, отсутствие в них нужной информации либо наличие неточных данных; отсутствие в реестре анкеты зарегистрированного лица с образцом его подписи; когда количество ценных бумаг, указанных в распоряжении о зачислении их на счет названного в распоряжении лица, превышает их количество на счете, с которого должно быть произведено списание. Регистратор обязан отказать во внесении записи в реестр, если у него есть существенные и обоснованные сомнения в подлинности незаверенной подписи на документах, когда они представляются не лично зарегистрированным лицом или уполномоченным им представителем.

Перечень оснований для отказа во внесении записи в реестр, приведенный в п. 5 Положения, является исчерпывающим. Регистратору запрещено предъявлять требования, не предусмотренные законодательством Российской Федерации и Положением.

В постановлении пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 4/8 указывалось, что запись, вносимая в реестр по решению суда, должна считаться совершенной с даты, не позднее которой держатель реестра обязан был выполнить требование заявителя (не позднее трех дней после поступления обращения и представления необходимых документов). В этом указании отражено стремление обеспечить максимальную защиту интересов акционера, который неосновательно не был своевременно включен в реестр и на какое-то время лишен был возможности пользоваться своими правами. Но практика показала, что такая мера не дала должного эффекта. Воспользоваться правами участника общества за истекший период оказалось довольно сложно, а трудности в ведении реестра при таком подходе возникали.

В постановлении Пленума ВАС РФ № 19 подобное разъяснение отсутствует. Мерой по защите законных интересов акционера в этой ситуации могло бы быть предъявление к держателю реестра требования о возмещении убытков, возникших по вине последнего.

В постановлении Пленума ВАС РФ № 19 сохранено разъяснение, содержавшееся в постановлении № 4/8, о том, что владелец акций, а также иные лица, требующие внесения записи в реестр, вправе обращаться в суд не только в случаях отказа, но и при уклонении держателя реестра от внесения в него необходимой записи. Имеются в виду случаи, когда запись не вносится в установленный срок и при этом заявитель не уведомляется о причинах невыполнения его требования. Законом от 7 августа 2001 г. соответствующее дополнение внесено в ст. 45 Закона об акционерных обществах.

Держатель реестра не вправе по своей инициативе исключать из него внесенные записи о владельцах акций или изменять их. Акции отнесены к объектам собственности и поэтому распоряжаться ими, как и другими объектами собственности, вправе тот, кому они принадлежат (исключение из этого правила предусмотрено лишь для отмеченных выше случаев выкупа акций по требованию преобладающего акционера).

Арбитражный суд рассмотрел дело по иску организации — приобретателя акций, требовавшей обязать регистратора внести в реестр акционеров запись о ней как о владельце акций. Регистратор, возражая против иска, сослался на то, что до заключения договора купли-продажи между истцом и прежним владельцем акций последний был исключена им из реестра. Исключение записи он мотивировал тем, что документы, в соответствии с которыми она производилась, впоследствии были признаны регистратором недостаточными для подтверждения права собственности на акции лица, включенного в реестр. Арбитражный суд удовлетворил требование истца, поскольку обоснованность его подтверждалась договором купли-продажи акций и другими документами, представленными в свое время регистратору в соответствии с правовыми актами, определявшими порядок внесения записей в реестр. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ признал это решение правильным, отметив, что держатель реестра акционеров не вправе по своей инициативе исключать записи о лицах, ранее внесенных в него. Исключение такой записи возможно лишь при представлении предусмотренных правовыми актами документов, подтверждающих переход права собственности на акции от данного лица к новому владельцу (с одновременным внесением записи о новом акционере) либо в случае признания в судебном порядке недействительным акта (договора), на основании которого была внесена запись о конкретном лице как собственнике акций, с одновременным восстановлением в реестре записи о предыдущем владельце акций1.

Когда акции приобретаются на основании сделок (договоров купли-продажи, мены, дарения), документом, необходимым для внесения в реестр записи о новом владельце, служит передаточное распоряжение. Требования к его содержанию и форме определены Положением о ведении реестра. Приобретатель акций иногда оказывается в сложном положении в связи с уклонением продавца от выдачи этого документа, причем нередко несмотря на получение причитающейся за проданные акции суммы. Вопрос о защите прав приобретателей в таких случаях выявил разные взгляды на способы его решения.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ рассмотрел два дела, связанных с отказами продавцов от выдачи передаточных распоряжений приобретателям проданных ими акций. В одном случае покупатель требовал изъятия у продавца и передачи ему оплаченных акций, ссылаясь на ст. 398 ГК РФ[81] [82]. Президиум это требование отклонил, указав, что в соответствии с п. 2 названной статьи Кодекса кредитор вправе требовать отобрания у должника по обязательству только индивидуально-определенной вещи. Поскольку объект договора купли-продажи (бездокументарные акции) не был каким-либо образом индивидуализирован, оснований для принудительного изъятия акций у продавца суд не нашел.

