<<
>>

Мир политического как объект политико-философской рефлексии

Для поиска правильного ответа на вопрос о том, что есть политическая философия, необходимо определить, что именно является объектом как самой политико-философской рефлексии, так и предметом исследования политической философии.

Разумеется, это мир политического в его мировоззренческом и парадигмальном измерениях

Но сами эти измерения невозможно сколько-нибудь четко определить без выяснения вопроса о том, что мы понимаем под миром или подсистемой политического. Один из путей определения сущности и содержания любого понятия — это выявить основные его контуры, параметры и составные элементы. Проблема определения мира политического конкретизируется как проблема установления границ между ним и другими подсистемами человеческого общежития. Как отмечал известный германский философ К. Шмитт, политическое имеет свои собственные критерии, «начинающие своеобразно действовать в противоположность различным, относительно самостоятельным предметным областям человеческого мышления и действования в особенности в противоположность моральному, эстетическому, экономическому»1

1 Шмитт К. Понятие политического//Вопросы социологии. 1992. № 1. С. 39

Мир политического, будучи одной из основополагающих подсистем человеческого сообщества, представляет собой весьма сложный и многослойный комплекс явлений, институтов, отношений, процессов и т.д

Он включает множество сфер, таких, как государственно-правовая, партийная, избирательная, механизмы принятия решений, структурные и системные компоненты и т.д. Важная структурно-функциональная составляющая мира политического — это политические отношения. Если речь идет об отношениях, то, естественно, предполагается существование и субъектов этих отношений. К. Маркс считал субъектами политики и политических отношений классы, В. Парето и Г. Моска — элиты, А

Бентли, Д. Трумен и другие — заинтересованные группы. Однако очевидно, что политические отношения могут реализоваться как между различными политическими институтами, так и между различными социально-политическими силами. Иначе говоря, и те и другие могут выступать в качестве субъектов политических отношений

Поэтому естественно, что политические реальности и феномены невозможно понять без учета системы общения, средств и механизмов политической коммуникации, которые в одинаковой степени связаны как со сферой общественного сознания, социокультурной и политико- культурной сферами, так и с миром политического в собственном смысле этого слова. Политическое, как указывалось выше, пронизывает мировоззренческая система, в которой немаловажное место занимают идеология и различные идейно-политические течения, обеспечивающие его субъективную инфраструктуру

Когда мы говорим о мире политического, то имеем в виду прежде всего уже ставшие, застывшие, статичные, наличные в каждый конкретный момент феномены, структуры, составные элементы, функции, условия для их нормального функционирования, соотношение и взаимодействие друг с другом и т.д. Но политическое не ограничивается этим, поскольку одной из важнейших характеристик политического является динамика, т.е. это сфера, подверженная постоянным изменениям

К тому же политическое включает в себя как интегральные части теоретический и социально-философский аспекты.

В данном контексте политическое охватывает историю политических учений и традиций, политических систем и идейно-политических парадигм и течений и т.д

При этом в центре мира политического находятся государство, власть и властные отношения. Они составляют основополагающие категории политической философии и политической науки и дают ключ к пониманию сущности и предназначения политики, политических институтов и всего мира политического. Только раскрыв вопрос о природе власти и государства, можно выделить политику из всей общественной системы и комплекса общественных отношений

Дискуссионным остается вопрос о том, правомерно ли говорить о политическом в догосударственном состоянии, как это было, например, в эпоху первобытнообщинного строя. В древнем мире и средневековье государство и власть составляли часть политического, которое, в свою очередь, еще не вычлени лось из целостного человеческого социума в качестве самостоятельной подсистемы. Как указывалось выше, в античной Греции полис охватывал наряду с собственно политическими институтами и отношениями также институты, нормы, ценности, организационные формы, относящиеся ко всем другим сферам жизнедеятельности людей

То же самое в той или иной степени было верно и применительно практически ко всем формам государственного устройства древнего мира и средневековья. Государство существует там, где есть политика, но политика сама по себе может существовать и вне государства. Наглядный пример — политика разного рода международных организаций, в которых не всегда государство, по крайней мере, официально, играет определяющую роль

Но как бы то ни было, тесная взаимосвязь понятий «государство" и «политика», «государство» и «политическое» сама собой подразумевается

