<<
>>

§ 5. Российское инвестиционное законодательство в системе российского законодательства и направления его дальнейшего совершенствования

В настоящее время в юридической науке (А.В. Асосков, А. Г. Богатырёв, П.П. Гончаров, В.В. Гущин, Н.Г. Доронина, А.В. Кирин, М.И. Кулагин, А.В. Майфат, С.П. Мороз, В.В. Силкин и др.)[190] получило всеобщее признание положение о комплексном характере правового регулирования инвестиционных отношений.

Дискуссия ведётся лишь в отношении существования комплексных отраслей права как таковых. Одни учёные рассматривают инвестиционное право как комплексную отрасль права; другие, напротив, отрицают существование комплексных отраслей в российской системе права и потому относят инвестиционное право, точнее инвестиционное законодательство, к комплексной отрасли российского законодательства.

Как известно, идея комплексных отраслей права была выдвинута В.К. Райхером. Они, по его мнению, в отличие от основных отраслей права, формируются в иной плоскости с учётом наличия достаточного числа соответствующих норм права в этой отрасли и большого их политического, хозяйственного или иного значения[191] [192] [193]. С. С. Алексеев в своей известной работе «Структура советского права» (М., 1975) также указывал на наличие в правовой системе специфической, «наслаивающей» структуры — вторичных, комплексных образований, состоящих из специальных, согласованных между собой норм (в том числе комплексных отраслей права) . Однако большинство других учёных выступили против комплексных отраслей права . Такие межотраслевые правовые образования не имеют своего собственного предмета и метода регулирования. Их нормы входят в сферу действия основных (профилирующих) отраслей российского права, и при этом они не меняют своей отраслевой принадлежности вследствие их объединения в определённый нормативный массив.

Отрасль права и отрасль законодательства — это разнопорядковые явления. Первая представляет собой определённую систему норм права и является результатом объективного развития права и его составных частей. Вторая отражает волю законодателя и может включать в себя нормативные акты, содержащие нормы различной отраслевой принадлежности.

Инвестиционное право как совокупность разнообразных и отличающихся по своей природе (происхождению) норм права, регламентирующих инвестиционные отношения, в настоящее время не имеет самостоятельного предмета и метода регулирования и потому не может рассматриваться в качестве самостоятельной отрасли права. Оно формируется как нормативный массив (межотраслевое правовое образование)[194] в результате объединения норм частно- и публичноправового характера, содержащихся в специальных федеральных законах, и отражает процесс более глубокого взаимодействия частно- и публичноправовых начал, особенно в сфере экономического оборота. Именно совокупность таких законодательных актов следует считать комплексной отраслью законодательства. При этом для обозначения указанной совокупности актов в действующем законодательстве применяются разные термины.

Так, Закон об участии в долевом строительстве (часть 3 статьи 1) использует наименование «законодательство Российской Федерации об инвестиционной деятельности». Федеральный закон от 5 марта 1999 г. № 46- ФЗ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» содержит статью 3 под названием «Законодательство Российской

Федерации о защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг».

В Законе о концессионных соглашениях в статье 2 употребляется понятие «законодательство Российской Федерации о концессионных соглашениях», состоящее из настоящего Федерального закона, других федеральных законов и принимаемых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов Российской Федерации. Термины со схожим содержанием (законодательство Российской Федерации об ОЭЗ,

законодательство об инвестировании средств пенсионных накоплений в Российской Федерации») предусмотрены также в статье 1 Закона об ОЭЗ и статье 2 Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 111 -ФЗ «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации»[195].

Вместе с тем Закон об иностранных инвестициях в статье 3 использует иное понятие — правовое регулирование иностранных инвестиций на территории Российской Федерации. Оно осуществляется данным

Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также международными договорами Российской Федерации.

С нашей точки зрения, представляется целесообразным использовать одно наименование, причём такое, которое обозначало бы всю совокупность федеральных законов, регулирующих инвестиционные отношения. Термин «инвестиционное законодательство», на наш взгляд, является более удачным, поскольку в большей степени соответствует уже устоявшимся

наименованиям других отраслей российского законодательства:

«гражданское законодательство», «таможенное законодательство»,

«бюджетное законодательство», «трудовое законодательство» и т.д.

