<<
>>

Существуют интересные отличия детского сна от сна взрослых.

Например, многие родители замечали, что маленькие дети во сне очень экспрессивны и активны. У них на лице сменяются улыбки, гримасы, удивленные взгляды, выражения презрения, они издают тихие воркующие звуки, стоны, лепет.

Их тело тоже находится в движении: кулачки сжимаются и разжимаются, ножки подрагивают. Иногда ка­жется, что младенец ведет себя так, как будто изумлен или на­пуган. Если в это время взглянуть на веки ребенка, то видно, как под ними активно двигаются глаза.

У взрослых все по-другому. У них во время сна наблюда­ется очень мало движений. Чтобы во время сновидения люди не просыпались, большинство крупных мышц, отвечающих за движение тела, бывают отключены или подавлены. Двига­тельные импульсы во время БДГ-сна блокируются нейронами ствола мозга, вследствие чего мышечный аппарат отключается и тело остается неподвижным. Если ствол мозга не справляется с этой функцией, то человек может в состоянии сна совершать различные действия. В некоторых случаях таких людей необхо­димо даже привязывать к кровати, чтобы они не навредили себе и окружающим. В целом же можно сказать, что снохождение нетипично для фазы БДГ-сна, поскольку мышцы в это время теряют способность к скоординированным действиям.

Не только фаза сновидений, но и стадия глубокого сна у детей отличается от взрослых. В сравнении со взрослыми глубо-

Kj Kj ґ— Kj тл Kj

кий сон маленьких детей намного более крепкий. Во время этой фазы они практически не воспринимают звуков, не реагируют на освещение, прикосновения и температуру.

Интересные исследования были проведены с помощью наушников. «Когда дети вступали в фазу глубокого сна, в нау­шниках у них создавали громкий шипящий звук (очень похожий на атмосферные помехи по радио). У детей не наблюдалось никаких признаков пробуждения или выхода из глубокого сна, даже, если сила звука достигала 123 децибел. Это чрезвычайно сильный звук; его можно сравнить с самым сильным человече­ским криком, который когда-либо был записан на пленку, сила которого была всего 111 децибел. Исследователи отказались от дальнейшего усиления звука, так как был уже достигнут уровень, когда могло быть нанесено повреждение детскому слуху»39 .

Для формирования адекватных представлений о природе сна необходимо понять, какова потребность человека в сне, в какое время суток он испытывает приступы сонливости и о чем на самом деле говорит интервал времени, которое требуется человеку для засыпания.

В современных лабораториях исследований сна «золотым стандартом» тестов на сонливость является тест на совокупное состояние скрытого (латентного) сна. Считается, что средне­статистическому человеку, живущему в обычном режиме, чтобы заснуть требуется десять-пятнадцать минут. Испытуемые, по­лучавшие до эксперимента полноценный отдых, не засыпали в течение двадцати минут. Те же, у кого наблюдался недостаток сна, засыпали менее чем за десять минут. Если человек засыпал меньше чем за пять минут, считалось, что он испытывает силь­ную хроническую нехватку сна и его сон значительно нарушен. В случае же таких расстройств, как ночная одышка или нарко­лепсия, человек может заснуть менее чем за две минуты.

Заслуживающие доверия исследования латентного сна показали, что в течение суток существует два пика сонливости.

Один приходится на время от часа ночи до четырех часов утра, а второй — с часа до четырех часов дня. С часу до четырех ночи обменные процессы в организме протекают наиболее медленно, люди становятся вялыми, немного неуклюжими, подавленными. Статистика свидетельствует о том, что в это время происходит наибольшее количество травм с рабочими ночных смен. В это время регистрируется больше всего смертей. Эта часть суток в художественных произведениях обычно называется зловещей, опасной, тревожной, и рассматривается как подлинное во­площение угроз ночи. Подобные представления, возможно, имеют основания в физиологии человеческого организма. Исследователи обнаружили, что именно в эти часы человек наиболее уязвим, так как ему не хватает энергии, чтобы противо­стоять некоторым серьезным недугам, к числу которых можно отнести сердечную недостаточность и проблемы с дыханием. Если же он ослаблен болезнью, уязвимость его в эти ночные часы возрастает.