К. Шмитт совершенно справедливо отмечал, что «понятие государства предполагает понятие политического». По его словам, «государство есть политический статус народа, организованного в территориальной замкнутости... Государство по смыслу самого слова и по своей исторической явленности есть особого рода состояние народа... это — просто статус, статус как таковой». Шмитт подчеркивал, что оба этих признака — статус и народ — получают смысл лишь благодаря более широкому признаку, т.е. политическому2

Некоторые авторы придают власти столь большое значение, что зачастую отождествляют ее с миром политического в целом. Как считал, например, американский политолог Дж. Кетлин, «политическая наука становится равнозначной исследованию власти в обществе, то есть превращается в науку о власти. Это наука о действительной воле к власти и ее рациональной координации в обществе». Очевидно, что здесь политическая наука характеризуется как дисциплина, занимающаяся исключительно исследованием феномена власти. Власть, как будет показано в главе 6, существовала задолго до возникновения государства, она возникла вместе с выходом человека из стадного состояния. Но тем не менее применительно к тому периоду нельзя говорить об институционализации властных институтов, вычленении государственной или политической власти из всей системы табу, запретов, форм регулирования жизнедеятельности первобытной общины во всех ее проявлениях. С усилением социальной дифференциации и возникновением государства на смену авторитету старейшин пришел авторитет публичной власти. Возникли аппарат власти, особые принудительные учреждения, которые в лице государства стали над обществом. Иначе говоря, и государство, и власть в собственном смысле этих слов как бы дополняют и усиливают друг друга. Государство — 2 См. Шмитт К. Понятие политического//Вопросы социологии. 1992. № 1

главный или единственный субъект власти и властных отношений

Именно в этом качестве они и составляют центральный, или осевой, элемент мира политического

Как правило, в политической сфере зачастую значимость приобретают не только реальные действия и меры правительства или государства, тех или иных общественно-политических образований, но и то, как они оцениваются и воспринимаются, в каком контексте они подаются и т.д. Немаловажное значение имеют господствующие в обществе нормы и правила, поведенческие стереотипы, вербальные реакции, политическая символика и знаковая система и другие компоненты национальной культуры. Культура представляет собой основополагающую инфраструктуру, социально-историческую среду обитания, жизнедеятельности и воспроизводства человека. В массиве национального сознания каждого народа имеются базисные, врожденные элементы, определяющие сам дух, менталитет, характер данного народа, и они не могут не накладывать родовую печать на его политическую систему. В то же время природа человека такова, что он не может не идентифицировать себя с определенной культурой, традицией, с тем, чем он гордится, что он имеет собственный язык, собственную символику, что делает человека таким, каков он есть. Именно в национальной культуре человек ищет свое отражение, в ней он идентифицирует себя с себе подобными и, собственно говоря, узнает себя. Будучи формой бытия человека, культура в равной мере относится и к сущности, и к существованию человека. Можно сказать, что культура - это базис суверенного бытия людей

Отдельные аспекты данной проблемы в той или иной степени освещены в нашей литературе. Здесь ограничимся лишь констатацией того, что применительно к рассматриваемому вопросу речь идет о политической культуре, в которой как бы в превращенной форме получает свое воплощение ряд важнейших аспектов политического мировоззрения людей и политической философии. Политическая культура — это комплекс представлений той или иной национальной или социально- политической общности о мире политики, политического, законах и правилах их функционирования. Она включает в себя сформировавшиеся в течение многих поколений политические традиции, действующие нормы политической практики, идеи, концепции и убеждения о взаимоотношениях между различными общественно-политическими институтами, ориентации и установки людей в отношении существующей системы в целом, составляющих ее институтов и важнейших правил политической игры

Формы их реализации, их принятие или неприятие подавляющим большинством населения во многом обусловливаются основными характеристиками политической культуры. Подобно тому, как культура определяет и предписывает те или иные формы и правила поведения в различных сферах жизни и жизненных ситуациях, общенациональная культура придает целостность и интегрированность общественной жизни в целом, политическая культура определяет и предписывает нормы поведения и правила игры в политической сфере, обеспечивая ее единство, целостность и интегрированность. В этом смысле политическая культура составляет в некотором роде этос, или дух, который одушевляет формальные политические институты

