<<
>>

«Третий вид»: принцип функционального именования

«Всякое слово, возвещающее о ней, будетложным... ибо она подобна постоянно убегающемудетскому волчку, только убегает она не из одного места в другое, а ускользает из бытия в небытие», — пишет Порфирий, перечисляя «свойства материи согласно древним» авторам[68].

Платон был первым, кто попытался определить словами эту ускользающую от опре­деления вещь; Аристотель переиначил платоновское определение в со­ответствии со своими принципами, и с тех пор не было философской системы, в которой так или иначе не определялась бы материя.

Что Платон был создателем или первооткрывателем понятия мате­рии, мы не можем утверждать категорически, однако это более чем ве­роятно. Bo всяком случае словадля обозначения понятия материи, или субстрата всех видимых вещей, не существовало. Поэтому та часть «Ти­мея», где впервые вводится, рассматривается и получает имя это поня­тие, представляет собой особенно интересный материал для изучения платоновского способа конструирования терминов.

Подобно тому как Демиург — создатель космоса — был ключевым понятием первой части «Тимея», материя — ключевое понятие второй его части: «Все до сих пор нами сказанное, — замечает вдруг Тимей в середине своего рассказа, — описывало вещи, как они были созданы умом-демиургом. Однако рассуждение нашедолжно перейти ктому, что возникло силой необходимости... Поэтому мы должны вернуться вспять и, приняв в свой черед для тех же самых вещей другое, подходящее им начало, еще раз, от начала, вести о них речь, как мы это уже делали рань­ше» (47е-49в).

Следует отметить, что «необходимость» как самостоятельное поня­тие до сих пор не упоминалась в «Тимее» ни разу; далее, демиург — со­здатель или причина рождения космоса — упоминался до сих пор только в единственном числе (контекстдавал основание предполагать, что он и может быть только один — 28в-29е), и появление сразу двух демиур­гов без всякого предварительного объяснения не может не оказаться для читателя неожиданностью. Наконец, неожиданно и то, что тот, кто на­зывался до сих пор Демиургом, Создателем, Устроителем и т.д., оказы­вается Умом (ср. в первой части: «Размышление явило ему (Демиургу) ... что ум не может обитать ни в чем, кроме души. Руководясь этим рас­суждением, он устроил ум в душе, а душу в теле...» — ЗОв). Иными сло­вами, первая же фраза, которой Тимей обосновывает необходимость начать рассуждение сначала, с других позиций, содержит совсем иную терминологию. Ho немного ниже, там, где начинается уже собственно второе «рассуждение сначала», Тимей возвращается ктем же терминам, с каких он начинал свой рассказ, а Ум-демиург и Необходимость, как равносильное и противодействующее Уму начало, исчезают и не упо­минаются более ни разу.

Сходство терминологии в начале каждой издвухчастей «Тимея» так же подчеркивает деление диалога пополам, как и терминологический перепад в переходном рассуждении. Начав с рассуждения о двух видах сущего («Для начала должно разграничить вот какие две вещи: что есть вечное, не имеющее возникновения бытие, и что есть вечно возникаю­щее, но никогда не сущее...» — и т.д., 27d-29c). Тимей повествует о том, как были созданы тело и душа Вселенной, затем — небесные светила и время, и как создание всех остальных мелочей было поручено свети­лам — младшим богам, после того как сам Создатель Вселенной уда­лился на покой. Рассказав о том, как и зачем боги снабдили нас органами чувств и прежде всего зрением, Тимей вдруг прерывает сам себя, и, ре­шив начать все сначала, возвращается к исходным двум видам сущего: «Начало же наших новых речей о Вселенной подвергнется на сей раз более полному, чем прежде, различению, ибо тогда мы обособляли два вида, а теперь придется выделить еще и третий. Прежде достаточно было говорить о двух вещах: во-первых, об основополагающем первообразе, который обладает мыслимым и тождественным бытием, а во-вторых, о подражании этому первообразу, которое имеет рождение и зримо. B то время мы не выделяли третьего вида, найдя, что достанет и двух; однако теперь мне сдается, что сам ход наших рассуждений принуждает нас по­пытаться пролить свет на тот вид, который темен и труден для понима­ния» (48e-49a).

<< | >>
Источник: Бородай Т.Ю.. Рождение философского понятия. Бог и материя в диалогах Платона. 2008

Еще по теме «Третий вид»: принцип функционального именования:

  1. «Материя» в «Тимее»: принципы описания и именования нового понятия.
  2. Функциональные (судопроизводственные) принципы:
  3. Именование как звукоподражание
  4. 6.1. Именование как звукоподражание
  5. Функциональная система
  6. 2. Функциональная организационная структура
  7. Вид и схема секьюритизации
  8. Функциональная организационная структура
  9. Третий этап
  10. 3. Линейно-функциональная организационная структура