О существовании дневного пика сонливости многие осве­домлены на собственном опыте. Однако в технократической культуре не принято обращать на это внимание, хотя кое-где, как отголосок прежних традиций, сохранилось почтение к дневному отдыху. Особенно это касается стран с жарким климатом. У них послеобеденное время — это время сиесты, отдыха.

Исследования латентного сна обнаружили и другую ин­тересную особенность суточных ритмов человека. Например, с девяти до одиннадцати часов утра трудно заснуть, даже если перед этим человек был лишен сна и ему очень хотелось спать. Большинство людей чувствуют себя в это время бодрыми и работоспособными. Второй пик активности наступает между семью и девятью часами вечера, когда снова ощущается при­лив бодрости. Это время часто называют запретными для сна зонами. Именно они могут у человека рождать иллюзию, что ему вполне хватает того времени сна, которое для него обычно, даже если на самом деле он регулярно недосыпает.

Люди, полностью лишенные сна, во время пиковых пе­риодов ощущают, что у них открывается второе дыхание, они бодры и больше не испытывают сильной потребности в сне. Чем сильнее у человека недосыпание, тем явственнее проявляются эти суточные ритмы.

В армии США проводилась серия экспериментов, по­священных изучению того, как человек адаптируется к недо­сыпанию в разные интервалы времени. Поскольку военные действия могут проходить и ночью, задача заключалась в том, чтобы выяснить, как лишение сна влияет на процессы принятия решений, обработки информации и восприятия. В эксперименте испытуемому необходимо было выполнять самые разнообразные задания, среди них — визуальное на­блюдение, расшифровка поступающих сообщений, при­нятие решений. При этом другие задания-тесты показывали, насколько хорошо и быстро солдаты, лишенные сна, могут выполнять физическую работу, запоминать и обрабатывать информацию и пр.

Каждые два часа участники эксперимента должны были заносить данные о своем состоянии, работоспособности, само­чувствии в компьютер. Необходимо было также обозначить, счи­тают ли они возможным успешное завершение эксперимента. Вот некоторые выдержки из дневника двадцатилетнего пехотно­го капрала, принимавшего участие в данном эксперименте. Ко времени первой записи он уже провел одну бессонную ночь, а ко времени последней записи он не спал сорок восемь часов.

Итак, шесть часов утра (он только что вышел из ночной нижней точки). «Действительно, устал. Не понимаю, зачем я в это ввязался. Совершенно запутался, расшифровывая задание. Так недолго и заснуть. Мне здесь не нравится».

Восемь часов утра: «Чувствую себя лучше. Пару часов назад я был довольно сонным, но думаю, что если что-нибудь поем, то воспряну духом. Тест на переключение прошел нормально».

Десять часов утра (теперь он проходит утренний пик бодро­сти): «Чувствую себя вполне хорошо. Я, наконец, разделался с шифровкой. Не понимаю, почему она доставила мне до этого столько хлопот. Но теперь все в порядке. Чувствую себя доволь­но хорошо. Не думаю, что с завершением этого эксперимента возникнут проблемы».

Два часа дня (теперь он проходит полуденную нижнюю от­метку): «До сих пор все в порядке. Думаю, что обед меня вверг в сон, и мне трудно с ним бороться. Но все нормально, и я вы­полнил задание, которое мне дали».

Четыре часа дня (проходит полуденный пик сонливости): «Устал. Полчаса назад — снижение темпа работы. Пропустил или сократил одно из сообщений. Услышал только окончание. Пропустил весь конец первой части. Надоело все».

Восемь часов вечера (теперь он проходит вечерний пик бодрости): «Все идет нормально. Еда взбодрила. Были про­блемы с заданием на составление списка, но я его раскусил. Расшифровка дается легко, если есть ключ в голове. Радуюсь, когда удается выполнить задание. Не думал, что жизнь без сна окажется такой легкой».