Неотъемлемой частью формирования, фиксации и воспроизводства индентичности любой нации и государства как социо-культурной и политической общности являются национально-государственные символы и идеалы, воплощающие национально-государственное единство и величие. Как отмечал О. Шпенглер, единство всякой культуры зиждется на общем языке ее символики. Каждый народ создает и почитает собственные национально-государственные символы, среди которых особо важное место занимают разного рода знамена, флаги и гербы, другие символы и атрибуты государственно-политической самоидентификации. Об их значимости свидетельствует тот факт, что разного рода символы государственности и власти возникли уже в глубокой древности

Например, орлы в качестве символа власти, верховенства и мудрости встречаются в Древнем Египте. Еще в VII в. до н. э. двуглавый орел символизировал объединение Мидийского царства с Ассирией

Изображения орла встречаются на цилиндрических печатях Халдеи, датирующихся VI в. до н. э

Мир политического состоит из двух самостоятельных сфер: конкретной или повседневной политической практики, осуществляемой исполнителями всех уровней в лице чиновников, функционеров, служащих государства, партий, организаций, объединений, корпораций, институтов мирового сообщества или международно-политической системы; сферы разработки политических программ, идеологий, курсов стратегического характера на всех уровнях и принятия решений относительно путей, форм и средств их реализации. Это примерно соответствует тому разделению, которое М. Вебер проводил между чиновником и политиком. Задача первого состоит исключительно в беспрекословном профессиональном выполнении принятых политиком решений, при этом не неся ответственности за направление и содержание политического решения. Такую ответственность несут политики, которые берут на себя задачу разработки программных установок и основных направлений их реализации

Исходя примерно из такого расклада, австрийский социолог и политик А. Шеффле назвал первую сферой «повседневной государственной жизни», а вторую — сферой «политики». В первой сфере все решения по каждому конкретному случаю принимаются в повседневной практической деятельности в соответствии с четко установленными правовыми или иными нормами, правилами, предписаниями и существующими прецедентами. Здесь уместно говорить не о политике в собственном смысле слова, а о повседневном административном управлении. О политике, считал Шеффле, мы вправе говорить лишь в тех случаях, когда речь идет о легитимизации нового положения вещей, например о заключении договора с иностранным государством, принятии парламентом нового закона о налогах, проведении избирательной кампании, подготовке оппозицией акций протеста или подавлении правительством этих акций и т.д.3 Разумеется, такое разграничение носит условный характер, поскольку новая расстановка политических сил и соответственно принятие политических решений возможны и в процессе повседневного государственного управления

С рассматриваемой точки зрения интерес представляет то, что в английском языке для обозначения понятия «политика» используются два термина: «policy» и «politics». Как отмечал Р. Арон, «слово «политика» в первом его значении — это программа, метод действий или сами действия, осуществляемые человеком или группой людей по отношению к какой-то одной проблеме или к совокупности проблем, стоящих перед сообществом». Во втором же значении это слово «относится к той области общественной жизни, где конкурируют или противоборствуют различные политические (в значении policy) направления. Политика как область — это совокупность, внутри которой борются личности или группы, имеющие собственную policy, то есть свои цели, свои интересы, а то и свое мировоззрение»4. Все это говорит о том, что политика представляет собой одновременно и сферу деятельности, и форму деятельности

Все вышеизложенное дает достаточные основания для вывода, что понятие политического значительно шире и богаче понятий государства, политической системы, власти и т.д. Однако при всей многозначности данного понятия, когда говорят о мире политического, речь все же идет об особой сфере жизнедеятельности людей, связанной с властными отношениями, с государством и государственным устройством, с теми институтами, принципами, нормами и т.д., которые призваны гарантировать жизнеспособность того или иного сообщества людей, реализацию их общей воли, интересов и потребностей. Иными словами, под политическим подразумевается все то, что имеет касательство к феноменам, институтам, организационным формам и отношениям в обществе, за которыми признаны окончательная власть и авторитет, существующие в этом обществе для утверждения и сохранения порядка и реализации других жизненно важных для него целей

Политическое имеет много измерений — экономическое, социокультурное, социально-психологическое, структурное, функциональное, мировоззренческое или социально-философское и т.д

Поэтому оно является объектом изучения многих дисциплин, таких, как социология, государственно-правовая наука, геополитика, политическая 3 Schaeffle A. Ueber den wissenschaftlichen Begriff der Politik//Zeitschrift fuer ge-samte Staatswissenschaft. 1897. Bd. 53. H. 4. S. 579-600. - Цит. по: Манхейм К. Диагноз нашего времени. М., 1994. С. 98