По второму делу приобретатель акций, оказавшийся в аналогичной ситуации, предъявил требование о признании за ним права собственности на акции. И в этом иске было отказано. Мотив такой: «В соответствии со ст. 29 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» право на бездокументарную акцию переходит к приобретателю с момента внесения приходной записи по его лицевому счету в реестре акционеров. Следовательно, переход права собственности на спорные акции не состоялся, в связи с чем отношения сторон носят обязательственно-правовой характер, и оснований для признания права собственности на акции за покупателем нет»[83].

Добросовестные покупатели, оплатившие акции, не смогли, таким образом, получить реальной защиты своего права на них. Можно, конечно, сослаться на то, что покупатель в этом случае не лишен возможности требовать от продавца возврата уплаченной за акции суммы. Но принятие такого варианта могло бы рассматриваться как необоснованно лояльное отношение к недобросовестному продавцу, лишающему приобретателя возможности получить то, на что он рассчитывал при заключении договора (если, конечно, сам покупатель не пожелает воспользоваться этой мерой). Перенесение спора о праве на имущество в плоскость компенсационных отношений обоснованно при отсутствии возможности удовлетворить требование кредитора путем присуждения ему соответствующего объекта. В рассматриваемых случаях, как правило, нет причин говорить об отсутствии ее.

Материально-правовым основанием приобретения покупателем права собственности на акции служит надлежаще оформленный договор. Передаточное распоряжение, выдаваемое продавцом, не относится к правообразующим документам, а является производным от договора купли-продажи, используемым для осуществления предусмотренной законом фиксации перехода права на акции в реестре акционеров. (В утвержденной форме передаточного распоряжения имеются графы «основания перехода права собственности на ценные бумаги» и «цена сделки», где отражаются данные о соответствующей сделке.) При уклонении продавца акций от выполнения своей обязанности по выдаче передаточного распоряжения может использоваться известный законодательству и правоприменительной практике способ защиты интересов добросовестной стороны в случаях, когда для приобретения сделкой юридической силы закон требует совершения дополнительных юридических действий (не влияющих на ее существо), однако вторая сторона, от которой они зависят, необоснованно уклоняется от этого. Пример — п. 3 ст. 165 ГК РФ, предусматривающий, что если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации сделки. В этом случае сделка регистрируется в соответствии с решением суда. Возможность регистрации перехода права собственности на недвижимость при уклонении одной из сторон от ее проведения предусмотрена ст. 551 Кодекса.

Речь в указанных случаях идет о разных объектах, различны цели и способы фиксации (регистрации) перехода прав, однако юридические приемы защиты прав на приобретаемые объекты при однотипных нарушениях (уклонении обязанной стороны от совершения юридических действий, необходимых для перехода права) применимы. В рассматриваемой ситуации способом защиты прав покупателя акций может быть принятие судом решения — по иску покупателя и на основе представленных им документов, подтверждающих совершение сделки по их приобретению, — о внесении необходимой записи в реестр акционеров. Положение о ведении реестра предусматривает внесение записей в реестр по решению суда. Регистратору в этом случае представляется заверенная судом копия вступившего в законную силу решения о внесении необходимой записи и исполнительный лист (п. 7.3.3 Положения). Данная операция должна проводиться аналогично тому, как она выполняется в случаях признания судом необоснованным отказа регистратора от внесения данных о владельце акций в реестр. Естественно, все это осуществимо, если соответствующие акции имеются на лицевом счете продавца, с которого они должны быть списаны.