Полночь: «Все еще здесь. Немного вялый. Ничего особен­ного не происходит. Снова и снова все те же задания. Я должен выполнить их нормально».

Два часа ночи (сейчас он проходит нижнюю отметку цикла; эта запись полна опечаток и ошибок): «Ужасно хочу спать. Еда не помогает. Думаю, что заснул во время получения сообщения. Наверняка, так как расшифровка не имела смысла. Идиотская система. Никто не сможет подобраться к этим ключам. Инте­ресно, смогу ли я просто встать и выйти отсюда. Слишком устал и разбит, чтобы даже пытаться сделать это».

Шесть часов утра: «Нужен отдых. Могу спать стоя. Не­сколько часов тому назад чувствовал себя так, словно мои руки в перчатках. Испытываю странное ощущение при работе на клавиатуре. Но все нормально. Расшифровка движется мед­ленно».

Восемь часов утра: «У меня все в порядке. Еда меня взбодрила. Получил сообщение, и расшифровка находится под контролем. Неплохо было бы вздремнуть, но, думаю, что обойдусь».

Десять часов утра (мы вернулись к началу утреннего бодрствования): «У меня все нормально. Чувствую вялость, конечности затекли, но я не сонный. Могу продержаться так еще пару дней. Сказал В. (лаборанту), что собираюсь побить рекорд, когда буду расшифровывать следующее сообщение. Засеките время»40 .

В этом самоотчете интересно обратить внимание на то, что в суточном ритме этого, полностью лишенного сна, человека отчетливо проявились пики бодрости и сонливости.

Но, поскольку сам он не знал о существовании таких пи­ков в нормальном ритме человека, он каждый раз приписывал их разным внешним обстоятельствам. Так, в одном случае он пишет, что еда сделала его сонным, а в другом — что она его взбодрила.

Также обращает на себя внимание и смена настроения в ходе самоотчета. С периодами сонливости совпадают чувства угнетения, злости, раздражения. Капрал пишет о том, что ему все надоело, задания глупые, к этим ключам никто не подберется. Когда же он находится на пике бодрствования, то появляется со­вершенно другое настроение. Он пишет о своей уверенности, что сумеет справиться с заданием и даже собирается побить рекорд в скорости расшифровки поступающих сообщений.

<< | >>
Источник: Бескова И.А.. Природа сновидений (эпистемоло­гический анализ). 2005

Еще по теме Существуют интересные отличия детского сна от сна взрослых.:

  1. Технические характеристики сна
  2. Место психофизиологических исследований сна в изучении мышления
  3. 2. Рассогласование ритма сна и бодрствования
  4. Исследования показывают, что лишение человека сна в течение двух-трех дней приводит к серьезному стрессу
  5. Взрослые вопросы о детских болезнях
  6. лишение сна имеет самые драматические последствия как для животных, так и для людей.
  7. Абсолютно взрослых людей не существует
  8. Чингисхан, по преданию, увидел два сна, которые опреде­лили всю последующую историю его жизни и правления.
  9. Современные психофизиологические исследования естесшвенныхи «неестественных» измененных(транс- формированных) состояний сознания (сна, гипнотиче­ского состояния, галлюцинаций и т.д.)
  10. Интересная концепция сновидений была предложена Монтегю Ульманом.
  11. Плюс-минус-интересно
  12. В описании осады Иерусалима есть несколько интересных аспектов.
  13. § 3. ДЕТСКОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ
  14. При этом были обнаружены весьма интересные особенности этого феномена.
  15. Размер индексации детских пособий
  16. Первый релятивизм — это детская болезнь философии
  17. Проводящие ткани и синдром внезапной детской смерти
  18. Психотерапия детей, пострадавших в г. Беслане, в условиях детской психиатрическойбольницы
  19. Детские пособия, установленные законодательством