4 Арон Р. Тоталитаризм и демократия. М., 1993. С. 21

наука и т.д. С рассматриваемой в данной работе точки зрения особую актуальность приобретает разграничение предметов изучения политической науки и политической философии. Первое концентрирует внимание на политическом в контексте исторического развития и реальной социальной действительности, а также взаимодействия и переплетения различных социальных сил, социокультурного и политико-культурного опыта. В фокусе — такие разные по своему характеру институты, феномены и процессы, как политическая система, государственный строй, власть и властные отношения, политическое поведение, политическая культура, история политических учений, субъекты политического процесса, партии и избирательные системы и т.д

При разграничении предмета политической науки и политической философии следует исходить из того, что в качестве Центрального субъекта мира политического выступает человек, который является существом не только социальным, политическим и экономическим, но одновременно духовным, социокультурным, политико-культурным, морально-этическим и т.д. Другими словами, человек — центральный субъект политики, политика — функция взаимодействующих между собой людей. Каковы эти люди, такова и политика. Было бы напрасным трудом пытаться провести некие линии разграничения между различными ипостасями, в которых одновременно выступает человек. Обращаясь к человеку, политология вторгается в сферу интересов философии, этики, культурологии и т.д., а эти последние, в свою очередь, — в сферу интересов самой политологии. На пересечении этих сфер мы и вправе вести разговор о политической философии и связанных с ней дисциплинах и сферах духовной жизни: политической антропологии, политической психологии, политической этике и др

Антропология имеет естественнонаучный и гуманитарный аспекты

Именно в последнем смысле и говорят о культурной, философской, политической и тому подобной антропологиях. Традиционно под политической антропологией понимается дисциплина, занимающаяся системами и институтами управления и этнических сообществ, особенно в развивающихся и примитивных обществах. Она интересуется связями политического поведения с более широкой культурой группы, коллектива, сообщества. Политическая антропология занимается большей частью незападными обществами. Политико-антропологические исследования позволили сравнить разнообразные политические системы и выявить этнические факторы в политическом поведении людей

Политическая психология призвана изучать роль установок, ориентации, убеждений, ожиданий, мотиваций, восприятий в политическом поведении людей. Особенно широко исследования такого рода используются при изучении общественного мнения, политической социализации, политического конфликта и сотрудничества, электорального поведения, политических установок и т.д

<< | >>
Источник: Гаджиев К.С. Политическая философия . 0000

Еще по теме Мир политического как объект политико-философской рефлексии:

  1. ЧАСТЬ 1 Объект политической философии - это политическая рефлексия, рефлексия о политике.
  2. § 31. Техника как объект философской рефлексии. Эволюция понятия техники. Человек и техносфера
  3. ВОПРОС: Если я правильно понимаю, то любой предмет может быть предметом политической рефлексии. Можно ли это рассматривать как акт власти - назначение предметов предметами политической рефлексии? По аналогии с тем, что вы сказали про первого, который посылает второго убить третьего.
  4. ВОПРОС: Как народ может быть субъектом политической рефлексии?
  5. Глава VI. Культура как философская категория и объект изучения
  6. ВОПРОС: Но не существует ли еще и политология помимо политической философии? Кроме рефлексии те, кто интересуется политикой, должны что-то еще изучать?
  7. § 5. Танатос в зеркале философско-художественной рефлексии
  8. Традиционная философская трактовка объекта - противопоставление его субъекту и понимание под объектом нечто такого, на что направлена деятельность субъекта.
  9. Глава 3. Англия: консервативная рефлексия и политические трансформации
  10. Глава 2. Германия: исторические рефлексии и актуальные политические проблемы
  11. Тема 4. эволюция политики японии в АТР Б.М. Афонин[86] 1. США как главный военно-политический союзник Японии в АТР 2. Японо-китайские отношения в прошлом и настоящем 3. Политика Япония на Корейском полуострове 4. Российско-японские отношения: возможности и ограничения
  12. «Условный рефлекс» говорил о проявлениях «иррадиа­ции» и «концентрации» одного и того же рефлекса.
  13. 3.2. Философский и политический радикализм
  14. Значение политической философии и та роль, которую она играет, сегодня столь же очевидны, как это было и всегда с тех пор, как политическая философия появилась на свет в Афинах.
  15. Семинар 8. Диалектика как философское учение и как методологический принцип