Следует сказать несколько слов и относительно встречающегося утверждения о невозможности изъятия бездокументарных акций, числящихся на счете определенного лица, в целях передачи их лицу, имеющему законные основания на получение их (в соответствии с заключенным договором или в порядке виндикации), со ссылкой на то, что они не могут быть индивидуализированы. В силу особенностей бездокументарных акций, не имеющих материальной формы, они не могут обладать индивидуализирующими признаками в виде определенных физических свойств, что характерно для иных индивидуально-определенных вещей. Выделение их из общего количества акций, которыми владеет обязанное лицо, для передачи тому, кто заявил юридически обоснованное требование, должно осуществляться на основе предусмотренных законодательством данных, характеризующих акции конкретных эмитентов (указание общества-эмитента, категории (типа) акций, сведений о государственной регистрации выпуска и т.д.), путем сопоставления их с документальными данными, подтверждающими материально-правовые основания на истребование определенного их количества от обязанного лица. Кстати, по этим признакам производится выделение определенных акций при наложении на них ареста и списание их со счета должника в порядке исполнительного производства[84].

Закон об акционерных обществах предусматривает, что общество, поручившее ведение реестра акционеров регистратору, не освобождается от ответственности за его ведение и хранение (п. 4 ст. 44). На практике не раз возникали сложности в разграничении ответственности этих лиц в случаях необоснованного списания акций со счета их владельца, — по поддельному передаточному распоряжению, подписанному лицом, не имевшим соответствующих полномочий (надлежащей доверенности от владельца счета). Акционеры нередко в таких случаях предъявляют требования о возмещении убытков (в виде стоимости списанных акций) к акционерному обществу (эмитенту) и регистратору, осуществляющему ведение реестра акционеров1.

При рассмотрении подобных дел вопросы квалификации оснований и природы исков, а также определения надлежащего ответчика, с которого должно производиться взыскание, решались иногда по- разному. Причина в том, что регистратор не состоит с акционером в договорных отношениях, а имеет договор с обществом[85] [86]. Президиум ВАС РФ принял постановление по одному из таких дел, где определил свою позицию по разрешению данной категории споров.

В качестве истца по делу, рассмотренному Высшим Арбитражным Судом РФ в порядке надзора, проходила гражданка З., владевшая акциями общества, которые были списаны с ее лицевого счета по подложному пе- редаточному распоряжению, подписанному гражданином П. Вместе с указанным распоряжением П. представил регистратору нотариально заверенную доверенность, якобы выданную гражданкой З., а в действительности оказавшуюся поддельной. Факт представления поддельной доверенности подтверждался материалами дела. Регистратор при соблюдении требований по ведению реестра акционеров, установленных законодательством о рынке ценных бумаг и Положением о ведении реестра, мог выявить подделку и отказать в проведении записей о совершении операций с акциями; им этого не было сделано. З. требовала взыскания с акционерного общества или с регистратора стоимости ранее принадлежавших ей ценных бумаг. Суд первой инстанции удовлетворил иск, взыскав сумму убытков с регистратора. Решение было оставлено без изменений судами апелляционной и кассационной инстанций.

Президиум ВАС РФ отменил вынесенные по делу судебные акты и принял решение о возложении ответственности за утраченные акции З. на общество. Мотивировалось оно ссылкой на Закон об акционерных обществах, не освобождающий общество от ответственности за ведение и хранение реестра акционеров в случае поручения его ведения регистратору. Далее в постановлении приведена ссылка на ст. 403 ГК РФ, в соответствии с которой должник (в данном случае общество) не освобождается от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, на которых возложено исполнение. Из этого сделан вывод, что общество, отвечающее за ведение и хранение реестра акционеров, должно нести ответственность за убытки, причиненные владельцу акций третьим лицом, которому оно поручило ведение реестра1. По такому же принципу стали действовать и другие суды. Изложенная позиция получила поддержку в научных кругах[87] [88].

Правильность указанного подхода не бесспорна. В ст. 403 ГК РФ, устанавливающей ответственность стороны в обязательстве за неисполнение или ненадлежащее исполнение его третьими лицами, привлеченными к исполнению, не менее важное правовое значение имеет завершающая ее часть, где сказано, что указанная норма подлежит применению, «если законом не установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным исполнителем третье лицо». В некоторых публикациях как бы вскользь отмечается, что в рассматриваемых случаях (при ненадлежащем исполнении обязательств по ведениию реестра акционеров регистратором) возмож-

ность привлечения к ответственности непосредственного исполнителя (регистратора) законодательством не установлена. Так ли это?

Законодательные нормы, регулирующие деятельность регистраторов, содержатся в Законе о рынке ценных бумаг. Пунктом 3 ст. 8 названного Закона предусмотрено, что лицу, допустившему ненадлежащее исполнение порядка поддержания системы ведения и составления реестра и нарушение форм отчетности (эмитенту, регистратору, депозитарию, владельцу), может быть предъявлен иск о возмещении ущерба (включая упущенную выгоду), возникшего из невозможности осуществить права, закрепленные ценными бумагами.