Также требуется привести в соответствие друг с другом различные «нормативные блоки» («законодательства»). Это позволит создать единый категориальный аппарат и устранить путаницу в терминологии. При этом законодательство Российской Федерации о защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг, законодательство Российской Федерации о концессионных соглашениях, законодательство Российской Федерации об ОЭЗ и т.п. следует признать составными частями инвестиционного законодательства Российской Федерации.

Формирование инвестиционного законодательства как комплексной отрасли законодательства требует проведения работы по упорядочению целого массива разнообразных нормативных актов, регулирующих зачастую одни и те же инвестиционные отношения. В литературе (И.А. Вдовин, П.П. Г ончаров, А.А. Г орягин, Ю. Ершов) неоднократно предлагалось осуществить его кодификацию или систематизацию[196] [197], т.е. принять отдельный акт (например, инвестиционный кодекс, кодекс об инвестиционной деятельности, основы инвестиционного законодательства), в котором нормы права, регулирующие инвестиционные отношения, были бы приведены в соответствие друг с другом и с основными (профилирующими) отраслями российского права. Считается, что в отличие от других законов кодекс является сводным нормативным актом, регулирует важную и достаточно обширную область общественных отношений на основе единых принципов, вносит существенную новизну в содержание и методы правового регулирования, обеспечивает полноту такого регулирования, отличается внутренним единством, целостностью и согласованностью нормативных предписаний и тем самым способствует упорядочению и укрупнению

197

законодательства .

Кодификация инвестиционного законодательства не является чем-то экстраординарным. Инвестиционные кодексы приняты во многих странах (Беларусь, Габон, Гвинея, Джибути, Камерун, Конго, Марокко, Сенегал, Тунис, Филиппины и др.) . К примеру, Инвестиционный кодекс Республики Беларусь[198] [199] вступил в силу 9 октября 2001 г. и действует в отношении как национальных, так и иностранных инвесторов. Он состоит из общей и особенной частей, включает в себя 6 разделов, состоящих из 18 глав. В общей части три главы, в которых раскрываются основные понятия, применяемые в сфере инвестиционной деятельности, рассматривается государственное регулирование инвестиционной деятельности и устанавливаются гарантии прав инвесторов и защита инвестиций. Особенная часть представлена 15 главами. Они содержат правила о государственной поддержке инвестиционной деятельности на территории Республики Беларусь (главы 4-10) и предусматривают особенности осуществления инвестиционной деятельности на основе концессий (главы 11-13), деятельности иностранных инвесторов и коммерческих организаций с иностранными инвестициями на территории Республики Беларусь (главы 14 и 15), направления инвестиций на территорию иностранных государств (главы 16 и 17), а также заключительные положения (глава 18).

Некоторые авторы, напротив, считают более правильным пересмотреть действующее законодательство, а не разрабатывать всеобъемлющий инвестиционный кодекс[200]. Действительно, в настоящее время в рамках сложившейся системы действующего законодательства Российской Федерации отсутствуют достаточные основания для принятия в Российской Федерации такого всеобъемлющего законодательного акта, как

Инвестиционный кодекс Российской Федерации. Вряд ли он сможет объединить в себе все нормы, необходимые для регулирования любых инвестиционных отношений, и не предусматривать применения общеотраслевых (в частности, ГК РФ и НК РФ) и иных специальных федеральных законов. Однако это не означает, что инвестиционное законодательство не требует какого-либо качественного обновления. Напротив, оно должно представлять собой не простую механическую (разрозненную) совокупность различных актов, а иметь определённую структуру, обеспечивающую гармонизацию норм частного и публичного права, и содержать нормы, соответствующие положениям международных договоров и отвечающие современному развитию инвестиционных отношений. Принять одни лишь поправки в уже существующие законодательные акты недостаточно в силу ряда причин.