Невозможность осуществления прав, закрепленных ценными бумагами, может возникать лишь у их владельцев, поскольку указанные права приобретаются одновременно с правами на бумаги. Применительно к акциям обладателями этих прав могут быть только акционеры. Следовательно, в приведенной норме речь идет о возможной ответственности перечисленных в ней лиц, включая регистратора, перед акционерами, при том, что акционер и регистратор не связаны договором и последний выступает исполнителем по договору, заключенному между обществом и регистратором. При разрешении конкретного спора необходимо установить, какое именно лицо допустило ненадлежащее исполнение своих обязанностей по ведению реестра акционеров; если им является регистратор, осуществивший списание акций со счета их владельца без должной проверки представленных ему документов, — что он обязан делать в соответствии с законом, — то и возмещение причиненного в результате этого ущерба нужно относить на него. Такой подход соответствует ст. 403 ГК РФ, не исключающей прямую ответственность исполнителя в случаях, предусмотренных специальным законом[89]. Реестродержатель в этом случае будет отвечать за свои действия (ненадлежащее выполнение принятых на себя обязательств).

Справедливо замечание Д.И. Дедова: «Положение п. 4 ст. 44 Закона об акционерных обществах о том, что общество, поручившее ведение и хранение реестра акционеров общества регистратору, не освобождается от ответственности за его ведение и хранение, необходимо толковать в соответствии со смыслом и содержанием ст. 44 Закона об акционерных обществах в целом, которая посвящена вопросам обеспечения ведения и хранения реестра общества с момента государственной регистрации общества им самим или специализированным регистратором». И далее: «Только из одного толкования ст. 44 Закона об акционерных обществах не вытекает применение норм ГК РФ об ответственности должника за ненадлежащее исполнение обязательств третьим лицом»1.

Акционерное общество обязано нести ответственность перед акционером за нарушения требований по ведению реестра, повлекшие для него убытки, если установлено, что они произошли по его вине. Не следует исключать возможность привлечения общества и к субсидиарной ответственности при недостаточности средств для возмещения убытков у регистратора, из-за неправомерных действий или упущения которого они возникли. Но основным способом защиты интересов акционера при незаконном списании акций с его лицевого счета должно оставаться присуждение к их возврату путем списания со счета лица, которое не имеет правовых оснований на владение ими[90] [91].

<< | >>
Источник: Шапкина Г.С.. Применение акционерного законодательства. 2009

Еще по теме Реестр акционеров:

  1. Право на внесение в реестр акционеров весьма важно для приобретения лицом статуса акционера.
  2. Реестр акционеров
  3. СПОРЫ, СВЯЗАННЫЕ С ВНЕСЕНИЕМ ЗАПИСЕЙ В РЕЕСТР АКЦИОНЕРОВ
  4. Статья 7.31. Нарушение порядка ведения реестра контрактов, заключенных заказчиками, реестра контрактов, содержащего сведения, составляющие государственную тайну, реестра недобросовестных поставщиков (подрядчиков, исполнителей) Комментарий к статье 7.31
  5. Общее собрание акционеров - орган акционерного общества, через деятельность которого непосредственно реализуется право акционеров на управление.
  6. Что касается права акционера на участие в общем собрании, то здесь необходимо отметить, что оно теснейшим образом связано с правом акционера на информацию.
  7. Когда вклад акционера состоит из личных услуг и предоставление их становится невозможным, пусть даже и без его вины, эта невозможность лишает его свойства акционера.
  8. Споры, вытекающие из деятельности держателей реестра владельцев ценных бумаг
  9. 122. Реестры государственных контрактов
  10. Внесение в единые государственные реестры заведомо недостоверных сведений (ст. 2853 УК РФ)
  11. 2.8.4 Государственный водный реестр
  12. 2.8.3 Государственный лесной реестр
  13. 3. Права акционеров
  14. Порядок предъявления требований кредиторов к должнику и их учет в реестре
  15. 4. Уголовная ответственность лица, ведущего реестр.
  16. Иные споры по искам акционеров
  17. Реестр собственников жилых помещений в многоквартирном доме
  18. Положение о ведении реестра туристских ресурсов, расположенных на территории Приморского края
  19. 6. Деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг
  20. Статья 15.22. Нарушение правил ведения реестра владельцев ценных бумаг Комментарий к статье 15.22