Во-первых, в настоящее время, как было показано ранее, действуют сразу несколько разных федеральных законов, регулирующих одни и те же инвестиционные отношения. Особенно показателен в данном случае пример с ОЭЗ. Промышленно-производственные, технико-внедренческие, туристскорекреационные и портовые ОЭЗ, ОЭЗ в Калининградской и Магаданской областях, зоны территориального развития, инновационный центр «Сколково» — все они преследуют общие цели и предусматривают в целом сходный механизм своего создания и функционирования. Во-вторых, в связи с предоставлением иностранным инвесторам национального режима в Российской Федерации существование специального федерального закона об иностранных инвестициях одновременно с иными федеральными законами в сфере инвестиционной деятельности, действующими в отношении национальных инвесторов, представляется нецелесообразным. В-третьих, в основу многих действующих законодательных актов, предусматривающих различного рода гарантии инвесторам, была положена преимущественно административно-правовая концепция, которая недооценивает ведущую роль гражданского права в регулировании инвестиционных отношений. Как следствие, цели, предмет и сфера регулирования таких актов должны быть пересмотрены, а их положения наполнены новым содержанием.

Наиболее оптимальным способом совершенствования действующего инвестиционного законодательства Российской Федерации в современных условиях следует считать его систематизацию, которая должна предусматривать принятие качественно обновлённых специальных законодательных положений в отдельных сферах инвестиционной деятельности, требующих установления дополнительных мер стимулирующего и ограничительного характера для инвесторов с использованием частно- и публично-правовых средств. В первую очередь, это касается гарантий осуществления инвестиционной деятельности, участия публично-правовых образований в инвестиционных отношениях,

специальных договорных форм осуществления инвестиционной деятельности, а также создания и функционирования ОЭЗ. Такая систематизация позволит: а) создать стройную систему и должное согласование общеотраслевых и специальных нормативных правовых актов, определяющих порядок ведения инвестиционной деятельности; б) исключить излишнее дублирование в регулировании одних и тех же инвестиционных отношений разными специальными федеральными законами; в) последовательно обеспечить предоставление национального режима иностранным инвесторам; г) освободить инвестиционное законодательство от устаревших и не оправдавших себя норм; д) осуществить дальнейшую детальную регламентацию инвестиционных отношений в рамках сложившейся системы действующего законодательства и т.д.

<< | >>
Источник: Лисица Валерий Николаевич. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ МЕХАНИЗМ РЕГУЛИРОВАНИЯ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ОТНОШЕНИЙ, ОСЛОЖНЁННЫХ ИНОСТРАННЫМ ЭЛЕМЕНТОМ. Д И С С Е Р Т А Ц И Я на соискание учёной степени доктора юридических наук. 2013. 2013

Еще по теме § 5. Российское инвестиционное законодательство в системе российского законодательства и направления его дальнейшего совершенствования:

  1. § 4. Международное инвестиционное право в системе правового регулирования инвестиционных отношений, осложнённых иностранным элементом, и направления его дальнейшего совершенствования
  2. Инвестиционное право в системе права и в системе законодательства Российской Федерации
  3. Инвестиционное право в системе права и в системе законодательства Российской Федерации
  4. Раздел I. Жилищное право в системе российского права и законодательства Глава 1. Понятие жилищного права и его место в системе российского права
  5. Тема 23 СИСТЕМА ПРАВА И СИСТЕМА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА КАК СОСТАВНЫЕ ЧАСТИ РОССИЙСКОЙ ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ
  6. § 2. Российское инвестиционное право в системе российского права
  7. Раздел V. ПРОБЛЕМЫ РЕФОРМИРОВАНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ВЕЩНОМ ПРАВЕ Глава 9. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РЕФОРМИРОВАНИЯ РОССИЙСКОГО ВЕЩНОГО ПРАВА
  8. Статья 15.36. Неисполнение оператором платежной системы требований законодательства Российской Федерации о национальной платежной системе Комментарий к статье 15.36
  9. ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ ПРАВОВОГО СТАТУСА ИНОСТРАННОГО ВОЕННОПЛЕННОГО И ЕГО ОТРАЖЕНИЕ В МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ И РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ В ДОВОЕННЫЙ ПЕРИОД.
  10. Нарушение законодательства Российской Федерации о континентальном шельфе и об исключительной экономической зоне Российской Федерации (ст. 253 УК РФ)
  11. Статья 14.57. Нарушение законодательства Российской Федерации о потребительском кредите (займе) при совершении действий, направленных на возврат задолженности по договору потребительского кредита (займа) Комментарий к статье 14.57